Главная | Случайная
Обратная связь

ТОР 5 статей:

Методические подходы к анализу финансового состояния предприятия

Проблема периодизации русской литературы ХХ века. Краткая характеристика второй половины ХХ века

Ценовые и неценовые факторы

Характеристика шлифовальных кругов и ее маркировка

Служебные части речи. Предлог. Союз. Частицы

КАТЕГОРИИ:






Явление шестнадцатое 3 страница




Веди меня, отец, в свою пещеру!

 

Служка

 

Благословишь звонить во все?

 

Пустынник

 

Звоните.

 

Служка, оборотясь к монастырю, машет рукой. Пустынник и воевода сходят с моста и входят в пещеру; за ними сходят два стрельца с бердышами и становятся у пещеры, один близко, другой поодаль; свита располагается по горе и на мосту: кто садится, кто ложится; в монастыре начинается звон; богомольцы проходят через мост.

 

Действие пятое

 

ЛИЦА:

Воевода.

Бастрюков Степан.

Облезлов.

Дубровин.

Шут.

Марья Власьевна.

Ульяна.

Олена.

Сторож.

Неустройко.

Неждан.

Смирной.

Дружина.

Влас.

Несмеянов.

Посадские.

Резвый.

Слуги Бастрюкова.

Слуги воеводы.

Стрельцы.

Народ.

Кубас.

Шишига.

Зоря.

 

Задний двор: направо заднее крыльцо терема, за теремом проезд с переднего двора, далее угол людской избы; налево забор с калиткой и задними воротами; близ забора дерево, на суку которого повешена деревянная доска, в которую бьют сторожа; в глубине, за легкой изгородью, сад.

 

Явление первое

 

Сторож с дубиной и Резвый входят.

Сторож

 

Спасибо, брат! Употчевал на славу,

Таких и надо нам. Вся дворня лоском

Теперь лежит.

 

Резвый

 

А мы с тобой не пьяны, —

И молодцы-робята.

 

Садятся на скамью.

Сторож

 

Ты, выходит,

На службу к нам задаться хочешь, парень,

За нашего боярина?

 

Резвый

 

Нешто́!

Сиротским делом, что дадут деньжонок,

Возьму, пропью, а там навек кабальный.

Давай попьем.

 

(Достает сулейку и жестяную чарку.)

Сторож

 

И то гораздо пьяны.

 

Резвый

 

Ну вот беда! Проспишься, а назавтра

Опохмелю.

 

Пьют.

Сторож

 

Да спать-то не придется.

Терёнька спит как мертвый, не разбудишь

Ничем его. Один я на стороже.

 

Резвый

 

Да что стеречь в пустом саду? Диви бы

Поспело что! Вот яблоки поспеют,

Тогда беда.

 

Сторож

 

Да нешто мы как люди!

Велят тебе беречь пустое место —

И береги. А что украсть-то, парень!

Каб было что, свои б давно украли.

Ну право, так!

 

Резвый

 

Давай свою дубину!

Ты ляг, усни, а я стучать примусь,

Послушают и скажут, что исправны.

Да что не пьешь! Допей, остатки сладки.

 

Сторож

 

Осилить ли? Тут много.

 

Резвый

 

Поневолься.

Не каждый день вино у вас.

 

Сторож

 

Вестимо.

Вон люди в праздник пьют, а мы не так:

У нас когда вино, тогда и праздник.

 

(Допивает.)

Резвый

(показывая на задние ворота)

 

Ворота заперты, а прикалиток?

 

Сторож

 

Гвоздем забит. Ну, парень, забирает

Меня дюжо. Пьяней вина я, парень.

 

Резвый

 

Размок язык, так спи.

 

(Толкает, тот падает и хочет подняться.)

 

Небось не встанешь!

Другой медведь того не выпьет, сколько

Сегодня ты. Ай, сторожа́!

 

(Замахивается дубиной.)

