Главная | Случайная

КАТЕГОРИИ:






Явление двенадцатое 1 страница

 

Мурзавецкая, Глафира, Павлин.

Павлин . Что прикажете, сударыня?

Глафира стоит подле Мурзавецкой, опустя глаза в землю.

Мурзавецкая (Павлину). Слушай хорошенько! Я передумала, надо расплатиться со всеми. Люди не ангелы, что их искушать-то. Посмотри в книге, нет ли денег.

Павлин (раскрыв книгу). Есть, сударыня.

Мурзавецкая . Возьми!

Павлин берет деньги.

Много ли мы должны?

Павлин . Без малого пятьсот рублей-с.

Мурзавецкая . А у тебя сколько?

Павлин (сосчитав). Так точно-с.

Мурзавецкая . Раздай всем. Ступай!

Павлин . Слушаю-с. В газетах надо этакие-то оказии печатать. (Уходит.)

Мурзавецкая . Глафира, я хочу дать тебе послушание.

Глафира . Приказывайте, матушка.

Мурзавецкая . Я тебя свезу сегодня к Купавиной; подружись с ней, да в душу-то к ней влезь; она женщина не хитрая; а тебя учить нечего.

Глафира . Слушаю, матушка.

Мурзавецкая . Да коли увидишь, что Мишка Лыняев обходит ее, так не давай им любезничать-то, а постарайся разбить, очерни его перед ней, — а Аполлона хвали!

Глафира . О, с удовольствием, матушка, с удовольствием.

Мурзавецкая . Да и сама-то на Лыняева глаз не закидывай! У меня для него готова невеста.

Глафира . Мои мечты другие, матушка; моя мечта — келья.

Мурзавецкая . Этот кус не по тебе.

Глафира . Я о земном не думаю.

Мурзавецкая (подняв глаза к небу). Ах, окаянная я, окаянная! (Глафире.) Глафира, я окаянная. Что ты на меня смотришь? Да, вот, я окаянная, а ты как думала? Кажется, и не замолить мне, что нынче нагрешила. Бабу малоразумную обманула, — все равно, что малого ребенка. И обедать не буду, буду поклоны класть. И ты не обедай, постись со мной! Сейчас, сейчас в образную! И ты, и ты… (Встает.)

Глафира берет ее под правую руку.

Веди меня! (Идет, как бы совсем обессилев.) Согрешила я, окаянная, согрешила.

 

Действие второе

 

ЛИЦА:

Купавина.

Анфуса.

Чугунов.

Лыняев.

Мурзавецкая.

Мурзавецкий.

Глафира.

 

Изящно меблированная комната в усадьбе Купавиной. Дамский письменный стол со всем прибором; в глубине растворенная дверь в залу; две двери по сторонам.

 

Явление первое

 

Купавина выходит из боковой двери с правой стороны, потом Чугунов.

Купавина (садясь у стола). Кто там в зале?

Чугунов (из залы). Мы, Евлампия Николаевна, мы с Анфусой Тихоновной, в дурачки играем, стариковское наше дело.

Купавина . Подите сюда, Вукол Наумыч!

Чугунов входит.

Садитесь!

Чугунов . Благодарю покорно. Сяду, сяду-с. (Садится.)

Купавина . Какие дела были у моего мужа с племянником Мурзавецкой?

Чугунов . С отцом его были расчеты какие-то.

Купавина . Меропа Давыдовна везде кричит, что мы ее племянника ограбили.

Чугунов . Строгая они дама-с, Меропа Давыдовна-с.

Купавина . Что же им нужно от меня?

Чугунов . Да вам зачем беспокоиться, головку утруждать! Я-то при чем у вас? Даром, что ль, я жалованье-то получаю?

Купавина . Для меня этот разговор очень неприятен. Кончите с ними как-нибудь поскорее!

Чугунов . Миром прикажете?

Купавина . Я ведь не понимаю; а, конечно, миром лучше всего.

Чугунов . Слушаю-с. А как насчет денег, если понадобятся?

Купавина . У меня денег наличных немного.

