Главная | Случайная

КАТЕГОРИИ:






Явление тринадцатое. Марья Андреевна и Добротворский.

 

Марья Андреевна и Добротворский.

Добротворский . Пожалуйте к маменьке, барышня. Я ее уговорил немножко. Не бойтесь ничего, теперь браниться не станет, поговорить хочет. Пусть, говорит, она увидит, что мать ей зла не желает. Вот сейчас и поговорим все вместе, авось, барышня, как-нибудь и уладим. (Уходит.)

 

Действие четвертое

 

Комната первого действия.

 

Явление первое

 

Марья Андреевна (одна) . Вот уж третий день его нет. Что это значит? Третий день ужасных мучений! Он, должно быть, нездоров! Что, если он и нынче не придет, я, кажется, сойду с ума. Как незаметно подкралось ко мне это горе. Неделю тому назад я была весела и ни об чем не думала. Я так и жду, что приедет Беневоленский и сделает предложение. Что я буду делать? Маменька так уверена во мне, так меня любит!.. Теперь ее спокойствие зависит от меня. Неужели у меня хватит сил противиться ей.

Дарья входит.

 

Явление второе

 

Марья Андреевна и Дарья.

Дарья . О, чтоб!.. Вот везде одна, поспевай тут… Что это вы, барышня, какие скучные?

Марья Андреевна . С чего же мне веселой-то быть. Погадай-ка мне, Даша, на картах.

Дарья . Извольте, барышня, сейчас разложу. (Раскидывает карты.)

Марья Андреевна . Что, Даша, выходит что-нибудь? Чай, все вздор.

Дарья . Нет, матушка, не говорите этого. Вот недавно куме Аксинье гадала: все винновый туз выходит. Смотри, говорю, будет тебе горе какое-нибудь. Что ж, барышня, так и есть: шубку новенькую украли, с иголочки. (Разводит руками.) При своем антиресе от треф!.. в собственном доме… исполнение желания… бубновый король марьяжный…

Марья Андреевна . Кто же это бубновый король?

Дарья . Уж, известно, Владимир Васильевич, кому ж быть!

Входит Анна Петровна.

 

Явление третье

 

Те жен Анна Петровна.

Анна Петровна . Что это вы, никак гадаете? Погадай-ка, Дарья, и мне.

Дарья . Извольте, матушка, сейчас.

Анна Петровна . На какую, бишь, я даму-то гадаю? Не помнишь ли, Машенька?

Дарья . Я вас червонной, матушка, положу. Ах, барышня, почтальон идет. (Идет за письмом.)

Марья Андреевна . От кого это? Боже мой, как у меня сердце забилось!

Дарья возвращается с письмом.

Анна Петровна . Поищи-ка, Даша, очки. (Распечатывает письмо.)

Дарья . Вот они, матушка.

Анна Петровна (смотрит на подпись) . От Беневоленского.

Марья Андреевна . От Беневоленского? Что ж он пишет?

Анна Петровна (читает) . «Милостивая государыня, многоуважаемая Анна Петровна! Принимая в уважение ваше расположение и радушный прием, оказанные мне в прошедший четверток, я беру на себя смелость предложить свою руку и сердце вашей бесподобнейшей дочке Марье Андревне, коей достоинствами и красотою я очарован. Причем честь имею присовокупить, что я слышал от Платона Маркыча о вашем деле, в котором, как знающий человек, могу быть ходатаем, конечно только в том случае, когда вы согласитесь принять мое предложение. Я человек деловой, и мне терять время понапрасну на чужие хлопоты нельзя. Состояние мое вы знаете, и я неусыпно стараюсь о приращении оного, употребляя на это все свои способности; ибо, как вам известно, состояние дает вес в обществе. Принимая в соображение все оное, а равно положение, в котором вы находитесь, я не думаю, чтобы вы отказались породниться со мной. Ожидаю вашего ответа сегодня же или, в крайнем случае, завтра, чтобы не оставаться в неизвестности. Засвидетельствуйте мое нижайшее почтение Марье Андревне и передайте им, что я, как страстный их обожатель, с душевным трепетом ожидаю их ответа. G истинным почтением и таковою же преданностию честь имею пребыть Максим Беневоленский». Ну, что же, Машенька, надобно писать.

