Главная | Случайная

КАТЕГОРИИ:






Явление шестнадцатое 1 страница

 

Марья Власьевна, Недвига, Ульяна, девушки (спят) и домовой.

Недвига

 

Аминь, аминь, рассыпься! Чур меня!

 

(Засыпает.)

Домовой

 

Что вечерняя красная зорюшка

Догорает, чуть краюшком теплится,

Загораются частые звездочки,

Рассаждаются по небу чистому.

Докачались головки, домаялись

До пуховых цветных изголовьицев,

Ходит сон по сеням, по новым дрема.

Ты поди, сон-дрема, в головах постой.

 

По хоромам старым

Я давно брожу;

В тереме чужая,

Дай-ка погляжу.

Новая новинка

К худу иль к добру?

Нет, такая гостья

Нам не ко двору.

 

Ты на счастье, на радость роженая,

Не про старого мужа рощеная,

Старику-то чернеть да горбы растить

А тебе-то алеть спелой ягодкой.

Я поглажу тебя лапой бархатной

На богатство, на радость с милым дружком.

Тихой сон — угомон ясным глазынькам,

В изголовье тебе грезы девичьи.

 

За сердечным другом

То ли не житье.

А у нас по дому

Горе да вытье.

Скрасишь скучный терем

На короткий час,

Да и пуст покинешь

И бежишь от нас.

 

Запустеет терем, принаклонится,

Заметет по углам пылью-плесенью,

Понесет по сеням бранью, руганью,

Сип да воп по клетям с перекорами.

Не слыхать-то мне смеху веселого,

Молодого, девичьего, звонкого.

Не слыхать по ночам бреду жаркого,

Только старым старухам шлыки сшибать,

 

(Сшибает шлык с Недвиги и уходит.)

Недвига

(впросонках)

 

Аминь, аминь, рассыпься!

 

Марья Власьевна

 

Ах, как сладко

Уснула я!

 

Недвига

 

Аминь, аминь, рассыпься!

 

(Встает.)

 

Не разберу: во сне ли, наяву ли,

А сбили шлык. Не ты ли пошутила?

Пойдем-ка ужинать да спать ложиться.

Вот день прошел, до нас дошел.

 

(Зевает.)

 

Ахти мне!

Грехи мои.

 

(Зевает.)

 

И-ах… великие!

 

Уходят.

 

Действие третье

 

ЛИЦА:

Воевода.

Неустройко.

Старуха, крестьянка, хозяйка постоялого двора.

Иван, ее сын.

Гаврило и Клим, бортники из Нижнего.

Сидор, лесной промышленник из Унжи.

Курчай и Кулик, целовальники с казенной рыбой и солью.

Слуги воеводы.

 

Сон воеводы

 

ЛИЦА:

Степан Бастрюков.

Роман Дубровин.

Резвый и слуги.

Марья Власьевна.

 

Деревенская изба, направо печь, перед печью люлька с ребенком, налево стол.

 

Явление первое

 

Старуха (за люлькой), Гаврило, Клим (за столом ужинают), потом Иван, Курчай, Кулик и Сидор.

Гаврило

 

Вы, тетка, чьи?

 

Старуха

 

Поместные крестьяне.

 

Гаврило

 

За кем живете?

 

Старуха

 

За мурзой крещеным.

 

Клим

 

Хорош до вас?

 

Старуха

 

Татарин как татарин.

Где бабе знать! Толкуйте с мужиками.

Вот сын придет.

 

Гаврило

 

Ты внучка, что ли, нянчишь?

А где ж сноха?

 

Старуха

 

С ребятами в чулане.

Там четверо у ней, вот пятый в зыбке.

 

Входит Иван.

Иван

 

Струга пришли, к ночлегу подвалили.

Слышь, матушка? А с лесу воевода

Валит со всем народом; хочет станом

На берегу остановиться на ночь.

 

Старуха

 

Чай, лют?