 

Ну! смерти

Аль живота?

 

Сторож

(в полусне)

 

Робятушки, он вор!

Робятушки!

 

Резвый

 

Немного набормочешь.

 

Сторож засыпает. Резвый бьет в доску. Входит Ульяна.

 

Явление второе

 

Резвый и Ульяна.

Ульяна

 

У тех ворот два сторожа сидят,

И здесь один, другой лежит, на смену

Готовится. Постукивай почаще,

Чтоб слышать мне, что вы не спите.

 

Резвый

 

Ладно.

 

Ульяна

 

По голосу-то словно как не наш;

Ты за себя иль за кого другого

На стороже стоишь?

 

Резвый

 

Да за Терёньку;

Недужится ему.

 

Ульяна

 

А ты-то кто же?

 

Резвый

 

Да что с тобой, Ульяна Пантелевна?

Иль не признала? Конюх воеводский

С того двора.

 

Ульяна

 

А по чьему приказу

Ты в сторожах стоишь?

 

Резвый

 

Мне Неустройко

Приказал и дал ярлык.

 

Ульяна

 

Кажи!

 

Резвый

 

Не веришь мне, давай народ разбудим,

И за меня поставь кого другого,

А я в конюшню спать. Скажу спасибо.

Другие спят, а ты гляди, как сыч.

Ты всем взяла: и ростом, и дородством,

И поступью, и уж складна, Бог дал;

Опять с лица: глаза ли взять, иль брови…

Так, кажется, и днем с огнем не сыщешь;

Вот только норов…

 

Ульяна

 

Не мели пустого!

 

Резвый

 

Мне Бог с тобой; я только, что уж очень

Красавица. Я глаз таких веселых

Не видывал, речей таких умильных

Не слыхивал. Я правду говорю.

 

Ульяна

 

Да вижу я, что правду.

 

Резвый

 

Не обидься!

 

Ульяна

 

Да чем тут обижаться! Эх, мой милый,

На красоту мою никто не льстится.

Ни мужа нет, ни милого дружка.

 

Резвый

 

Ну, мужа-то, известно, без достатков

Найдешь не скоро; милого дружка

Скорее не в пример.

 

Ульяна

 

С оглядкой надо.

Найти найдешь, да как бы не заплакать:

Другой такой навяжется, что жизни

Не рада будешь.

 

Резвый

 

Как не пожалеешь,

Сердечную, тебя? Ты выходи-ка

Попозже в сад; усядемся рядком,

Поговорим с тобой сиротским делом.

 

Выходит из терема Олена.

Ульяна

 

И то придем.

 

 

Явление третье

 

Резвый, Ульяна и Олена.

Олена

 

Ульяна Пантелевна,

Боярышня тебя зовет.

 

Ульяна

 

Иду.

 

(Уходит в терем.)

Олена остается на крыльце. Резвый идет к забору и отмыкает калитку.

Резвый

 

Ты здесь, Кубас?

 

Кубас входит в калитку.

 

Явление четвертое

 

Резвый, Олена, Кубас, потом Дубровин.

Кубас

 

Мы тут с Шишигой бродим;

У лошадей Зоря.

 

Резвый

 

А где боярин?

 

Кубас

 

Недалеко гуляет; я с Романом.

 

Входит Дубровин.

Резвый

(Дубровину)

 

А ты зачем?

 

Дубровин

 

Да за женой пришел.

Пора домой; довольно погостила

В чужих людях.

 

Резвый

(Кубасу)

 

Коней держите ближе

Да бережней; не полошить соседей!

 

Кубас

 

Да тут всё глушь, всё задворки выходят,

Собаки нет живой; с лица так людно.

 

Резвый

 

Пойти взглянуть на вас.

 

(Уходит в калитку с Кубасом.)

 

Заныло сердце.

Олёнушка! два года не видались,

Вот Бог привел. Я чай, совсем забыла

И бросила Романа своего.

