Главная | Случайная
Обратная связь

ТОР 5 статей:

Методические подходы к анализу финансового состояния предприятия

Проблема периодизации русской литературы ХХ века. Краткая характеристика второй половины ХХ века

Ценовые и неценовые факторы

Характеристика шлифовальных кругов и ее маркировка

Служебные части речи. Предлог. Союз. Частицы

КАТЕГОРИИ:






Явление одиннадцатое 2 страница. Гурмыжская . Только мне деньги завтра же нужны.




Гурмыжская . Только мне деньги завтра же нужны.

Восмибратов . Еще почивать будете, принесем. А вы извольте приготовить записочку, чтобы завтра вам не беспокоиться, что за проданный на сруб лес в таких-то пустошах деньги сполна получили.

Гурмыжская . Значит, ты принесешь ровно три тысячи?

Восмибратов . Что следовает, то и принесем-с. На прежние деньги у вас записочка есть; а на эти ваша воля, а по мне хоть и отказаться. Слову нашему вы не верите, на всякую малость записки да расписки отбираете; так что ж вам сумневаться? Я человек неграмотный, другой раз и сам не знаю, что в записке-то написано. Парнишку-то замучил, все за собой вожу руку прикладывать. Прощенья просим.

Гурмыжская . Прощайте!

Восмибратов и Петр уходят. Входит Карп.

 

Явление седьмое

 

Гурмыжская, Карп, потом Аксюша и Улита.

Карп . Сударыня, вы барышню спрашивать изволили, так они дожидаются.

Гурмыжская . Позови!

Карп уходит.

Хитрая и дерзкая девчонка! Никогда в ней ни благодарности, ни готовности угодить. Наказанье мне с ней.

Входит Аксюша.

Аксюша (потупя глаза, тихо) . Что вам угодно?

Гурмыжская . Ты, я думаю, знаешь, зачем я выписала сюда Алексея Сергеича?

Аксюша . Знаю.

Гурмыжская . Ты, пожалуйста, не возмечтай слишком много о себе! Это еще только предположение. Ты можешь расчувствоваться и потом ошибиться (со смехом) , мне тебя будет жаль.

Аксюша . Отчего же мне расчувствоваться?

Гурмыжская . Ах, боже мой! Для тебя ли это не партия? Она еще спрашивает! Но я погляжу прежде, будешь ли ты стоить. Я и сама всем говорю, что он твой жених, и другие пусть говорят; но я еще подумаю, слышишь ты, подумаю.

Входит Улита.

Аксюша . Надо будет и меня спросить.

Гурмыжская . Я знаю, когда тебя спросить; не учи меня. А теперь я хочу, чтоб все считали его твоим женихом, мне так нужно. Но сохрани тебя бог кокетничать с ним или позволить себе какую-нибудь вольность!

Аксюша . Какую вольность? Что вы!

Гурмыжская . Ты не обижаться ли вздумала? Это очень мило! Ты знай, душа моя, я вправе думать о тебе все, что хочу. Ты девочка с улицы, ты с мальчишками на салазках каталась.

Аксюша . Не все я на салазках каталась, я с шести лет уж помогала матери день и ночь работать; а по праздникам, точно, каталась с мальчишками на салазках. Что ж, у меня игрушек и кукол не было. Но ведь я уж с десяти лет живу у вас в доме и постоянно имею перед глазами пример…

Гурмыжская . Дурные наклонности укореняются с детства. Потому не сердись, моя милая, если за тобой будет самый строгий надзор. (Со смехом.) Он хоть твой и жених, да зелен виноград.

Аксюша . Жених! Кому нужен такой жених?

Гурмыжская . Ну, это выше твоего понятия.

Аксюша . И не хорош, и не умен.

Гурмыжская . Вздор! Ты глупа, а он умен, хорош, образован. Скажите, скажите! Это ты нарочно. Ты не слепая. Тебе только хочется меня раздразнить.

Аксюша . Да вам-то что же?

Гурмыжская . Как что? Это мой выбор, мой вкус. Не тебе чета, светские дамы им увлекались.

Аксюша . Чести им не делает.

Гурмыжская . Ах, ах! Она рассуждает! И почем ты знаешь, что честь, что бесчестье?

Аксюша . Я девочка с улицы, не светская дама, а не польщусь на такое сокровище.

Гурмыжская . А я тебе приказываю.