Марья Андреевна (в волнении) . Погодите, маменька, погодите…

Анна Петровна . Чего ж годить-то? Маша! Послушай ты меня, ведь уж этакой партии нам с тобой не дождаться. Максим Дорофеич человек деликатный, надо же ему что-нибудь написать, чтоб не сомневался по крайней мере.

Марья Андреевна . Погодите, маменька, ради бога, погодите, завтра… завтра…

Анна Петровна . Да отчего ж не теперь?

Марья Андреевна . Теперь я не могу. Я не знаю, что отвечать; я так взволнована… Мне нездоровится что-то, у меня голова болит. Я решительно не могу!..

Анна Петровна . Ну, как хочешь! Завтра так завтра. А я все-таки пойду подумаю, как написать поскладней. (Уходит.)

 

Явление четвертое

 

Марья Андреевна и Дарья.

Марья Андреевна . Даша, ты знаешь, где Владимир Васильич живет?

Дарья . Знаю, матушка.

Марья Андреевна . Беги к нему, Даша, голубушка, беги поскорей.

Дарья . Что вы, матушка! Ну, как маменька узнает!

Марья Андреевна . Ступай, ничего, ступай. Я как-нибудь скажу маменьке. Только, ради бога, поскорей. Скажи ему, чтоб он сейчас же пришел сюда, сию минуту.

Дарья . Ну, видно, нечего с вами делать.

Марья Андреевна . Проворней, Даша, проворней!

Дарья уходит.

 

Явление пятое

 

Марья Андреевна (одна) . Нет, этого не будет! Владимир спасет меня… Ну, как она его дома не застанет! Ну, а если… нет, этого не может быть, он меня любит. Ну, уж я теперь и сама не разберу, что я думаю, что я чувствую… мне только страшно чего-то. Ах, кабы она поскорей воротилась. Кто-то идет, не он ли? Нет, это Милашин.

Милашин входит.

 

Явление шестое

 

Марья Андреевна и Милашин.

Марья Андреевна . Скажите, Иван Иваныч, не видали ли вы Владимира Васильича?

Милашин . На что он вам?

Марья Андреевна . Ах, боже мой, когда я спрашиваю, значит, что нужно.

Милашин . Кто ж его знает. Помилуйте, разве можно знать, где подобные люди бывают!

Марья Андреевна отворачивается и плачет.

Милашин . Вы думаете, я это говорю из ревности. Вы глубоко ошибаетесь. Мне вас жаль, и больше ничего.

Марья Андреевна . Сделайте милость, не жалейте. Да какое право вы имеете жалеть меня?

Милашин . Как вам угодно! Я из привязанности к вам, к вашей маменьке говорю это. Я опять-таки повторяю, что такого человека, как Мерич, я бы, на месте Анны Петровны, к воротам бы не подпустил. Если Анне Петровне угодно, чтоб он расславлял везде, хвастался, что вы влюблены в него, так пускай принимает.

Марья Андреевна . Вы лжете!

Милашин . Я лгу? Нет, я никогда не лгу-с. Лжет кто-нибудь другой, только не я.

Марья Андреевна . Зачем вы мне говорите про него: вы знаете, что я не поверю вам. Я его люблю, слышите ли, люблю, люблю! Не смейте при мне говорить про него дурно.

Милашин . Вы его любите? А он вас любит, вы думаете?

Марья Андреевна . Послушайте, я начинаю терять терпение! Или замолчите, или убирайтесь прочь от меня!

Милашин (садится на другой стороне комнаты; молчание) . Вы меня обидели, Марья Андревна, жестоко обидели. Я желал вам добра, я с малолетства с вами знаком, а вы меня от себя гоните. Скажите, пожалуйста, чем я это заслужил? (Молчание.) Я только, по правам дружбы, хотел предостеречь вас.

Марья Андреевна . От кого предостеречь? Не нужно мне ваших предостережений.

Милашин . Теперь уж я вижу, что не нужно — вы так ему слепо верите, что никого слушать не хотите. Я и не стану вас разуверять, а все-таки это не мешает мне знать про него кой-какие вещи, не очень хорошие.