А как мы с ней любовно поживали,

Весь день с утра и до ночи всё смехи

Да радости у нас, налюбоваться

Не можем друг на друга. Люди

Дивуются и говорят, бывало:

«Такой-то смех веселый у Олены,

Что слушаешь и сам смеешься с ней».

Уйдешь с двора поутру, в лавку сядешь,

А все с ума нейдет Оленин голос,

А все в ушах веселый смех звенит.

А тут сама бежит ко мне, подсядет,

Прижмется вся, полой ее закрою

По самую по шею, только щеки

Алеются, да черные сокольи

Глаза глядят из-под бровей собольих,

Огнем горят, как звезды, искры сыплют.

Идут купцы, идут бояре, смотрят,

Дивуются на нас, глядеть им любо,

Как ладно с ней сидим мы и торгуем.

В сад входит шут и прячется в кустах.

 

 

Явление пятое

 

Дубровин, Олена, шут в кустах, Резвый у калитки.

Олена

(Бежит к Дубровину.)

 

Роман, Роман!

 

(Отвернувшись, плачет.)

Дубровин

 

С чего же ты, Олена,

Заплакала? От радости иль с горя?

 

Олена

 

Да Господи! Да как же! Не во сне ли?

Взгляни сюда! Роман и есть! Голубчик!

 

(Припадает к нему на грудь.)

 

Ну где ж ты был?

 

Дубровин

 

В лесах бродил.

 

Олена

 

Да как же

Без крова-то? Весна да осень — дождь,

Зима-то — снег; в лесу-то зверь рыскучий.

На чем прилечь в ночи, а в непогоду

Обсохнуть где?

 

Дубровин

 

Да видишь, цел вернулся,

Так что ж тебе? Что было, то прошло.

 

Олена

 

Забыл меня, забыл. Да ты бы кликнул

Иль весть прислал: мол, приходи, Олена,

Так разве б я к тебе не убежала,

Не бросилась, стрелой б не полетела?

 

Дубровин

 

Куда ж тебя? В лесу бродить по-волчьи?

Не приведи Господь! Да я б тебя

Из рук своих зарезал, чтоб не знала,

Не ведала ты нашей вольной воли,

Ни нашей злой и неминучей доли.

Да как же мне тебя, мою голубку,

К нечистым псам вести? За что же, веку

Не доживя, тебе в аду кромешном

С злодеями кипеть и видеть, слышать,

Грабеж, дележ, питье-литье хмельное,

Да хриплый крик, да пьяный вопль, да драку,

Зуб за зуб брань, ножовые тычки,

Божбу, клятье, святыни обруганье, —

С чего у нас-то, окаянных, волос

Вздымает дыбом, леденеет кровь, —

Гульба гульбой, а впереди-то пытка.

Обрушит черт, наткнешься на разъезды:

Убьют тебя, так счастье, а как свяжут,

Перекуют попарно да к расспросу

Потянут всех, и ты пойдешь с ворами

Терпеть безвинно воровскую кару…

 

Олена

 

Кто ж мыл, кто шил тебе? Чужие руки

Такие ли, как женины? Кажи-ка

Сорочку-то!

 

(Плачет.)

 

Суровая какая.

Такие ли я шила! Ишь ты, ворот

Не вышитый. А я, бывало, шелком

И рукава и ворот изошью.

Какой кафтан-то смурый! На бурлаках

Такие-то.

 

(Плачет.)

Дубровин

 

А ты молись-ка Богу,

Что сам-то цел!

 

Олена

 

Романушка, по-Божьи,

Скажи ты мне всю правду. Не видались

Два года мы. Ужли ты женской ласки

Не видывал, так сиротой и жил?

Ни девушки, ни бабы не любили

Молодчика тебя? Скажи, мой милый,

Не осержусь.

 

Дубровин

 

Всю правду говорить?

 

Олена

 

Ну, говори!

