Главная | Случайная
Обратная связь

ТОР 5 статей:

Методические подходы к анализу финансового состояния предприятия

Проблема периодизации русской литературы ХХ века. Краткая характеристика второй половины ХХ века

Ценовые и неценовые факторы

Характеристика шлифовальных кругов и ее маркировка

Служебные части речи. Предлог. Союз. Частицы

КАТЕГОРИИ:






ТАК УМИРАЕТ ВСЕ ПРЕКРАСНОЕ 5 страница




Скалли, помахав мне рукой, повесила трубку, и через секунду мы с Уикэмом вышли из машины.

- Как дела, детка? - сказал я, растягивая слова и пытаясь воспроизвести уличные замашки крутого парня взамен своих безупречных манер Новой Англии. - Черт побери, красотка, ты выглядишь отпадно сегодня.

Она непонимающе моргнула и перехватила большую картонную коробку, которую держала в руках.

- Что?

- Черт, - сказал Уикэм, облокотившись на крышу нашего «крейсера из трущоб», - ты, должно быть, устала, потому что весь день крутилась у меня в голове.

Уголок ее рта изогнулся в слабом подобии улыбки. Скалли сжала губы, посмотрела вверх на кружащиеся снежинки и снова взглянула на нас.

- Классная машина, мальчики. Вы что, избили разорившегося сутенера и украли его лошадку?

- Завидуй молча, - сказал я, придерживая для нее открытой заднюю дверь. Скалли залезла на сиденье, поставив коробку рядом с собой.

- Хочешь подцепить девушку - поучись сначала делать ей комплименты, - велела меня Скалли в деловой манере, застегивая ремень безопасности. - Советую тебе как друг.

- Будь я геликазой, то с удовольствием расплел бы твою цепочку ДНК[1], - провозгласил Уикэм, поворачивая на Ломбард Стрит.

Скалли издала приглушенный звук, поперхнувшись в попытке не засмеяться.

- Долго берег эту фразу для подходящего ученого, - признался детектив.

- Я, по-видимому, должна быть польщена, - ответила Скалли.

Уикэм ухмыльнулся, посмотрел в зеркало заднего вида и повернул направо к парковке отеля.

- Спокойной ночи, агенты, - сказал он, когда мы вышли из машины. - У нас впереди целый день до того, как преступник убьет ее. Я пока не сдаюсь.

Я натянуто улыбнулся, а Скалли достала из машины коробку с бумагами.

- Спасибо, что подвезли, - поблагодарила она детектива.

Помахав нам рукой, Уикэм поехал обратно и вскоре исчез в снежной круговерти, которая на время сгладила острые края темных городских зданий.

Мы вошли в холл отеля, ни словом не перемолвившись друг с другом. Мои мысли поглотила вновь полученная информация о сердцах. Я был прав, когда думал, что эти женщины как-то связаны между собой.

Почему он подменяет сердца?

/Они все одинаковые — у них одни и те же органы — у всех женщин одинаковое сердце — мертвое и холодное.../

- Малдер?

- Что???

Ее глаза распахнулись, а тело инстинктивно прижалось к стене. Я сорвался на нее.

- Лифт приехал, Малдер.

- Да.

Войдя в лифт, я нажал кнопку седьмого этажа и только потом заметил, что Скалли уже сделала это. Когда двери закрылись, я быстро кинул на нее извиняющийся взгляд.

- Прости, Скалли, я не хотел... Просто я...

- Внутри него, - закончила она за меня.

- Да.

- Все нормально.

Но в ее глазах я увидел ту же обеспокоенность, что была там во время дела Паттерсона, когда я не мог думать ни о чем, кроме горгулий. Тогда Скалли краем глаза увидела, каково мне приходится, когда я занимаюсь профилированием. Наверное, это не лучший способ преодолеть разрыв между нами, но дело есть дело, и его надо раскрыть.

- Я закажу еду в номер, - сказал я ей. - Хочешь что-нибудь?

Скалли старательно отводила взгляд.

- Нет, спасибо, Малдер. Думаю, пойду сразу спать.