Чугунов . Вот это жалко-с. Такая вы знаменитая у нас барыня, и как вы себя стесняете в деньгах, даже удивительно.

Купавина . Да где ж я их возьму?

Чугунов . Помилуйте! Да прикажите мне, сколько вам угодно, столько у вас и будет.

Купавина . Так найдите мне денег, Вукол Наумыч!

Чугунов . Да я и искать не стану, только одно ваше имечко золотое нужно. Имечко вам подписать, только и труда, вот и деньги.

Купавина . Что подписать? Я вас не понимаю.

Чугунов . А вот я вам сейчас на деле объясню-с. Извольте перышко взять. Вот и бумажка кстати нашлась. (Вынимает из кармана вексельную бумагу.)

Купавина . Какая странная бумага!

Чугунов . Да-с, чудных таких понаделали. Извольте писать тут внизу: «Вдова полковника, Евлампия Николаевна Купавина».

Купавина пишет.

Только и всего-с, вот и деньги. (Засыпает песком.) Случится кому платить, тогда напишем вот тут на бумажке пятьсот рублей или тысячу, и готово.

Купавина . Понимаю теперь.

Чугунов несколько раз робко берется за вексель, но при взгляде Купавиной отдергивает руку.

Что вы делаете?

Чугунов . Да не затерялся бы как.

Купавина . Так уберите.

Чугунов . Куда прикажете?

Купавина . Да куда хотите. Возьмите к себе в портфейль!

Чугунов . Как вы изволили сказать-с? Мне к себе взять?

Купавина . Ну да. Что же вы сомневаетесь?

Чугунов . Я-то не сомневаюсь, да как же вы-то-с? А коли ваше такое расположение, так покорнейше вас благодарю. (Берет вексель.)

Купавина . За что вы меня благодарите?

Чугунов . Да как же, такая награда-с.

Купавина . Какая награда?

Чугунов . А доверие чего стоит-с? Кто ж это сделает у нас в губернии? Да ни один человек. Чугунову в руки бланк! Конечно, все мы люди, Евлампия Николаевна, все человеки, бедность, семья… а уж и ославили: «Вуколка плут, Вуколке гроша поверить нельзя». А вы вот что! На-ка!

Купавина . Хорошо, хорошо! Только, пожалуйста, разочтитесь поскорей с Мурзавецкими.

Чугунов . Что Мурзавецкие! Мизинца они вашего не стоят. А то плут! Ну, плут! а ведь тоже чувство. (Ударяет себя в грудь.) Вот они, слезы-то. Они даром не польются. (Целует руку у Купавиной.) Ну, как я теперь против вас какую-нибудь такую… большую подлость сделаю! Это мне будет очень трудно и очень даже совестно!

Купавина . Постойте-ка! Кажется, кто-то есть в зале.

Чугунов . Гости, должно быть-с. Я в конторе буду-с. (Уходит налево.)

Купавина (подойдя к двери в залу). Тетя, с кем вы там разговариваете?

Входит Лыняев.

 

Явление второе

 

Купавина, Лыняев.

Купавина . А, это вы, Михайло Борисыч!

Лыняев . Здравствуйте! Давно вы из городу?

Купавина . Только приехали.

Лыняев . А я вас на почте прождал. Что бы Вам потрудиться заглянуть туда! А то заставляете две версты крюку делать, заезжать к вам.

Купавина . Извините! Я не ждала ни от кого писем.

Лыняев . А не мешало бы полюбопытствовать.

Купавина . Разве есть?

Лыняев . От друга, от Василья Иваныча Беркутова два письма; одно ко мне, другое к вам. (Отдает Купавиной письмо.)

Купавина (положив письмо на стол). Вы уж, вероятно, свое прочитали? Что же он пишет?

Лыняев . Да вы свое-то не откладывайте, прочтите, не церемоньтесь!

Купавина . Успею, успею. К чему торопиться, Михайло Борисыч!

Лыняев . Прочитайте, прочитайте! Приятную новость узнаете.

Купавина . Будто?

Лыняев . Он сегодня или завтра приедет, в усадьбу. Вот радость-то!

