Главная | Случайная

КАТЕГОРИИ:






ТАК УМИРАЕТ ВСЕ ПРЕКРАСНОЕ 4 страница

Столько лет вместе, а я никак не могу понять, как он это делает.

- Зачем ему прятать их там?

Малдер покачал головой.

- Пока не знаю. Может, это имеет отношение к рассказу По «Сердце-обличитель». Ты нашла что-нибудь?

- Нет. Ее руки вымыли начисто, но не медики. Скорее всего, у нашего подозреваемого есть царапины, которые жертва оставила, пытаясь защищаться. Поэтому он постарался убрать все улики из-под ногтей. Этот человек точно знает, что делает. У него есть... подходящие инструменты. И он полностью контролирует себя.

Кей Шиллинг, разрубленная на куски, ее тело в мусоросжигателе...

У меня появилось пугающее ощущение, что Малдер точно знает, что за образы появились сейчас в моей голове. Я на мгновение закрыла глаза, пытаясь прогнать эту мысль.

- Если вы не против, я вас прерву: нужно поехать и посмотреть, действительно ли агент Малдер читает мысли этого парня.

Я кивнула и стянула с себя взятый в лаборатории халат.

- Хороший план.

Уикэм повертел ключи в руках.

- Пойдем, дорогуша. У меня милый Crown Vic 92 года[1], там полно места на заднем сидении.

- О, ты меня, определенно, уговорил, - сострил Малдер в ответ, а я закатила глаза.

Уже в лифте я надела пальто и, когда мы вышли к машине и Уикэм сел за руль, на секунду засомневалась между передним и задним сиденьем. Малдер еле заметно кивнул головой в сторону передней двери. Я залезла внутрь и придвинула сиденье как можно ближе, чтобы он смог устроиться сзади.

- Так вы, как я понял, много занимаетесь такими делами. В смысле, не только мешаете нормальным людям работать. Говорят, вы в ФБР все равно что братья Харди[1]. Если где-то происходит что-то странное, то вы тут как тут, - сказал Уикэм.

- Да, у нас было несколько необычных дел, - сухо проинформировал его Малдер.

- Что-нибудь известное? Чем занимались в последнее время?

Я впилась ногтями в ладонь и прикусила щеку. В настроении ли Малдер наказывать меня сегодня?

- Да так, нелегальное оружие, банда контрабандистов, - ответил Малдер. - Агент Скалли занималась этим. Я был в отпуске.

Все возвращается на круги своя, подумала я. Ситуация снова стабилизируется.

Уикэм позвонил фотографам и криминалистам и попросил их встретить нас на месте. Он повернул на Истерн Авеню, проехал по Феллс Пойнт и припарковался около дома Эйприл Ларсен на Элисанна Стрит.

Малдер с трудом выбрался с заднего сиденья. На секунду мы встретились взглядом, и он почти незаметно кивнул мне.

Мы направились в квартиру на первом этаже и нырнули под оградительную ленту. Уикэм ходил взад-вперед, как караульный, и разглядывал царапины на полу, пока фотографы и криминалисты не прошли один за другим внутрь комнаты. Я узнала Рика и Джаспера.

Уикэм опустился на колени и прижался ухом к полу.

- Послушайте-ка! - прокричал он грозным голосом. - Это стучит ее мерзкое сердце![1]

У меня возникло желание засмеяться, но я не рискнула.

Сегодня Джаспер нарядился в скучную футболку с Ником Кейвом. Второй криминалист — Рик — начал вскрывать доски. Фотоаппарат тихо щелкал позади него. Малдер нетерпеливо наблюдал за процедурой и, затаив дыхание, смотрел, как рука Уикэма в резиновой перчатке исчезала в увеличивающейся дыре в полу. Детектив удивленно моргнул и достал из-под пола человеческое сердце.

- Черт меня побери, - сказал он Малдеру. - Ну ты и странный сукин сын!

Детектив протянул мне сердце, чтобы я смогла его рассмотреть.

