Главная | Случайная

КАТЕГОРИИ:






Явление пятнадцатое

 

Те же без Русакова.

Авдотья Максимовна . Ах, тетенька, я все еще не могу оправиться.

Арина Федотовна . Ну, уж теперь не о чем тужить. На нашей улице праздник. Пойдем-ка скорей. Одевайся. То-то он, бедный, обрадуется, как услышит.

Уходят.

 

Действие третье

 

Сцена I

 

Небольшая комната на постоялом дворе. Темно.

 

Явление первое

 

Входят: Вихорев, Авдотья Максимовна и Степан со свечой. Авдотья Максимовна садится к столу. Вихорев ходит по комнате. Степан ставит свечу на стол.

Вихорев . Что это за народ! Ведь я тебе, дураку, приказывал, чтобы лошади были готовы.

Степан . Разве с ними сговоришь? Известное дело — мужики. Говорят: сейчас будет готово.

Вихорев . Ступай, да скажи, чтоб они у меня живей поворачивались, я этого не люблю.

Степан уходит.

Авдотья Максимовна . Куда вы меня завезли?

Вихорев . Мы теперь в Ямской слободе.

Авдотья Максимовна . Зачем же вы завезли меня сюда?

Вихорев . Затем, что я люблю тебя. Сейчас заложат лошадей, мы поедем к Баранчевскому в деревню, это всего семь верст от города, там и обвенчаемся, а завтра в город. (Садится подле нее.)

Авдотья Максимовна . Конечно, Виктор Аркадьич, я люблю вас и готова для вас сделать все на свете, да зачем же вы меня увезли насильно? Тятенька теперь меня хватится… и беда моя просто… Что он подумает?.. С какими глазами я к нему покажусь?..

Вихорев . Послушай, мой друг! Ты сама мне говорила, что Максим Федотыч согласен; так за что же он будет сердиться? Я тебе скажу откровенно, я тебя увез потому, что у меня был тут свой расчет. Я знаю, что старики упрямы; нынче он согласен, а завтра, пожалуй, заупрямится, как лошадь. Ну, что ж хорошего?.. А уж как дело-то сделано, так назад не воротишь.

Авдотья Максимовна . Виктор Аркадьич! я с вами и в огонь и в воду готова, только пустите меня к тятеньке; я еще теперь приду во-время. А вы завтра приезжайте к нам.

Вихорев . Ни за что, душа моя! Нет, уж я так глуп не буду; уж я теперь с тобой не расстанусь, благо мне случай помог!

Авдотья Максимовна плачет.

Полно плакать-то, перестань! Так-то ты меня любишь!..

Авдотья Максимовна . Я вас люблю, видит бог, люблю!.. (Привстает, обнимает и целует его.) Голубчик, Виктор Аркадьич, что хотите со мной делайте, только пустите к тятеньке.

Вихорев . Полно, перестань! Это дело невозможное, об этом и говорить нечего. (Встает и ходит по комнате, Авдотья Максимовна плачет.) Что ж это лошадей не дают? Это ужасно!.. Ну, об чем ты плачешь, скажи?.. (Напевает.)

 

Ах, об чем ты проливаешь

Слезы горькие тайком

И украдкой утираешь

Их кисейным рукавом?..

 

Авдотья Максимовна . Вам, я вижу, Виктор Аркадьич, ничего меня не жалко.

Вихорев . Жалеть-то нечего: все это вздор и пустяки.

Авдотья Максимовна . А тятенька-то?..

Вихорев . Что ж тятенька! Посердится, да и перестанет, велика важность!.. Ты мне лучше расскажи, как ты его уговорила, вот это интересно знать. Давеча он на меня зарычал, как медведь!

Авдотья Максимовна . И сама не знаю, как у меня духу достало. Говорю ему прямо, что люблю вас, и не помню себя, и не знаю, как выговорила. Потом уж и не слышу, что он говорит; твержу только одно, что умру, что без вас жить не могу.

Вихорев . Вот любовь! вот любовь! Да я тебя расцелую за это. (Целует ее.)

Авдотья Максимовна (тихо) . Любишь меня?..

Вихорев . Люблю, люблю!