Купавина . Для кого?

Лыняев . Для меня, да и для всех, я думаю. Разве вы-то?..

Купавина . Да уж не так, как вы. Вы меня простите, Михайло Борисыч, если я не побегу встречать его за пять верст.

Лыняев . Бедный друг мой! Чует ли его сердце, какое равнодушие ожидает его здесь!

Купавина . Что ж делать-то, где ж мне взять много-то радости? Сколько есть.

Лыняев . Зачем вы в город ездили?

Купавина . Тысячу рублей денег свезла.

Лыняев . Кому?

Купавина . Меропе Давыдовне.

Лыняев . Да полноте! Зачем, с какой стати?

Купавина . На бедных, по приказанию покойного мужа.

Лыняев . Да никакого приказания не было, никогда он и не думал приказывать. Он терпеть не мог Мурзавецкую и называл ее ханжой. Как вас обманывают-то, ай, ай!

Купавина . Вот вы всегда так несправедливы к Меропе Давыдовне. Когда вы перестанете обижать ее, эту почтенную женщину? Вот посмотрите! (Подает ему письмо, которое взяла у Мурзавецкой.)

Лыняев (рассматривая письмо). Ну, что хотите со мной делайте, а это подлог!

Купавина . Что вы, что вы, Михайло Борисыч! Возможное ли это дело?

Лыняев (с жаром). Кто у нее эти штуки работает?

Купавина . Да перестаньте! Мне дико слушать.

Лыняев . Позвольте мне взять это письмо ненадолго.

Купавина . Возьмите, только, пожалуйста, не делайте скандала и не ссорьте меня с Меропой Давыдовной; у меня с ней есть серьезное дело.

Лыняев . Никакого дела, уверяю вас. Я все ваши дела знаю.

Купавина . Не у меня, а у моего мужа были какие-то счеты с Мурзавецким, с братом ее.

Лыняев (с жаром). Да никаких счетов и не бывало; это опять какая-нибудь подьяческая кляуза.

Купавина . Да успокойтесь, это до вас не касается. Я поручила Вуколу Наумычу покончить это дело миром; я уж и подписала.

Лыняев . Ах, Боже мой! Не подписывайте вы ничего, не посоветовавшись со мной! Что вы подписали?

Купавина . Не бойтесь! Что я подписала, там ничего не было.

Лыняев . Да почем вы знаете, что ничего не было?

Купавина . Вот мило! У меня глаза есть.

Лыняев . Да что вы с вашими глазами разберете! Тут надо быть юристом.

Купавина . Ах, это смешно наконец. Зачем юристом, когда ничего нет.

Лыняев . Как «ничего»?

Купавина . Так, ничего, чистая бумага.

Лыняев . Час от часу не легче! Да вы подписали бланк.

Купавина . Какой бланк?

Лыняев . Вексель. Там, где ничего-то нет, могут написать что угодно и взыскать с вас пятьдесят, сто тысяч.

Купавина . Какие страсти! Как вы дурно думаете о людях! Да Чугунов со слезами благодарил меня за доверие. Он плакал, говорю я вам.

Лыняев . И крокодилы плачут, а все-таки по целому теленку глотают.

Купавина . Так с меня непременно взыщут сто тысяч?

Лыняев . Хоть не сто тысяч, а что-нибудь взыщут непременно.

Купавина . Да почем вы знаете?

Лыняев . На это я вам отвечу русской сказкой: «Влез цыган на дерево и рубит сук, на котором сидит. Идет мимо русский и говорит: „Цыган, ты упадешь!“ — „А почем ты знаешь, — спрашивает цыган, — разве ты пророк?“»

Купавина . Это глупо, глупо, Михайло Борисыч. Кто ж станет рубить тот сучок, на котором сидит?

Лыняев . Нет, очень умно. Я на каждом шагу вижу людей, которые точно то же делают, что этот цыган. И уж сколько раз мне приходилось быть таким пророком.

Купавина . Я понимаю, куда клонится этот разговор, — вам хочется попасть на свою любимую тему — что женщины ничего не знают, ничего не умеют, что они без опеки жить не могут. Ну, так я вам докажу, что я сумею вести свои дела и без посторонней помощи.