- Он пытался сохранить его и завернул в оболочку из резины или латекса. Вероятно, ему пришлось работать быстро, поскольку сделал он это довольно неряшливо — много крови. Скорее всего, нам удастся найти производителя оболочки, но это займет много времени.

Я перевернула орган, проскользнула пальцем в верхнюю полую вену и, нащупав нужное предсердие, посмотрела на Малдер и Уикэма, потеряв дар речи от удивления.

- Это не ее сердце.

Малдер подошел ко мне.

- О чем ты?

Для верности я прощупала внутреннюю поверхность еще раз, чтобы убедиться окончательно, что не ошиблась.

- У Хайке Брандстаттер стоял искусственный трехстворчатый клапан. Поэтому она принимала варфарин — антикоагулянт[1]. Это не ее сердце.

- Это, мать вашу, не то сердце? - переспросил Уикэм.

- Дерьмо какое-то, - высказал свое мнение Рик.

Малдер уставился на сердце, совершенно сбитый с толку. Но вдруг его лицо озарилось пониманием.

- Женщина, убитая перед Хайке. Это ее.

- Что?

Малдер закрыл глаза и задумчиво похлопал пальцами по подбородку.

- Он похищает женщину и оставляет предыдущую жертву в ее доме. Это цепь. То же самое с сердцами. Оставил тело Хайке в квартире Эйприл, а тело предыдущей жертвы — под телом Хайке. Он связывает их всех. Кто был предыдущей жертвой? До Хайке?

- Карла Стюарт, - без промедления ответил Уикэм.

- Хорошо. Думаю, это сердце Карлы Стюарт. И если мы не выйдем на убийцу, то найдем сердце Хайке под телом Эйприл.

- Давайте надеяться, что до этого не дойдет, - мрачно сказал Уикэм.

- И, конечно, вопрос на миллион долларов — чье сердце было под телом Карлы? - заметил Малдер.

Лицо Уикэма вытянулось.

- Есть еще одна жертва.

- Которую мы не нашли, - закончила я за него.

- Которую мы и не должны были найти, - уточнил Малдер, ощупывая карманы в поисках блокнота.

Уикэм достал телефон и позвонил в участок, чтобы договориться об обыске в доме Карлы Стюарт.

Осмотрев сердце еще раз, я заметила, как что-то сверкнуло у меня на руке. Похоже на песок. Несколько крохотных гранул блеснули в ярком свете, и я поднесла их поближе к глазам.

- Взгляните. Кусок резины, или латекса — неважно, — все еще липкий. Вот что осталось на моей перчатке.

Рик присвистнул. Кажется, мне удалось произвести на него впечатление.

- Вот это да! ФБР...

Малдер и Уикэм внимательно смотрели на мою руку, а фотограф снимал.

- Стеклодувы, - сказал Уикэм. - Стеклодувы используют песок. И селен, чтобы красить стекло. Мы проверяли людей, у которых есть открытый доступ к селену, но не смогли сузить список. А вы знаете, сколько в городе этих чертовых фотографов?

- Стеклодувы, - повторил Малдер. – А сколько их здесь?

Уикэм внимательно рассматривал маленькие частицы песка.

- В районе Метрополитен? Около восьми. Но мы практически уверены, что убийца живет прямо в центре, там же, где и жертвы. В радиусе двадцати миль есть только один стеклодувный завод. Прямо на съезде с 83 шоссе.

- Езжайте, - сказала я Малдеру и Уикэму. – А я отправлюсь в лабораторию, постараюсь получить больше информации об этом сердце и о частицах песка.

Мы покинули квартиру Эйприл и разъехались в разных направлениях.

 

**********

 

Вместе с Уикэмом мы дошли до машины, и на сей раз я сел на переднее сиденье, предварительно отрегулировав его с положения, удобного для Скалли, на подходящее для меня.

- Какого она роста, сантиметров 170? - поинтересовался Уикэм, пока мы ехали в сторону шоссе.

- 160. Она носит высокие каблуки.

