Главная | Случайная
Обратная связь

ТОР 5 статей:

Методические подходы к анализу финансового состояния предприятия

Проблема периодизации русской литературы ХХ века. Краткая характеристика второй половины ХХ века

Ценовые и неценовые факторы

Характеристика шлифовальных кругов и ее маркировка

Служебные части речи. Предлог. Союз. Частицы

КАТЕГОРИИ:






ЯЙЦА В РАЗНЫХ КОРЗИНАХ




 

Да, это был очень горький опыт. Лишиться практически всех своих сбережений! И целый год играть «за бесплатно», зная, что каждый матч с твоим участием приносит клубу тысячи долларов...

Со временем, конечно же, раны, нанесенные Пепе Гордо, начали зарубцовываться. И очень многие бразильские фирмы, представлявшие самые разные сферы экономики, торговли, услуг, социальных отношений продолжали обращаться к своему самому знаменитому соотечественнику с предложениями о реализации совместных проектов. Со временем круг их расширялся, к бразильским бизнесменам стали примыкать и крупные зарубежные и международные фирмы. Такие, например, как «Пепси-кола».

Поэтому доходы Короля росли достаточно быстро. Это была, как выяснилось, самая приятная и самая легкая форма бизнеса: ты подписываешь контракт с производителем какого-то товара или услуг (одежда или компьютеры, туризм или банковская фирма, прохладительные напитки или велосипеды, авиакомпании или аренда жилья и т.п. и т.д.), а дальше остается только контролировать поступление средств на твой счет.

Согласно опубликованной в 1971 году журналом «Реалидаде» официальной декларации о доходах Пеле, Король зарабатывал как футболист 63 тысячи крузейро в месяц (около 10 тысяч долларов). Еще 23 тысячи приносили ему премии за победы и выигрыши в футбольных матчах. Не считая 85 тысяч — премии за победу на чемпионате мира 1970 года. А также 25 тысяч крузейро и автомобиля, полученных в качестве личного подарка от президента страны. Рекламные контракты, заключенные с «Дукал», «Шелл» и «Спартой», ежемесячно приносили в копилку Пеле еще 55 тысяч, контракты с более мелкими фирмами — 8, 6 тысяч. В целом его доходы, не считая прибылей по акциям и некоторых случайных, неплановых заработков, достигали в то время трехсот тысяч крузейро в месяц, то есть около 50 тысяч долларов.

Ну, а насчет вложений капитала, тут нужно было отныне и впредь «не складывать яйца в одну корзину», работать одновременно со многими людьми и структурами, получать прибыль из разных источников и вкладывать деньги в различные проекты.

Король начал покупать земельные участки, потом — акции крупных, авторитетных фирм. Объем операций рос. Возникла необходимость в создании какой-то конторы или фирмы, которая взяла бы на себя оперативную суету: переписку, контроль исполнения подписанных контрактов и поступление оговоренных контрактами сумм.

В конце шестидесятых годов у него появился новый помощник Марби Раймундини, затем Пеле пригласил изгнанного картолами из клуба «Сантос» профессора Жулио Мазея. Вместе с ним по приглашению фирмы «Пепси-кола» начал работать над учебным фильмом о футболе, который предназначался детям. Тут следует упомянуть о том, что «детская тема» всегда была для Пеле одной из важнейших. Помню, словно это было вчера, и бережно храню в своем архиве фотографии и звукозапись, сделанные мной 19 ноября 1969 года на «Маракане», когда Король забил свой тысячный гол и обезумевшая от восторга толпа понесла его на руках вокруг поля. Захлебываясь в счастливых рыданиях, Пеле кричал в микрофоны о том, что посвящает этот гол бездомным детишкам, которых так много в стране. И призвал бразильцев подумать о том, как помочь несчастным встретить близящееся Рождество.

В 1974 году Пеле распрощался с футболом и целиком мог посвятить себя бизнесу. Главным распорядителем его дел стал менеджер по имени Жозе Рибейро Роберто Шисто. К тому времени, как сам Король вспоминает в своих мемуарах, «у меня появилась собственность в Сантосе, Сан-Пауло, Рио, Бауру и Трес Корасоес. Я владел магазинами, жилыми домами, землей. Приобрел молочную ферму, у меня было грузовое автотранспортное дело, контора по экспортно-импортным операциям. Даже радиостанция. В общем, одному небу было известно, к чему еще я был причастен».