 

Иван

 

Вестимо, лют: на то боярин.

Ты ждешь купцов, а тут, гляди, нагрянут

Боярские голодные холопья.

Один разор! От них, что от пожару,

Что есть в земле зарыто, то и цело,

А под руку попало, то пропало.

Ахти, беда!

 

Старуха

 

Да что у нас и взять-то?

 

Иван

 

У нищего суму и ту отнимут.

 

Входят: Курчай, Кулик и Сидор.

Иван

 

С стругов?

 

Сидор

 

С стругов.

 

Иван

 

Отколь?

 

Сидор

 

Из Унжи будем.

 

Иван

 

С лубьем?

 

Сидор

Нешто́!

Иван

 

А вы, робя?

 

Курчай

 

Мы с низу.

Мы в целовальниках идем в насадах,

С казной.

 

Иван

 

С какой?

 

Курчай

 

С оброчной рыбой в бочках.

 

Кулик

 

Вы держите аль нет?

 

Иван

 

Чего?

 

Кулик

 

Вестимо…

 

Иван

 

Вина-то, что ль? Нет, парень, не бывало,

У нас корчмы никто не держит.

 

Кулик

 

Будто?

 

Иван

 

Да боязно, велик ответ.

 

Кулик

 

Не бойся,

Не выведем, не сыщики.

 

Иван

 

Ну, право.

 

Курчай

 

Поди пошарь. Авось найдешь.

 

Иван

 

Пошарю.

Кажись, что есть; себе берег на праздник.

 

(Уходит.)

Курчай

(Гавриле и Климу)

 

Хлеб-соль!

 

Гаврило

 

Спасибо.

 

Курчай

 

Здравствуйте. Откуда?

 

Гаврило

 

Из Нижнего гужом идем в обозе.

 

Курчай

 

Далеко ли?

 

Гаврило

 

До Ярославля, с медом,

Мы бортники.

 

Сидор

(подсаживаясь)

 

Плесни, хозяйка, щец-то!

Да не пустых.

 

Старуха

 

Варила со снетками.

 

Гаврило и Клим встают.

Гаврило

(старухе)

 

Бладарствуйте. Мы лошадей посмотрим,

Да на печь к вам. Гляди, и полночь скоро.

Часок-другой соснем, да и в дорогу.

 

Уходят.

Старуха

 

Большая печь, просторно, полезайте.

 

Входит Иван с вином в кувшине.

Иван

 

Полкружки есть. По чарке будет. Пейте.

 

Кулик

 

Простое?

 

Иван

 

С махом. Люди пьют да хвалят.

 

Кулик

(пьет)

 

Не похулим и мы. Нельзя не выпить,

Всё на воде.

 

Иван

 

На доброе здоровье!

 

Едят. Гаврило и Клим входят и лезут на печь.

Старуха

 

Прибрал в клети?

 

Иван

 

В подполицу припрятал.

 

Стук.

Старуха

 

Поди, стучат.

 

Иван

 

Пущай идут к соседям,

Кого несет!..

 

Старуха

 

Не вдруг пускай. Окликни.

 

Иван уходит.

Курчай

 

Ишь крик какой! Не лучше ль убираться

С добра́ ума. Хозяйка, не трудись.

Встают. Старуха собирает со стола.

Подальше от греха, здоровей будешь.

Пойдемте спать в струги. За угощенье!

 

Уходят Курчай, Кулик и Сидор. Иван входит.

Иван

 

Хоть в гроб ложись! Боярин к нам постоем,

Опричь хоро́м, со всем двором валится.

Ишь холодно в палатке, так холопы

По избам рыщут, где теплей да чище.

Уж я молил немало.

 

Старуха

 

Воля Божья!

Придет беда, так отворяй ворота.

 

Входят Неустройко и слуги.

 

Явление второе

 

Иван, старуха, Неустройко и слуги.

Неустройко

 

Давай огня!