Авдотья Максимовна . Ненаглядный ты мой! Радость, жизнь моя! Куда хочешь с тобой! Никого я теперь не боюсь и никого мне не жалко. Так бы вот улетела с тобой куда-нибудь. (Обнявши его, смотрит ему в глаза.) Какой ты хорошенький! я таких и не видывала… точно нарисованный! (Говорит с расстановкой.) Знаешь, что! Давай жить здесь все вместе с тятенькой! Точно бы жила я, как в раю. А то уедешь далеко… тятеньки нет… скучно будет без него.

Вихорев . Ну, об этом после поговорим. Ты мне расскажи, как ты тятеньку-то уговорила!

Авдотья Максимовна . Ну, вот слушай: начал он меня бранить, так бранить, так бранить… Я в слезы… Иди, говорит, за Бородкина, вот тебе жених; а об этом и думать не смей, а то, говорит, я тебя и знать не хочу. У меня так к сердцу подкатило, стало в глазах темнеть, темнеть… Тут уж я и не помню ничего, как стояла, так и упала.

Вихорев . Вот народ-то! Однако что же это лошадей!.. Степан!

Входит Степан.

Что ж лошади? Осел!

Степан . Сейчас будут готовы-с: взвазживают. (Уходит.)

Авдотья Максимовна . Как я очнулась — не помню; только вижу, тятенька сидит подле меня, плачет… Ну, говорит, бог с тобой!

Вихорев . Ну, а согласился, так и конец, только и надобно было для нашего благополучия. Погоди, заживем мы с тобой.

Авдотья Максимовна . Он мне еще одно словечко сказал, да это так, пустяки, не стоит и внимания.

Вихорев . Что же это за словечко?

Авдотья Максимовна . А вот что: говорит, он тебя, Дуня, не любит, он тебя обманывает, ему только деньги нужны, а не ты. Коли хочет, так пусть берет безо всего. А я думаю: на что деньги? Бог с ними, и с деньгами, не в деньгах счастье. Ну, конечно, приданое, там, что мне нужно, он даст. А деньги… на что они? Не с деньгами жить, а с добрыми людьми.

Вихорев . Да это он врет, он и денег даст.

Авдотья Максимовна . Ну, нет, не знаю: он у нас что сказал, то и свято. Опять же он на меня теперь в сердцах, что я его не послушала; он ни за что не даст.

Вихорев . Гм! Дело-то скверно!.. (Берет себя за голову.) А-ах!

Авдотья Максимовна . Я, Виктор Аркадьич, так рассудила, что лучше жить в бедности, да с милым человеком, чем в богатстве, да с постылым.

Вихорев . С милым! А как с милым-то жить нечем будет?

Авдотья Максимовна . Да ведь у вас есть деревня своя?

Вихорев . Деревня? Какая деревня!.. Все это вздор!.. Ты вот что скажи, только говори откровенно: даст он денег, или нет?

Авдотья Максимовна . Не даст!..

Вихорев . Так что ж ты со мной делаешь?

Авдотья Максимовна . Да разве я виновата, Виктор Аркадьич?

Вихорев (ходя по комнате) . Вам только влюбляться, да как бы замуж выйти за благородного, чтобы барыней быть!

Авдотья Максимовна . Что вы говорите, Виктор Аркадьич?

Вихорев . Кому нужно даром-то вас брать! Можно было, я думаю, догадаться, не маленькая! Любовь да нежности всё на уме!.. Ведь глупость-то какая! Все вы думаете, что вас за красоту берут, так с ума и сходят!

Авдотья Максимовна (закрывая лицо руками) . Бедная я, горемычная! Для чего это я только на свет рождена!..

Вихорев . Видимое дело, что человеку деньги нужны, коли он на купчихе хочет жениться! Влюбиться-то бы я и в Москве нашел в двадцать раз лучше, а то всякая дура думает, что в нее влюблены без памяти.

Степан (входит) . Лошади готовы-с.

Вихорев . Пошел вон, дурак!

Степан уходит.

Авдотья Максимовна . Что вы со мной сделали!.. Куда я теперь денусь?.. Как я домой покажусь?..

Вихорев . А мне-то какое дело!.. Зачем ехала?..

Авдотья Максимовна . Ведь вы меня насильно посадили.