Марья Андреевна . Вы можете знать и можете говорить кому угодно, а все-таки вам никто не поверит.

Милашин . Что я, подлец, что ли, по-вашему? Вот чего я дождался от вас за мою привязанность!

Марья Андреевна . Что ж вы узнали? Говорите.

Милашин . Много узнал, всего не перескажешь.

Марья Андреевна . И есть у вас доказательства?

Милашин . Какие же доказательства? Его поведение и без доказательств ясно.

Марья Андреевна . Ну, а если у вас нет доказательств, так я вам говорю: не верю, не верю, не верю!

Милашин . Может быть, когда-нибудь я и докажу вам мои слова на самом деле, только не будет ли поздно.

Марья Андреевна . Это уж не ваше дело. Когда будете иметь доказательства, тогда и говорите, а до тех пор молчите. (Молчание.) Что ж это так долго? (Смотрит в окно. Молчание.) Наконец-то!

Милашин . Что такое?

Марья Андреевна . Владимир Васильич. Ну, уж достанется ему от меня.

Мерич входит.

 

Явление седьмое

 

Те же и Мерич.

Марья Андреевна . Что это вы пропали? Как вам не совестно!

Мерич (целует руку) . Виноват, Марья Андревна, виноват! И оправдываться не стану. Здравствуйте, Иван Иваныч.

Марья Андреевна . Мне нужно рассказать ва?л кой-какие новости, не совсем приятные.

Мерич . Неприятные! Это дурно. Вы меня пугаете.

Марья Андреевна . Да, для меня — очень неприятные.

Мерич . А если для вас они неприятны, так уж и для меня также.

Милашин . Отчего же это так? Позвольте вас спросить.

Мерич . По очень простой причине, Иван Иваныч: я принимаю очень близко к сердцу все, что касается до Марьи Андревны. Теперь вы поняли?

Марья Андреевна . Да, Иван Иваныч, это дело касается нас обоих.

Милашин . В таком случае, извините.

Мерич . Что это вы похудели, побледнели, Марья Андревна?

Марья Андреевна . Я вам говорю, что у меня есть много неприятного; да уж и того довольно: я три дни вас не видала. Чего я не передумала в это время!..

Мерич . Если я был хоть сколько-нибудь причиной вашего горя, то я считаю себя так виноватым, что не смею и оправдываться. Сердце у вас доброе. А я постараюсь загладить свой проступок. Дайте ручку, в знак перемирия. (Целует у Марьи Андреевны руку.)

Марья Андреевна . Да, уж, конечно, виноваты. Как это не заглянуть почти неделю! Бог с вами! Я уж к вам посылала Дарью.

Мерич . Она, вероятно, меня не застала дома; мы с ней разошлись.

Милашин (в сторону) . Это невыносимо!

Мерич . Зачем же вы присылали Дарью ко мне?

Марья Андреевна . За вами. Мне очень нужно с вами переговорить об одном весьма важном деле.

Милашин . Прощайте, Марья Андревна.

Марья Андреевна . Куда вы?

Милашин . За доказательствами.

Марья Андреевна . Желаю вам успеха.

Милашин уходит.

 

Явление восьмое

 

Марья Андреевна и Мерич.

Марья Андреевна . Владимир, Владимир! Что ты со мной делаешь! Я жду тебя не дождусь!

Мерич . Что такое, что такое! Об чем ты плачешь?

Марья Андреевна . Владимир, у нас страшное горе: мы проиграли дело… у нас отнимают все.

Мерич . Ах, боже мой!

Марья Андреевна . Что теперь делать? Маменька говорит, что нам будет жить нечем. Единственное средство мне — пожертвовать собой, выйти за Беневоленского. Я не могу опомниться, нынче я должна дать ответ.

Мерич . Как это скверно!

Марья Андреевна (обнимает его) , Владимир, спаси меня!

Мерич (освобождаясь) . Погоди, погоди. Поговорим хладнокровно.

Марья Андреевна . Как же я могу говорить об этом хладнокровно! Владимир, что мне делать!.. Жизнь и смерть моя от этого зависят. (Обнимает его.)

