Главная | Случайная
Обратная связь

ТОР 5 статей:

Методические подходы к анализу финансового состояния предприятия

Проблема периодизации русской литературы ХХ века. Краткая характеристика второй половины ХХ века

Ценовые и неценовые факторы

Характеристика шлифовальных кругов и ее маркировка

Служебные части речи. Предлог. Союз. Частицы

КАТЕГОРИИ:






Этиология и патогенез. Длительное и интенсивное злоупотребление спиртными напитками — обязательное, но не единственное условие развития алкоголизма как болезни




Длительное и интенсивное злоупотребление спиртными напитками — обязательное, но не единственное условие развития алкоголизма как болезни. Некоторые люди пьян-


ствуют по 15 лет и более и ни физической, ни психической зависимости от алкоголя у них не обнаруживается. Факторы, участвующие в формировании алкоголизма, принято раз­делять на социальные (“алкогольный климат” в обществе, питейные традиции, алкогольная политика правительства), психологические и биологические. Среди психологических факторов особое внимание привлекает мотивация употреб­ления спиртных напитков.

Мотивы, т. е. побуждения к выпивкам, принято раз­делять на гедонистические (желание испытать удовольствие, вызвать эйфорию," почувствовать себя “на высоте” и т. д.) и атарактические (стремление к релаксации — успокоению, уходу"от неприятностей и трудностей, устранению беспо­койства и тревоги). Кроме того, выделяются мотивы соци­ально-психологические: традиционные (питейные обычаи субкультуры) и субмиссивные (подчинение влиянию других людей и групп).

С появлением психической зависимости ведущим стано­вится аддиктивный мотив (пристрастие, патологическое вле­чение к аЛютгопо), а с развитием физической зависимости — страх абстиненции, желание ее предотвратить или прервать.

От истинной мотивации следует отличать мотивировку — объяснение, которое дает сам пьющий. Мотивировка может маскировать или искажать истинную мотивацию.

Патогенез в качестве основных звеньев имеет фор­мирование психической и физической зависимости — пер­вичного и вторичного влечения к алкоголю. Хроническая интоксикация алкоголем вызывает разнообразные биохими­ческие и нейрофизиологические изменения в организме в целом и в мозге в частности. Однако, какие из них являются следствием интоксикации, а какие лежат в основе зависи­мости, пока определенно выявить не удается. Предполага­ется, что в основе психической зависимости лежат нейро­физиологические сдвиги — патологическая активация оп­ределенных гипоталамических систем, получивших название “центр наслаждения”. Согласно гипотезе И. П. Анохиной, эта активация вызвана действием алко­голя на катехоламиновую систему гипоталамуса: избыточное высвобождение норадреналина ведет к его дефициту, на фоне которого для активации нужны новые поступления алкоголя. Основу физической зависимости составляет уси­ленный распад и синтез катехоламинов. Когда очередная доза алкоголя не поступает, то распад снижается, а синтез остается усиленным — в мозге накапливается предшест-


венник норадреналина дофамин. Важная роль в патогенезе другими авторами приписывается нарушениям обмена се-ротонина, кину ренинов, гамма-аминомасляной кислоты и других биологически активных веществ. Ведется поиск связи с дисфункцией опиатной системы организма — изменением активности опиатных рецепторов и эндогенных морфино-подобных веществ (эндорфины, энкефалины) в надежде найти единый механизм зависимости и от алкоголя, и от наркотиков, и от других токсичных веществ. Возможно также, что в развитии физической зависимости участвует изменение ферментных систем печени и других тканей — повышение активности алкогольдегидрогеназы и каталазы, снижение активности фермента, расщепляющего ацеталь-дегид (промежуточный продукт окисления алкоголя).