 

Старуха подает лучину, зажигает восковую свечку.

 

Сдвигайте стол в тот угол!

Ковры, меха стелите, в изголовье

Седло клади!

 

Иван

(кланяясь в ноги)

 

Яви такую милость,

Ослободи! Поди к соседям!

 

Неустройко

 

Смерды,

Ступайте в хлев! Старуху вон, и с зыбкой.

Слуги подходят к зыбке.

 

Старуха

 

Разбойники! младенца-то не троньте!

Кому помеха ангельская душка!

 

Входят: воевода и слуги.

 

Явление третье

 

Воевода, Неустройко, Иван, старуха и слуги.

Старуха

 

Уйми холопей, закажи им трогать

Младенца!

 

Воевода

 

Вон ступайте! Ты, старуха,

Останься здесь с ребенком. Ближе к детям,

И ангел ближе, место благодатней.

Он не блажит у вас?

 

Уходят Иван и слуги.

Старуха

 

В кого родится

Благой у нас; давно мы присмирели.

 

Воевода

 

Раздень меня!

 

Неустройко снимает с него дорожную сулейку; воевода пьет чарку, потом снимает складень, целует и ставит в изголовье, потом снимает оружие.

Неустройко

 

Опочивай покойно!

Я в сени спать; понадоблюсь, так близко.

 

(Уходит.)

 

Воевода ложится и скоро засыпает.

 

Старуха

(качает зыбку и поет)

 

Баю-баю, мил внучоночек!

Ты спи-усни, крестьянской сын!

Допри́ж деды не видали беды.

Беда пришла да беду привела

С напастями да с пропа́стями,

С правежами беда, всё с побоями.

Баю-баю, мил внучоночек!

Ты спи-усни, крестьянской сын!

Нас Бог забыл, царь не милует,

Люди бросили, людям отдали,

Нам во людях жить, на людей служить,

На людей людям приноравливать.

Баю-баю, мил внучоночек!

Ты спи-усни, крестьянской сын!

Беду нажили, как изжить будет?

Изживем беду за работушкой,

За немилой чужой, непокладною.

Вековечною, злою-страдною.

Баю-баю, мил внучоночек!

Ты спи-усни, крестьянской сын!

Ты спи, поколь изживем беду.

Изживем беду, пронесет грозу,

Пронесет грозу, горе минется.

Поколь Бог простит, царь сжалится.

 

(Засыпает над люлькой.)

Воевода

(во сне)

 

Сдавил всю грудь, проклятый! Душит, душит,

Вздохнуть не даст ни разу, зачураться!

Ох, смерть моя приходит! Чур меня!

Вся кровь горит, огонь бежит по жилам

И сердце жжет.

 

(Просыпается.)

 

О Господи помилуй!

 

(Садится.)

 

И сон тяжел, и. сонный бред замучил.

С молитвой лег. Не знаю, что за притча!

И рад не спать, да сон одолевает,

Сомкну глаза, так одолеют грезы…

 

Старуха

(впросонках)

 

Баю-баю, мил внучоночек!

Ты спи-усни, крестьянской сын!

С тобой сидит бабка старая.

До зари с зари прибаюкивает,

Тихой сон очам наговаривает

Да качку-качалку покачивает.

 

(Засыпает.)

Воевода

 

И страшен сон, да милостив Господь.

Сосну еще немного и в дорогу!

А что-то дома? Надо Бастрюковых

Пугнуть покрепче! Насолили оба.

Отец мутит, а сын ворует девок.

Недогляди немного, и увез бы

Жемчужину такую, что и в царских

Не сыщется палатах. Да ему ли,

Беспутному, сокровище такое!

Ему бы пить, а красоты девичьей

Не разберет он, бражник; та ль, другая ль

Ему одно. Уж он, гляди, за пьянством

И позабыл о ней. А если помнит?

А если помнит? До греха не долго.

