Главная | Случайная

КАТЕГОРИИ:






Я в курсе. Похоже, я слишком устал. Так что лучше я просто останусь дома, посмотрю фильм и немного отдохну. 1 страница

Ты стареешь, - отвечает она. Может, Стеф и права. Раньше я бы отправился тусить, не смотря ни на что. Но сейчас сама мысль о том, чтобы куда-то пойти, кажется мне смерти подобна.

Что бы мне действительно хотелось сделать, так это пригласить ее посмотреть фильм вместе со мной.

Я бы так и сделал, но тогда мне придется пригласить и Джеймса, а если сильно повезет еще и ее подругу Николу, которая постоянно требует к себе внимания. Но сегодня мне как никогда не хочется их видеть, я хочу, чтобы рядом была только Стеф.

Несколько лет назад я заключил со Стефани соглашение, согласно которому мы поженимся, если к тридцати годам не будем с кем-то в серьезных отношениях. Ей исполниться двадцать восемь только в октябре, и у нас есть еще пара лет в запасе. Но месяц назад Стеф разорвала отношения со своим бывшим – Оуэном – который все это время вешал ей лапшу на уши, и последние два месяца я не видел никого с ней рядом.

Жаль, что мне сегодня не стукнуло тридцать, тогда бы я наконец-то начал действовать.

Я знаю, что Стефани считает это соглашение всего лишь шуткой и думает, что я заключил его ради веселья и уж точно не для того, чтобы когда-нибудь жениться на ней. А с чего ей думать иначе? Романтика, секс - ничего такого у нас никогда даже и близко не было. Мы не более чем хорошие друзья с тех самых пор, как впервые встретились.

Но на самом деле все было не совсем так. Когда я впервые положил на нее глаз, она была одета в тесные джинсы и рваную майку, демонстрировавшую нужное количество обнаженной плоти, а ее волосы были сумасшедшего синего цвета. В тот момент мысль о том, чтобы стать ее другом, была бы последним, что пришло мне на ум.

Я хотел трахнуть ее, очень сильно хотел.

Но был Джеймс, с которым она тогда встречалась, и это стало началом конца. Так что вместо того, чтобы трахнуть Стеф, я стал ее другом.

Хотя, желание трахнуть ее никуда не делось. Но я стараюсь изо всех сил не показывать этого. Хотеть девушку своего друга – полный отстой. Ты не должен этого делать. Даже когда их отношения рушатся, а ты оказываешься посреди этих обломков. Даже тогда ты не должен и думать об этом.

Тем более что мы стали хорошими друзьями.

Тем более что я иногда думаю, будто Джеймс все еще в неё влюблен.

Тем более что Стеф считает меня самым большим в мире игроком.

И она права. Но если бы я когда-то поиграл с ней, у неё бы не осталось причин так думать.

В какой-то мере наше соглашение выглядит довольно глупо, на самом деле оно просто откладывает то, о чем я мог бы позаботиться уже сейчас. Но я боюсь переходить к активным действиям, потому что Джейм все еще может быть влюблен в Стеф. Я боюсь, что она отвергнет меня и скажет, что никогда не воспринимала меня больше, чем просто друга, я боюсь, что она не захочет рушить нашу дружбу. Мне реально страшно, что тем самым я запросто могу испортить отношения сразу с двумя своими лучшими друзьями.

Так что, соглашение пока отходит на второй план.

Еще два года, и тогда я займусь этим.

Еще два года, и все изменится, к лучшему или к худшему.

Боль в горле становится еще сильнее. Я еду к себе домой и к тому моменту, как оказываюсь перед собственной дверью, меня охватывает грусть.

Я принимаю горячий душ, стараясь согреться, после чего достаю из шкафа спальный мешок и заворачиваюсь в него. Он пахнет сосной, навевая воспоминания о Джеймсе, Стеф и ее соседке по комнате Кайле.