Роль наследственности становится очевидной из ряда факторов. Риск алкоголизма остается высоким у детей алкоголиков, которые с младенчества воспитывались непь­ющими приемными родителями. Совпадение алкоголизма у монозиготных близнецов значительно чаще, чем у дизи-готных. Существуют целые народности с крайне низкой толерантностью к алкоголю. Наследуется не сам алкоголизм, а предрасположение к нему, высокий риск его развития, если начинается злоупотребление. Например, наследоваться могут некоторые черты характера, способствующие самому злоупотреблению — “гедонистические стремления” при не­устойчивом типе психопатии и акцентуации характера. На­следственной может быть недостаточность некоторых фер­ментных систем, отчего толерантность к алкоголю оказы­вается низкой.

Алкогольная эмбриопатия — заболевание но­ворожденного, возникающее в том случае, если мать во время беременности регулярно злоупотребляла спиртными напитками. Алкоголь легко проникает через плацентарный барьер (так же как и в молоко кормящей матери). Ново­рожденные обнаруживают признаки зависимости от алко­голя, проявляющиеся непрерывным беспокойством и нару­шением физиологических функций. В дальнейшем выявля­ется отставание в физическом и интеллектуальном развитии.

15.2.6. Дифференциальный диагноз

Диагностические трудности может представить диффе­ренцирование I стадии алкоголизма и пьянства без зависи­мости от алкоголя. Диагноз основывается на сведениях,


L


получаемых от самого пациента и его окружения. Обсле­дуемые часто бывают склонны сознательно или бессозна­тельно диссимулировать признаки влечения и зависимости и преуменьшать пьянство. Сведения от близких или с места работы также не всегда достоверны: иногда алкоголизация преуменьшается, иногда преувеличивается.

Картина абстинентного синдрома служит убедительным признаком II стадии. Высказывалось суждение (С. Г. Жис-лин, Η. Η. Иванец, И. П. Анохина), что алкоголизм следует считать болезнью только с появления физической зависи­мости, а начальную стадию рассматривать как “донозоло-гический алкоголизм”, не отделяя от пьянства.

Диагностика III стадии строится на очевидных признаках алкогольной деградации и снижении толерантности к ал­коголю.

Лабораторные методы диагностики алкоголизма пока не разработаны. Предлагаемые приемы (повышение активности в крови ферментов — гамма-глутамилтранспептидазы, ас-партат- и аланинаминотрансферазы, каталазы и др., уве­личение объема эритроцитов) оказались неспецифичными и нередко дают положительный результат только на II ста­дии алкоголизма. Разработан метод радиоизотопной гепа-тографии, констатирующий повреждение печени вследствие хронической алкогольной интоксикации.

15.2.7. Распространенность

Алкоголизм относится к весьма распространенным забо­леваниям: в развитых странах им страдает 3—5% населения, а в винодельческих (Франция, Италия) странах — даже 8—10%. В последние два-три десятилетия отмечался по­всеместный рост алкоголизма, особенно среди молодежи и женщин. Если в 1950—1960-х годах соотношение больных алкоголизмом мужчин и женщин было 10:1, то в 80-х оно приблизилось к 5:1.

О распространенности пьянства судят по потреблению алкоголя на душу населения (обычно в литрах 100% ал­коголя в год). Если оно составляет менее 5 л в год, то его можно считать умеренным, если более 10 л в год — очень высоким. В Европе в 80-х годах потребление было мини­мальным в Норвегии и Исландии (4 л в год) и очень высоким во Франции (13 л в год).

В СССР в 1984 г. было продано 7,6 л на душу населения. Величина потребления в разных регионах страны весьма


различна. Во многих из них официальные данные ниже реальных, так как не учитывался алкоголь, потребляемый при самогоноварении.

15.2.8. Прогноз

При сформировавшемся алкоголизме с физической за­висимостью прогноз малоблагоприятен. После лечения ре­миссии длительностью более одного года составляют 50— 60%. Эффект значительно выше лишь у тех, кто активно хочет излечиться. Именно поэтому некоторые модные це­лители, широко пропагандируемые средствами массовой ин­формации или распускаемой о них молвой, сообщают о поразительных результатах — о 90—100% вылеченных. К ним тянутся и они сами отбирают тех, кто стремится к излечению. Эффект лечения на I стадии выше, чем на II стадии. Но своевременному лечению на I стадии препятст­вует алкогольная анозогнозия — больные не считают себя таковыми и уверены, что если они захотят, то сами в любой момент бросят пить.