Беда моя! Людишки все продажны,

За денежку любого купишь. Каждый

И пьяница и вор. Зачем заехал

Я в эту глушь? На самых добрых конях

Скачи весь день, так до ночи доскачешь.

А там, гляди, гульба, потеха, пьянство

Во всем дворе. А в терему у Марьи

Чужой сидит хозяином, целует,

Глядит ей в очи, к сердцу жмет ее,

Как у себя, как дома. Либо вовсе

Сманил ее и был таков. Немало

Светлиц и повалуш у Бастрюкова,

Зачем ему в чужие красться вором,

Исподтишка, с оглядкой миловаться,

Чтоб люди не видали. То ли дело,

Привез домой, она не поперечит,

Гуляй душа, никто не помешает.

О, дьяволы! Грызи зубами руки

Да плачь теперь; свою башку седую

Разбей об печку. Дураком родился

И дураком умрешь. Вот близко локоть,

Да не укусишь. Ты кому поверил?

Кого оставил дом стеречь? Бабенку!

Она, родясь, алтына не видала:

Достать мошну да позвенеть ей к рылу,

Себя продаст, не только что чужую.

А слуги? те назло, не из корысти,

Готовы дом поджечь со всех углов.

 

(Молчание.)

 

Скачи, Нечай, скачи, приедешь в пору.

Там пир идет, весь мир гуляет, пляшут,

Здоровье пьют, Нечая поминают:

«Берег Нечай, да людям. У Нечая

И по губам текло, да не попало».

Да скоро ль утро? Ехать бы, да темно

И бездорожье, ноги изломаешь!

Дрожи как лист осиновый, Иудой

Трясись теперь; сиди да утра жди!

Хоть бы колдун какой! Поворожить бы.

 

(Подходит к старухе.)

 

Ты ворожишь, старуха?

 

Старуха

 

Нам, боярин,

И ворожить-то не о чем. Мы Бога

И так прогневали. А вам, боярин,

Без ворожбы спола́горя живется.

Ты отойди, здесь ангельское место.

Баю-баю, мил внучоночек!

Ты спи-усни, крестьянской сын!

Белым тельцем лежишь в люлечке,

Твоя душенька в небесах летит,

Твой тихий сон сам Господь хранит,

По бокам стоят светлы ангелы.

 

Воевода

(садится на постель)

 

А сон опять морит. Прилягу малость.

Забрезжит свет, на ко́ней и в дорогу.

 

(Засыпает.)

Старуха

 

Баю, баю, мил внучоночек!

Ты спи, усни, крестьянской сын!

С тобой сидит бабка старая.

До зари с зари прибаюкивает,

Тихий сон очам наговаривает,

Да качку-качалку покачивает.

 

(Засыпает.)

Часть сеней в доме Бастрюковых. Бастрюков Степан с чарой меду, Дубровин, Резвый, Зоря, Кубас, Шишига и слуги одеты гребцами.

Воевода

 

Да вот они. Роман Дубровин, Степка,

Вы оба тут. Ну, вас-то мне и надо.

Попался, брат Степан! Иди к ответу!

 

Степан Бастрюков

 

Повеселей бы что-нибудь, робята!

 

Резвый

 

Да вот игра: садись, робята, на пол

Да запоем: «По матушке по Волге!»

 

Степан Бастрюков

 

Любимая моя игра. Хмельному

Простору нет в избе, гулять охота.

Вот сядем все, да и поедем. Любо!

Я — атаман, Дубровин — есаулом.

Я — на корму, он на нос.

 

(Резвому.)

 

Ты с братиной

В середку сядь и потчуй всех: направо,

Налево, мне, Дубровину, себе…

 

Садятся.

 

Поехали!

 

Воевода

 

Далеко не уедешь!

 

Гребцы

(поют)

 

Раз первой! Раз другой! Ухнем да ухнем!

 

Воевода

 

Ты на пол сел и думаешь, что в лодку!

Дурак, дурак! Вяжите их покрепче!