Аксюша . Я ведь не пойду за него; так к чему же эта комедия?

Гурмыжская . Комедия! Как ты смеешь? Да хоть бы и комедия; я тебя кормлю и одеваю, и заставлю играть комедию. Ты не имеешь права входить в мои намерения: мне так нужно, и все тут. Он жених, ты невеста, — только ты будешь сидеть в своей комнате под надзором. Вот моя воля!

Аксюша (взглянув ей в глаза) . Больше ничего?

Гурмыжская . Ничего, ступайте!

Аксюша уходит.

Нет, погоди! Были и получше тебя, да плясали по моей дудочке.

 

Явление восьмое

 

Гурмыжская и Улита.

Гурмыжская . Поди сюда!

Улита . Что, матушка барыня, угодно?

Гурмыжская . Подойди поближе, садись, где стоишь, и слушай!

Улита (подходит и садится на пол) . Слушаю, матушка барыня.

Гурмыжская . Ты меня знаешь? Ты знаешь, как строго я смотрю за всем домом?

Улита . Знаю. Как мне не знать?

Гурмыжская . Я Аксюше не верю, она девчонка хитрая. Она часто встречается с Алексеем Сергеичем; мне не хотелось бы, чтоб она с ним обращалась вольно. При мне, разумеется, она не смеет, но ведь не всегда же я с ними: они могут встретиться и в саду, и в комнатах без меня. Так я прошу, даже приказываю тебе…

Улита . Понимаю, матушка барыня, понимаю. Пожалуйте ручку! (Целует руку Гурмыжской.) Уж как я вас понимаю, так это только одно удивление. Давно уж я за ними, как тень, слоняюсь, шагу без меня не ступят; где они, тут и я.

Гурмыжская (подумав) . За то я тебя и люблю, что ты догадлива.

Улита (с жаром) . Догадлива, матушка барыня, догадлива. Вчера платьишко все в тлен изорвала, по кустам ползала, изожглась вся, по крапиве елозила, все подслушивала, что они промежду себя говорят.

Гурмыжская . Изорвала платье? Беда не велика, ты и вперед платья не жалей, у меня много; я тебе, за твое худое, хорошее подарю.

Улита (таинственно) . Вот и здесь давеча сошлись.

Гурмыжская . Что же давеча?

Улита . Да все этот дурак Карп мешал; а все-таки кой-что заметить было можно.

Гурмыжская . Что же ты заметила?

Улита . Она-то к нему очень ласкова; а он как будто так… (делает жест рукой) выражал, что я, дескать, не желаю.

Гурмыжская . Да?.. Не ошиблась ли ты? (Смотрит ей в глаза.)

Улита . И как будто так даже (делает жест рукой)

Гурмыжская . Ну!

Улита . И как будто… так можно заметить, что ему не совсем-то… чтобы уж очень…

Гурмыжская . Врешь ты, мне кажется.

Улита . Нет уж, матушка барыня, у меня глаз на это очень замечателен… И как будто у него на уме что другое…

Гурмыжская . Ну уж, что у него на уме, этого ты знать не можешь. Далеко ты, кажется, заехала.

Улита . Да уж усердие-то мое…

Гурмыжская . Уж как ни велико твое усердие, а в чужом уме ты не была, значит, и болтать по пустякам нечего.

Молчание. Улита, мы с тобой одних лет…

Улита . Матушка барыня, я постарше буду.

Гурмыжская . Мне этого не надо, ты напрасно… И я знаю, и ты знаешь, что мы ровесницы.

Улита . Право, матушка барыня, мне все кажется… Да что нам считать: обе мы сироты, вдовы безутешные…

Гурмыжская . Ну, ты не очень безутешная. Помнишь, что у нас с тобой было? Уж я и кротостью, и строгостью, ничто не помогало.

Улита . Да, было-то, матушка, точно было; да уж давно прошло. А вот последние лет шесть, как вы сами-то в такой тишине…

Гурмыжская . Да я не замечаю…

Улита . Вот разрази меня!

Гурмыжская . Послушай, Улита! Скажи мне, только говори откровенно… когда случается тебе видеть красивого молодого человека… не чувствуешь ли ты чего, или не приходит ли тебе в голову, что вот приятно полюбить…

Улита . Что вы это! Старухе-то? Забыла, матушка барыня, все забыла.