Продолжительность жизни у больных алкоголизмом в среднем на 15 лет короче, чем в общей популяции. Они умирают от тяжелых травм, полученных в нетрезвом со­стоянии, высок уровень суицидов. Среди соматических за­болеваний смертность наиболее велика от сердечной недо­статочности, гипертонической болезни, инсультов и цирроза печени.

Частота правонарушений среди больных алкоголизмом также значительно выше, чем в общей популяции. Это относится как к агрессивным, так и к имущественным пра­вонарушениям, особенно при паразитическом образе жизни.

15.2.9. Лечение и реабилитация

Главной задачей лечения алкоголизма является устра­нение психической и физической зависимости от алкоголя. Дезинтоксикация и терапия при соматических осложнениях являются хотя и важными, но дополнительными мерами и сами по себе алкоголизма не излечивают. Устранение фи­зической зависимости осуществляется довольно эффективно в процессе купирования абстинентного синдрома. Подавле­ние патологического влечения к алкоголю, лежащего в ос­нове психической зависимости, представляет гораздо более


трудную задачу. При существующих методах лечения ре­цидивы алкоголизма в течение первого года бывают при­близительно в половине случаев.

15.2.9.1. Подавление патологического влечения к алкоголю (устранение психической зависимости)

Подавление влечения основывается на аверсионной (от англ, aversion — отвращение) терапии — выработке услов­ного рвотного рефлекса на вид, вкус и запах алкоголя или страха перед его употреблением вследствие необычно тяго­стного действия.

Условнорефлекторная терапия впервые была испробована Н. В. Канторовичем в 1929 г.: вид спиртных напитков, их запах, надписи, с ними связанные, сочетались с ударом электрического тока в руку. Эффект оказался очень нестойким. Более совершенный метод разработали И. Ф. Случевский и А. А. Фрикен в 1934 г. Небольшие дозы алкоголя дают на фоне действия рвотных средств (инъекции апоморфина или эметина, прием ипекакуаны, отвара ба-ранца, чабреца и др.). После нескольких сочетаний обра­зуется условный рвотный рефлекс на вид, запах и вкус алкоголя. Однако, как и все постоянно не подкрепляемые условные рефлексы, в дальнейшем он угасает, и поэтому эффект лечения оказывается нестойким.

Сенсибилизирующая терапия была осущест­влена О. Мартенсен-Ларсеном в 1948 г. в виде регулярного приема антабуса (тетурам, дисульфирам). Под его действием в организме угнетается фермент ацетальдегидрооксидаза. При поступлении в организм алкоголя его окисление за­держивается на стадии ацетальдегида, накопление которого в крови дает преходящий токсический эффект в виде чувства нехватки воздуха, страха смерти, резкого сердцебиения, тошноты, покраснения лица. Но в редких случаях могут возникнуть тяжелые осложнения: гипертонические кризы, приступы стенокардии, коллапсы, судорожные припадки. Для усиления и упрочения действия под наблюдением врача в процедурном кабинете намеренно вызывают у больного одну-две тетурам-алкогольные реакции (после приема оче­редной дозы тетурама ему дают небольшую дозу алкоголя). Когда возникают тягостные нарушения и появляется страх смерти, применяют обычные симптоматические средства (например, вливание глюкозы с кофеином), тем самым


укрепляя у пациента представление об опасности для него приема алкоголя. Длительное применение тетурама может осложниться выраженной астенией, гастритом, реже гепа­титом и полиневритами. Однако больные могут самовольно прекращать прием тетурама и вновь начать злоупотреблять алкоголем. Во избежание подобного соблазна был предложен препарат пролонгированного действия — эспераль (радотер). Больному производят внутримышечнукГимплантацию сте­рильных таблеток тетурама. При этом от него берут рас­писку, что он предупрежден, что прием алкоголя чреват тяжкими осложнениями, не исключающими смертельного исхода.

