Главная | Случайная
Обратная связь

ТОР 5 статей:

Методические подходы к анализу финансового состояния предприятия

Проблема периодизации русской литературы ХХ века. Краткая характеристика второй половины ХХ века

Ценовые и неценовые факторы

Характеристика шлифовальных кругов и ее маркировка

Служебные части речи. Предлог. Союз. Частицы

КАТЕГОРИИ:






РАСПРЕДЕЛЕНИЕ ЭНЕРГЕТИЧЕСКИХ ПОТОКОВ




 

Энергия, получаемая извне распределяется определенным образом. Существует не только энергия физическая, но есть и энергия общественных движений и психическая энергия. В зависимости от той или иной конфигурации культуры распределение энергии идет разнообразными потоками. Бывает, что наибольший энергетический импульс получается в сфере ментальности, бывает в сфере социальных преобразований, бывает люди себя реализуют в хозяйственной деятельности.

 

ЛИТЕРАТУРА:

1. Меркулов И.П. Когнитивная эволюция. М.,1999.

2. Норман Д. Память и познание. М., 1985.

 

ГЛАВА 2 ВНУТРЕННИЕ ФАКТОРЫ КУЛЬТУРЫ

 

МЕНТАЛЬНЫЙ ФАКТОР

 

Ментальный фактор важен для культуры, а потому многими он признается ведущим. Менталитет человеческой культуры выполняет три важные функции: функцию целеориентации культурной общ­ности, функцию обеспечения социальной солидарности между членами культурной общности и функцию накопления и передачи производственного опыта. Человеком движут идеи, те или иные интересы - обеспечение себя пропитанием, воспроизводство потомства, - всегда оформлены в какую-либо идейную форму, реализуются посредст­вом тех или иных выработанных человеком символических типов коллективного соци­ального действия, достигаются при помощи знаний и накопленного культурной общностью производственного опыта. В частности, русский историк XIX века В. Герье неплохо написал по этому поводу: «Сущест­венное содержание истории составляют идеи. Они дают направление творческой деятельности исторических лиц и управляют событиями. В последнее время историки стали обращать больше внимания, чем прежде, на интересы: интересы экономические и вызванные условиями, в которые поставлена хозяйственная жизнь на­родов; интересы социальные, вызванные потребностями отдельных слоев на­рода; но такое изучение интересов не уменьшает значение идей, напротив, мы постоянно видим, что самые интересы становятся под знамя какой-нибудь идеи, стара­ются воспользо­ваться господствующими идеями, чтобы восторжествовать в борьбе с противополож­ными интересами» (Герье В. Западное монашество и папство. Зодчие и подвижники «Божьего царства» ч. II. М. 1913. С.29).

Надо всегда учитывать, что идеи, которые составляют менталитет человеческой культуры имеют сложную структуру, в которые входит не только накопленный опыт и знание, но и способ переживания мира, а также тип поведенческой стратегии людей в культуре.

Многие отдают предпочтение лишь тому, что только технические идеи и знания при­носят пользу человеческой культуре, - как говорил со скепсисом в свое время Генри Форд – изобретения Эдисона более способствовали прогрессу и уничтожению нищеты, чем все реформаторы и политические деятели мира. Тем не менее, при всем согласии с мнением Г. Форда, нельзя согласиться с ним полностью. Для создания и за­крепления каких-либо технических изобретений нужна и идейная «подкладка», а также определенная степень согласия членов какой-либо культурной общности на ту или иную «идеологию» социального действия.

Очень интересно рассмотреть с связи с ментальным фактором идеи Т.Г. Бокля – вы­дающегося культуролога второй половины XIX века. Многие считают его сторонником вышеуказанного «географизма», что, на мой взгляд, ошибочно. Он утверждает совершенно иное, а именно - что с прогрессом цивилизации влияние географических и иных физических условий ослабевает. Как он считал, это особенно существенно для европейской цивилизации: «.. принимая всемирную историю за одно целое, мы находим, что в Европе преобла­дающим направлением было подчинение при­роды чело­веку, в вне Европы – подчине­ние человека природе.. На этом великом различии ме­жду европейской и неевропейской цивилизациями основана вся философия истории» (Бокль Т.Г. История цивилизации в Англии» Спб., 1895 (в 2х т.) с.49). Он считал, что факторами прогресса цивилизации являются два фактора: нравствен­ный и ум­ственный. При этом он отдавал предпочтение умственному фактору: «..умственное начало не только гораздо прогрессивнее нравственного, но и дает более прочные результаты. Во всякой цивилизованной стране приобретения, сделанные умом, тщательно сохраняются выраженные в известных общественных формулах и ог­ражденное употреблением тех­нического, научного языка. Они удобно передаются от одного поколения к другому и принимают такую доступную, так сказать, обязательную форму, что часто имеют влия­ние на самое отдаленное потомство. Они становятся на­следственным богатством чело­вечества, как бессмертное завещание тех ве­ликих умов, которым они обязаны своим бытием. Добрые же дела, совершаемые под влиянием на­ших нравственных побужде­ний, несравненно менее подлежат такой передаче; они имеют бо­лее частный, скрытый характер» (Бокль Т.Г. История цивилизации в Англии» Спб., 1895 (в 2х т.) с.59)

Существенно то, что вышеупомянутый Т. Бокль говорит именно о двух факторах – умственном и нравственном, хотя и принижая последний, ибо только одной суммой на­учно-технических знаний не ограничивается менталитет. Менталитет – это не только комплекс научных знаний, но и комплекс религиозных, эстетических и нравственных аспектов человеческой культуры.