Лыняев . Дай вам Бог! А еще лучше, если б вы раскаялись в своем заблуждении как можно скорее, пока еще не успели погубить своего состояния.

Купавина . Оставайтесь обедать!

Лыняев . Пожалуй, я только отдохну немного в беседке. Позволите?

Купавина . Ступайте, еще обед не скоро.

Анфуса (из залы). Гости… уж тут… они.

Купавина . Кто, Мурзавецкая?

Анфуса (из залы). Да, уж…

Лыняев . Нет, извините! По два раза в день ее видеть для меня слишком много. Я пойду в сад, она меня и не заметит. Можно тут пройти? (Указывает в дверь налево.)

Купавина . Сделайте одолжение! До свиданья! (Идет в залу.)

Лыняев уходит в дверь налево. Из залы входят Купавина, Мурзавецкая, Мурзавецкий, Глафира и Анфуса.

 

Явление третье

 

Купавина, Мурзавецкая, Мурзавецкий, Глафира, Анфуса.

Мурзавецкая . Ну, вот я к тебе со всем двором опричь хорóм.

Купавина . Милости просим!

Мурзавецкая . Да уж рада ль ты, не рада ли, делать нечего, принимать надо. Вот (указывая на племянника) пристал.

Мурзавецкий . Ах, ма тант, лесé![17]

Мурзавецкая . Замолчи, пожалуйста! Разве я что дурное говорю? Ты всегда к ней можешь приехать, и принять тебя она должна с честью; ты не баклуши бить, не лясы точить; ты за своим делом, кровным. Вот пусть-ка она послушает.

Купавина . Я с удовольствием.

Мурзавецкая . Ну уж, какое удовольствие! Это дело, матушка, к Богу вопиет; вот что я тебе скажу.

Купавина . Так объясните мне, в чем оно.

Мурзавецкая . Не мое, так мне и объяснять нечего. Он обижен, он тебе и расскажет. Поговорите, так, Бог даст, и сладите. Коли умна, так догадаешься, не дашь себя разорить; а заупрямишься, так не взыщи, своя рубашка к телу ближе.

Купавина . Чем потчевать прикажете?

Мурзавецкая . Что за потчеванье! Я ведь от тебя к празднику в гости еду. У вас тут храмовой праздник неподалеку, а ты, чай, и не знаешь?

Купавина . Как не знать! На моем лугу гулянье бывает. А от чаю все-таки не откажетесь?

Мурзавецкая . Да, пожалуй.

Купавина . Тетя!

Анфуса . Уж я… уж давно… уж, гляди, готов…

Мурзавецкая . А вот эту девицу, извини, — я к тебе погостить привезла.

Купавина . Очень вам благодарна.

Мурзавецкая . Думала, скучно одной-то, с Анфусой-то не много разговоришься, вот, мол, ей птицу-перепелицу, все-таки зубки почесать есть с кем.

Купавина . Извините меня! Я на одну минуту, я только покажу Глафире Алексеевне ее комнату. (Глафире.) Пойдемте.

Купавина и Глафира уходят в дверь направо.

 

Явление четвертое

 

Мурзавецкая, Мурзавецкий, Анфуса, потом Купавина.

Мурзавецкая . Хороша усадьба-то?

Мурзавецкий . Маньифик.

Мурзавецкая . Покоряй вдовье сердце, твоя будет. Только не ударь себя в грязь лицом!

Мурзавецкий . Что вы, ма тант? Я-то?

Мурзавецкая . Да, ты-то. Разговариваешь ты смело; а верится тебе что-то плохо.

Мурзавецкий . Десять слов.

Мурзавецкая . Что: «десять слов»?

Мурзавецкий . Я больше с женщинами никогда не говорю. Десять слов, и довольно, готово, вот по сих пор. (Показывает на уши.)

Мурзавецкая . Ну, хоть и не десять, только бы…

Мурзавецкий . Нет, больше десяти, ма тант, нельзя: опасно, черт возьми!