Гурмыжская . Ну, какая еще ты старуха! Нет, ты говори!

Улита . Уж коли приказываете…

Гурмыжская . Да, приказываю.

Улита . Разве когда мечта (нежно) …так иногда найдет вроде как облако.

Гурмыжская (в задумчивости) . Поди прочь, мерзкая!

Улита встает, отходит к стороне и искоса посматривает.

Гурмыжская встает и подходит к окну.

А ведь он мальчик недурен! Он на меня сразу произвел приятное впечатление. Ах, как я еще душой молода! Мне кажется, я до семидесяти лет способна буду влюбляться… И если б не мое благоразумие… Он меня не видит… (Делает ручкой.) Ах, красавчик!.. Да, твердые правила в жизни много значат. (Оборачивается и видит Улиту.) А ты здесь еще? Ну, пойдем; я тебе вместо одного платья два подарю.

Уходят.

 

Действие второе

 

ЛИЦА:

Аксюша.

Петр.

Теренька, мальчик Восмибратова.

Геннадий Несчастливцев, Аркадий Счастливцев } пешие путешественники.

 

Лес: две неширокие дороги идут с противоположных сторон из глубины сцены и сходятся близ авансцены под углом. На углу крашеный столб, на котором, по направлению дорог, прибиты две доски с надписями; на правой: «В город Калинов», на левой: «В усадьбу Пеньки, помещицы г-жи Гурмыжской». У столба широкий, низенький пень, за столбом, в треугольнике между дорогами, по вырубке мелкий кустарник не выше человеческого роста. Вечерняя заря.

 

Явление первое

 

Аксюша выходит из лесу с левой стороны и садится на пень; Петр выходит из лесу с правой стороны и потом мальчик.

Петр (громко) . Теренька!

Из лесу выходит мальчик.

Влезь на дерево там, с краю, и, значит, смотри по дороге в оба… Да ты не засни, а то кто-нибудь застрелит заместо тетерева. Слышишь?

Мальчик (робко) . Слышу.

Петр . Как, значит, тятенька, ты в те поры так и катись с дерева турманом, и прямо сюда. (Поворачивает его и дает ему легкий подзатыльник.) Ну, пошел.

Мальчик отходит.

Да, пожалуйста, братец, поразвязней!

Мальчик уходит в лес.

Аксюша (подходя к Петру) . Здравствуй, Петя!

Петр (целуя ее) . Здравствуй; какие дела?

Аксюша . Все те же, немножко хуже.

Петр . А мы так наслышаны, что много лучше.

Аксюша . Что ты сочиняешь!

Петр . За благородного выходите? Оно лучше-с; может, еще на разные языки знает; и то уж много превосходнее, что пальты коротенькие носит, не то что мы.

Аксюша (зажимая ему рот) . Да полно ты, полно! Ведь знаешь, что этому не бывать, что ж прибираешь-то?

Петр . Как же, значит, не бывать, когда тетенька сами давеча…

Аксюша . Не бойся, не бойся!

Петр . Так уж ты прямо и говори, чья ты? Своя ты или чужая?

Аксюша . Своя, милый мой, своя. Да, кажется, меня и неволить не будут. Тут что-то другое.

Петр . Отвод?

Аксюша . Похоже.

Петр . А уж я давеча натерпелся. Тятенька таки о тебе словечко закинул, а она ему напрямки: «Просватана». Так веришь ты, пока они разговаривали, меня точно кипятком шпарили. А потом тятенька два часа битых ругал; отдохнет да опять примется. Ты, говорит, меня перед барыней дураком поставил.

Аксюша . Она бы рада меня с рук сбыть, да денег жаль. Что ж, отец-то твой все еще приданого ищет?

Петр . Меньше трех тысяч не мирится. «Ежели, говорит, за тебя трех тысяч не взять, не стоило, говорит, тебя и кормить. Хоть на козе, говорит, женю, да с деньгами».

Аксюша . Делать нечего, трех тысяч мне взять негде. У меня-то спрашивал ты, чья я; ты-то чей? Свой ли?

Петр . Я-то чужой, про меня что говорить! Я каторжный, по рукам, по ногам скованный навеки нерушимо.

Аксюша . Что ты такой грустный, неласковый?

Петр . Да чему радоваться-то? Я и то уж по лесу-то хожу, да все на деревья посматриваю, который сук покрепче. Самой-то, чай, тоже не веселей моего.