В качестве других сенсибилизирующих средств исполь­зуют метронидазол (трихопол, т. е. противотрихомонадное средство), фуразолидон, циамид, никотиновую кислоту и др. На фоне их действия прием спиртных напитков вызывает реакцию, сходную с тетурам-алкогольной, но более слабо выраженную.

Другие методы подавления патодогиче-ского влечения к алкоголю включают применение малых (субрвотных) доз апоморфина и психотропных средств, но после прекращения их приема патологическое влечение обычно возобновляется.

Психотерапия многими считается одним из самых действенных методов, способных дать наиболее стойкий результат. Возможно, это связано с тем, что полный курс лечения удается провести тому, кто сам стремится изле­читься или у кого удается пробудить это желание. Сугге­стивные приемы (внушение в гипнозе или в бодрствующем состоянии, наркогипноз, эмоционально-стрессовая терапия) основываются главным образом на выработке отвращения к алкоголю. Этим методам более поддаются люди с исте­рическими или эмоционально-лабильньши чертами харак­тера. По мере развития алкоголизма внушаемость нередко возрастает. Опытные психотерапевты умело отбирают для лечения легковнушаемых больных, поэтому эффект терапии у них бывает поразительно высоким. Рациональная психо­терапия (разъяснение, убеждение) может проводиться как индивидуально с каждым пациентом, так и с группой. Груп­повая психотерапия подразумевает активное участие членов группы в дискуссиях, взаимную эмоциональную поддержку друг друга, выработку установки на трезвость. Чаще груп­повая психотерапия используется в процессе поддержива­ющего (противорецидивного) лечения.


L


Поддерживающая (противорецидивная) терапия обусловлена тем, что патологическое влечение к алкоголю обычно не устраняется полностью, а лишь по­давляется. При неблагоприятных обстоятельствах, например при семейных и служебных конфликтах, возникает желание забыться, уйти от неприятностей. В обстановке вынужден­ного безделья и скуки (безработица, выход на пенсию и т. д.) под действием психических травм патологическое вле­чение может вспыхнуть с новой силой.

Противорецидивное лечение проводится в виде курсов, сочетающих условнорефлекторную или сенсибилизирую­щую терапию с применением методов психотерапии, осо­бенно групповой и семейной. В нашей стране поддержива­ющая терапия регламентирована инструкциями: на первом году ремиссии курсы должны повторяться каждые 4 мес, на втором — раз в полгода, затем в конце третьего года, а на 4-м и 5-м годах — по мере надобности. Подобная формализация не учитывает стадии алкоголизма, провоци­рующих обстоятельств, степени социальной адаптации и других привходящих факторов. Наиболее показанной можно считать продолжительную постоянную групповую психоте­рапию в клубах бывших пациентов, в обществах анонимных алкоголиков, которые весьма популярны в США и начинают возникать в нашей стране. Повторные курсы условнореф-лекторной или сенсибилизирующей терапии показаны при реальной угрозе рецидива, при появлении первых признаков возобновления патологического влечения (“алкогольные” сновидения, эмоциональное оживление при разговоре о спиртных напитках, интерес к прежним знакомствам и т. п.).

При склонности к циклоидным субдепрессиям, во время которых также может обостряться влечение к алкоголю, показано длительное лечение солями лития или карбама-зепином (финлепсином).

15.2.9.2. Купирование абстинентного синдрома (устранение физической зависимости)

С прерывания абстиненции начинается лечение II стадии алкоголизма. Используются весьма действенные средства, направленные на дезинтоксикацию и устранение тягостных симптомов.

Дезинтоксикация осуществляется с помощью ка-


пельных внутривенных вливаний гемодеза, реополиглюки-на, 5% глюкозы. Используются также инъекции тиоловых препаратов (унитиол, тиосульфат натрия), а также большие дозы витаминов — тиамина, пиридоксина, аскорбиновой кислоты.