Действительно, ментальный фактор состоит не только в изменениях объема знания, но и в изменении этических норм и форм эстетического мировосприятия. П.Л. Лавров, публицист-народник Михайловский и русские анархисты, не отрицая роли науки в ка­честве фактора, считали, что именно моральное совершенствование человека является одним из важных ментальных факторов прогресса человечества.

Многие, следуя идеям романтиков, утверждают, что «совершенная» ци­вилиза­ция та, которая развивает «воображение» и «фантазию» - эстетическое отношение к жизни. Философ романтизма Фр. Шлегель «Об изучении греческой поэзии» (1795) писал об «эстетической революции», которая грядет в ближайшем будущем, в основе же мировоззрения будет взята поэзия греков (включая ландшафтно-философскую поэзию досократиков). Одновременно с романтиками Ф. Шиллер в работе «Письма об эстетическом воспитании» (1795) утверждал, что эстетическое воспитание – это основ­ное средство для формирования человека. Именно эстетическое мировосприятие, по мнению, в частности одного из «неоромантиков» - Г. Маркузе (1898-1979), формирует не «одномерного» человека, а человека цельного и счастливого. Это, во многом перекликается с идеями известного в конце XIX века французского философа Ж. М. Гюйо (1854-1889), который еще утверждал, что именно искусство заменит религию в будущем обществе.

Как бы то ни было, видно, что ментальный фактор имеет сложную структуру и разлагается на несколько векторов – это вектор знания («Истины»), вектор искус­ства («Красоты») и вектор моральный («Благо»). Именно эта «триада» часто представляется в качестве основополагающих символов или ценностей культуры. Это свойственно часто мыслителям, склонным считать ведущим именно ментальный фак­тор, игнорируя при этом часто значительно более существенный социальный и хо­зяйственные факторы.

 

СОЦИАЛЬНЫЙ ФАКТОР

 

Большое внимание этому фактору уделяли многие, проблемы гармоничного устройства общества, преодоление внутренней социальной дисгармонии – это центральная проблема размышлений большинства социальных философов. В этому ряду находятся – Платон, Аристотель, Т. Гоббс, О.Конт, Г. Спенсер, Э. Дюркгейм, Т. Парсонс и многие др.. Интересен, к примеру, в этом отноше­нии англий­ский «Аристотель» - Г. Спенсер, который фактору социальной солидарно­сти придавал особое значение. Степень социальной солидарности членов той или иной культурной общности относительно того или иного «идеального» типа социального действия крайне важна. Без форм социальной организации существование культуры и трансляция человече­ского опыта невозможны. Роль социального фактора противоречива и неоднозначна. Социальное единство и ор­ганизованность какой-либо общности или группы позволяет успешно выполнять те или иные задачи, которые стоят перед заданной общностью. Но слишком заорганизованное общество, построенное на принципах солидарности и взаи­мопонимания, давая первоначально положительный эффект, далее имеет тенденцию к загниванию и стагнации, ибо неспособно адаптироваться к постоянно изменяющимся условиям ре­альности. Всякое человеческое общество только тогда способно к выживанию, когда присутствует способность его к перманентным инновациям. Организованное и стабильное общество к этому неспособно, к развитию способно лишь то общество, ко­торое обладает достаточным пространством хаоитичности, где существует определен­ная степень конфликтности между группами и личностями, со­ставляющими заданную общность. Обычно в условиях «застоя» мы наблюдаем именно такое явление – закрытость тех или иных групп, производственных ячеек, в которых создается даже приятная, на первый взгляд, атмосфера неформального «единства» и «благожелательности». Но в реальности такая группа обречена на распад и стагнацию при условиях даже малейшего изменения тех или иных природных или социальных ус­ловий. Но, с другой стороны, повышенное напряжение и конфликтность внутри той или иной социальной общности также имеет не продуктивный и деструктивный харак­тер. Потому надо всегда различать продуктивную конфликтность, которая ведет к ут­верждению какого-либо нового образа поведения, и деструктивную конфликтность, ко­торая служит лишь корпоративному или личному интересу тех или иных групп или личностей, составляющих общность. Из всего этого видно, что факт социального един­ства, «органичности» общественного устройства имеет как прогрессивный, так и рег­рессивный характер.

Но есть и другие представители, которые считали условием прогресса развитие социальности в сторону свободы – это анархисты.

 

vikidalka.ru - 2015-2018 год. Все права принадлежат их авторам! Нарушение авторских прав | Нарушение персональных данных