- Скалли...

- Я просто устала, - сказала она, когда открылась дверь и вышла в коридор. Поставив на пол свою ношу, она принялась ощупывать карманы в поисках ключа и, наконец выудив его из кармана, снова подняла коробку, но в этот момент я выхватил ключ у нее из рук.

- Позволь мне.

Я прошел за ней к двери номера, открыл дверь и придержал ее, пока Скалли не проскользнула под моей рукой и с грохотом не поставила коробку на пол.

- Спасибо, - поблагодарила она и протянула руку за ключом.

Я положил его Скалли на ладонь, но вместо того, чтобы убрать руку, схватил Скалли за запястье, ощутив жар ее кожи и быстрый пульс.

- Подожди.

Она вопросительно посмотрела на меня.

- Поговори со мной, Скалли.

Она осторожно высвободила руку.

- Малдер, прекрати волноваться. Ты ведешь себя хуже, чем моя мать. Я еще не выздоровела до конца и не успела восстановить силы. Поэтому я так устаю, но это все — уверяю тебя. - Она похлопала меня по руке и улыбнулась. - Увидимся завтра.

Я проследил глазами, как напарница исчезла в спальне, и отправился в свою комнату. Наверное, Скалли права. В конце концов, она же врач. Наверняка такой высококвалифицированный профессионал не стал бы принимать участия в деле, если бы подозревал, что не пригоден к работе.

Войдя в комнату, я разделся до трусов, включил телевизор и сел на кровать, облокотившись на спинку. Закрыв глаза, я поднял руку и снова почувствовал в ней вес ножа.

 

**********

 

ЧЕТВЕРГ, 23 ЯНВАРЯ

8:17

 

- ... и поэтому я считаю, что Эдгар Аллан По вернулся с того света, чтобы принести в жертву молодых девственниц во имя победы «Рейвенз» в Суперкубке.

Я устало поправила очки на носу.

- Жертвы не были девственницами, Малдер. А «Рейвенз» по-прежнему не в Суперкубке.

Глаза моего напарника на мгновение оторвались от дороги. Он ухмыльнулся. Я видела по тому, как напряжены его плечи, что он не в лучшем настроении.

- Ну наконец-то - бесценный вклад доктора Скалли в расследование дела! А я-то все время думал, что разговариваю сам с собой.

В этом он прав. Сегодня утром мне тяжело сосредоточиться. Вероятно, дело в головной боли, которая прожигает дыру прямо в районе моего зрительного нерва.

- Прости, Малдер. Наверное, я еще не проснулась.

Ответом мне стал встревоженный взгляд.

- Скалли, ты уверена, что все в порядке?

- Ты когда-нибудь прекратишь спрашивать меня об этом?

- Я прекращу спрашивать тебя об этом, когда ты снова начнешь вести себя, как обычно.

Я выпрямилась и пригладила стрелки на брюках.

- Я веду себя нормально.

Малдер усмехнулся, пытаясь втиснуть машину в узкое местечко напротив полицейского участка Балтимора.

- Скалли, вот как у нас обычно все происходит. Я рассказываю тебе свою теорию, ты говоришь, что я сошел с ума, потом ты рассказываешь мне свою теорию, и я говорю, что ты не права. Потом мы все это смешиваем, как следует взбалтываем и в итоге получаем ровно то, что требуется для раскрытия дела.

Я не смогла сдержать улыбку.

- Хорошо сказано, Малдер.

Он повернул ключ в зажигании, вытащил его и повернулся ко мне. Глаза напарника были темными и серьезными.

- Да, за исключением того, что с тех пор, как мы сюда приехали, я рассказывал тебе свои теории, а ты... Скажем так, я все еще жду слов «Малдер, ты сошел с ума».

- Просто икак не представится подходящий момент, - поддразнила я его. - Кроме того, обычно ты оказываешься прав. Как правило. А по поводу невидимости... Ну, ты знаешь, что я об этом думаю.