- Вот оно как, - сказал он, резко повернув налево и чуть не переехав при этом мотоциклиста.

- Это далеко? - спросил я.

- Пятнадцать минут с пробками. Итак, агент Скалли. У нее кто-нибудь есть?

Ну вот, приехали.

- Насколько я знаю, нет, - ответил я. У меня нет права утверждать что-то о Скалли после тех событий, свидетелем которых мне довелось быть на этой неделе.

- Насколько вы знаете? Вы, стало быть, не партнеры с привилегиями?

Я засмеялся.

- Мы со Скалли? Нет. Мы просто особо не рассказываем друг другу о личной жизни.

И о боди-арте тоже.

- Почему вы спрашиваете? Сражены ею наповал?

Он усмехнулся.

- Это точно. Хотя она немного раздражительная, да?

- У нее сейчас черная полоса в жизни, - сказал я расплывчато.

- Ее травмы...?

Я покачал головой.

- Об этом вам придется спросить у нее.

Он посмотрел на меня оценивающе и свернул на Северный бульвар.

- Если поможете раскрыть это дело, агент Малдер, я добуду для вас сезонные билеты на Кэмден Ярдз.

- Очень щедро с вашей стороны, детектив Уикэм, но, думаю, будет несправедливо скрывать, что я поклонник «Янкиз».

Как я и ожидал, на лице у Уикэма отобразилось отвращение.

- Ну хорошо, тогда вот что: если поможете раскрыть это дело, я воздержусь от того, чтобы прокатить вас на шесте[1] прочь из нашего прекрасного города?

Я ухмыльнулся.

- Договорились.

Мы припарковались напротив невысокого кирпичного здания, увенчанного несколькими трубами. Изрыгавшийся из них черный дым смешивался с низкими серыми облаками и терялся на их фоне.

- Итак, что же мы ищем? - спросил меня Уикэм, когда мы подошли к входной двери.

- Понятия не имею, - сознался я. - Надеюсь, что пойму, когда увижу это.

- Я тоже надеюсь. У нас мало времени, - сказал детектив и придержал передо мной дверь.

Мы прошли внутрь, где нас оглушил чудовищный шум. Рев печей был базовой нотой, а на нее наслаивалась какофония из стука молотка, позвякивания стекла, криков и других звуков, которые я затруднялся определить.

Мужчина в тяжелом кожаном фартуке подошел к нам.

- Чем могу помочь? - спросил он громко. - А! Вы же тот детектив! Я вас помню. А это кто такой?

Я показал значок.

- Специальный агент Фокс Малдер, ФБР. Не возражаете, если мы тут осмотримся?

Он внимательно изучил мое удостоверение.

- Пытаетесь поймать этого ненормального?

- Да, сэр, пытаюсь.

- Тогда чувствуйте себя как дома. Обращайтесь, если что-нибудь понадобится.

Я поблагодарил его и обошел помещение, наблюдая за рабочими и восхищаясь их тонкой работой. Доставая из печи бесформенные комочки горячего стекла, они у меня на глазах превращали их в фигуры: яркие цвета вливались в стекло, стеклянные цветы, животные и вазы обретали форму за считанные минуты. Мастера прокалывали стеклянные пузыри специальной трубкой, вдували в них воздух и воплощали в расплавленной субстанции то, что рисовали в своем воображении.

Уголком глаза я заметил на одном из рабочих столов стеклянного кота. Его спина вздымалась, а на морде застыл злобный оскал. Казалось, он вот-вот зашипит. Что-то зацепило меня в этой фигурке, и я подошел посмотреть поближе.

- Ничего себе, - сказал я. - Поразительно, какой детальный образ. Выглядит очень реалистично.

Мужчина, который делал кота, не поднял глаза, но кивнул в ответ. Несколько фотографий его работ были приклеены скотчем к стене над столом: жуткий высокий дом, похожий на жилище семейки Аддамс, ворон и черные напольные часы.

Я почувствовал, как бегут мурашки по спине. Образы из произведений По: «Черный кот», «Падение дома Ашеров», «Ворон» и «Маска красной смерти».