Аксюша . Мне ни скучно, ни весело, я уж замерла давно. А ты забудь свое горе на время-то, пока я с тобой!

Петр . Так-то так, да все радости-то мало.

Аксюша . Ах ты глупый! Как же тебе не радость, какая девушка тебя любит.

Петр . Да что ж меня не любить-то? Я не мордва некрещеная. Да что вам делать-то больше, как не любить? Ваша такая обязанность.

Аксюша (сердито) . Поди ты прочь, коли так.

Петр . Нечего сердиться-то! У меня теперь засад в голове, — третий день думаю, да мозги что-то плохо поворачиваются; и так кину, и этак…

Аксюша (все еще с сердцем) . Об чем это ты думаешь? Ты бы обо мне-то подумал; нужно ведь подумать-то.

Петр . О тебе-то и думаю. У меня надвое; вот одно дело: приставать к тятеньке. Нынче он, примерно, поругает, а я завтра опять за то же. Ну, завтра, будем так говорить, хоть и прибьет, а я послезавтра опять за то же; так, покудова ему не надоест ругаться. Да чтоб уж кряду, ни одного дня не пропускать. Либо он убьет меня поленом, либо сделает по-моему; по крайности развязка.

Аксюша (подумав) . А другое-то что?

Петр . А другое дело почудней будет. У меня есть своих денег рублев триста; да ежели закинуть горсть на счастье в тятенькину конторку, так пожалуй что денег-то и вволю будет.

Аксюша . А потом что ж?

Петр . А потом уж «унеси ты мое горе» — сейчас мы с тобой на троечку; «ой вы, милые!» Подъехали к Волге; ссь… тпру! на пароход; вниз-то бежит он ходко, по берегу-то не догонишь. Денек в Казани, другой в Самаре, третий в Саратове; жить, чего душа просит; дорогого чтоб для нас не было.

Аксюша . А знакомых встретишь?

Петр . А вот взял сейчас один глаз зажмурил, вот тебе и кривой; и не узнают. Я так тебе дня три прохожу. А то еще раз какой со мной случай, я тебе скажу. Посылал меня тятенька в Нижний за делом, да чтоб не мешкать. А в Нижнем-то нашлись приятели, заманили в Лысково съездить. Как быть? Узнают дома — беда. Вот я чужую чуйку надел, щеку подвязал, еду. На пароходе как раз тятенькин знакомый; я, знаешь, от него не прячусь, хожу смело, он все поглядывает. Вот вижу, подходит. «Вы, говорит, откуда едете?» — «Из Мышкина», — говорю. А я там сроду и не бывал. «Что-то, говорит, лицо ваше знакомо». — «Мудреного нет», — говорю; а сам, знаешь, мимо. Подходит он ко мне в другой раз все с тем же, подходит в третий, все пытает. Взяло меня за сердце. «Мне самому, говорю, лицо ваше знакомо. Не сидели ли мы с вами вместе в остроге в Казани?» Да при всей публике-то. Так он не знал, как откатиться от меня; ровно я его из штуцера застрелил. Встреча что!

Аксюша . А проживем мы деньги, что ж потом?

Петр . Вот тут-то я не додумал еще. Либо ехать виниться, либо выбрать яр покруче, а место поглубже, да чтоб воду-то воронкой вертело, да и по-топорному, как топоры плавают. Надо подумать еще…

Аксюша . Нет, уж ты, Петя, лучше первое-то попробуй.

Петр . Надоедать, стало быть?

Аксюша . Да. Ну, а уж там, коли… там подумаем. Ты проберись завтра к нам в сад попозднее, у нас рано ложатся.

Петр . Ладно.

Вбегает мальчик.

Что?

Мальчик . Тятенька. (Быстро убегает.)

Петр (проворно) . Значит, шабаш. Бежать во все лопатки! Прощай!

Целуются и расходятся.