- Не кокетничай со мной, Скалли. Мне необходимо обмениваться идеями с тобой, но я не смогу это делать, если ты продолжишь отшивать меня каждый вечер, как последние два дня.

Меня задели его слова, и обида, должно быть, отразилась на моем голосе.

- Я не отшиваю тебя, Малдер, и уже сказала тебе, что все еще восстанавливаюсь после того, что со мной произошло.

Малдер раздраженно стукнул кулаком по рулю.

- А что, собственно, произошло с тобой такого, что заставляет тебя запираться в комнате и не разговаривать со мной? Я бы очень хотел узнать. Тебе доставалось и раньше, но ты никогда так не вела себя после этого.

Я открыла дверь и вышла из машины.

- Малдер, ты не сошел с ума. У тебя галлюцинации.

- Это не ответ, Скалли, - выкрикнул он мне вслед. Длинное пальто запуталось у него вокруг лодыжек, пока он закрывал машину. Я направилась к двери, а Малдер шел позади. Когда я вошла в здание и замедлила шаг, чтобы в полной мере ощутить приятную перемену в температуре воздуха, то неожиданно почувствовала руку Малдера на спине и, зашипев, отшатнулась от его прикосновения.

Малдер схватил меня за запястье и резко притянул к себе. Люди смотрели на нас во все глаза, и я почувствовала, как меня охватывают стыд и смущение.

- А это что за новости, а? Что такого сделал с тобой Джерс, что я даже не могу до тебя дотронуться?

- Малдер, не сейчас, - сказала я умоляющим шепотом.

Он моргнул, внезапно осознав, что действительно устраивает сцену на глазах у явно заинтересовавшихся происходящим сотрудников полиции Балтимора, а также некоторых представителей широкой общественности.

Включая некого детектива Уикэма.

Он подошел к нам решительным шагом, как ведущий из телевизионного шоу.

- Кто такой Джерс? - спросил он без преамбулы.

Я готова была голыми руками вырвать Малдеру язык, причем непосредственно через грудную клетку, как вдруг поняла, что Уикэм действительно ждет ответа.

- Никто, - ответила я, и в тот же момент Малдер предложил свою версию:

- Это подозреваемый из последнего дела, над которым работала агент Скалли.

Мы не смотрели друг на друга.

- Понятно, - сказал Уикэм, криво усмехнувшись, и наклонил голову. - Пытаюсь понять, чей ответ ближе к истине.

- Они оба верны, - резко ответила я.

- Ну хорошо, - согласился он. - А то я совсем было подумал, что это и есть тот парень, который вас так словно приложил. Видать, перепутал с кем-то.

Я буквально потеряла дар речи, и даже Малдер выглядел ошарашенным.

Уикэм пожал плечами.

- Ладно, к делу. У меня на столе стопка бумаг, по высоте способная конкурировать с предгорьями Аппалачей. И она требует нашего внимания.

Он размашистым шагом подошел к столу. Малдер последовал за ним, и, когда я схватила его за руку, удивленно моргнул.

- Слушай, Малдер, - прорычала я. - Татуировки болят, когда начинают заживать, понятно? Так что держи свои руки подальше от моей спины.

- Так ты собираешься мне ее показать, когда она заживет, или нет?

- Вряд ли.

- То есть шансы пятьдесят на пятьдесят?

Мы подошли к столу Уикэма, и он протянул каждому из нас по коробке, набитой одинаковыми бумажными папками.

- Агент Малдер, эти люди — либо профессиональные стеклодувы, либо любители. Члены их семей имеют отношение к медицине. У каждого есть криминальное прошлое, и все они совершали преступления с элементами жестокости. Эти люди уже допрошены, но вам лучше посмотреть, не подходит ли кто-то из них под вашу характеристику. Агент Скалли, здесь у нас макроснимки травм, нанесенных на мягкие и твердые ткани инструментами, которые используют охотники и мясники. Посмотрите, не совпадают ли они с ранами жертвы. Мы уже это проверяли, но одна голова хорошо, а две лучше. Группа моих людей сейчас отслеживает все поставки пластика, селена, хрусталя и вообще всего на свете. Есть еще трое человек, которые посещали ранее или посещают сейчас занятия по стекольному делу и которых мы не смогли найти. Все это нужно проверить. Делите материалы, как хотите.