 

Дубровин

 

В сиротской нашей доле

До ласки ли, Олена? А взгрустнется,

Бывало, мне, — присядешь, горько всплакнешь,

Придет ко мне, бывало, пожалеет,

Приластится, лицо и руки лижет

Мой верный пес, лохматая собака,

Кобель борзой. В глаза ко мне глядит

И плачет сам со мной.

 

Олена

(бросается к нему на шею)

 

Роман, сердечный!

 

(Плачет.)

 

Так прогони ж свою собаку, злую

Разлучницу. Возьми меня. Собакой

Служить тебе я буду, злое горе

С тобой делить; в глаза глядеть, и плакать,

И ластиться.

 

Дубровин

(утирая слезу)

 

Уж без тебя не выйду

Отсюда я. Не для того нас доля

Свела опять, чтоб снова расставаться.

 

Олена

(оглядываясь)

 

Увидят нас с тобой…

 

Дубровин

 

А пусть увидят;

Мне велено прийти и взять тебя.

 

Олена

 

А кто ж велел?

 

Дубровин

 

Отец.

 

Олена

 

Его ты видел?

 

Дубровин

 

Привел Господь. И ты его увидишь.

 

Олена

 

Возьми меня скорей, Роман, возьми.

Не надоем тебе, не надокучу.

Прикажешь мне — я подойду, погонишь —

Я прочь пойду, и слова не услышишь.

 

Дубровин

 

А у тебя и не спрошу, Олена,

Как ты жила, чтоб сердца ретивого

Не натрудить. И так уж все изныло.

Я знаю, ты меня не променяешь

Ни на кого охотой, про насильство

Не сказывай! Себя не пожалею,

Да и тебя. Таков уж мой обычай;

Как словно что внутри-то захохочет,

В глазах туман кровавый да ножи

Мерещатся. Молчи, Олена, лучше!

 

Олена

 

Романушка, не думай! Воевода

И плакал-то, и пыткой-то стращал,

Я напрямик ему сказала: руки,

Мол, наложу, отстань. Три дня не ела,

Голодной смертью помереть хотела, —

И унялся. На черную работу

Послал меня; а я тому и рада.

Боярышню привел, так взяли в терем,

По нраву ей пришлась.

 

Дубровин

 

Веди скорее

Боярышню. Калитку вам отворим.

 

Олена

 

Ступай, Роман, и за забором жди,

А здесь не стой! С боярышней Ульяна,

Сердитая такая: как увидит

Тебя в саду, весь дом поднимет криком.

Прощай пока.

 

Дубровин

 

Ну, с Богом.

 

Олена

 

Дожидайтесь.

 

Уходят: Дубровин и Резвый в калитку, а Олена в терем.

Шут

 

Ну, дядюшка, простись с своей невестой!

Женили нас с тобой! Ты где гуляешь,

Своей беды не знаешь? Что ж мне делать?

Будить народ начать? А ну, услышит

Оленин муж, да выдадут людишки

Меня ему? Начнет меня он резать,

Пороть ножом на части по суставам.

Ой, батюшки, не буду! Вот что лучше:

Направлю я стопы свои подальше,

Покуда цел.

 

Входит Неустройко.

 

Наткнулся на кого-то.

 

 

Явление шестое

 

Шут, Неустройко, потом Резвый.

Неустройко

 

Бессудный, ты?

 

Шут

 

А где Нечай Григорьич?

 

Неустройко

 

В монастыре остался.

 

Шут

 

Ты потише,

Не разбуди! Ты видишь, все заснули.

 

(Показывая на сторожа.)

 

Ты как прошел?

 

Неустройко

 

В ворота.

 

Шут

 

Кто же отпер?

 

Неустройко

 

Два сторожа сидят: не спят, не дремлют.

А хуже сонных тычутся.

 

Шут

 

Послушай!