Вихорев . Выпроси у отца сто тысяч, так я, пожалуй, женюсь на тебе. Будешь барыня!

Авдотья Максимовна (вставая и покрываясь платком) . Да отсохни у меня язык, если я у него попрошу хоть копейку! (Подходит к нему.) Не будет вам счастья, Виктор Аркадьич, за то, что вы наругались над бедной девушкой… Вы у меня всю жизнь отняли. Мне теперь легче живой в гроб лечь, чем домой явиться: родной отец от меня отступится; осрамила я его на старости лет; весь город будет на меня пальцами показывать.

Вихорев . Уж это мы слыхали не один раз.

Авдотья Максимовна . Бог вас накажет за это, а я вам зла не желаю. Найдите себе жену богатую, да такую, чтоб любила вас так, как я; живите с ней в радости, а я девушка простая, доживу как-нибудь, скоротаю свой век в четырех стенах сидя, проклинаючи свою жизнь. Прощайте! (Плачет.) Прощайте… Я к тятеньке пойду!.. (Быстро уходит.)

 

Явление второе

 

Вихорев, потом Степан.

Вихорев (один) . Опять несчастье! Ах, чорт возьми! Куда я теперь денусь?.. Домотался! Хоть в маркёры ступай! Поеду еще куда-нибудь… Говорят, в Короваеве есть богатые купцы, и недалёко — всего верст пятьдесят… Степка!

Степан (входит) . Чего изволите-с?..

Вихорев . Вели этих лошадей откладывать, а мне найми других, в Короваев. Да поезжай в гостиницу, укладывайся, я сейчас там буду. (Уходит.)

 

Явление третье

 

Степан (один) . Должно быть, опять не выгорело! Эх, жизнь, жизнь! Теперь злой сделается, аки лев. Всякую беду все на мне любит срывать. Да это легче в Сибирь Тобольской итти. Дождется уж он, что я от него убегом уйду.

 

Сцена II

 

Комната 2-го акта

 

Явление четвертое

 

Арина Федотовна и Анна Антоновна выходят из боковой двери и подходят к задней.

Анна Антоновна . Скажите, пожалуйста! Ах-ах-ах!.. (Качает головой.)

Арина Федотовна . Увез, увез, матушка! Такой молодец! Подхватил в коляску проворным манером, только я их и видела.

Анна Антоновна . Уж это по глазам было видно, что парень ловкий.

Арина Федотовна . Какой еще ловкий-то!.. Одного я боюсь: братец спросит, где Дунечка, что я скажу? Скажу, что у тебя; запоздала, мол, и ночевать осталась. Ну, а завтра сами приедут, там как хотят.

Анна Антоновна . Обещал мне материи на платье подарить.

Арина Федотовна . Что ты!

Анна Антоновна . Право.

Арина Федотовна . Видишь ты, какой благородный человек! (Целуются.)

Анна Антоновна уходит. Арина Федотовна садится к столу.

Посмотрим, что карты скажут.

Входят Бородкин и Русаков.

 

Явление пятое

 

Арина Федотовна, Русаков и Бородкин.

Русаков . Сестрица, а сестрица!

Арина Федотовна (смешивая карты) . Чего изволите, братец?

Русаков . Да пора бы ужинать, ведь уж время-то поздно.

Арина Федотовна . Сейчас, братец. (Уходит.)

Русаков . А ты, Иванушка, поужинай с нами. Мать-то знает, что ты ко мне пошел?

Бородкин . Знает.

Русаков . Ну, так что ж, ну, и ничего, беспокоиться не будет. А ты с нами посиди.

Входит девка и накрывает стол.

Скажи ты мне, Иванушка, отчего тебя Дуня не любит?

Бородкин . Я, Максим Федотыч, не знаю-с. Я, кажется, готов всю душу положить за Авдотью Максимовну и всячески стараюсь, как угодить. Если не любят, все-таки, не я тому причиной. Может, есть лучше нас, а между прочим, не знаю-с.

Русаков . Ничего, Иванушка, не тужи. Девичье сердце переменчивое: нынче не любит, а завтра полюбит.

Бородкин . Хорошо, кабы так-с.

Арина Федотовна (входит) . Готово, братец.