Уикэм отошел, чтобы проинструктировать других членов оперативной группы, а я, несколько сбитая с толку его напористостью, молча перенесла коробку на соседний пустой стол и посмотрела на часы. Время нависало над нами, как гильотина, и я взмолилась об отсрочке одиннадцатого часа[1].

 

**********

 

ПОЛИЦЕЙСКИЙ УЧАСТОК БАЛТИМОРА

10:46

 

- Теперь я знаю все, что только можно знать о стеклодувном деле, - сообщил мне Малдер, отодвинув от себя папку, лежавшую перед ним на большом столе для проведения конференций. - И уже подумываю над тем, чтобы уйти из ФБР и начать изготавливать прелестных маленьких животных для пожилых дам. А еще я не обнаружил ровным счетом ни хрена и надышался пачули[1] на год вперед, - мрачно добавил он. Малдер наклонил стул назад и положил ноги на стол. - Ты знала, что вблизи художественного колледжа вероятность встретить стеклодува и одновременно хиппи резко возрастает?

Малдер ухмыльнулся и закинул руки за голову. Я подумала, что это не лучший момент, чтобы рассказать ему о том, как моя вечно витавшая в облаках сестра в определенной степени повлияла на мое представление о моде, но не очень-то преуспела. Мне никогда не хватало раскованности и спокойствия, чтобы стать одной из детей цветов, и пока Мисси ворковала над симпатичными юбками всех цветов радуги, я пыталась угадать химический состав красителя.

- Тебе стоит написать об этом статью, Малдер, - сказала я ему и вытянула руки над головой. - А я узнала много нового о разделке мяса и об охоте. Ты знал, что каждый год больше сотни людей получают травмы, пытаясь освежевать тушу еще живого животного? Малдер снял галстук и повесил его на стул рядом со мной.

- Нет, я этого не знал. Как восхитителен и как глуп наш мир.

В этот момент к нам подошел Уикэм и сел на краешек стола.

- Hola, federales![1]

- Я учила немецкий, - сказала я. - No habla.[1]

- Понятно. Ну что ж, в таком случае позвольте мне изложить это для вас на простом и доступном английском: мы по уши в дерьме. Весь день прошел в разговорах с бесполезными людьми, которые только раздражали меня. Я устал, голоден и ненавижу стекло, пластик, селен и Эдгара Аллана По. Вы что-нибудь нашли?

Я покачала головой.

- Я нашла одного из этих трех пропавших стеклодувов. Джулиус Мельцер был в Амстердаме последние три недели. Никакой информации об Алибеке Халев или Эллиоте Данэме.

Я скинула туфли и потерла затекшие ступни. Как бы мне хотелось чувствовать уверенность в себе и в более вменяемой обуви.

- Может, закажем пиццу? - спросила я.

- Нет, - ответил Малдер серьезным голосом, качаясь на стуле. - Тебе пиццы не положено.

- Почему это? - возмущенно спросила я.

- Сама отлично знаешь, почему. Ты вечно не даешь выбрать нормальную начинку, ругаешься и стонешь, если соуса слишком много или если, не дай Бог, корочка слишком толстая. Кроме того, ты пачкаешься сыром и ноешь, что тебе не хватает салфеток.

Я сердито посмотрела на него, а Уикэм захихикал.

- В соседнем квартале есть хороший китайский ресторан, - сказал он.

- Китайский подойдет, - согласился Малдер. - Она считает всю китайскую еду одинаково отвратительной, так что особо не жалуется.

- Попробую найти меню, - сказал Уикэм, роясь в шкафу.

- Ненавижу вас обоих, - сообщила я. – Причем до самой глубины души.

- Ненависть — это всего лишь сбившаяся с пути любовь, - высокомерно проговорил Малдер. - Ты злишься только потому, что знаешь, что я прав.