Мурзавецкая . Уж и опасно?

Мурзавецкий . Пароль донёр! В реки бросаются, что за приятность!

Мурзавецкая . А вот посмотрим.

Входит Купавина.

Купавина . Тетя, разлейте чай!

Анфуса . Я вот… я… (Хочет идти.)

Мурзавецкая . Пойдем, и я с тобой. Терпеть не могу из лакейских рук; то ли дело усесться подле самоварчика. (Уходит с Анфусой в дверь налево.)

 

Явление пятое

 

Мурзавецкий, Купавина.

Купавина . А вы чаю не хотите?

Мурзавецкий . Муа? Чаю? Ни за какие пряники! Жаме де ма ви![18]Бабье занятие.

Купавина . Ну, как угодно. Вы желали со мной о вашем деле поговорить.

Мурзавецкий . Желал-с, страстно желал.

Купавина . Так обратитесь к Вуколу Наумычу, я ему поручила это дело.

Мурзавецкий . Что такое Вукол Наумыч? Компрене ву[19]подьячий; а вы, вы! Это… нет, как хотите, это разница.

Купавина . Но я с вами говорить не могу, я ничего не понимаю в этом деле.

Мурзавецкий . Да что дело! Что такое дело? Счеты — расчеты. Клюшки — коклюшки! Что значит это дело в сравнении с вечностию и, чуть было не сказал, с соленым огурцом! Пардон! Я сказал глупость. Подлейшая привычка говорить остроты! Но это в сторону.

Купавина . Что же вам угодно, я вас не понимаю.

Мурзавецкий . Души низкие ищут денег, души возвышенные ищут блаженства, как сказал один полковой писарь.

Купавина . Но какого же блаженства вы ищете?

Мурзавецкий . Я? О! Слов нет! Чтоб описать это блаженство, таких слов нет.

Купавина . Так, значит, я и не узнаю? Жаль.

Мурзавецкий . Небесные очи, томные улыбки, там разные фигли-мигли, нежности-белоснежности и прочее, и прочее, — все это вздор! Позвольте с вами говорить откровенно!

Купавина . Сделайте одолжение!

Мурзавецкий . Вы не увидите меня на коленях пред собой. Нет, уж это атандé[20]. Я горд.

Купавина . Ах, очень рада.

Мурзавецкий . Но полюбить меня вы должны.

Купавина . Скажите пожалуйста, я и не знала.

Мурзавецкий . Впрочем, это как вам угодно.

Купавина . Да, я думаю.

Мурзавецкий . Я горд, повторяю вам.

Купавина . Я слышала.

Мурзавецкий . Да… Но знаете, какое обстоятельство, черт возьми! По некоторым причинам… я бы вам сказал их, да вы не поймете, — я не служу-с, довольно! Старался, не оценили, ну и довольно. Родового не имею, благоприобретенного не приобрел…

Купавина . Если муж мой действительно был вам должен, вы получите…

Мурзавецкий . Ах, оставьте, лесé! Вы мне надоели. Миль пардон, мадам! Я совсем о другом. Изволите видеть, я чист… Ма тант — старая девка, она не понимает и не может понимать потребностей молодого, холостого офицера, и скупа, как…

Купавина . Я вам говорю, что вы получите.

Мурзавецкий . Вы опять за свое? Это скучно!.. Я иногда должен отказывать себе в самых необходимых удовольствиях. Ну, положим, табак… Мне даже стыдно признаться. Имажине-ву[21], дворянин — и без табаку!

Купавина . Что же вам угодно?

Мурзавецкий . Апрезан келькшоз.[22]

Купавина . Сколько же вам?

Мурзавецкий . Конечно, взаймы…

Купавина . Ну да, разумеется, но сколько?

Мурзавецкий . А это как вам угодно. Енпё, весьма немного… Однако, все ж таки, не двугривенный.

Купавина (вынимает из портмоне ассигнацию). Пять рублей довольно?

Мурзавецкий . Сетасе[23]. Мерси, гран мерси! Через два дня, пароль донёр!

Купавина . Уж извините! Я пойду к дамам! (Уходит.)