Русаков . А Дунюшка где?

Арина Федотовна . Не знаю, братец, еще не бывала.

Русаков . Как же не знаешь; ведь ты с ней вместе ходила?

Арина Федотовна . Да она хотела к Анне Антоновне зайти; должно быть, там засиделась.

Русаков . Что ж ты ее одну бросила! Пошли за ней девку поскорей — это недалёко.

Арина Федотовна . Да она, может быть, братец, там кочевать останется.

Русаков . Это зачем еще?.. Пошли, я хочу ее видеть.

Арина Федотовна . Сейчас, братец! (Уходит.)

Русаков . Подождем Дунюшку, посидим, покалякаем о чем-нибудь. (Молчание.) Что это, Иванушка, как я погляжу, народ-то все хуже и хуже делается, и что это будет, уж и не знаю. Возьмем хоть из нашего брата: ну, старики-то еще туда-сюда, а молодые-то?.. На что это похоже?.. Ни стыда, ни совести; ведь поверить ничего нельзя, а уж уважения и не спрашивай. Нет, мы, бывало, страх имели, старших уважали. Опять эту моду выдумали! Прежде ее не было, так лучше было, право. Проще жили, ну, и народ честней был. А то — я, говорит, хочу по моде жить, по-нынешнему, а глядишь, тому не платит, другому не платит.

Бородкин . Все это, Максим Федотыч, от необузданности, а то и от глупости.

Русаков . Именно от необузданности. Бить некому! А то-то бы учить-то надо… Охо-хо — палка-то по них плачет.

Бородкин . Ведь всё себе на гибель, Максим Федотыч.

Русаков . Да ведь другого жалко. Глядишь, мальчонка-то и не дурак, ведь, может, из него бы и путный вышел, кабы в руки-то взять. А то его точно как вихорем каким носит, либо кружится тебе, как турман, ровно как угорелый, что ли, да беспутство, да пьянство. Не глядели б глаза, кажется.

Бородкин . Потому, главная причина, Максим Федотыч, основательности нет… к жизни… Кабы основательность была, ну, другое дело; а то помилуйте, Максим Федотыч, в голове одно: какое бы колено сделать почудней, чтоб невиданное…

Входит Маломальский.

 

Явление шестое

 

Те же и Маломальский.

Маломальский . Сват, я к тебе пришел… примерно, за делом…

Русаков . Ну, что ж, садись, милости просим. (Маломальский садится. Молчание.) Ну, что же у тебя за дело?

Маломальский . Только, чтоб тово… не вдруг…

Русаков . Да что там такое?

Маломальский . Это, сват, со всяким может…. гм… потому захочет что сделать, если, примерно… как ты ее удержишь или усмотришь… настоящее я тебе дело говорю…

Русаков . Эх, бестолков ты, сват.

Маломальский (отойдя на авансцену, мигая и маня рукой Русакова) . Поди сюда.

Русаков . Говори вслух, что тебе?..

Маломальский . Примерно, такая штука… секретная…

Русаков . Что там еще?

Маломальский (оглядываясь) . Сват… а где у тебя дочь?

Русаков . Говорят, к вам пошла, к Анне Антоновне.

Маломальский . Говорят! Кто говорит?.. Не верь, врут!.. врут, сват… Обман, один обман…

Русаков . Поди проспись!.. Еще у тебя, видно, хмель-то не вышел… пьян еще…

Маломальский . Нет, не пьян… Видел… своими глазами видел…

Русаков . Да что ты видел-то, говори, злодей!..

Маломальский . Ее, сват, видел… ее… едут… в коляске…

Русаков . С кем?..

Маломальский . С барином… с моим с постояльцем… Да… я не пьяный… я видел…

Бородкин . Кое место-с?

Маломальский . За валом… на мосту…

Русаков (садится к столу и подпирает голову рукой) . Господи, поддержи! (Молчание.) Сестра!

Арина Федотовна входит.

 

Явление седьмое

 

Те же и Арина Федотовна.

Арина Федотовна . Что вы, братец?

Русаков . Где дочь?

Арина Федотовна . Право, братец, не знаю…

Русаков . Говори, сестра, говори всю правду, слышишь!