 

Явление второе

 

С правой стороны из глубины показывается Несчастливцев. Ему лет 35, но на лицо он гораздо старее, брюнет, с большими усами. Черты резкие, глубокие и очень подвижные, следы беспокойной и невоздержной жизни. На нем длинное и широкое парусиновое пальто, на голове серая, очень поношенная шляпа, с широкими полями, сапоги русские, большие, в руках толстая, суковатая палка, за спиной небольшой чемодан, вроде ранца, на ремнях. Он, видимо, утомлен, часто останавливается, вздыхает и бросает мрачные взгляды исподлобья. В то же время с другой стороны показывается Счастливцев; ему лет за 40, лицо как будто нарумяненное, волоса на голове вроде вытертого меха, усы и эспаньолка тонкие, жидкие, рыжевато-пепельного цвета, глаза быстрые, выражающие и насмешливость и робость в одно и то же время. На нем голубой галстук, коротенький пиджак, коротенькие панталоны в обтяжку, цветные полусапожки, на голове детский картузик — все очень поношенное, на плече, на палке, повешено самое легкое люстриновое пальто и узел в цветном платке. Утомлен, переводит дух тяжело и смотрит кругом с улыбкой, не то печальной, не то веселой.

Сходятся.

Несчастливцев (мрачно) . Аркашка!

Счастливцев . Я, Геннадий Демьяныч. Как есть весь тут.

Несчастливцев . Куда и откуда?

Счастливцев . Из Вологды в Керчь-с, Геннадий Демьяныч. А вы-с?

Несчастливцев . Из Керчи в Вологду. Ты пешком?

Счастливцев . На своих-с, Геннадий Демьяныч. (Полузаискивающим-полунасмешливым тоном.) А вы-с, Геннадий Демьяныч?

Несчастливцев (густым басом) . В карете. (Горячо.) Разве ты не видишь? Что спрашиваешь? Осел!

Счастливцев (робко) . Нет, я так-с…

Несчастливцев . Сядем, Аркадий!

Счастливцев . Да на чем же-с?

Несчастливцев (указывая на пень) . Я здесь, а ты где хочешь. (Садится, снимает чемодан и кладет подле себя.)

Счастливцев . Что это у вас за ранец-с?

Несчастливцев . Штука отличная. Сам, братец, сшил для дороги. Легко и укладисто.

Счастливцев (садится на землю подле пня) . Хорошо, кому есть что класть. Что же у вас там-с?

Несчастливцев . Пара платья, братец, хорошего, в Полтаве еврей сшил. Тогда я в Ильинскую, после бенефиса, много платья сделал. Складная шляпа, братец, два парика, пистолет тут у меня хороший, у черкеса в карты выиграл в Пятигорске. Замок попорчен; как-нибудь, когда в Туле буду, починить прикажу. Жаль, фрака нет; был фрак, да я его в Кишиневе на костюм Гамлета выменял.

Счастливцев . Да на что же вам фрак-с?

Несчастливцев . Как ты еще глуп, Аркашка, как погляжу я на тебя! Ну, приду я теперь в Кострому, в Ярославль, в Вологду, в Тверь, поступлю в труппу, — должен я к губернатору явиться, к полицеймейстеру, по городу визиты сделать? Комики визитов не делают, потому что они шуты, а трагики — люди, братец. А у тебя что в узле?

Счастливцев . Библиотека-с.

Несчастливцев . Большая?

Счастливцев . Пиес тридцать и с нотами.

Несчастливцев (басом) . Драмы есть?

Счастливцев . Только две-с, а то все водевили.

Несчастливцев . Зачем ты такую дрянь носишь?

Счастливцев . Денег стоит-с. Бутафорские мелкие вещи есть, ордена…

Несчастливцев . И все это ты стяжал?..

Счастливцев . И за грех не считаю, жалованье задерживают.

Несчастливцев . А платье у тебя где ж?

Счастливцев . Вот, что на мне-с, а то уж давно никакого нет-с.

Несчастливцев . Ну, а как же ты зимой?

Счастливцев . Я, Геннадий Демьяныч, обдержался-с. В дальнюю дорогу точно трудно-с; так ведь кто на что, а голь на выдумки. Везли меня в Архангельск, так в большой ковер закатывали. Привезут на станцию, раскатают, а в повозку садиться, опять закатают.

Несчастливцев . Тепло?

Счастливцев . Ничего, доехал-с; а много больше тридцати градусов было. Зимняя дорога-то Двиной, между берегов-то тяга; ветер-то с севера, встречу. Так вы в Вологду-с? Там теперь и труппы нет.

Несчастливцев . А ты в Керчь? И в Керчи тоже, брат, труппы нет.

Счастливцев . Что же делать-то-с, Геннадий Демьяныч, пройду в Ставрополь или в Тифлис, там уж неподалеку-с.