Я вспоминаю, как мы разбили лагерь возле лесов Мьюир. Мы со Стеф разжигали костер, и я был так пьян, что моя речь не попадала ни под какую цензуру, правда лилась из моего рта сплошным потоком, и я не мог ничего с этим поделать. Опасно так напиваться; я был чертовски близок к тому, чтобы рассказать Стеф о своих настоящих чувствах.

Думаю, она заметила, что со мной что-то не так, потому что наша беседа внезапно перешла к Кайле.

- Думаешь, она горячая штучка, да? - спросила Стеф.

Я пожал плечами.

- Конечно.

Кайла и правда была горячей штучкой. Спортивная и подтянутая, с кремовой кожей японки и длинными черными волосами. Я бы даже назвал её милой, не будь она такой злюкой. Но она - не Стефани.

- Я думаю, ты ей нравишься, - сказала Стеф.

- Мы что, в начальной школе? Она сказала тебе это на переменке?

Стеф молча смотрела на меня какое-то время, после чего, поджав губы, сказала:

- Прекрасно, думаю, она хочет с тобой трахнуться. Так лучше?

Я не мог понять, зачем она это делает. Она специально провоцирует меня, желая услышать, что меня не интересует ее подруга? Или она действительно старается свести меня с Кайлой? К чему все это?

- Не уверен, что это хорошая идея, - сказал я ей, потому что так оно и было.

Я сделал шаг к Стефани. Ее голубые глаза были огромными, словно луна в ночном небе, и чем ближе я подходил, тем больше они становились.

- Думаю, вы были бы хорошей парой, - сказала она, после чего резко развернулась на каблуках и пошла обратно к костру.

Позже той ночью я действительно трахнул Кайлу, прижимая ее тело к дереву, а ближе к утру мы продолжили в моей палатке, как только Джеймс ушел готовить завтрак.

Мы не стали хорошей парой. Я и Кайла дурачились еще несколько недель, после чего я бросил ее, и мне какое-то время пришлось не ходить к Стеф домой.

Кроме того, трахаясь с Кайлой, я чувствовал, что трахаюсь с кем-то другим. В тот момент последняя надежда на что-то большее между мной и Стеф исчезла. После Кайлы я принял осознанное решение выбросить Стеф из своей головы. Я перетрахал бесчисленное множество девушек, и стал тем игроком, которым Стефани меня всегда считала. Я сделал все, что мог, чтобы быть для нее просто другом.

И это сработало. Но жизнь не стоит на месте, в двадцать пять я уже устал от стройных длинноногих девушек, не имевших для меня никакого значения. Не этого я хотел от жизни. Все это уже было в моем детстве – равнодушие и безразличие, пристрастившаяся к таблеткам мать и бессердечный отец; мои родители никогда не проявляли к друг другу ни капли любви, не говоря уже о нас с братом. Я вырос в высшем обществе омертвевших сердец, ленивой морали и жестоких амбиций.

Я не хотел стать таким же как они. Мне хотелось чего-то чистого и настоящего, пускай это звучит словно сопливая ерунда, потому что я действительно нуждался в ком-то, с кем мог разделить всю свою жизнь.

И я хотел Стеф. Свою лучшую подругу. Она была моей мальвинкой, а я был ее ковбоем.

Так и появилось соглашение, это дурацкое соглашение.

Положив спальный мешок на диван, я сворачиваюсь на нем клубочком. Я думаю о том, чтобы включить телевизор, но усталость берет верх, и я проваливаюсь в сон.

Меня будит звонок мобильного. Вся подушка и щека в моей слюне.

Я быстро вытираю рот и отвечаю. Это Стеф.

- Эй, Стеф, - говорю я, но вместо этого получается лишь хриплое бормотание.

- Линден? Ты в порядке?

- Ага, прости, - говорю я, откашливаясь. - Просто немного вздремнул.

- Как ты себя чувствуешь?

- Как самый больной на свете человек.