- У вас выдающиеся работы, - сказал я ему. - Это целая серия?

Наконец мастер взглянул на меня.

- Что? А, да. В музее По будет выставка. Они поручили мне сделать серию фигурок. Осталось всего несколько.

- А будет ли фигурка из «Сердца-обличителя»? - спросил я. - Это, пожалуй, самое известное его произведение после «Ворона».

Если это что-то и значило для него, он хорошо это скрывал.

- Ага. И эту тоже буду делать. И «Колодец и маятник». И еще некоторые. У меня список где-то есть, и эскизы, и все остальное. Вы поклонник?

- Вроде того. А вы?

Он пожал плечами и снова занялся фигуркой кота.

- Можно и так сказать.

Я сделал знак Уикэму и одними губами прошептал:

- По.

- Отличный кот, - заметил Уикэм, подойдя к нам.

Рабочий посмотрел на нас с подозрением.

- Если хотите что-то сказать, говорите. Я занят и с полицией уже беседовал.

Уикэм поймал мой взгляд, и я отрицательно покачал головой.

- Нет, у нас больше нет вопросов. Просто восхищаемся вашим вкладом в память об одном из лучших сынов нашего города, - постарался успокоить его Уикэм.

Стеклодув проворчал что-то и вернулся к работе.

Когда мы подошли к машине, Уикэм поинтересовался:

- Хотите установить слежку за этим парнем?

- Да. Давайте выясним, когда заканчивается его смена, и проследим за ним. Не хочу привозить его в участок и допрашивать. Если он не скажет, где спрятал Эйприл, мы, возможно, никогда не найдем ее. Арестуем мы его или он просто перережет ей горло — она, считайте, мертва.

Уикэм кивнул, быстро позвонил в участок, чтобы отдать распоряжения и, окончив разговор, повернулся ко мне.

- Что теперь?

Я вздохнул.

- Не знаю. Что за прошлое у этого парня?

Уикэм закрыл глаза на секунду, роясь в памяти.

- Джеймс Альфред Монтальдо. Отсидел тринадцать месяцев из двадцати четырех по обвинению в вооруженном ограблении. Периодически попадает в тюрьму за драки, но ничего более серьезного. Никакого особенного садизма или чего-то еще, достойного внимания.

- Жестокое обращение? Изнасилования?

- Насколько я помню, нет, но проверим еще раз. Как хорошо было бы найти хоть несколько отпечатков на месте преступления.

Уикэм повертел солнечные очки за дужку. Вид у него был расстроенный.

- Проверьте его судимости до совершеннолетия. И еще — нужен ордер на обыск квартиры. Ее надо осмотреть, пока у него не кончилась смена.

- Это будет нетрудно. Парочке человек в участке как раз пора оказать мне услугу за услугу, - заверил меня Уикэм.

- Прекрасно. Нужно найти все дома и квартиры, записанные на него, и проверить, не покупал ли он недвижимость под другими именами. Преступник работает внизу, вероятно — в подвале дома. Там должен быть большой холодильник, где он хранит тела, и что-то вроде стола, на котором он вырезает жертвам сердце. У дома наверняка есть запасной выход, ведущий прямо из подвала, чтобы убийца мог вытаскивать тела наружу. За домом, скорее всего, имеется проход. Ну и, конечно, у него есть в наличии какой-нибудь грузовичок.

- Думаю, у него может быть даже холодильник для мясной туши. Агент Скалли предполагала, что он охотник.

Я был впечатлен и не замедлил сообщить об этом Уикэму.

- Оленина, которую ели жертвы, и охлаждаемое хранилище, - размышлял я вслух. - Не подумал об этом.

- Думаете, он хранит их там же, где убивает?

- Если и не в том же доме, то поблизости от какого-то известного только ему места. Он не истязает их — все дело в чувстве власти. Убийца хочет видеть, как они превращаются из того, что олицетворяли для него при жизни, во что-то новое. Этот процесс – самое важное.