Несчастливцев . Мы с тобой в последний раз в Кременчуге виделись?

Счастливцев . В Кременчуге-с.

Несчастливцев . Ты тогда любовников играл; что же ты, братец, после делал?

Счастливцев . После я в комики перешел-с. Да уж очень много их развелось; образованные одолели: из чиновников, из офицеров, из университетов — все на сцену лезут. Житья нет. Из комиков-то я в суфлеры-с. Каково это для человека с возвышенной душой-то, Геннадий Демьяныч? В суфлеры!..

Несчастливцев (со вздохом) . Все там будем, брат Аркадий.

Счастливцев . Одна была у нас дорожка, Геннадий Демьяныч, и ту перебивают.

Несчастливцев . Оттого, что просто; паясничать-то хитрость не велика. А попробуй-ка в трагики! Вот и нет никого.

Счастливцев . А ведь игры хорошей у образованных нет, Геннадий Демьяныч.

Несчастливцев . Нет. Какая игра! Мякина!

Счастливцев . Канитель.

Несчастливцев . Канитель, братец. А как пьесы ставят, хоть бы и в столицах-то. Я сам видел: любовник тенор, резонер тенор и комик тенор; (басом) основания-то в пьесе и нет. И смотреть не стал, ушел. Ты зачем это эспаньолку завел?

Счастливцев . А что же-с?

Несчастливцев . Скверно. Русский ты человек али нет? Что за гадость? Терпеть не могу. Обрей совсем или уж бороду отпусти.

Счастливцев . Я пробовал бороду-с, да не выходит.

Несчастливцев . Как так? Что ты врешь?

Счастливцев . Да вместо волос-то перья растут, Геннадий Демьяныч.

Несчастливцев . Гм! Перья! Рассказывай еще! Говорю тебе, обрей. А то попадешь мне под сердитую руку… с своей эспаньолкой… смотри!

Счастливцев (робко) . Обрею-с.

Несчастливцев . А я, брат Аркаша, там, на юге, расстроился совсем.

Счастливцев . Отчего же так-с, Геннадий Демьяныч?

Несчастливцев . Характер, братец. Знаешь ты меня: лев ведь я. Подлости не люблю, вот мое несчастие. Со всеми антрепренерами перессорился. Неуважение, братец, интриги; искусства не ценят, все копеечники. Хочу у вас, на севере, счастья попробовать.

Счастливцев . Да ведь и у нас то же самое, и у нас не уживетесь, Геннадий Демьяныч. Я вот тоже не ужился.

Несчастливцев . Ты… тоже!.. Сравнял ты себя со мной.

Счастливцев (обидясь) . Еще у меня характер-то лучше вашего, я смирнее.

Несчастливцев (грозно) . Что-о?

Счастливцев (отодвигаясь) . Да как же, Геннадий Демьяныч-с? Я смирный, смирный-с… Я никого не бил.

Несчастливцев . Так тебя били, кому только не лень было. Ха-ха-ха! И всегда так бывает: есть люди, которые бьют, и есть люди, которых бьют. Что лучше — не знаю: у всякого свой вкус. И смеешь ты…

Счастливцев (отодвигаясь) . Ничего я не смею, а вы сами сказали, что не ужились.

Несчастливцев . Не ужились?.. А тебя из какого это города губернатор-то выгнал? Ну, сказывай!

Счастливцев . Что сказывать-то? Мало ли что болтают. Выгнал… А за что выгнал, как выгнал?

Несчастливцев . Как выгнал? И то слышал, и то известно, братец. Три раза тебя выбивали из города; в одну заставу выгонят, ты войдешь в другую. Наконец уж губернатор вышел из терпения: стреляйте его, говорит, в мою голову, если он еще воротится.

Счастливцев . Уж и стрелять! Разве стрелять можно?

Несчастливцев . Стрелять не стреляли, а четыре версты казаки нагайками гнали.

Счастливцев . Совсем и не четыре.

Несчастливцев . Ну, будет, Аркадий! Не раздражай ты меня, братец! (Повелительно.) Подвигайся! (Встает.)

Счастливцев . Подвигаюсь, Геннадий Демьяныч. (Встает.)

Несчастливцев . Да, брат Аркадий, разбился я с театром; а уж и жаль теперь. Как я играл! Боже мой, как я играл!