Предлагается также применение осмотических диурети­ков (мочевина, маннитол, уроглюк). Все это предназначено для ускорения окисления и выведения из организма про­дуктов нарушенного обмена, в частности накопившегося ацетальдегида.

Устранение тягостных симптомов абсти­ненции достигается с помощью различных психотропных и других лекарств. При тревоге и беспокойстве применяется ^H^ajojfMcgayjcceHj, делавиум), тиоридазин (сонапакс, мел-лерил), хлорпротиксен (труксаЛ), а если тревога™еочетается с депрессией — амитриптилин или пиразидол. При бессон­нице хорошее действие оказывает реладорм или сочетание эуноктина (радедорма) с феназепамбм.~П"рй~ выраженных вегетативных расстройствах (пот, ознобы, сердцебиения) более показаны грандаксин или пирроксан. При ярких кра­сочных сновидениях и особенно при гипнагогических (в момент засыпания или пробуждения) галлюцинаций (угроза развития алкогольного делирия) необходимо использовать ^•шуущин (левомепромазин). Если абстиненция проявляется дисфорией с гневливостью, то наиболее эффективен неу-лептил (перициазин).

Купирование явлений абстиненции не избавляет от па­тологического влечения к алкоголю, которое еще долго способно оставаться сильным и устойчивым, а в определен­ный период даже резко усиливаться. Поэтому после купи­рования абстиненции приступают к лечению, направлен­ному на устранение психической зависимости.

15.2.9.3. Лечение при алкогольной деградации

Кроме лечения абстиненции, нередко тяжелой и грозя­щей развитием алкогольного делирия, и терапевтических мер, направленных на подавление сильного патологического влечения, необходимой бывает также терапия соматических осложнений алкоголизма. Заболевания печени и сердца ста­новятся противопоказаниями для тетурам-алкогольных проб и условнорефлекторной терапии. Нередко возникающие


псевдоабстиненции рекомендуется лечить психотропными средствами (седуксен, амитриптилин, феназепам, сонапакс). Необходимо длительное общеукрепляющее лечение, особен­но большие дозы витаминов группы В и аскорбиновой кис­лоты.

При нарушениях памяти и заметном интеллектуальном снижении проводят курсы лечения ноотропилом (пираце-там). Однако высказываются суждения, что ноотропные средства могут усиливать патологическое влечение к алко­голю.

15.2.9.4. Организация лечения и реабилитация

Лечение проводится в наркологических стационарах, полустационарах, диспансерах и кабинетах.

Разрешается анонимное добровольное лечение в плат­ных медицинских учреждениях. При II и III стадии ал­коголизма лечение лучше начинать в стационаре, а затем продолжать в полустационаре или в диспансере. При I стадии алкоголизма при желании лечение сразу можно начинать амбулаторно. В настоящее время утверждено обя­зательное лечение алкоголизма, которое регламентируется различными приказами, инструкциями, указаниями. Об­ширная документация предназначена строго контролиро­вать их выполнение. Подобная тактика направлена на то, чтобы выявить максимальное число больных алкоголиз­мом, держать их под наблюдением и периодическими ле­чебными курсами стараться предотвратить рецидивы. Не­достаток такого подхода заключается в легкости форма­лизации всего лечения, а следовательно, в снижении его фактической эффективности.

Особый профилактический учет как группы высокого риска ведут наркологические диспансеры в отношении лиц, злоупотребляющих алкоголем, без признаков зависимости от него.

Реабилитация осуществляется методами психоте­рапии и социотерапии (трудотерапия, культтерапия и др.). Цель ее — трудовая и семейная адаптация (содействие в трудоустройстве, семейная психотерапия). Используются клубы бывших пациентов, общества анонимных алкоголиков и сходные с ними организации.


Профилактика

Профилактика алкоголизма может быть разделена на государственно-общественную и медицинскую (гигиениче­скую).