Уикэм рассматривал меня с интересом.

- А у вас неплохо получается, - признал он.

- Посмотрим, - ответил я, и мы поехали обратно в центр города.

 

КОНЕЦ ВТОРОЙ ГЛАВЫ

 

**********

 


ГЛАВА ТРЕТЬЯ

 

**********

 

ЦЕНТРАЛЬНЫЙ МОРГ ШТАТА МЭРИЛЭНД

15:42

 

Карен вошла в комнату, держа в руках картонную коробку, доверху наполненную какими-то распечатками.

- У меня кое-что есть, агент Скалли. Убийца пытался законсервировать сердце, используя метод пластинации[1] - окунул его в ацетон, а затем обмакнул в жидкий пластик, - но основательно не рассчитал время. Такая процедура обычно занимает месяцы, но он, видимо, торопился.

- Женщин убили примерно за двадцать четыре часа до того, как их нашли, - сказала я. - Этого времени недостаточно для того, чтобы ацетон сработал. Он подменил сердца и тем самым выиграл еще несколько дней, но этого все равно мало.

Карен пожала плечами.

- Может быть, прошло больше времени. Он хранил их в каком-то морозильнике, а вы знаете, как это влияет на оценку приблизительного времени смерти.

Я подумала о Донни Фастере и вздрогнула. Да уж, этот почерк мне хорошо знаком.

- Уже нашли производителя пластика?

- «Блейкфилд Юнайтед Кемикалс». Это запатентованные составляющие, поэтому производители помечают их, чтобы идентифицировать свои продукты. Я уже велела одному из парней Уикэма отследить поставки.

- Спасибо, Карен, отличная работа. А что насчет этих крупинок?

- В точности то, что и предполагалось. Кремний с небольшой примесью известняка и поташа и с вкраплениями стекла с высоким показателем преломления. У обычного стекла он примерно 1,5, а у этого — 1,7. Это хрусталь. У него очень специфическое строение, и если вам удастся как-то связать это с подозреваемым, ему будет нелегко опровергнуть такие факты в суде.

Я ощутила прилив надежды.

- Есть что-нибудь новое насчет срезов пилы или селена?

Она отрицательно покачала головой.

- По поводу селена - ничего конкретного. Вся информация относится к делу в лучшем случае косвенно, любой студент-первокурсник с юридического факультета сможет откреститься от таких обвинений. Но вот стекло — хороший улов. Дам вам знать, если узнаю что-то новое о пластике или о разрезах.

- Отличная работа, Карен. Не думали перебраться в Вашингтон? С удовольствием замолвлю за вас словечко.

Карен засмеялась.

- Нет, спасибо. - Она потеребила подвеску на своем браслете. - Моего отца убили в парке Друид Хилл, когда мне было двадцать два, - тихо сказала она. - Ну, сами понимаете. Убийцу так и не поймали. Вот почему я выбрала эту профессию: преступность в в нашем городе давно вышла из-под контроля.

- Простите.

Я понимаю всю боль твоей потери, Карен.

Молодая женщина печально улыбнулась.

- Думаю, вы немного встречаете таких людей по работе?

- Боюсь, что нет.

- Тогда должны понимать.

Она оставила меня наедине с коробкой, забитой бессвязными кусочками головоломки, и неотвратимо надвигающейся головной болью.

 

**********

 

- Тук-тук, - постучал в дверь Малдер. - Как дела, Куинси[1]? – спросил он и поставил на стул белый бумажный пакет.

Я устало улыбнулась и взглянула на часы. Удивительно, как быстро пролетело время.

- Нормально. В полиции у этого дела приоритет над всеми остальными, поэтому у меня на руках большое количество данных, которые надо изучить. А как ты?

- Нашел подозреваемого, - сказал Малдер беззаботно.

У меня чуть пробирки из рук не выпали.

- Ты серьезно? Малдер, это потрясающе!

И аккуратно поставила образец на стойку — на тот случай, если у напарника найдутся для меня другие сногсшибательные новости.