Арина Федотовна . Право, братец, не знаю… Может быть, Виктор Аркадьич… Они тут на лошадях подъезжали…

Бородкин . На чьих лошадях — на извозчичьих-с?..

Арина Федотовна . Нет, на Баранчевских.

Бородкин . Так далеко не уедут-с. Либо у Баранчевского надо искать, либо по гостиницам-с.

Русаков . Постой ты. Что ж, она с ним села да и поехала?

Арина Федотовна . Нет, братец, он ее насильно посадил.

Русаков . Насильно! (Встает.) Что ж это, отцы мои!.. Увезли девушку насильно! Помогите! Дочь мою, голубушку мою, последнюю мою радость. Ведь это разбой!.. Побежимте!..

Бородкин . Я хоть сию минуту-с.

Маломальский . Поедем… у меня, сват, лошадь здесь…

Русаков (хватаясь за голову) . Постойте! Откуда он ее увез?

Арина Федотовна . За валом, братец, от мосту.

Русаков . А зачем она там была? Вы ведь в церковь пошли?

Арина Федотовна . Мы, братец, гуляли.

Русаков (хватая ее за руку) . Врешь, у вас уговор был! Говори, был уговор? Говори!

Арина Федотовна . Был.

Русаков (садится со слезами) . Так зачем же мы поедем? Она своей волей уехала, она своей волей бросила отца, насмех людям, бросила старика одного горе мыкать! Дочка! не век тебе будут радости. Вспомнишь ты и обо мне. Кто тебя так любить будет, как я тебя любил?.. Поживи в чужих людях, узнаешь, что такое отец!.. Диви бы, я с ней строг был или жалел для нее что. Я ли ее не любил, я ли ее не голубил?.. (Плачет.)

Бородкин . Полноте, Максим Федотыч, пойдемте, может и найдем.

Русаков . Не трожь, Иванушка, дай мне наплакаться, потом легче будет.

Бородкин . Да ведь уж слезами, Максим Федотыч, не поможешь; лучше пойти поискать.

Русаков . Где искать! Зачем искать!

Арина Федотовна . Ах, братец, как вы себя убиваете. Что вы беспокоитесь; они завтра сами приедут: обвенчаются и приедут.

Русаков (встает.) . Обвенчаются! Так нет, не хочу, не хочу! Поедем, сват! Отниму, коли найду. Запру в светлицу, там и сиди. Пусть лучше умрет на моих глазах, только не доставайся моему врагу.

Бородкин . Мне тоже прикажете?

Русаков . Ты останься. Ну, сестрица, голубушка, отблагодарила ты меня за мою хлеб-соль! Спасибо! Лучше б ты у меня с плеч голову сняла, нечем ты это сделала. Твое дело, порадуйся! Я ее в страхе воспитывал да в добродетели, она у меня как голубка была чистая. Ты приехала с заразой-то своей. Только у тебя и разговору-то было что глупости… все речи-то твои были такие вздорные. Ведь тебя нельзя пустить в хорошую семью: ты яд и соблазн! Вон из моего дома, вон! Чтобы нога твоя не была здесь!

Арина Федотовна . Вы всегда, братец, обижаете…

Русаков (уходя с Маломальским) . Потаскушка ты этакая! (Уходят.)

 

Явление восьмое

 

Арина Федотовна и Бородкин.

Арина Федотовна (садится, плачет, потом, поднявши голову) . Ишь ты, разгулялся! Ругатель, обидчик, мужик необразованный!

Бородкин . А то вас не ругать! Что ж, хвалить, что ли, за этакие дела?

Арина Федотовна . И ты туда ж!.. Ах ты, дрянь бородастая! Молчал бы уж лучше…

Бородкин . Так что ж, небойсь, хорошо сделали!..

Арина Федотовна . Да вот как ни сделали, а тебе не досталось. Теперь ищите с батюшкой-то, а уж дело-то кончено; по крайней мере на своем поставили.

Бородкин . Как бы после не плакать.

Арина Федотовна . Не об тебе ли уж?.. Эко несчастие, скажите! Какого жениха упустили!.. Как не плакать!.. А посмотри-ка, как он завтра с ней прикатит, да взойдет-то этакой кавалер, так любоваться мило-дорого будет.