Административными и законодательными мерами государство стремится регулировать потребление алкоголя с тем, чтобы ограничить пьянство и снизить рас­пространенность алкоголизма, которые наносят обществу и материальный, и моральный ущерб. На протяжении истории человечества неоднократно предпринимались крайние ме­ры — полное запрещение продажи и даже употребления спиртных напитков. Еще в VII в. н. э. основатель ислама Мухаммед (Магомет) запретил мусульманам употребление алкоголя, что было отражено в коране. Это повело к тому, что на многие века мусульманские страны стали очагом наркоманий (опий, гашиш). Полный запрет продажи алко­голя (“сухой закон”) вводился в России в начале первой мировой войны, в США — в 20-е годы, он приводил только к расцвету черного рынка, распространению наркоманий и росту связанной с ними преступности, самогоноварению, отравлению суррогатами. К тому же государственная казна лишалась существенного источника дохода.

Необходимы рациональные административные и юриди­ческие меры, регулирующие потребление спиртных напит­ков. Должно строго преследоваться появление в нетрезвом виде в общественных местах, на работе, прогулы в связи с пьянством, сурово наказываться зачинщики пьяных скан­далов и драк. Особенно строго должно наказываться вож­дение транспорта или выполнение любой работы в нетрезвом состоянии, создающее опасность для жизни и здоровья дру­гих людей. При совершении правонарушений алкогольное опьянение рассматривается судом как отягчающее обстоя­тельство. Официально существующий до сих пор у нас запрет на продажу всех спиртных напитков лицам в возрасте до 21 года практически трудно выполним и лишь вызывает у молодежи протест. В ряде европейских стран крепкие спиртные напитки разрешается продавать лицам с 18 лет, а слабые (пиво) — с 16 лет.

Медицинская профилактика главным образом основывается на санитарном просвещении — разъяснении вреда и опасности злоупотребления алкоголем для здоровья и благополучия людей. Наиболее эффективно использование средств массовой информации (в особенности телевидения),


если передачи готовятся совместно опытным режиссером и врачом-наркологом. Чем эмоциональнее, чем более связана с событиями текущей жизни и художественнее информация, тем она действеннее. Антиалкогольное просвещение рассчи­тано в основном на непьющих или умеренно потребляющих алкоголь. Эффективность лекций всегда наименьшая. Групповые дискуссии более действенны, но в них охотнее участвуют непьющие и страдающие от пьянства близкие.

Существуют две принципиальные установки антиалко­гольного просвещения — на полную трезвенность и на “культурное”, ограниченное употребление алкоголя. Полное воздержание от алкоголя достижимо лишь среди опреде­ленных контингентов (члены общества трезвости, бывшие алкоголики, страшащиеся рецидива, спортсмены и культу­ристы). Для широкой популяции более приемлемо ограни­ченное потребление алкоголя, допускающее в определенных условиях легкую степень опьянения. Медицинская инфор­мация должна дать сведения о соматических болезнях или ситуациях, где даже такое употребление должно быть пол­ностью исключено (например, беременность, кормление грудью ребенка).

Группы высокого риска развития алкоголизма могут выявляться по разным признакам — социальным (члены семьи или непосредственное окружение больных алкоголизмом, представители некоторых профессий, посто­янно имеющие контакт со спиртом или алкогольными на­питками), психологическим (разработаны специальные те­сты для массовых обследований), биологическим (например, потомство больных алкоголизмом). К группе высокого риска относятся все злоупотребляющие алкоголем (пьянство без зависимости).

Эти группы требуют специального внимания. Наиболее эффективным считается привлечение их в общества, соче­тающие групповые дискуссии под руководством нарколога и психолога с организацией привлекательного для них про­ведения досуга.

15.3. Алкогольные (металкогольные) психозы

Эти психозы возникают не как прямое следствие хро­нического отравления алкоголем, а как результат ^эндоген-ной интоксикации вследствие поражения внутренних орга-

же алкого-


лем. Считается, что психозами заболевают около 10% боль­ных алкоголизмом. Психозы чаще всего развиваются на III стадии, но^всхречаются и на II стадии. *

15.3.1. Алкогольный делирий (белая горячка, delirium tremens)

В большинстве случаев делирий начинается не на высоте запоя, а через 2—4 сут после того, как пьянство было прервано — на фоне развёртывающейся абстиненции. По­этому в зарубежной психиатрии распространено название “делирий воздержания” или “абстиненция с делирием”. Од­нако этот психоз может возникнуть и на высоте запоя. Нередко делирию предшествует острое инфекционное забо­левание или обострение хронической инфекции.