Он пожал плечами.

- Может, да, а может, нет. Уикэм без проволочек добыл ордер на обыск, но мы ничего не нашли. И криминальное прошлое этого парня не совпадает с моим профилем.

- Ну, может, он просто не попался на преступлениях, которые в него вписываются, - предположила я и достала новую упаковку предметных стекол.

- Возможно. Он уходит с работы через час. Мы с Уикэмом хотим проследить за этим человеком. За ним уже установили слежку на время обеда, но он просто сидел в «Бургер Кинге».

- Так как ты вышел на него, Малдер?

Он взял кусок лабораторной пленки, прилепил чистый кусочек мягкого пластика на запястье и, закрепив края, шариковой ручкой нарисовал на пленке кота.

- Увидел его на стеклодувном заводе. Он делал фигурки с героями из произведений По.

Я удивленно покачала головой.

- Напомни мне никогда не совершать преступлений, которые могут попасть к тебе на стол.

- То есть ты не хочешь, чтобы я как-нибудь приковал тебя наручниками?

- К чему? К твоему дивану?

- Так за чем же дело стало? Поедем к тебе. Припоминаю решетку в изголовье кровати.

- Малдер, последний раз, когда ты лежал в моей постели, то был накачан наркотиками под завязку. Уверен, что все запомнил верно?

Мой напарник засмеялся, прекратил рисовать и оторвал пленку от руки. Картинка с котом аккуратно отошла, не оставив следов.

- «Думается, мнится ль мне, жизнь моя - лишь сон во сне?»[1] - процитировал Малдер и, взяв пакет, который принес с собой, протянул его мне.

- Ты наверняка ничего не ела. Взял тебе капустный салат - без соуса, поменьше бекона.

Я открыла пакет, сняла с упаковки защитную фольгу и, почувствовав запах жареной курицы, с удивлением обнаружила, что страшно голодна.

- Спасибо, Малдер, - поблагодарила его я и, приоткрыв пластиковую крышку, подошла к холодильнику, чтобы взять бутылку воды.

- Не за что. Ну ладно, я пойду. Просто хотел посмотреть, как ты тут. Увидимся позже, Скалли.

- Удачи, - пожелала я ему с забитым салатом ртом, но он уже ушел.

 

**********

 

- Приветик, - сказал я вылезшему из старенького «Линкольна Continental» Уикэму. - Классный у тебя катер на колесах[1].

- Пожалуйста, постарайтесь сдержать свою зависть. Это некрасиво, - шутливо отчитал он меня, открывая дверь. - Зато такая машин никому не будет бросаться в глаза. Не забывайте, что мистер Монтальдо вращается далеко не в высших кругах общества.

Я устроился поудобнее на потрескавшемся кожаном сидении и задумался, не стоит ли мне надеть золотую цепь для полноты образа.

- Вперед, Дживс[1].

Мы снова подъехали к стеклодувному заводу, припарковались за мусорным контейнером через дорогу и, вооружившись биноклем, наблюдали, как Монтальдо появился в дверях здания и залез в свой старый пикап.

Когда он тронулся с места, мы на почтительном расстоянии двинулись за ним. Монтальдо остановился у придорожного кафе, купил еды, не выходя из машины, затем переулками проехал через какой-то сомнительный район и припарковался у своего дома. Обыск в нем провели крайне осторожно: его жилище выглядело как пережившее торнадо еще до нашего прихода, и мы практически ничего не трогали. Он не должен был ничего заподозрить.

Уикэм припарковался напротив двери, и мы увидели, как Монтальдо внес в дом два больших пакета с едой.

- Многовато будет для одного, - заметил Уикэм. - Конечно, он крупный мужик, но столько бургеров в одиночку никому не одолеть.

- И правда, - ответил я. – Да вот только ни у одной из жертв в желудке не обнаружено следов фаст фуда. Как знать, может, у него глисты?