Уикэм протянул нам старое заляпанное меню, и я внимательно изучила его, как будто там могло оказаться что-то еще, помимо стандартного ассортимента. Мы озвучили наш выбор, и Уикэм позвонил в ресторан.

- Пятнадцать минут, - сказал он, заглядывая в мусорную корзину, набитую бумагами и пластиковой посудой. - Палочки или вилки?

- Вилки для варваров, - сказала я ему. - У китайской еды вкус неправильный, если не есть ее палочками.

- Зато палочками дольше, - ответил Уикэм. - Трата времени.

Я закатила глаза.

- Типично мужское мнение.

Почему? - вмешался Малдер. - Потому что некоторые стремятся как можно скорее удовлетворить свое желание без лишних выкрутасов? Вообще-то многие женщины с тобой не согласятся.

Я бросила в Малдера галстук, а Уикэм рассмеялся.

 

**********

 

ПОЛИЦЕЙСКИЙ УЧАСТОК БАЛТИМОРА

8:15

 

Проснувшись, я понял сразу несколько вещей: мне срочно необходимо побриться, у меня чудовищно затекла шея, а спина ноет от неудобной позы. Я застонал, а затем медленно потянулся, разминая суставы.

- Доброе утро, солнышко, - поприветствовал меня Уикэм. - Опоздаешь на автобус.

- Ммм… - пробурчал я, потирая руками лицо, и, подняв глаза, увидел, как Скалли заходит в конференц-зал с выражением доброжелательной жалости на лице.

- Знаю, как ты скучаешь по своему дивану, Малдер, но то, что ты патологически избегаешь нормальных кроватей, начинает меня беспокоить. Вот, я принесла тебе зубную щетку. - Она протянула мне пакет.

- Вы спите на диване? - недоверчиво переспросил Уикэм.

- Как правило, - ответил я, чувствуя себя крайне глупо. - Мне так удобно.

Уикэм пристально посмотрел на меня, затем взглянул на Скалли и снова повернулся ко мне.

- Могу только сказать, что это лишило меня последних сомнений.

Стараясь не смотреть ни на одного из них, я занялся открыванием пакета, который принесла Скалли, и достал из него зубную щетку и маленький тюбик пасты.

Уикэм снова обратился к нашей Поборнице оральной гигиены.

- Знаете, - доверительно произнес он, - у меня большая удобная кровать кинг-сайз. Ортопедическая.

Скалли неодобрительно покачала головой, но я видел, что этот флирт ее скорее веселит, чем раздражает.

- Ладно, ребятки, - произнес Уикэм, раздав нам по пачке документов. - Здесь списки членов «Общества любителей По» и несколько человек, которых мы не смогли найти раньше. Пора приступать к работе.

Мы покорно взяли бумаги, но никто из нас не произнес вслух, что Эйприл, где бы она ни находилась, уже, скорее всего, была мертва.

 

**********

 

ИСТЕРН АВЕНЮ, ПЯТНИЦА

25 ЯНВАРЯ

20:28

 

Кажется, я уже проехал город вдоль и поперек тысячу раз. Сделав еще один круг по Феллс Пойнт, я припарковался напротив дома 1621 по Элисанна Стрит и посмотрел в пустые глазницы темных окон в квартире Эйприл.

Где же ты? И кто станет следующим звеном цепи?

Стоило мне положить руки на руль и опустить голову, как кто-то постучал в окно машины. Я мгновенно выпрямился, и рука потянулась к пистолету.

Это был Уикэм.

- Я вооружен и очень опасен, - предупредил я его. - Не надо так ко мне подкрадываться. Что вы здесь делаете, Уикэм?

- То же, что и вы, - ответил он. - Поймите: придется просто ждать.

Я ударил кулаком по приборной панели.

- Вот же дерьмо!

Уикэм вздохнул.

- Да. Так и есть. И мы, к тому же, станем козлами отпущения. Где агент Скалли?

- Надела очки и засела за стопку медицинских данных.

Детектив задумался.