Все сторожа пьянехоньки, Дубровин

И Бастрюков на задворках гуляют,

Сейчас придет боярышня; калитка,

Вот видишь, та не заперта. Промедли

Ты час еще, и поминай как звали.

Неустройко хочет подойти к калитке.

Не отходи от терема, убьют.

Ты здесь один?

 

Неустройко

 

На улице оставил

Людей, стрельцов; двором прошел тихонько

И сказывать не приказал.

 

Шут

 

Пошли-ка

В обход стрельцов на задворки. Без шуму

Пускай идут; а сам беги скорее

К Облезлову. Он рядом здесь пирует.

Там пир идет на весь крещеный мир;

Там всех найдешь, посадских и служилых,

И я там был, мед-пиво пил — прогнали.

Бери народ и самого проси:

Одним-то нам не справиться.

 

Неустройко

 

Идем.

 

Неустройко и шут уходят.

Резвый входит и садится на скамью.

 

Явление седьмое

 

Резвый

(один, поет)

 

Я на камушке сижу,

Я топор в руках держу.

Ай ли, ай люли,

Огород горожу!

Огород горожу,

Все капустку сажу.

Ай ли, ай люли,

Все кочаненькую!

У кого нету капусты.

Просим к нам в огород.

Ай ли, ай люли,

Во девичий хоровод.

 

Выходят из терема: Ульяна, Марья Власьевна и Олена

 

Явление восьмое

 

Резвый, Ульяна, Марья Власьевна, Олена.

Ульяна

 

И крепко мы и весело живем:

Во всех углах по сторожу.

 

Олена

 

Веселый,

И в доску бьет и песенки поет.

 

Ульяна

 

Пришла ж тебе охота! Не слыхала,

Как соловей поет. Велико диво!

У вас в саду, чай, много.

 

Олена

 

Все же любо

Послушать их весенней-то порой.

 

Ульяна

 

Так слушала б из терема. Гулянки

Всё на уме.

 

Олена

 

Когда ж и погулять-то.

Гуляй, пока заботы нет, а после

И не придется: в тереме запрут.

 

Ульяна

 

Так добрые-то люди днем гуляют,

А ночью спят.

 

Олена

 

Мы выспаться успеем.

Мы круглый год всё спим. Ночей-то много,

А соловьи поют до Петрова дня,

Перестают потом.

 

Ульяна

 

И вам не страшно

Ночной порой в саду?

 

Олена

 

Чего ж бояться?

Вот говорят, что будто бука ходит,

Да врут, поди. Не малые мы дети.

 

Ульяна

 

Ну, вот пришли, развесили мы уши,

А соловей-то где ж?

 

Резвый

 

Сейчас услышишь.

 

(Свищет.)

Калитка отворяется, Марья Власьевна и Олена убегают, Резвый за ними. В сад входят: Неустройко, Облезлов, Неждан, Смирной, Дружина, Влас Дюжой, Брусенин, Цаплин, Тыра, другие посадские, стрельцы и народ, слуги воеводы и сенные девушки.

 

Явление девятое

 

Ульяна, Неустройко, Облезлов, Неждан, Смирной. Дружина, Дюжой, Брусенин, Цапля, Тыра, посадские, стрельцы, народ, слуги воеводы и сенные девушки.

Ульяна

 

Ушли, ушли. Держите их!

 

Неустройко

 

Держите!

 

Ульяна

 

Ахти, беда! Никак, на грех вернулся

Боярин наш?

 

Неустройко

 

Боярин не вернулся,

Да легче вам не будет. Перевяжем

И до него рассадим по чуланам,

И сторожей приставим понадежней.

 

Ульяна

(наступая на Неустройку)

 

Меня в чулан, меня? Да ты в уме ли?

Тебя связать, ты сторожей-то ставил,

Воров таких же, как и сам.

 

(Кланяется Облезлову.)

 

Суди нас,

Сейчас суди! Ты вместо воеводы

Остался здесь. Да ты суди по правде,

Лихим ворам не делай поноровки!

