Главная | Случайная
Обратная связь

ТОР 5 статей:

Методические подходы к анализу финансового состояния предприятия

Проблема периодизации русской литературы ХХ века. Краткая характеристика второй половины ХХ века

Ценовые и неценовые факторы

Характеристика шлифовальных кругов и ее маркировка

Служебные части речи. Предлог. Союз. Частицы

КАТЕГОРИИ:






Эпизод второй. Беги!




Светлый длинный коридор. Бесконечные ряды темно-коричневых дверей, иногда разрываемые большими залами с диванами, креслами и оазисами небольших деревьев в объёмных деревянных горшках.

Я иду по Музею.

Комната № 2101. Я открываю дверь.

Здравствуй, Никита говорю я.

Привет, Зав слышится через несколько секунд звонкий мужской тенор из дальнего угла комнаты. Если ты пришёл не освободить меня, то можешь уходить.

Ярко тёмные глаза, как и прежде, сверкнули вызовом, а неясный лунный свет узкого тюремного окна на миг осветил бледное лицо. Я не ответил Никите, я просто молча сел на грязный каменный пол рядом с ним.

Пленник. Сколько их таких за историю человечества сгнило в одиночных камерах? Безнадёжные, отчаявшиеся и безумные люди. Все, но только не этот.

Я посмотрел на Никиту: грязный, оборванный. Во что он верит? Что ему всё-таки удастся отсюда сбежать? Ха, а ведь из камеры побег ему удавался, и не раз: прятался от меня у других экспонатов где я его только не вылавливал! Но вот покинуть сам Музей это дело более сложное, можно сказать, почти невозможное.

Опять пришёл спросить тебя, - начал я, что ты хочешь там увидеть, за Музеем? Ты ведь тут уже много лет и знаешь, что мир за это время изменился не в лучшую сторону. Деревни твоей уже давно нет по ней прошлись целых две Мировых войны, родные твои давно умерли: жена, дети и даже внуки. Свобода? Ха, какую свободу ты жаждешь?

Никита долго молчал. От сковывающей нас тишины, казалось, начало звенеть в ушах.

Я сполна походил по твоему музею, - наконец сказал он И я уверен, где-то есть выход из этой картонной реальности.

Ты думаешь, люди за пределами Музея не живут, как ты сказал, в картонных реальностях? Никита, живут, ещё как живут. И у каждого она своя, прямо как у тебя камера.

Он поднял свой взгляд и посмотрел мне прямо в глаза.

Допустим так. Но мне нужен мир реальных людей, а не это сборище застывших экспонатов.

Ха! Твой реальный мир и есть сборище застывших экспонатов, просто самые ценные из них, на мой взгляд, конечно, хранятся здесь.

И снова, снова почти десятиминутная пауза. Никита, ну что за манера вести разговор?

Тогда зачем он нужен, этот твой музей?

Никита, Музей затем и нужен, что бы люди могли посмотреть на себя со стороны, заглянуть в самые дальние уголки самих себя. Поверь, это им помогает очень сильно.

Если нет разницы, зачем меня тут держишь? Всё равно, ко мне кроме тебя никто давно не ходит.

А вот как раз увидеть мне самого себя со стороны, именно ты, Никита, и помогаешь. Прости, но ты нужен мне. Я хотел бы верить, так же как веришь ты.

Он пристально посмотрел мне в глаза, огонь его зрачков пытался проникнуть в самые потаённые чуланы моего подсознания, зачерпнуть самый глубокий и тёмный ил его водоёмов.

Я потерял самое главное, начал я, я перестал чувствовать жизнь. Я владею целым миром людей, но не чувствую их. А ведь это так важно для меня, для Заведующего чувствовать, любить. Тоска и пустота съедает меня. Я скоро сам стану экспонатом. Экспонатом беспредельной скуки, беспредельного безразличия, равнодушия. Люди будут путать меня с камнем, со статуей они будут смотреть сквозь меня. И я не знаю, не знаю, почему это произошло со мной. Не знаю. Как не знает тысячи и сотни тысяч других людей, попавших в эти сети тоски. Что, что терзает меня изнутри каждую ночь и каждый день? Груз и тяжесть прошлых лет? Сомнения, что жизнь прожита не так, как следовало бы? Отсутствие семьи и любимой женщины? Отсутствие цели в жизни? Где, где я потерял эту путеводную нить, я не понимаю. Да и была ли она у меня? Что ломается в наших душах, почему мы не как чётко спланированный механиком аппарат, чётко знающий цели, чётко знающий средства и чётко следующий вписанным инструкциям? Ведь как всё просто у природы: есть цветок он растёт от дождей, впитывает Солнце и цветя, дарит всем радость, а себе новую жизнь; есть зверь – он гармонично занял место в пищевой цепочке, его радость это его сытость, это возможность размножится, это возможность теплым весенним утром погреться на полянке, чувствуя, что холодная и голодная зима уже позади. Зверь, цветок, Светило это одно целое, а я? А этот мир людей? А наши сомнения и наша тоска это тоже задуманная и нужная часть этого мира или это болезнь? Вирус…

Я немного отдышался. По снегам моих висков текли мелкие капельки пота.