Мы просидели в машине примерно двадцать минут, после чего Монтальдо появился с одним из пакетов и большой цветной тарелкой в руках, пересек неухоженный газон, подошел к соседнему дому и позвонил в дверь.

- Что за черт? - заинтересованно пробормотал Уикэм и перенастроил бинокль.

Дверь открыла старушка. Она встала на цыпочки, поцеловала Монтальдо в щеку и взяла у него пакет и тарелку. Я приоткрыл окно и выставил наружу звукоусилитель «Bionic Ear».

- ... за то, что помогаешь нам, Джимми, - говорила женщина.

Монтальдо пожал плечами.

- Не за что, миссис Реммер, - ответил он. - И спасибо за печенье. Просто хочу убедиться, что с вами все в порядке. Я принесу вам овощей завтра, хорошо? И фруктов.

Она потрепала его по щеке, и наш подозреваемый покраснел, как школьница.

- Ты такой хороший мальчик, Джимми. Не попади в неприятности.

- Конечно, мэм, - сказал он и заковылял обратно к своему дому.

Я выключил усилитель и, закрыв окно, повернулся к Уикэму.

- Он что, орел-бойскаут[1], отбившийся от своих?

Уикэм пожал плечами.

- Думаете, им выдают знаки отличия за крупные автомобильные кражи?

- Предлагаю пойти спросить миссис Реммер, не попадал ли Джимми в неприятности во вторник утром. Его босс сказал, что он в тот день не вышел на работу.

Мы вышли из машины и поднялись по бетонным ступенькам на порог маленького дома пожилой женщины. Я случайно задел китайский колокольчик, висевший около двери, и он мелодично зазвенел.

- Кто там? - спросила старушка из-за двери.

- Миссис Реммер? Я детектив Джек Уикэм из полиции Балтимора. Мы бы хотели задать вам несколько вопросов, если вы не возражаете.

Она отодвинула кружевные занавески и подозрительно посмотрела на нас. Темные глаза на фоне бледного иссохшего лица походили на двух черных жучков.

- Сперва покажите ваши документы! - приказала она.

Мы продемонстрировали ей наши значки, приблизив их к стеклу. Она какое-то время разглядывала их и наконец открыла дверь.

- Входите.

Мы вошли в ее маленький опрятный домик, полный кружевных салфеточек, фотографий в рамочках и хоть и повидавшей виды, но ухоженной мебели. В воздухе витал запах лимонного средства для полировки дерева и чая. При виде внутреннего убранства этого жилища на ум сразу приходило слово «чистенький».

- Проходите, садитесь, - сказала она, показав на диван. - Чем могу помочь?

- У нас есть несколько вопросов о вашем соседе, мистере Монтальдо, - начал я, когда мы уселись на диван.

Ее брови удивленно взметнулись вверх.

- Он хороший мальчик, - сказала она твердо.

- Да, мэм, - произнес Уикэм. - Мы поняли, что он вам помогает. Вы, случаем, не видели его в ночь с понедельника на вторник?

Она громко засмеялась.

- Вы вроде как детектив?

Теперь была наша очередь выглядеть удивленными.

- Прошу прощения? - переспросил Уикэм.

- Он возил нас в больницу в понедельник вечером, - сообщила она.

- Нас?

- Меня и Эшли. Мою внучку. Она ждет ребенка.

После этих слов миссис Реммер опустила глаза и принялась теребить пуговицы на платье.

- Мистер Монтальдо отец ребенка? - спросил я.

Миссис Реммер возмутилась:

- Господи, конечно, нет! Эшли нет и шестнадцати. Джимми бы так не поступил. - Она покачала головой. - Она уже месяц на постельном режиме, а в понедельник вечером у нее начались боли и кровотечение. Доктора сказали, что лучше привезти ее в больницу. У нас нет машины, но у Джимми есть, поэтому он отвез нас на Бон Секурс и ждал там всю ночь. Он хороший мальчик.

- Ваша внучка сейчас дома? - спросил Уикэм мягко.

Миссис Реммер кивнула.