Как видим, «яйца» действительно раскладывались по множеству корзин. И, увы, одна из них оказалась худой.

«ФИОЛАКС» ПРИВОДИТ В «КОСМОС»

 

В какой-то недобрый час Пеле связался с фирмой «Фиолакс», занимавшейся производством резиновых изделий для автомобильной промышленности. Дело казалось стопроцентно выгодным и тысячепроцентно верным: производство автомобилей в стране росло, как на дрожжах, сразу несколько автозаводов постоянно наращивали производство, а западногерманский автогигант «Фольксваген» именно под Сан-Пауло построил свой крупнейший за пределами Германии филиал.

Все это гарантировало постоянный рост спроса на резину, автопокрышки и другие комплектующие. Доля Пеле в капитале «Фиолакс» была небольшой — всего шесть процентов. Но... видимо бес попутал его в какой-то момент, и, забыв о печальном опыте с Пепе Гордо, обзаведясь этим скромным пакетом, он почему-то подписал гарантийное письмо, которое позволило фирме (еще бы: гарантия самого Короля футбола!) получить весьма крупную банковскую ссуду.

Когда наступил срок погашения, и «Фиолакс» не смог сделать это, банк обратился к поручителю... Тут же выяснилось, что ободренные «дружбой» с Пеле хозяева «Фиолакса», решив, видимо, что соучастие в ее бизнесе Короля покроет любые грехи, грубо нарушили весьма строгое национальное законодательство, касающееся импортных операций. Попросту говоря, попытались уклониться от уплаты высоких таможенных пошлин за купленное за рубежом оборудование. За что на фирму был наложен громадный штраф. А поскольку тот неосмотрительно подписанный гарантийный документ возложил на плечи Пеле ответственность практически за все финансовые операции «Фиолакса», штраф этот тоже лег на его плечи. То-бишь, на кошелек.

Пеле давно расплатился с долгами Пепе Гордо и вообще к этому времени был уже далеко не бедным человеком, но авантюры «Фиолакса» привели к тому, что он оказался перед необходимостью погасить ссуду и штраф на общую сумму более миллиона долларов!

Еще одна цитата из его мемуаров: «У меня было такое же состояние, как и при первом банкротстве! Опять, несмотря на все предостережения и печальный опыт прошлого, я подписал то, чего ни под каким видом не должен был подписывать. Вместо того, чтобы привлечь знающего адвоката, я легкомысленно воспользовался услугами первого подвернувшегося под руку юриста, чтобы поскорее отделаться от этой неприятности. Как и при первом конфузе, я мог бы объявить о неплатежеспособности компании «Фиолакс». Но хотя моя доля и составляла всего шесть процентов, все равно поползли бы слухи о том, что Пеле хитрит, увиливая от уплаты налогов».

В отличие от ситуации, которая сложилась с Пепе Гордо, Пеле теперь мог бы самостоятельно покрыть этот долг. Но для этого пришлось бы продать спешно и потому — за бесценок несколько принадлежащих ему земельных участков. И общий урон составил бы в этом случае по его подсчетам уже около двух миллионов долларов. Кому хочется терять такие деньги?

Размышляя о выходе из этой ситуации, он привлек самых верных своих друзей — Шисто, профессора Жулио Мазея, брата Зоку и бывшего вратаря «Сантоса» Эдеваира, который теперь тоже работал с ним. В результате бурной мозговой атаки друзья убедили его принять предложение, от которого Пеле ранее неоднократно и категорически отказывался: подписать контракт с американским футбольным клубом «Космос». Заработанные здесь деньги помогут расплатиться с долгами «Фиолакса». (Так оно впоследствии и получилось, но потери Короля от его «дружбы» с «Фиолаксом» составили, все-таки, миллион долларов!).