Мурзавецкий . Нет, ром… ну его! Вреден мне, с моим характером нельзя. Попробую-ка ужо (щелкает пальцем себя по галстуку) крамбамбулевой заняться. Как бы только вырваться у ма тант?! (Прячет деньги в карман.)

Входит Мурзавецкая.

 

Явление шестое

 

Мурзавецкий и Мурзавецкая.

Мурзавецкая . Ты что это прячешь?

Мурзавецкий . Так, на память выпросил безделушку, сувенирчик маленький. Ма тант, знаете, что мне нужно? Мне нужна свобода.

Мурзавецкая . Неправда.

Мурзавецкий . Нужна, ма тант, нужна. Вот, например, сегодня вечером, если вы меня не отпустите…

Мурзавецкая . Куда это? На гулянье, с пьяными мужиками путаться?

Мурзавецкий . Кель иде[24]! Чего я там не видал?

Мурзавецкая . Так куда ж?

Мурзавецкий (потирая лоб). После, ма тант, после узнаете.

Мурзавецкая . Нет, говори сейчас!

Мурзавецкий (таинственно). Сюда.

Мурзавецкая . Зачем?

Мурзавецкий . За решительным ответом.

Мурзавецкая . Как за «решительным»? Разве ты сделал предложение?

Мурзавецкий . Десять слов. Я ведь, ма тант, без экивоков: так и так, говорю, вуле ву?[25]Она почти согласна, велела вечером приезжать за решительным ответом. Нельзя же не быть.

Мурзавецкая . А не лжешь ли ты?

Мурзавецкий . Же ву засюр. Только вы ей ни-ни! Она просила, чтоб это дело пока осталось антр ну дё.[26]

Мурзавецкая . А что, если правда? Да понимаешь ли ты, как это важно для нас?

Мурзавецкий (серьезно). Очень, ма тант, важно, очень.

Мурзавецкая . Право, мне что-то уж не верится; уж больно хорошо. А впрочем, лукавый-то чего не делает!

Мурзавецкий . Верно, ма тант, она моя.

Мурзавецкая . Поезжай, поезжай! Только ты скорей возвращайся от нее, я тебя буду ждать. Не усну ведь я ни за что, ты подумай!

Входят Купавина, Глафира, Анфуса.

 

Явление седьмое

 

Мурзавецкая, Мурзавецкий, Купавина, Глафира, Анфуса.

Мурзавецкая . Спасибо этому дому, поедем к другому! Прощайте, крали! Уж не знаю, скоро ли попаду к тебе.

Купавина . Я сама к вам заеду.

Мурзавецкий . Но я, ма тант, скоро буду у мадам Купавиной. Я обязан быть.

Мурзавецкая . Ну, и ладно. (Купавиной.) А ты его принимай хорошенько! Вот я и узнаю твое расположение ко мне: коли ласково его принимать будешь, значит, меня любишь; коли ты его обидишь, значит, меня хотела обидеть. Прощайте! Всего не переговоришь.

Уходят Мурзавецкая, Мурзавецкий, Купавина, Анфуса. Входит Глафира.

 

Явление восьмое

 

Глафира садится, вынимает из кармана маленькую книжку и погружается в чтение. Входит Купавина.

Купавина . Наконец-то я залучила вас к себе.

Глафира . Ах, это вы? (Опускает книгу.) Я давно собиралась к вам; сельская природа так располагает к благочестивым размышлениям.

Купавина . Надеюсь, что вы у меня погостите подольше.

Глафира . Очень благодарна; но боюсь, что вы со мной соскучитесь: я плохая собеседница, я люблю уединение.

Купавина . А я слышала, что вы в Петербурге жили весело.

Глафира . Ваша правда. Я тогда еще не понимала жизни; теперь я смотрю на вещи гораздо серьезнее, житейская суета не имеет для меня никакой цены.

Купавина . Когда же вы успели так изменить свой образ мыслей?

Глафира . Я молода еще, конечно; но под руководством такой женщины, которую почти можно назвать святой, я в короткое время успела сделать много для своей души.