Мерич . Как ты, Мери, неосторожна! Ну, как кто увидит, что скажут?

Марья Андреевна . Мне теперь уж все равно, что бы ни говорили.

Мерич . А я-то чем же виноват! Ведь все на меня падет; скажут, что я тут бог знает что. Ты знаешь, у меня и без того какая репутация.

Марья Андреевна . Ты боишься? Ты, кажется, прежде не боялся.

Мерич . Ты не понимаешь, теперь совсем другое дело; тогда не было твоей маменьки.

Марья Андреевна . Что же мне делать! Я, ей-богу, не знаю.

Мерич . Ах, как это нехорошо, я совсем этого не ожидал.

Марья Андреевна . Владимир! Пока я не видала тебя, я бы пошла за кого угодно маменьке. Я полюбила тебя; ты мне говорил, что меня любишь, — как же мне теперь расстаться с тобой?

Мерич . Скажи же мне, Мери, сделай милость, чего тебе от меня хочется?

Марья Андреевна . Владимир, опомнись, что ты говоришь! В какое ты меня ставишь положение! Мне стыдно за себя. Я тебе, как другу, рассказываю свое горе, а ты спрашиваешь, чего мне хочется! Что же мне сказать тебе: женись на мне? Пощади меня!

Мерич . Ах, Мери! Мери! Ты не знаешь, в каких я теперь странных обстоятельствах. (Ходит по комнате.) Я решительно теперь ничего не могу придумать… решительно ничего.

Марья Андреевна . Ничего?

Мерич . Ничего.

Марья Андреевна . О, боже мой! (Закрывает лицо руками.)

Мерич . То-то вот все еще неопытность! Мне надобно было бежать от тебя. Зачем я тебя встретил! О, судьба, судьба! Мне легче бы было совсем не видать тебя, нежели смотреть, как ты страдаешь. Впрочем, я не думал, что ты так привяжешься ко мне.

Марья Андреевна . Что же ты думал?

Мерич . Я думал, что из наших отношений не выйдет ничего серьезного.

Марья Андреевна . Ты хотел позабавиться от скуки, для развлечения, не правда ли? Не ты ли сам говорил, что играть любовью тебе надоело.

Мерич . Да разве я не люблю тебя? Разве я не страдаю теперь? О, кабы ты могла заглянуть в мою душу! Но как же быть? Надобно покориться своей участи; надобно быть тверже, Мери!

Марья Андреевна . Я была тверда, пока ты не обманул меня так жестоко. И тебе не жаль меня? Скажи, ради бога!

Мерич . Мне очень жаль тебя, Мери, и тем больше жаль, что я не могу никак помочь тебе. Жениться я не могу на тебе, да и отец мой не позволит. Конечно, я бы не посмотрел на него, а обстоятельства, обстоятельства, которые гнетут меня всю жизнь…

Марья Андреевна . Ах, боже мой! Скажи ты мне, для чего ты меня обманывал, зачем клялся, когда я от тебя этого не требовала?

Мерич . Я люблю тебя, Мери! Я увлекся, я не сообразил. Я человек очень страстный.

Марья Андреевна . Ты любил? Никогда ты не любил меня. Я одна любила. Теперь мне поведение твое стало ясно. Хоть уж и поздно, а я узнала тебя. Господи, боже мой! И ты смеешь называть это любовью! Хороша любовь! — не только без самопожертвования, даже без увлечения! На нас весь суд, нам не прощают ничего… Я к тебе бросаюсь на шею, а ты оглядываешься, не увидал бы кто. Ты вспомни хорошенько: бывало, ждешь тебя не дождешься; все глаза проглядишь, а ты придешь, как ни в чем не бывало, только разве обдумаешь дома, что говорить, да как бы сделать шаг вперед.

Мерич . Ты меня обижаешь. Что ж, ты можешь говорить, что хочешь — ты вправе.

Марья Андреевна . Не говори, ради бога! Вспомни о совести хоть теперь-то. Теперь уж тебе нет никакой нужды лгать. Теперь тебе остается только хвастаться своими успехами.

Мерич . Послушай, однако за кого ж ты меня считаешь?