Вот так неожиданно открываются секреты столь значительных виражей в королевской биографии. Так объясняется его отъезд на несколько лет в американский профессиональный клуб после того, как долгие годы Король уверял бразильцев, что никакая другая команда мира, кроме «Сантоса» не способна заинтересовать его.

В США его бизнес начал бурно разрастаться. Команда «Космос» принадлежала компании «Уорнер», которая отныне получила эксклюзивное право на использование имени Пеле в коммерческой рекламе в США. А сам Король был назначен представителем «Уорнер» по общественным связям с окладом в один миллион долларов в год. Своим представителем при «Уорнер», контролировавшим ход выполнения контракта, Пеле назначил профессора Жулио Мазея. Но поскольку деловые интересы Короля протянулись и на многие континенты, у него появились и другие полномочные представители: Йошо Айоама — в Японии, Стив Ричер — в Англии, Алтафини — в Италии, Ивани Парис — во Франции. В США его давним другом и компаньоном с начала шестидесятых годов был Роланд Эндлер.

Координация всех этих бесчисленных международных связей была в 1989 году поручена фирме «Стар Хаус» («Star House»), президентом которой стал Сержио Буффара — еще один друг Пеле. Специально для наблюдения за деятельностью многочисленных фирм, в которых Пеле участвовал своими капиталами, была создана структура «О Бой» («O Boi»), что в переводе с португальского означает «Бык».

Это детище административно-бюрократического объединения просуществовало, правда, не слишком долго: уже в марте 1990 года Карлос Альберто Павино, один из администраторов «Быка», постоянно подчеркивавший, что он — «друг Пеле», был арестован по обвинению в нарушениях правил продажи автомашин. После проведенного расследования специальным решением Центрального банка Бразилии фирма была закрыта, а на имущество ее двенадцати директоров (включая Пеле) был объявлен арест.

Впрочем, неприятности были довольно быстро преодолены. Бизнес Короля снова набрал силу, как паруса громадного фрегата, наполнившиеся свежим и устойчивым ветром. Вспомнив упомянутые выше подсчеты журнала «Реалидаде», в соответствии с которыми в 1971 гору доходы Короля равнялись, примерно, шестистам тысячам долларов в год, обратимся к сведениям журнала «Вежа»: два десятка лет спустя, в октябре 1990 года, когда Пеле исполнилось пятьдесят лет, этот еженедельник привел несколько отрывочных, можно сказать, поверхностных и неполных данных, характеризующих материальное благополучие Короля (помимо уже упомянутого выше ежегодного миллиона долларов от «Уорнер»): «Пеле зарабатывает 5 миллионов долларов в год на рекламных контрактах, в частности на рекламе одежды «Пеле», выпускаемой в Париже фирмой Даниэль Эхтер. Его образ ассоциируется во всем мире с напитком «Пепси-кола» и спортивными товарами марки «Умбро».

Король проживает поочередно в шести апартаментах. У него вилла в Гуаруже (под Сантосом), квартиры в Рио-де-Жанейро, Сан-Пауло и Нью-Йорке, фазенда в муниципии Жукуа (штат Сан-Пауло) и дом в Ист-Хэмптоне под Нью-Йорком».

Может быть, потому Пеле удалось так быстро разделаться с неприятностями, вызванными банкротством «Фиолакса» и жульничеством его компаньонов в «Быке», что к тому времени — в конце 80-х — начале 90-х годов заботу о хозяйственных, коммерческих и всех прочих его делах взял на себя Элио Виана. Это был новый друг, ставший вместе с Пеле совладельцем самой знаменитой из фирм, которые были связаны с именем Короля — «Пеле Спортс и Маркетинг». Для краткости буду впоследствии именовать ее «ПСМ».

Об авторитете Элио Вианы говорит хотя бы тот факт, что именно ему Пеле поручил все организационные хлопоты, связанные с подготовкой знаменитого матча сборной Бразилии со сборной мира по случаю отмечавшегося в 1990 году пятидесятилетия Короля. И именно об Элио Виане и о фирме «Пеле Спортс и Маркетинг» пойдет далее речь.

vikidalka.ru - 2015-2017 год. Все права принадлежат их авторам! Нарушение авторских прав | Нарушение персональных данных