- Здесь рядом есть неплохой бар. Если честно, он так хорош, что я уже подумываю начать его крышевать. Вы как, свободны или планируете пойти и снять с нее очки?

- Ты придурок, Уикэм, - сказал я, но не очень искренне.

- Странно, мне часто это говорят. Я поеду на своей машине, езжайте за мной. Слишком холодно, чтобы идти пешком.

Уикэм ехал на несколько машин впереди меня, и через какое-то время мы наконец добрались до бара. Вход был украшен изображениями моллюсков и скелета. «Свистящая устрица»? Я удивленно приподнял бровь в лучших традициях Скалли.

- В Оушен Сити есть местечко под названием «Бородатый моллюск», - сообщил мне детектив.

Мы вошли и сели за барную стойку. Уикэм заказал «Киллианз», и я последовал его примеру.

- Дело в том, - сказал он, пока мы ждали пиво, - что мы даже не знаем, что искать. Убийца бросит где-нибудь ее тело и похитит очередную жертву, а мы понятия не имеем, по какому принципу он их выбирает.

Женщина-бармен протянула нам по бутылке пива и предложила открыть счет, на что мы немедленно согласились, решив позволить федеральному правительству его оплатить. Я поднял бутылку.

- За... Черт. Не знаю.

- Сойдет.

Мы пили молча, а затем Уикэм сказал:

- Есть кое-какие успехи в отслеживании поставок пластика. У них появилось несколько наводок.

- Да? Что-нибудь конкретное?

Он пожал плечами.

- Пока нет.

Я вздохнул, допил свое пиво и знаком попросил барменшу принести еще одну бутылку. Она принесла две.

- Проблемы с женщинами? - спросила она.

- Вроде того, - ответил я уклончиво.

- Тогда попозже принесу еще.

Она отошла от нас и попыталась найти более интересных собеседников.

- Может быть, агент Скалли обнаружит что-нибудь еще, - предположил Уикэм. - Она, кажется, умная малышка.

Я засмеялся.

- О да, она умная. Но полегче с «малышкой». У нее очень ловкие пальцы, и она очень ловко жмет ими на курок.

Я многозначительно похлопал себя по плечу, и глаза Уикэма расширились от удивления.

- Она в тебя стреляла?

- Просто чтобы удержать меня от опрометчивого поступка. Ничего личного.

Он странно посмотрел на меня.

- Сколько вы уже работаете вместе?

- Четыре года.

- Все становится личным, когда работаешь с кем-то в паре так долго.

- Судишь по своему опыту?

Уикэм сделал глоток пива с фальшивой легкостью в движениях, и я понял, что наступил на старую мозоль.

- Да, - ответил он.

- Что с ней случилось? Я так понимаю, это была она?

Уикэм засмеялся.

- Да, очень даже она. Маленькая блондиночка по имени Мелинда. - Его глаза затуманились от воспоминаний. - Она ненавидела свое имя, заставляла всех называть ее Джо.

Я поднял бровь.

- Джо?

- Чем меньше похоже на Мелинду, тем лучше, - засмеялся он. - Так уж у нее работали мозги.

- В прошедшем времени?

Уикэм протянул руку к следующей бутылке пива. Отвечая на мой вопрос, он явно пытался говорить беззаботно.

- Убита при выполнении даже не служебных обязанностей.

- Когда это произошло?

- Три года назад. Мы были у Сабатино, праздновали взятие лаборатории по производству метамфетамина. Прилично выпили. На нас напали по пути домой. - Он показал на шрам на щеке. - Мне повезло.

Уикэм сделал еще один глоток из второй бутылки и стал теребить край наклейки большим пальцем. Я понял, что ему не хочется продолжать разговор, поэтому просто сидел и тихо потягивал пиво. Мы оба молчали какое-то время.

- Так что насчет невидимости? Ты правда в это веришь? - спросил Уикэм после еще одной порции пива.

Я улыбнулся.

- Да, я ждал этого вопроса. Ты же знаешь, чем мы со Скалли занимаемся. Сам говорил, что наводил справки.