Марья Андреевна . За кого нужно.

Мерич . Я, наконец, не могу переносить этого. (Берет шляпу.)

Марья Андреевна . Ты уходишь? Прощай!

Мерич . Не могу же я слушать этого! Ну, я виноват, я сознаюсь, да все не так же, как ты говоришь. Все-таки я честный человек. Ведь обстоятельства, Мери, много значат… Где же вам это все знать — вы женщины.

Марья Андреевна . Верю, верю.

Мерич . Нет, право. Ты не сердись на меня. Я не мог и не могу иначе поступить при всей любви к тебе. Ты что хочешь говори, а я все-таки буду утверждать, что люблю тебя. Ты этому не веришь! Ты ошибаешься и обижаешь меня. Могу ли я не любить тебя, такое прекрасное, невинное создание!

Марья Андреевна . Перестань, ради бога!

Мерич . При других обстоятельствах я бы отдал все на свете за счастье обладать тобой.

Марья Андреевна . Перестань же наконец.

Мерич . Но мне не суждено; что ж делать! Нам нужно расстаться.

Марья Андреевна . Прощайте, прощайте!

Мерич целует руку, уходит медленно, потом возвращается.

Мерич . Нет, я решительно не могу уйти без того, чтоб еще раз не взглянуть на тебя. (Стоит, сложа руки на груди.) Ты на меня не сердишься?

Марья Андреевна . Не сержусь.

Мерич . Вот и прекрасно. Прощай, Мери, прощай! Желаю тебе всякого счастья. (Отходит немного.) Обо мне забудь! (Уходит.)

 

Явление девятое

 

Марья Андреевна (одна) . И я поверила этому человеку! Как мне стыдно за себя… Он ушел, и ему ничего! Он даже рад, я думаю, что развязался… А я, я? За что же я страдаю, чем я виновата! О, господи! зачем в людях так мало правды! Могла ли я знать, что он меня обманывает! Как мне было знать! Почем мне было знать!.. За что он меня обманул! (Плачет.)

Входит Милашин.

 

Явление десятое

 

Марья Андреевна и Милашин.

Милашин . Вот доказательства, Марья Андревна.

Марья Андреевна . Теперь уж не нужно.

Милашин . Значит, правду я говорил. Помилуйте, я его знаю очень хорошо. (Читает) . «Простите моей дерзости, но я не могу более скрывать страсти, которая меня сожигает». — Скажите, какие нежности!

Марья Андреевна . Что вы там еще читаете?

Милашин . Вот, извольте посмотреть. (Подает ей записки. Марья Андреевна читает про себя.) Вы давеча говорили, что я лгу; я это помню, Марья Андревна.

Марья Андреевна (рвет записки и бросает их за окно) . Только этого недоставало! Это ужасно!

Милашин . Вот у меня еще есть. Не хотите ли?

Марья Андреевна . Ах, боже мой! Да на что мне они? Оставьте меня, ради бога. Вы видите, в каком я положении. (После непродолжительного молчания.) Я сейчас видела Владимира Васильича.

Милашин . Что же он?

Марья Андреевна (плачет) . Ему нет никакого дела до меня. Он говорит, что нужно покориться своей участи.

Милашин . Мерзавец! Марья Андревна, перестаньте, не плачьте! Я готов жизнью пожертвовать для вас. Скажите, Марья Андреевна, чем я могу быть для вас полезен — я на все готов.

Марья Андреевна . Вы ничего не можете для меня сделать. Дайте мне немного успокоиться. Мое самолюбие оскорблено, мне стыдно за себя. Я не о том плачу, что мне нужно пожертвовать собой — я уж примирилась с этой мыслью, — а об том, что я была игрушкой пустого человека. Чем вы мне можете помочь?

Милашин . Хотите, я его вызову на дуэль? Вы думаете, не вызову? Непременно вызову.

Марья Андреевна . Что вы выдумываете! Зачем вы это сделаете, как, по какому праву?

Милашин . Да, в самом деле, неловко! Я так только спросил у вас, а то, как вам угодно. Мне жизнь не дорога… Я не могу видеть, как вы страдаете! Неужели я решительно ничем не могу вам помочь?