Предвестники делирия (предделириозное состояние) длятся несколько часов. Обычно к вечеру тревожно-тоск­ливое настроение, свойственное абстиненции, сменяется аф­фективной лабильностью: угнетение чередуется с эйфорией, тревога — с апатией. Взбудораженность, непоседливость, говорливость сочетаются с наплывом ярко представляемых красочных воспоминаний. Появляются иллюзии: висящая одежда принимается за человека, в узорах и пятнах видятся чьи-то лица. Заставляя больного на что-либо пристально смотреть или надавливая на веки закрытых глаз (симптом Липманна), можно словесным внушением вызвать у него видения."

Затем наступает полная бессонница. Нарастают беспо­койство, тревога и страх. Появляется главный симптом делирия — яркие зрительные галлюцинации. Обычно видят то, что когда-то вызывало отвращение или страх: полчища насекомых, крыс, мышей, змей, отвратительных чудовищ, а также бандитов, террористов, грозящих оружием распра­вы. В старину верующие во время делирия, как правило, видели чертей (“напился до чертиков”). Слуховые галлю­цинации тематически связаны со зрительными: слышатся крики, угрозы, шипение змей. Среди тактильных галлюци­наций характерно ощущение инородного тела во рту — его стараются выплюнуть или вытащить пальцами. Больной все видимое принимает за реальность и ведет себя соответст­венно: к чему-то присматривается, прислушивается, загля­дывает под стол, что-то ловит. Может броситься бежать, спасаясь от кого-то, при этом выброситься из окна, попасть под транспорт, может на кого-то внезапно напасть сам,


защищаясь от кажущихся врагов. Речь обычно состоит из отрывочных эмоциональных высказываний, связанных с галлюцинациями. В окружающем (месте и времени) дез­ориентированы, но самосознание сохранено.

Делирий сопровождается мышечным тремором, чередо­ванием озноба и пота, тахикардией, резкими колебаниями артериального давления, одышкой, часто желтушностью склер. От тела исходит специфический неприятных запах (“потеющих ног”Х. "Температура тела~1ювышё"на — ~от~суб-фебрйльной до 38—39 °С. Постепенно нарастают обезвожи­вание, " ациддадщщяяКяГ Отмечается лейкоцитоз и увели­чение СОЭ.

В тяжелых случаях температура тела достигает 40 °С и выше. Двигательное возбуждение ограничивается по­стелью. Усиливается тремор, появляются стереотипные движения рук: ощупывание, стряхивание·, разглаживание чего-то на теле. Речь состоит из маловнятного бормотания (мусситирующий делирий). Появляются патологические рефлексы, ригидность затылка. Нарастает обезвоживание. Смерть наступает от коллапса или от присоединившейся пневмонии.

Неблагоприятным считается также “профессиональный делирий”, когда рольной имитирует свокгтгосгоянйую ра­бочую деятельность. Этот делирий нередко сменяется кор-саковским психозом.

Длительность делирия составляет от 2 до 8 сут. Нередко днем бывает облегчение, а ночью — ухудшение. Выздоров­ление часто наступает после глубокого продолжительного сна. Амнезия периода психоза отличается избирательностью: больные лучше помнят галлюцинаторные переживания, ху­же — реальные события и свое поведение.

Дифференциальный диагноз проводится с де-лириями при других интоксикационных психозах. Трудно­сти могут возникнуть, когда некоторые галлюциногенные вещества употребляют вместе с алкоголем. На алкогольную природу делирия указывают наличие II или III стадии ал­коголизма и абстинентного синдрома перед делирием. На I стадии алкоголизма делирии, как правило, вызваны другими токсическими веществами.