Бородкин . Хорошо, кабы вашими устами да мед пить. Я бы сам вчуже за Авдотью Максимовну порадовался.

Арина Федотовна . Да уж теперь не то, что прежде — и посмотреть-то на нее ты должен за счастье считать.

Авдотья Максимовна входит держась за дверь и молча садится к столу. Арина Федотовна и Бородкин смотрят на нее в недоумении.

 

Явление девятое

 

Те же и Авдотья Максимовна.

Авдотья Максимовна . Господи! измучилась… Ну, слава богу, теперь, по крайней мере, я дома…

Арина Федотовна . Дунечка, что с тобой! Откуда ты?..

Авдотья Максимовна . Где тятенька?

Бородкин . Они пошли-с… гм… недалечко-с… скоро придут…

Авдотья Максимовна . Мне его нужно видеть поскорей… Где он, скажите вы мне!..

Арина Федотовна . Дунечка, беда у нас: ведь он все узнал. Тебя искать поехал. Селиверст Потапыч ему все рассказал — он видел, как вы ехали с Виктором Аркадьичем.

Авдотья Максимовна . Тятенька, голубчик! Скоро ли он придет, скоро ли?.. Я измучаюсь, исстрадается мое сердце до него, вся душа изноет.

Бородкин (Арине Федотовне) . Надо вам было говорить!

Авдотья Максимовна . Кто-то стукнул, не тятенька ли?.. (Встает шатаясь.)

Бородкин (поддерживая ее) . А хоть бы и он, что ж за беда-с?.. Нешто вы в этом виноваты, коли вас насильно увезли.

Авдотья Максимовна . Только как мне горько, кабы вы знали!.. На кого была надежда, что он со мной сделал!.. Тошнехонько мне!..

Бородкин . Что же он с вами сделал-с?

Авдотья Максимовна (с отчаянием) . Что сделал? Прогнал! Мне, говорит, тебя не нужно, а нужны деньги. А я, дура, думала, что он меня любит.

Бородкин . Значит, Авдотья Максимовна, я так думаю; это дело надо будет бросить-с.

Авдотья Максимовна . А тятенька-то что скажет? Что люди-то скажут?

Бородкин . Позвольте мне за это дело взяться: я его обделаю, как должно.

Авдотья Максимовна . Вы?..

Бородкин . Я-с. Только, Авдотья Максимовна, как собственно теперича этот барин за все свои невежества не сто́ит того, чтобы вы его любили, так уж я буду в надежде-с.

Авдотья Максимовна . Я все на свете для вас сделаю, только бы тятенька не гневался на меня.

Бородкин . А когда так, не извольте ничего беспокоиться, идите себе в комнату, а я с тятенькой переговорю. А то расстроите его, да и сами от чувств даже больны можете быть. Что хорошего?..

Авдотья Максимовна . У меня на вас только и надежда!..

Бородкин . Будьте спокойны.

Авдотья Максимовна уходит.

 

Явление десятое

 

Бородкин и Арина Федотовна.

Бородкин . Что, есть чему радоваться?.. Убирайтесь-ка лучше от греха, пока Максим Федотыч не пришел.

Арина Федотовна . Кто ж это знал, что так случится; я и ума не приложу.

Бородкин . Говорили вам, кажется, так вы сами умнее всех хотите быть. Посмотрите на Авдотью Максимовну теперь, у меня ажио слезы прошибла.

Арина Федотовна . Ну, вот, поди ж ты, разве можно было ждать от него такого невежества?..

Бородкин . Ох, кабы я на месте Максима Федотыча, я бы вам феферу задал.

Арина Федотовна . Полно храбриться-то!

Бородкин . Что храбриться-то?.. За что погубили девушку?.. Али вам это ничего?..

Арина Федотовна (прислушивается) . Братец приехал. (Уходит в боковую дверь. Бородкин притворяет ее.)

Входит Русаков.

 

<== предыдущая лекция | следующая лекция ==>
Явление четырнадцатое. Арина Федотовна, Авдотья Максимовна и Русаков. | Явление тринадцатое. Маломальский . Сват, а сват, я, примерно, молодца-то остановил.
vikidalka.ru - 2015-2017 год. Все права принадлежат их авторам!