Купавина . А вы кстати приехали.

Глафира . Почему же?

Купавина . Мне нужно посоветоваться, а не с кем было. Вы мне не откажете?

Глафира . Рада служить вам всем, чем могу. Откройте мне свою душу! Впрочем, не надо, я догадываюсь. Вы женщина светская, значит, легкомысленная, — вы влюблены?

Купавина . Вы почти угадали.

Глафира . Мне жаль вас.

Купавина . Отчего же?

Глафира . Оттого, что это грех.

Купавина . Небольшой, я думаю.

Глафира . Ну, это судя по человеку, которого вы любите. Богат он или беден?

Купавина . Богат.

Глафира . Так большой грех.

Купавина . Я его люблю не за богатство.

Глафира . Да он-то будет очень рад вашему богатству. А если б вы не навязывались с своей любовью к богатому человеку, может быть, он женился бы на бедной девушке и осчастливил ее. А то если и богатые женщины хватаются за богатых, так что ж нам-то, бедным девушкам, останется! Я ошиблась, сказавши: «нам», — мне ничего не нужно, я говорю вообще.

Купавина . Что же мне делать?

Глафира . Возьмите власть над собой, разлюбите его! И если уж вы без любви жить не можете, так полюбите бедного человека, греха будет меньше. Его разлюбить легко, стоит только вглядеться в него хорошенько.

Купавина . В кого? Разве вы его знаете?

Глафира . Конечно, знаю.

Купавина . Сомневаюсь.

Глафира . Вы плохо хитрите, ваш секрет известен всем: вы любите Лыняева.

Купавина . Вы ошибаетесь.

Глафира (живо). Ошибаюсь? Вы говорите, что я ошибаюсь?

Купавина . Да, уверяю вас.

Глафира . Так вы любите не его?

Купавина . Нет. С чего вам в голову пришло?

Глафира . Говорите правду! Я вас умоляю, говорите правду!

Купавина . Да подумайте хорошенько! Ну, что мне в нем?

Глафира . Так извините меня, извините! Довольно играть комедию. Любите кого угодно и сколько вам угодно. Какую я гнусную роль играла перед вами! Ведь я приставлена к вам шпионом, и я взяла эту роль с удовольствием.

Купавина . Зачем же?

Глафира . Я думала, что вы моя соперница.

Купавина . Так вы сами любите Лыняева?

Глафира . Люблю? О нет, зачем же! Но я хочу выйти за него замуж, — это моя единственная надежда, единственная мечта.

Купавина . Но что же значит ваш костюм, ваше поведение, ваши проповеди?

Глафира . Мой костюм, поведение, проповеди — все это маска. Я буду с вами откровенна, только помогите мне.

Купавина . С удовольствием.

Глафира . Я действительно жила в Петербурге очень весело: моя сестра замужем за молодым человеком, очень ловким; он вдруг составил себе большое состояние. Нас окружали только люди богатые: адвокаты, банкиры, акционеры. Мы с сестрой жили в каком-то чаду: катанье по Невскому, в бархате, в соболях; роскошные обеды дома или в ресторанах, всегда в обществе; опера, французский театр, а чаще всего Буфф; пикники, маскарады… Конечно, такая жизнь не серьезна; но кто испытал ее, тому здешняя, копеечная, невыносима. Ах, как невыносима, если бы вы знали!

Купавина . Что заставило вас уехать из Петербурга?

Глафира . Я не знаю, что сделалось. Что-то произошло вдруг для нас с сестрой неожиданное. Сестра о чем-то плакала, стали всё распродавать, меня отправили к Меропе Давыдовне, а сами скрылись куда-то, исчезли, кажется, за границу. Конечно, я сама виновата, очень виновата: мне надо было там ловить жениха, — это было очень легко; а я закружилась, завертелась, как глупая девчонка; я себе этого никогда не прощу.

<== предыдущая лекция | следующая лекция ==>
Явление одиннадцатое. Мурзавецкая, Анфуса, Купавина. | Явление двенадцатое 2 страница
vikidalka.ru - 2015-2017 год. Все права принадлежат их авторам!