Патогенез усматривается в аутоинтоксикации вследствие я лк^гпльнпгп_пор^жйния__п_ечени. От токсических продуктов- тЛ5м^на~страдают высшие центры вегетативной регуляции диэнцефальной области. До поры до времени вредоносное действие аутоинтоксикации компенсируется, но


под влиянием абстиненции или острого соматического за­болевания может наступить срыв.

Патологическая анатомия характеризует тя­желые смертельные случаи. Обнаруживают набухание моз­га, иногда точечные кровоизлияния в нем, жировое пере­рождение печени и признаки кардиопатии.

Прогноз неблагоприятен при делирии мусситирую-щем (высокая смертность) и профессиональном (корсаков-ский психоз впоследствии). Однако и при типичном делирии смертность достигает 15%. При продолжении злоупотреб­ления алкоголем делирии склонны повторяться.

Лечение осуществляется средствами психотропными, дезинтоксикационными и нормализующими метаболизм, водно-солевое равновесие, устраняющими нарушения сер­дечной деятельности, дыхания и высокую гипертермию.

Из психотропных средств наиболее употребительны вли­вания сибазона (седуксен, реланиум), которые на время устраняют возбуждение и галлюцинации. Аминазин (хлор-промазин) и тизерцин (левомепромазин) опасны коллапса­ми. С целью дезинтоксикации используют гемосорбцию, внутривенные капельные вливания гемодеза,. реополиглю-кина. Прибегают к вливанию тиоловых препаратов (уни-тиол, тиосульфат натрия), изотонического раствора. Сер­дечная деятельность поддерживается кордиамином и корг-ликоном. Рекомендуются большие дозы витаминов^ группы В. Лечение обычно осуществляется в специальных палатах интенсивной терапии.

15.3.2. Алкогольный слуховой галлюциноз

Алкогольный слуховой галлюциноз проявляется наплы­вом слуховых вербальных галлюцинаций. Слышатся диалоги двух людей или голоса множества лиц. Они говорят между собой^лд^обращаются к Зольному. Одни его бранят, осуж­дают за пьянство й~ другие пороки, грозят, издеваются, насмехаются,^другие же могут его защищать, оправдывать, давать полезные советы. Вначале больной живо реагирует на то, что слышит, вступает с голосами в пререкания. Если галлюциноз становитсятсрбническим, то больной привыкает к голосам и даже старается их диссимулировать.

Сознание остается ясным^ — ориентировка во времени и месте полностькГ~сохраняется. Поведение внешне может быть ненарушенным, сохраняются не только бытовые, но и профессиональные навыки. Иногда со временем к галю-


цинациям появляется критика: больные тяготятся ими, хо­тят от них избавиться.

Галлюциноз может сопровождаться появлением бреда или протекать без него. Галлюциногенный бред содержит идеи отношения и преследования. Всюду видятся враги, злые козни, отсюда возникают постоянная настороженность и недоверие. Бред целиком основан на содержании галлю­цинаций.

Течение бывает различным. Острый слуховой гал­люциноз длится от нескольких часов ~ до 2—2[ нед, обычно сопровождается тревогой и растерянностью. Часто слышатся неразборчивая речь, гул толпы, гудение, жужжание или звон (акоазмы — элементарные слуховые галлюцинации). Протрангированным (затяжным) галлюцинозом называют случаи продолжительностью в несколько месяцев. Хрони­ческим считается галлюциноз, если он длится более полу­года.

Слуховые галлюцинозы встречаются значительно реже делириев.

Патогенез неясен. Предполагается, что перенесен­ные в прошлом черепно-мозговые травмы, мозговые инфек­ции и нейроинтоксикации могут играть роль предраспола­гающего фактора.

Лечение, помимо собственно антиалкогольной тера­пии, включает психотропные средства с антигаллюцинатор­ным действием (галоперидол, триперидол).

vikidalka.ru - 2015-2017 год. Все права принадлежат их авторам!