- Мне приехать?

Да, мне чертовки нужно, чтобы ты приехала. Я с трудом сажусь ровнее.

- А ты наденешь униформу распутной медсестры?

Пауза.

- Ты - свинья.

- Хрю. А если серьезно. Униформа медсестры?

- Ты хочешь, чтобы я пришла или нет?

Я усмехаюсь.

- Да, да. Я буду ждать тебя на диване.

- Пожалуйста, пусть на тебе будет одежда.

- Никаких обещаний.

Через сорок пять минут я слышу как Стеф вставляет в дверь запасной ключ; она появляется на пороге, держа в руках два пакета с продуктами. У нее обеспокоенный вид: лицо немного раскраснелось, а длинные волосы спутались. Стеф выглядит так, словно у нее только что был секс, и я могу представить, как она бросает свои пакеты, подходит к дивану и, задрав юбку, садится на меня верхом.

Я пытаюсь поправить свои штаны под спальным мешком, чтобы моя эрекция не была столько очевидна.

- Выглядишь дерьмово, - говорит она, прежде чем отнести пакеты на кухню. Я слышу, как она копается там так, словно это ее кухня. Раздаются звуки открывающихся шкафчиков, включается чайник.

Когда она возвращается, я замечаю у нее в руках маленький пластиковый стаканчик, наполненный синей жидкостью.

- Хочешь накачать меня? - спрашиваю я.

- Да, это «Nyquil» (прим. «Nyquil» - противо-простудное средство), - говорит она. Стеф подносит стаканчик к моему лицу. - Выпей или умри.

Я осторожно забираю его у неё из ее рук.

- Если я правильно помню, то в последний раз, когда я выпил Nyquil, я и правда чуть не умер.

- Это потому, что ты выпил весь блок из шести бутылок. Так что пей.

Выпив противный голубой сироп, я расслабляюсь на диване. Должен признаться, что в некотором роде здорово, когда кто-то заботиться о вас, особенно если у этого кого-то такая же клевая задница, как у Стефани. Кажется, что она становиться лучше и лучше с каждым днем.

Стеф уходит на кухню и возвращается с кружкой горячего чая, от которого идет пар.

- С лимоном и медом, - говорит она. Стеф собирается снова развернуться и направиться на кухню, но я останавливаю её, схватив за руку.

Мое движение удивляет ее, она молча смотрит на мою руку, сжимающую ее запястье.

- Просто расслабься, Мальвинка, - говорю я и тяну ее к себе. - Прекрати обо мне волноваться.

Она улыбается, и на её щеках появляется легкий румянец.

- Прости. Старые привычки.

Я сочувственно ей киваю. Бедная Стеф. Когда она была моложе, ее младший брат умер от какого-то аутоиммунного заболевания. Она редко говорит об этом, так что меня удивляет, что она упомянула о нем сейчас. Я знаю лишь то, что он был яркой звездочкой для всей ее семьи, мальчиком-гением, но с годами стал очень восприимчив к болезням. Он умер от пневмонии, когда Стеф было восемнадцать, а ему четырнадцать. Думаю, она провела много времени, заботясь о нем.

Я отпускаю ее руку, осознавая, что держал ее дольше, чем следовало.

- Садись, это приказ.

- Знаешь, может мне стоит заказать тебе медсестру в качестве подарка на день рождения.

Я приподнимаю бровь.

- Да, кстати, а где униформа?

Она вздыхает и сдается, присаживаясь на краешек дивана у моих ног. Прядь бронзовых волос падает ей на лицо, и я смотрю на неё несколько секунд, думая, уберет ли она её. Мне не нравится, что эта прядь скрывает выражение её лица, но Стеф очень часто нарочно прячется за своими волосами. Ее лицо настолько выразительно, что все её эмоции как на ладони.

- Чем хочешь заняться? - спрашивает она, перекладывая мои ноги себе на колени.