- Мне рассказывали какое-то дерьмо про всякие НЛО и тому подобное. ФБР разве занимается инопланетянами?

- Технически? ФБР расследует отчеты об активности, которая может напоминать некоторые характерные особенности так называемых контактов с представителями внеземных цивилизаций, - процитировал я.

Уикэм закатил глаза.

- Да уж, звучит гладко. Ты веришь в инопланетян? Инопланетян и невидимых серийных убийц?

- Запомни, на чем мы остановились, - я попросил еще два «Патрона»[1]. Когда еще распивать текилу, если не сейчас?

- Будем здоровы! - сказал Уикэм, и мы одновременно выпили до дна. Барменша принесла еще две бутылки пива, хотя предыдущие еще не опустели.

Я почувствовал, как в голове начинает приятно гудеть. Пожалуй, стоит пить чаще.

- Я верю в существование инопланетных цивилизаций, - сообщил я Уикэму. - Насчет невидимых серийных убийц — не знаю, поживем-увидим. Ха-ха.

- Значит, вы со Скалли ездите и расследуете такие дела? Она не показалась мне человеком очень широких взглядов, но внешность бывает обманчива. Я и тебя никогда бы не принял за такого.

Я снова рассмеялся.

- Широких взглядов? У меня они тоже не очень-то широкие. А у Скалли и подавно. Ее работа — писать длинные отчеты с детальным описанием того, как именно я отнимаю у Бюро место, время и деньги. У нее энциклопедические познания во всех областях науки, и она может оттарабанить безумное количество научной ерунды, пока не возникнет желания встряхнуть ее как следует.

Я улыбнулся, вспомнив, как она болтает про глюкокортикоиды, сколексы и принцип неопределенности Гейзенберга. Однажды у нас состоялась бурная дискуссия о том, кто является более высоким звеном эволюции — двугорбый или одногорбый верблюд.

Уикэм положил в рот пригоршню орешков.

- Я собираюсь позвонить ей, когда все это закончится, если ты не против.

Я удивленно посмотрел на него.

- Я ей не отец.

- Нет. Но ты не так уж к ней равнодушен, как хочешь показать.

- Между нами все очень запутанно. - Я вздохнул. - Но ты позвони. У нее в жизни должен быть кто-то нормальный. Относительно.

- Чем она занимается? Помимо того, что исполняет обязанности Королевы царства мертвых?

Я задумался над его вопросом.

- Понятия не имею. Любит стрелять в тире. Посещает скучные семинары. Она католичка. Может, сходите вместе на мессу.

Уикэм был явно сбит с толку.

- А как же она развлекается?

- Развлекается? Скалли никогда не развлекается. Я имею в виду, не так, как нормальные люди.

На самом деле я имел в виду, что Скалли не развлекается со мной, предпочитая выбирать для этих целей опасных психопатов с татуировками. И обычно это кончается не очень хорошо. Может, они с Уикэмом сделают себе пирсинг?

- Она любит танцевать?

Я попытался представить Скалли танцующей и потерпел полное поражение, потому что в моем воображении она существовала только в костюме, на каблуках и с «Очень серьезной прической». Люди не так одеваются, когда ходят танцевать.

- Не знаю. У нее была маленькая надоедливая собачка. Можешь зайти с этого угла.

Он усмехнулся.

- Думаю, до этапа покупки щенка нам еще как до луны.

- Черт с тобой, Уикэм. Не знаю, что сказать. Если бы я хотел затащить Скалли в постель, то подарил бы ей новенький сияющий микроскоп и коробку патронов, потому что, кажется, это единственное, чем ее можно осчастливить.

Я допил свое пиво и решил остановиться, понимая, что приближаюсь к той стадии опьянения, когда потом всю жизнь жалеешь, что вовремя не придержал язык.

Я изобразил универсальный жест, означающий «принесите мне счет, пожалуйста», и, получив его, нацарапал на чеке нечто, отдаленно напоминающее мое имя.

- Надо почаще обращаться за помощью к ФБР, - сказал Уикэм. - Сэкономлю денег.