Марья Андреевна . Одним только: оставьте меня в покое.

Милашин . Вы меня гоните! Вы вот как со мной поступаете! Ну, так я вам докажу, что я не заслуживаю этого. Я, Марья Андревна, не Мерич! Я очень хорошо понимаю ваше положение! Выйти за Беневоленского! Какому-нибудь скоту придет фантазия за вас свататься, а вы должны итти за него! Нет, это невыносимо! Это ужасно досадно! Знаете ли что, Марья Андревна? Я человек бедный, я, может быть, сам не знаю, чем содержать себя одного, не только с женой, но я не сделал бы так, как Мерич, не уступил бы вас на жертву Беневоленскому. Марья Андревна! Я предлагаю вам свою руку, мне хочется доказать вам, что я благородный человек.

Марья Андреевна . Ах, Иван Иваныч, не хотелось бы мне вас обидеть, да нечего делать. Не нуждаюсь я ни в вашей помощи, ни в вашем благородстве; не пойду я за вас ни за что на свете.

Милашин . Да, конечно, я не Беневоленский; он завидный жених.

Марья Андреевна . Беневоленский человек с состоянием, да и маменька хочет, чтоб я за него вышла; вот почему я предпочту Беневоленского.

Милашин . Не угодно? Как вам угодно! Мне только одно обидно: за что вы меня унижаете, ставите хуже какого-нибудь Мерича. Я делаю вам честное предложение, а вы на меня сердитесь; а Мерича не гнали прочь, когда он ухаживал за вами.

Марья Андреевна . Послушайте, за кого вы меня принимаете? Вы даже не имеете уважения ко мне. Нет, надобно это покончить одним разом. Будет плакать. (Утирает глаза.) Если б теперь Мерич сделал предложение, я б не пошла за него. Я выхожу за Беневоленского — это решено. Незаметно, что я плакала? Мне хочется показать маменьке, что я без всякого усилия решилась выйти замуж. Пусть она будет весела и покойна, я возьму все на себя. Полноте дуться и вы. Посмотрите, в самом деле, незаметно слез?

Милашин . Почти незаметно.

Марья Андреевна . Ну, и слава богу! Станемте смеяться, станемте разговаривать о чем-нибудь о постороннем. Не были ли вы в театрах как-нибудь на-днях?

Милашин . Вы думаете меня обмануть и себя также. Для чего это? Ведь я знаю, что у вас на душе.

Марья Андреевна (топает ногой) . Я совсем вас не обманываю; мне, право, что-то вдруг весело сделалось. Давайте играть во что-нибудь. Ах, вот карты! Давайте играть в карты.

Милашин . Давайте, пожалуй, если вам угодно. (Садится к столу.)

Марья Андреевна . Во что же? В дураки давайте.

Милашин (сдает) . Поиграемте, поиграемте. Послушайте, Марья Андревна, вы притворяетесь. Вы не хотите, чтоб я видел ваши слезы. Зачем же вы от меня-то скрываетесь: я вам не чужой. Это досадно!

Марья Андреевна . Играйте, играйте, а то останетесь.

Милашин . Вы так горды, что не хотите мне позволить принимать в вас участие. Ведь это заметно, что вы притворяетесь.

Марья Андреевна . Что, остались! (Смеется.)

Милашин . Ну, что ж, остался. (Мешает карты, сдает.) Ведь это ужасно досадно! Это гордость! Вы меня этим унижаете, не считаете ни за что!..

Марья Андреевна . Вы принимаете! Еще принимаете. Ну, так вы опять остались! (Хохочет.)

Милашин . Ведь это невыносимо просто.

Марья Андреевна . Сдавайте, сдавайте. Что же вы!

Милашин сдает.

(Марья Андреевна задумывается, закрывает глаза платком и опирается на стол, потом утирает глаза и берет, карты.) Кому ходить, мне?

Анна Петровна входит.

 

<== предыдущая лекция | следующая лекция ==>
Явление двенадцатое. Марья Андреевна одна и потом Дарья. | Явление одиннадцатое. Анна Петровна . Что это у вас за смех?
vikidalka.ru - 2015-2017 год. Все права принадлежат их авторам!