Она смотрит на них с наигранным презрением.

- Я не буду массировать тебе ноги, если ты об этом подумал.

- Я ничего такого не думал. Что ты хочешь посмотреть? Телевизор? Я записал Симпсонов на DVD, все сезоны, еще есть Американская история ужасов и странное дерьмо от Клайва Оуэна.

Стеф поворачивает голову и смотрит на меня с любопытством. И только тогда я осознаю, что она и так знает, что у меня есть; она была в этой квартире миллион раз, и мы бесчисленное множество раз пересматривали все мои DVD. Просто сейчас здесь нет Джеймса, и похоже, что я веду себе как идиот.

Я тянусь за чаем, пытаясь себя чем-то занять. Если бы бутылка Nyquil была сейчас под рукой, я наверное бы выпил и её.

- Давай посмотрим что сейчас идет по TV, - говорит она, беря пульт от телевизора, и начинает листать каналы. Я смотрю на ее маленькие нежные ручки и темно-зеленый перламутровый лак на её ноготках, нанесенный с нереальной точностью. Цвет её волос меняется словно окраска хамелеона, и мне интересно, были ли её волосы когда-нибудь такого же зеленого цвета. Кто знает, какой она была до того, как я ее повстречал. Даже несмотря на то, что я знаю её уже много лет, есть так много всего, что я до сих пор не знаю о ней, и так много того, что я хотел бы узнать.

Спустя мгновение я спрашиваю, - Так ты нашла уже помещение?

Она отрывает взгляд от яркого рекламного ролика.

- Помещение?

- Для твоего магазина.

Она моргает несколько раз.

- Ох. Нет.

- Стеф... - начинаю я.

- Что?

- Давай я помогу тебе.

Ее брови поднимаются.

- Поможешь мне?

Я вздыхаю и сажусь.

- Да, помогу. Что тебя останавливает? Время, деньги? Я могу помочь тебе и с тем и с другим.

Она нервно хихикает.

- Нет, не можешь. И даже если бы мог, проблема не в этом.

- Тогда в чем проблема?

Она снова смотрит на экран, крутя в руках пульт от телевизора.

- Я не знаю. Но я точно знаю, что хочу сделать все сама, - она поджимает губы и наконец-то убирает прядь волос за ухо. - Почему из всех, кого я знаю, ты единственный, кто спрашивает меня об этом?

Я наклоняю голову.

- Я?

Она кивает.

- Ага. Мои родители все еще думают, что это какая-то нелепая мечта, все остальные просто вежливо кивают, когда я рассказываю им, что хочу начать свой собственный бизнес. Ты - единственный, кто продолжает спрашивать об этом, продолжает подталкивать меня к моей мечте.

- Ну, думаю, всем нам нужен человек, который будет напоминать нам о том, что действительно важно, - говорю я ей на чистоту. - Я думаю, ты гораздо лучше большинства управляющих впариваешь наряды, которые сможет носить только некое двуполое создание на канале SNL. Так что тебе следует обзавестись собственным магазином. Ты заботишься об одежде, здорово находишь общий язык с людьми, даже если ненавидишь кого-то из них. У тебя превосходный стиль, вкус... - я останавливаюсь. - Думаю, это сделало бы тебя счастливой. Ты заслуживаешь счастья.

Она сглатывает и смотрит на меня несколько секунд. Надеюсь, в моих глазах она прочитает, что я искренно верю в то, что только что сказал. Стефани амбициозна, она сильная, умная и сможет многого добиться. Ей просто нужен правильный толчок и кто-то, кто сделает этот толчок.

Я хочу быть этим кем-то.

Меня в некотором роде удивляет, что я единственный, кто поддерживает её в этом. Отчасти это лестно, отчасти обременительно. Интересно, а что Джеймс? Когда они были вместе, подбадривал ли он Стеф, подталкивал ли к ее мечте? В конце концов, он сам стал владельцем собственного небольшого бизнеса. Что на счет других ее парней или друзей? Разве они не беспокоятся о ней, не видят ее потенциал?