 

Гребцы

 

Раз первой! Раз другой! Еще маленький разок!

 

Сени исчезают. Середина Волги, вдали берега. Является лодка, все приободряются, надевают шапки, берут весла. Бастрюков и Дубровин встают на ноги.

Воевода

 

Уехали! Держите их, держите!

 

Бастрюков

 

Кормилица ты наша, мать родная!

Ты нас поишь, и кормишь, а лелеешь!

Челом тебе! Катись до синя-моря

Крутым ярам да красным бережочкам

На утешенье, нам на погулянье!

Недаром слава про тебя ведется,

Немало песен на Руси поется,

А всех милей: «По матушке по Волге!»

 

Гребцы

(поют)

 

Вниз по матушке по Волге,

По широкой, славной, долгой,

Взбушевалася погодка

Немалая, волнов́ая.

 

Бастрюков

 

Ты, есаул, вперед верней гляди,

И, буде что увидишь впереди,

Рассказывай!

 

Дубровин

 

Да впереди-то чи́рни.

 

Бастрюков

 

В воде-то черти, в берегу-то черви,

В лесах коренья, пенья да сучки,

По городам подьячие крючки.

Хотят словить, да врут: мы погуляем,

По Волге силу-удаль попытаем.

 

Гребцы

(поют)

 

Ничего в волнах не видно,

Только видно одну лодку,

Легку лодочку косную,

Макарьевску, разъездную.

 

Бастрюков

 

Ты, есаул, вперед верней гляди,

И, буде что увидишь впереди,

Рассказывай!

 

Дубровин

 

Да впереди колода.

 

Бастрюков

 

Ну, что колода! Сам я воевода.

А ты гляди по Волге, нет ли встречных

И поперечных?

 

Дубровин

 

Есть. Струги гребные.

 

Бастрюков

 

Какие, с чем?

 

Дубровин

 

Купецкие с товаром,

А царские с казной.

 

Бастрюков

 

На них казаки-воры,

А на купецких-то бурлаки хворы.

Сарынь на кичку! Стой! Не надо, мимо!

Мы не за тем.

 

Воевода

 

Зачем ты едешь, знаю.

Воруй себе, да только не у нас.

 

Бастрюков

 

Ты, есаул, вперед верней гляди,

И, буде что увидишь впереди,

Рассказывай!

 

Дубровин

 

Да впереди-то терем

Расписанный.

 

Бастрюков

 

Пригряньте-ка, робята!

 

Гребцы

 

Вы приваливай, робята,

Ко крутому бережочку,

Да ко желтому песочку,

Ко боярскому подворью.

Показывается терем.

 

Воевода

 

Не мой терем, не мой. К чужому едут,

Мой в городе, на лодке не подъедешь;

Я дома сам, чего же мне бояться?

Ловите их, держите! Воры, воры

Наехали. Да что ж вы, спите, что ли?

 

Гребцы

 

Ко Нечаеву подворью.

Да ко Марьину здоровью.

 

Марья Власьевна сходит с 6epeгa.

 

А Марьюшка выходила.

Гребцам меду выносила.

Не прогневайся, хозяин,

Что наехали не званы.

 

Воевода

 

Зачем ты здесь? Домой, вернись домой!

Не дам уйти. Шалишь! Не доставайся

Ты никому. Где нож? А вот он, вот он!

Возьмет ли, нет ли, только не живую.

 

Гребцы

 

Вы берите красну девку

Во макарьевскую лодку,

Вы сажайте-ка, робята,

К атаману на колени.

 

Марья Власьевна садится на колени к Бастрюкову. Видение исчезает.

Воевода

(во сне)

 

В глазах увез. Меня столкнули в Волгу.

Тону, тону! Спасите! Заливает

Меня всего, под шею подступает.