Коль у тебя есть совесть, коли носишь

На шее крест, вели его держать,

Покуда я не выскребу когтями

Бесстыжих глаз его! Потом рассудишь.

Кто прав из нас, кто виноват.

 

Неустройко

 

Постой!

Коль нас судить по правде, надо камень

Потяжелей надеть тебе на шею,

Да за ноги, да в Волгу; а потом уж

Судить тебя!

 

Вбегает Марья Власьевна, за ней шут.

 

Явление десятое

 

Ульяна, Неустройко, Облезлов, Heждан, Смирной, Дружина, Дюжой, Брусенин, Цаплин, Тыра, Марья Власьевна, шут, посадские, стрельцы, народ, слуги воеводы, сенные девки, потом Степан Бастрюков, воевода.

Ульяна

 

Недалеко ушла.

 

(Берет Марью Власьевну за руку.)

 

Задумала хитро, да как ни бегай,

А рук моих тебе не миновать.

Держите-ка ее покрепче, девки!

 

Неустройко

(шуту)

 

Ну, что ж вы там? Людишек Бастрюкова

Побрали всех?

 

Шут

 

И всех перевязали

Одним концом; как жемчуг нанизали

На ниточку.

 

Неустройко

 

Дубровина Романа?

 

Шут

 

Тому почет особый. Впятером

Насилу одолели.

 

Стрельцы вводят связанных Резвого, Кубаса, Шишигу, Зорю, Олену и Дубровина.

 

Вот они!

 

Неустройко

 

А Бастрюков Степан?

 

Шут

 

К нему не скоро

Подступишься.

 

Вбегает Степан Бастрюков, отмахиваясь саблей.

Бастрюков

 

Не подходи никто!

Не тронь меня холопскими руками,

По локоть отрублю.

 

Облезлов

 

Его оставьте!

Он не уйдет и сам. Степан Семеныч,

Негоже, брат, дворянам-то служилым

С холопями да с беглыми людьми

Ночным разбоем промышлять.

 

Бастрюков

 

Разбоем

Живете вы с Шалыгиным;

Не на разбой, мы за своим пришли.

 

Облезлов

 

С холопями твоими суд короток:

Велю их бить нещадно батожьем,

Дубровина в тюрьму до воеводы…

А как тебя судить, — не знаю, право.

 

Олена

(Дубровину)

 

Убей меня!

 

Дубровин

 

И рад бы я, да связан.

 

Слуга

 

Наехал сам боярин воевода.

 

Входит воевода, долго осматривается.

Воевода

 

Ты здесь, Облезлов; мне тебя и надо.

В Москву гонца пошли, не медля, завтра ж,

Отписывай, что наш, мол, воевода

Нечай Шалыгин, убояся Бога

И страшного суда его, поволил

От суетного мира удалиться,

Изведать труд подвижнической жизни

И дней своих остаток посвятить

Служенью Богу в иноческом чине.

 

Облезлов

 

Нечай Григорьич, что ты!

 

Воевода

 

Слушай дальше!

Сдаю тебе печать городовую

И всякую казну и все запасы:

Наряд, и зелье, и свинец; а буде

Чего сполна не сыщется, отвечу

Казной своей; по искам, челобитьям

За прежние убытки и обиды.

Обиженным уплачиваю вдвое.

Так и пиши! Ты судишь тут, я вижу.

Суди, суди!

 

Облезлов

 

Я без тебя судья,

А при тебе — товарищ. Сам суди!

 

Воевода

 

Никто себя не судит. Вместе с ними

В ответе я перед твоим судом.

 

Облезлов

 

А что не так я рассужу?

 

Воевода

 

Поправим,

Ошибка в грех не ставится.

 

Облезлов

 

vikidalka.ru - 2015-2017 год. Все права принадлежат их авторам! Нарушение авторских прав | Нарушение персональных данных