У тебя есть цель сбежать, и это хорошо. Но что будет потом, ты хоть раз задумывался? Пойдёшь искать могилу своей жены? Начнёшь жить заново? Что? И главное, зачем? Зачем тебе эта жизнь, среди людей?

Никита снова замолчал. Огненные глаза тёмными зрачками сверлили пространство где-то далеко за пыльной стеной.

Малка давно мертва, я это понимаю и на могилу не пойду. Мне хватит того, что запах её каштановых волос живёт в моей памяти до сих пор. Жизнь заново? он усмехнулся.Дом, семья, хозяйство всё, чего меня лишили люди, всё чего меня лишаешь здесь ты. Нет, не заново.

И снова тишина. Я слышал стук его сердца, я видел, как еле заметно колыхалась паутина на полу от его дыхания.

Я буду ходить по Свету и смотреть людям в глаза. Да! он засмеялся. Это было так неожиданно, что я сильно вздрогнул. Да, Заведующий, именно так мне нужна свобода, что бы я мог ходить по миру и смотреть людям в глаза!

На несколько секунд я подумал, что он проиграл: камера всё-таки свела его с ума. Но это было лишь первое впечатление, и оно было ложное. В этот момент, за его, казалось бы, тупым стремлением вырваться из Музея я разглядел гораздо большее. И, кажется, я стал понимать, что мне делать дальше.

- - - -

 

Я открываю дверь. Запах невинно зелённой городской рощи стремительно проникает мне в ноздри. Шуршание машин и детский смех между потёртых лавочек заполняют мой слух. Вон, та молодая женщина – идёт к любимому. Она – как второе Солнце в этом парке. Её провожает задумчивый взгляд врача-студента. Он сегодня весь день читал Карлоса Кастанеда, мечтал о пустыне Гоби и задавал себе вопрос: «что есть для меня счастье?». Ха, поезжай в свои пески, юноша, поезжай скорее! Не жди ни часа, ни минуты, поезжай!

Девушка, а за ней и взор мечтателя, проходят мимо меня. Легкая волна духов Adidas калечит аромат весенних листьев. Тысячи шагов. Сотни глаз. Неясный шелест голосов. Одинокая улыбка.. Прохладный непыльный ветерок.

Я осторожно ступаю. Быстрее. Уже бегу. Отталкиваюсь и с головой прыгаю в этот живой океан людей.

Моё сердце заполняется огненным вихрем уже почти забытых чувств.

Я среди вас, мои любимые, среди вас.… Сижу на сутулом плече, перебираю пальцы рук, качаюсь на ноге, свисающей с высокого стула. Я в ваших мыслях, в ваших желаниях, в ваших фобиях и в ваших страстях. Я стою незримым соучастником, когда вы плачете в ванной. Я глажу вас по слегка растрёпанным волосам. Вы не чувствуете, но вам уже гораздо легче. Я наблюдаю вместе с охранником за случайным счастливцем в казино: радуюсь, горюю и боюсь за него. Я вместе с вами первый раз беру в руки новорождённого: улыбаюсь и бесчувственно падаю от усталости.

Я плыву, я растворяюсь в вас. Вы мой воздух, моя кровь, моя река, мой единственный и самый верный причал. Я безумно, безумно вас всех люблю: и хороших, и злых, и скверных скряг, и самых безнадёжных зануд. Всех. Всех до одного.

Я хожу по этой планете и смотрю вам в глаза. Да, просто смотрю вам в глаза. И в них я вижу всю вашу жизнь, всё ваше прошлое и будущее, все самые тёмные закоулки и светлые манежи ваших человеческих душ. Вы знаете, мне пока больше и не надо.

- - - -

Комната №2101. Стою несколько секунд. Открываю дверь и осторожно вхожу. Пыль неторопливо разлетается под весом чёрных замшевых ботинок.

– Возможно, Никита, конечно возможно – улыбаюсь я.

Мне никто не отвечает. Эта комната пуста уже многие годы.

Тишина.

 

 

Родион , 2009

vikidalka.ru - 2015-2017 год. Все права принадлежат их авторам!