Ко дну иду. Без покаянья страшно

Мне умирать. Спасите, дайте время

Покаяться, раздать именье нищим,

Посхимиться. Никто не шевельнется,

На берегу стоят да смотрят. Любо,

Что я тону, как ключ. Вот дно, вот камни

Зеленые, зеленая трава,

Песок зеленый! Братцы, помогите!

 

Входят: Неустройко и двое слуг. В окне утренний свет.

 

Явление четвертое

 

Старуха, воевода, Неустройко и двое слуг.

Неустройко

 

Будить аль нет?

 

Слуга

 

Не трожь, пусть сам проснется.

 

Воевода

(во сне)

 

Тону! Спасите! Господи, помилуй

Раба Нечая! Умираю!

 

(Просыпается.)

 

Где я?

 

(Встает.)

Неустройко

 

Господь с тобой! Мы здесь, в избе.

 

(Берет сулейку, складень и оружие воеводы.)

 

Слуги собирают постель.

 

Воевода

 

Проворней!

Коней, коней!

 

Неустройко

 

Оседланы, боярин!

 

Воевода

 

Скачи домой живей, чтоб к ночи быть.

Бери людей с собой надежных. Снился

Мне сон дурной; так я боюсь, здорово ль

И цело ли у нас. По обещанью,

Мне надобно дойти пешком в обитель

Молебен отслужить. Так запоздаю:

Сбираешься зайти на малый час,

А там, глядишь, и до ночи задержат.

 

(Одевается.)

Уходят. Гаврило слезает с печи, умывается и выходит за дверь помолиться. Клим слезает, умывается. Гаврило возвращается. Клим уходит.

Гаврило

 

Слава тебе, Господи, до бела света проспали.

 

Клим

(возвращается)

 

Рассвело бело, хоть хлеб ешь.

 

Старуха

 

Кушай да кушай на здоровье.

 

Гаврило

(берет хлеб на столе и режет)

 

Господи благослови!

 

Действие четвертое

 

ЛИЦА:

Воевода.

Пустынник.

Монастырский служка.

Щербак, Каурый, Заяц, Вотря, Калга, Ерголь — разбойники.

Свита воеводы.

Прохожие богомольцы.

 

Вершина лесного оврага, круто сбегающего к Волге, на нагорной стороне. На авансцене пещера пустынника; далее с одной стороны оврага мост на другую, через который идет дорога в монастырь; перед мостом с дороги тропинка к пещере; далее с одной стороны видно продолжение нагорного берега, на нем вдали из-за лесу видны монастырские стены; другая сторона оврага возвышается и оканчивается крутым обрывом над Волгой; в глубине видна Волга, делающая под монастырем поворот; за Волгой — луговая сторона с кустарниками, озерками и деревеньками на холмах. При начале действия Волга, противоположный берег и вся даль покрыты туманом.

 

Явление первое

 

Щербак сидит на пне. Служка спускается по тропинке с ведром в руках, по мосту проходит толпа богомольцев.

Щербак

 

Тебе чего тут надо?

 

Служка

 

Проходи

Своей дорогой, добрый человек!

 

Щербак

 

Да не твое здесь место; вам обитель

Построена; живете за стенами,

Тепло и сытно вам; а глушь лесную,

Трущобную, оставьте нам, бездомным,

Обиженным, гонимым. Я хозяин

Лесных болот, оврагов, дебрей диких;

Мое тут место, я его нашел,

Облюбовал и занял.

 

Служка

 

Ты ошибся.

Ищи другую дебрь, а эту занял

Допрежь тебя молитвенник-пустынник.

 

Щербак

 

Да ты вглядись в меня! Чего уставил

Глаза-то в землю?

 

Служка

 

Нам не подобает

Глядеть на вас и речи говорить

<== предыдущая лекция | следующая лекция ==>
Явление пятнадцатое. Марья Власьевна, Ульяна, Олена, Недвига и девушки. | Явление шестнадцатое 2 страница
vikidalka.ru - 2015-2017 год. Все права принадлежат их авторам!