Она снова переключает свое внимание на экран телевизора и не произносит больше ни слова. Через несколько минут Стеф находит диснеевский мультик «Вверх». Похоже, она не видела его раньше, и я не говорю ей, что уже смотрел этот мультфильм и что он вовсе не такой веселый и беззаботный, как кажется.

Спустя некоторое время перед нами разворачивается трагическая сцена, ничего не могу с собой поделать, я всей душой сопереживаю главным героям, а мое сердце ноет боли. Да, хоть я и веду себя как мачо, но этот бедный старик из мультика не может оставить меня равнодушным. Я с удивлением слышу всхлипывания и, повернув голову в сторону Стеф, с еще большим удивлением вижу слезы, струящиеся у неё по щекам.

- О, боже, ты плачешь, - говорю я. С моей стороны было не особо тактично ловить её на этом, но до этого момента я лишь однажды видел, как она плачет - после расставания с Джеймсом и кучи выпитых бутылок вина.

Она отворачивается от меня и начинает усердно вытирать свои слезы.

- Я не плачу.

- Нет, плачешь, - я не могу сдержать улыбку. - Ты такая милая, когда плачешь, - говорю я и, схватив её за руку, притягиваю к себе.

- Прекрати, - говорит она, смеясь и плача одновременно, и прислоняется к моей груди. Я неосознанно вытираю слезы с ее щек своими большими пальцами, мягко скользя по ее коже. - Это было грустно, - бормочет она, боясь встретиться со мной взглядом. Ей неловко и она смущена.

Я ничего не говорю. Просто смотрю на нее. Она выглядит такой уязвимой, что в моей груди что-то содрогается.

- Очень грустно, - продолжает она, слегка хмурясь, как будто не совсем понимает, почему я все еще смотрю на нее. – Бедный старичок потерял свою жену и у него совсем ничего не осталось.

- Да, - говорю я, но звук выходит не громче шепота. Я вообще не думаю сейчас о мультфильме.

Ее глаза такие голубые и такие огромные, что похожи на чистое утреннее небо. Я смотрю на её идеальные полные губы и провожу большим пальцем по нижней губе, после чего слизываю со своего пальца соль от ее слез.

Мне просто нужно это сделать. Мне, черт возьми, просто нужно это сделать.

Я громко сглатываю, в моем горле ком, и я знаю, что виной этому не простуда. Все дело в моем желании и страхе.

- На что ты смотришь? - спрашивает она, и ее голос слегка дрожит.

Просто поцелуй ее, черт тебя побери.

- У меня в глазах двоится, - шепчу я. И это разрушает все волшебство.

Она вздыхает с облегчением.

- Ох, - говорит Стеф. - Кажется, тебе унесло так же далеко, как того воздушного змея.

Я посылаю ей разочарованную улыбку.

- Это все «Nyquil».

Она встает и отходит от меня, снова усаживаясь на краешке дивана.

- Ну, если ты отключаешься, то я, наверное, не буду тебе мешать.

Я бы предпочел, чтобы ты этого не делала, думаю я, но не произношу это вслух. Откинувшись на подушки, я краем глаза смотрю, как на экране телевизора счастливые моменты мультика сменяют друг друга. Стеф тихонько хихикает, и мое сердце тает. Надо было принять побольше «Nyquil», чтобы скрыть свои чувства, но вскоре к собственному облегчению я засыпаю.

Еще два года.

Как много всего может измениться за эти два года.


 

ГЛАВА 4

 

29

 

СТЕФАНИ

 

Я сделала это. Я все-таки это сделала.

«Fog&Cloth» наконец-то увидел свет.

Мне понадобилась целая неделя, чтобы осознать тот факт, что двери моего магазина открылись. Больше того, туда приходят люди и покупают вещи. Они покупают гребаные вещи! У меня!