- Наверху. Все время спит. Я постоянно сижу с ней дома, и Джимми помогает нам с продуктами, выносит мусор, ну и делает все, что делала Эшли, пока не...

Она прикусила губу и печально покачала головой.

- Спасибо за помощь, миссис Реммер, - сказал я. - Как зовут врача, к которому ходила Эшли? Нам нужно будет получить его показания, чтобы мы могли все официально оформить.

- Каммингс, - ответила она. - Это женщина.

Мы встали, поблагодарили пожилую леди за уделенное нам время и пожелали ей всего хорошего. После этой уютной гостиной на улице, казалось, стало еще холоднее. Серый угрюмый дождь к вечеру превратился в пушистый снегопад. Унылые таунхаусы в ореоле света фонарей внезапно стали выглядеть, как на открытке.

- Черт, - прокомментировал Уикэм. - Возможно, он ей заплатил, но эту историю слишком легко проверить.

- Думаю, это правда, - согласился я, пнул от расстройства колесо машины и вытряхнул снег, нападавший мне за воротник.

- Черт возьми! Я уж думал, это он.

Мне показалось, что я слышу крик Эйприл, но не знаю, куда идти, и не могу спасти ее. Мой желудок сжался.

- Думаете, у него есть сообщник? - спросил Уикэм, но в голосе детектива слышалось сомнение.

- Серийные убийцы, работающие в тандеме, - явление необычайно редкое, - ответил я, покачав головой.

Уикэм поднес руки ко рту и подышал на замерзшие ладони.

- Может, стоит съездить в морг, узнать, не нашли ли они чего-нибудь, - предложил он устало.

Мы снова сели в его нелепого вида машину и потащились по Ховард Стрит, как поджавшая хвост побитая собака.

Уикэм сделал несколько звонков и сообщил, что история миссис Реммер целиком и полностью подтвердилась. Я набрал номер Скалли, чтобы предупредить напарницу о нашем приезде.

- Не он? - спросила Скалли с сочувствием. Ее голос едва пробивался через плохую связь.

- Железное алиби, - мрачно ответил я. - Ты что-нибудь нашла?

- Сейчас не могу сказать точно. Мы пытаемся проверить всю информацию по пластику из сердца, селену и еще кое-каким материалам для стекольного дела, но пока ничего не обнаружилось. Материалы для пластинации разошлись по университетам, больницам и лабораториям. Мы обзваниваем их все, чтобы узнать, у кого есть к ним доступ, но это очень долгое дело.

Я вздохнул. Уикэм повернул на Пенн Стрит.

- Я думал, что вычислил его, Скалли.

- Не терзайся понапрасну, - тихо сказала она. - Есть новые теории?

- Все еще думаю над тем, как он умудряется незаметно втаскивать и вытаскивать их. Некоторые книги по черной магии велят своим последователям носить сердце под правой рукой, чтобы сотворить заклинание невидимости. Может, он поэтому забирает сердца? Носит их с собой, чтобы и он, и жертва стали невидимыми.

Скалли кашлянула.

- Ну... Это теория, да. Но она все равно не объясняет, как он вытаскивает их наружу.

Уикэм покосился на меня.

- Я притворюсь, что не слышал этого бреда, агент Малдер, чтобы утром все еще мог уважать вас.

Я равнодушно пожал плечами. Уважение Уикэма в мох глазах котировалось не настолько высоко, чтобы ради него пожертвовать возможностью подразнить Скалли и спровоцировать напарницу на ее обычную удивленно-скептическую реакцию. Когда мы въехали на стоянку, я сразу увидел ее яркие волосы на фоне белого снега.

- Еще минуту терпения, - проговорил я в телефон. - Твое такси уже рядом.

<== предыдущая лекция | следующая лекция ==>
ТАК УМИРАЕТ ВСЕ ПРЕКРАСНОЕ 3 страница | ТАК УМИРАЕТ ВСЕ ПРЕКРАСНОЕ 5 страница
vikidalka.ru - 2015-2017 год. Все права принадлежат их авторам!