- А я заставлю тебя оплатить все штрафы за парковку.

- Ты нечасто пьешь, да? - наблюдательно заметил Уикэм.

- Это портит мою женственную фигурку.

Он засмеялся и вытащил телефон.

- Мы оба наклюкались. Я вызову такси. Попрошу кого-нибудь пригнать твою машину к отелю попозже.

Он подошел к двери и распахнул ее. Водоворот снежинок ворвался внутрь.

Я кивнул.

- Хорошо. Кстати, Уикэм?

- Да?

- Скалли любит виолончель.

Он усмехнулся, и я кинул ему ключи от моей машины.

 

**********

 

ГОСТИНИЦА HOLIDAY INN, ВНУТРЕННЯЯ ГАВАНЬ

23:40

 

По пути в отель я велел таксисту заехать в магазин со спиртным и, дав ему щедрые чаевые, вылез из машины у входа в гостиницу и потащился к двери. Холодный воздух ударил меня наотмашь, словно старлетка из второсортного фильма. Я прислонился к обледеневшей колонне у входа.

Почувствовав, что худо-бедно вновь могу пользоваться руками-ногами, я медленно проковылял по холлу, а затем втащился в лифт и вывалился из него на седьмом этаже. Подойдя к номеру 746, я громко постучал.

- Ты должна пойти выпить со мной, Скалли, - невнятно пробормотал я, когда она открыла дверь.

Скалли скрестила руки на груди и окинула меня презрительным взглядом.

- По-моему, тебе уже хватит, Малдер. Тебе нужно не пить, а выспаться. - Она придвинулась ко мне поближе и принюхалась. - И принять душ.

- Уикэм водил меня в «Свистящую устрицу».

- Стрипклуб?

- Зачем же так? Вот ты какого обо мне мнения?

Она похлопала меня по плечу.

- Нет. Спокойной ночи.

Скалли начала закрывать дверь, но я придержал ее рукой.

- А как же поцелуй на ночь?

К моему изумлению, она слегка улыбнулась

- Ты еще не сводил меня на свидание.

- Зато пытался угостить выпивкой, - напомнил я ей.

Она положила руку на дверной косяк.

- Ты пьян, Малдер. Ты пьян, и впереди у нас ужасный день. Кроме того, я собиралась пойти спать и не хочу снова одеваться ради того, чтобы выпить, а потом еще и нянчиться с тобой.

Она пыталась отделаться от меня, иначе не стала бы придумывать отговорки. Я выпрямился. Скалли для всего нужен разумный аргумент. Что ж, она его получит.

- Ты все равно не заснешь сегодня, Скалли. И я тоже. - Я поднял коричневый бумажный пакет и помотал им у нее перед глазами, словно пытаясь загипнотизировать. - У меня в номере нет дресс-кода. Давай, развлекись немного.

Он посмотрела на пакет, потом на меня и вздохнула.

- Только надену халат.

 

**********

 

Я лежал, облокотившись рукой на подушку, и сонно слушал «Удивительные истории доктора Даны Скалли, Ужаса Квантико».

Она кому-то пригрозила в воздухе пальцем.

- Я сказала, что его, скорее всего, отравили мышьяком, а тело попытались сжечь, чтобы это скрыть. А он сказал, что это нельзя доказать и чтобы я оставила его в покое. А я сказала ему... - Она посмотрела на свой пустой бокал и потянулась к бутылке. - И я сказала ему... Что я сказала ему, Малдер?

- Свою версию, Скалли, - напомнил я ей, протягивая бутылку.

Она наполнила бокал и жалобно надула губы.

- Забыла, чем все кончилось, - посетовала она и сделала изрядный глоток. Я знал, что мне следует ее остановить, но и сам был нетрезв. В мышцах появилось странное ощущение: такое бывало у меня в больнице, когда меня накачивали дилаудидом[1]. Я уронил голову на подушку и перевернулся на спину. Голос Скалли вплыл в мой затуманенный мозг.

vikidalka.ru - 2015-2017 год. Все права принадлежат их авторам!