Счастливцев (робко) . Очень хорошо-с?

Несчастливцев . Да так-то хорошо, что… Да что с тобой толковать! Что ты понимаешь! В последний раз в Лебедяни играл я Велизария, сам Николай Хрисанфыч Рыбаков смотрел. Кончил я последнюю сцену, выхожу за кулисы, Николай Рыбаков тут. Положил он мне так руку на плечо… (С силою опускает руку на плечо Счастливцеву.)

Счастливцев (приседая от удара) . Ой! Геннадий Демьяныч, батюшка, помилосердуйте! Не убивайте! Ей-богу, боюсь.

Несчастливцев . Ничего, ничего, брат; я легонько, только пример… (Опять кладет руку.)

Счастливцев . Ей-богу, боюсь! Пустите! Меня ведь уж раз так-то убили совсем до смерти.

Несчастливцев (берет его за ворот и держит) . Кто? Как?

Счастливцев (жмется) . Бичевкин. Он Ляпунова играл, а я Фидлера-с. Еще на репетиции он все примеривался. «Я, говорит, Аркаша, тебя вот как в окно выкину: этой рукой за ворот подниму, а этой поддержу, так и высажу. Так, говорит, Каратыгин делал». Уж я его молил, молил, и на коленях стоял. «Дяденька, говорю, не убейте меня!» — «Не бойся, говорит, Аркаша, не бойся!» Пришел спектакль, подходит наша сцена; публика его принимает; гляжу: губы у него трясутся, щеки трясутся, глаза налились кровью. «Постелите, говорит, этому дураку под окном что-нибудь, чтоб я в самом деле его не убил». Ну, вижу, конец мой приходит. Как я пробормотал сцену — уж не помню; подходит он ко мне, лица человеческого нет, зверь зверем; взял меня левою рукой за ворот, поднял на воздух; а правой как размахнется, да кулаком меня по затылку как хватит… Света я невзвидел, Геннадий Демьяныч, сажени три от окна-то летел, в женскую уборную дверь прошиб. Хорошо трагикам-то! Его тридцать раз за эту сцену вызвали; публика чуть театр не разломала, а я на всю жизнь калекой мог быть, немножко бог помиловал… Пустите, Геннадий Демьяныч!

Несчастливцев (держит его за ворот) . Эффектно! Надо это запомнить. (Подумав.) Постой-ка! Как ты говоришь? Я попробую.

Счастливцев (падая на колени) . Батюшка, Геннадий Демьяныч!..

Несчастливцев (выпускает его) . Ну, не надо, убирайся! В другой раз… Так вот положил он мне руку на плечо. «Ты, говорит… да я, говорит… умрем, говорит»… (Закрывает лицо и плачет. Отирая слезы.) Лестно. (Совершенно равнодушно.) У тебя табак есть?

Счастливцев . Какой табак, помилуйте! Крошки нет.

Несчастливцев . Как же ты в дорогу идешь, а табаком не запасся? Глуп.

Счастливцев . Да ведь и у вас нет?

Несчастливцев . «У вас нет». Смеешь ты мне это говорить? У меня такой был, какого ты и не видывал, одесский, первый сорт от Криона, да теперь вышел.

Счастливцев . И у меня тоже вышел-с.

Несчастливцев . А денег с тобой много?

Счастливцев . У меня и сроду много-то не было, а теперь копейки за душой нет.

Несчастливцев . Как же в дорогу без денег-то? Без табаку и без денег. Чудак!

Счастливцев . Лучше, не ограбят-с. Да разве не все равно без денег-то, что на месте сидеть, что по дороге идти?

Несчастливцев . Ну, до Воронежа, положим, ты с богомольцами дойдешь, Христовым именем пропитаешься; а дальше-то как? Землей войска Донского? Там, не то что даром, а и за деньги не накормят табачника. Облика христианского на тебе нет, а ты хочешь по станицам идти: ведь казачки-то тебя за беса сочтут — детей стращать станут.

Счастливцев . Уж вы не хотите ли мне взаймы дать, Геннадий Демьяныч? Надо правду сказать, душа-то нынче только у трагиков и осталась. Вот покойный Корнелий, бывало, никогда товарищу не откажет, последними поделится. Всем бы трагикам с него пример брать.

vikidalka.ru - 2015-2017 год. Все права принадлежат их авторам!