Я, мать вашу, действительно это сделала. Теперь я владелица и управляющая собственного, черт его побери, магазина одежды.

Все совпало и получилось как нельзя кстати.

По крайней мере, мне так кажется. Я кое-как согласовала по времени открытие магазина со своим двадцать девятым днем рождения, несмотря на то, что последнее выпадало на неделю раньше. В прошлом году у меня в заднице словно появился маленький моторчик, и я наконец осуществила задуманное. Но если бы не придирки Линдена, не уверена, что это случилось бы вообще.

Полагаю, что на меня главным образом подействовал тот факт, что он не переставал предлагать деньги, чтобы помочь с бизнесом. Но проблема была не только в деньгах. За долгие годы я накопила достаточно денег, к тому же, мой отец выделил мне кругленькую суму, когда я закончила среднею школу. Он считал, что я собираюсь получать дорогое профессионально-техническое образование, но вместо этого я лишь год проучилась в художественной школе, откладывая все остальное на потом.

Но предложения Линдена были чрезвычайно искренними и шли от сердца. Порой казалось, что он был единственным, кто верил в меня и уговаривал идти к своей мечте. Наверно, это потому что он сам как никто шел к своей. Было приятно, что есть кто-то, кого ты хочешь заставить гордиться собой. Моя семья питала на мой счет другие надежды. Они планировали, что я пойду по стопам своего брата. Кажется, порой мои родители забывают, что это были мечты моего брата и только его, и они умерли вместе с ним.

Магазин одежды никогда не входил в их планы. Но это то, чего хотела я, даже если они были против. И с тех пор, как Линден начал без умолку твердить мне о магазине, я решила сделать это и доказать ему, что и я что-то могу. Я хотела показать Линдену, что смогу добиться успеха без его денег, но с его поддержкой.

Я хотела, чтобы родители увидели, что я все еще жива, что я рядом, и делаю что-то стоящее.

И я это сделала. Было нелегко. Я отрабатывала полный рабочий день в «AllSaints», а вечера проводила за исследованиями, составлением планов или расчетом бюджета. Я редко куда-то выходила. Большую часть времени я проводила как анти-социальный отшельник, а когда я им не была, то общалась с представителями этой же сферы ‒ покупателями, дизайнерами, мерчендайзерами, производителями, моделями. Каждую свободную минуту своей жизни я заполняла вещами и людьми, которые впоследствии могли стать полезными.

Каким-то образом дни тяжелой роботы переросли в недели тяжелого труда, а те в месяцы напряженной роботы.

И вот я пришла к этому.

Мне еще никогда не была так страшно, как в день открытия.

Я боялась, что никто не придет, и что всем будет просто наплевать. Переживала, что одежда на стеллажах так и останется нетронутой, касса не откроется, а закуски и шампанское не привлекут даже случайных прохожих, проходящих мимо магазина.

Было такое ощущение, будто весь мой труд и все мои мечты воплотились в этом дне. Но это было только начало. День прошел просто отлично, люди приходили, пили шампанское из моих стаканчиков и ели мои дешевые закуски. Одежда покупалась. Моими витринами любовались. Меня поздравляли. Этот день не был днем осуществления моих мечтаний, этот день стал лишь началом их реализации.

Это было нечто.

Линден и Джеймс тоже пришли. Линден привел свою девушку.

Да. Девушку.

Надин Коллингвуд.

Я до сих пор не могу в это поверить, даже после того, как лично познакомилась с ней. Она милая, что меня удивило, и на вид нормальная. Женщины, с которыми Линден прежде встречался, были похожи друг на друга как две капли воды - высокие, худые, длинноногие, со светлыми волосами, достойными красоваться в рекламе шампуня, и с фальшивыми улыбками, блестящими белоснежными винирами. По правде говоря, каждая из них – полная моя противоположность.

Но Надин совершенно другая. Она среднего роста, не столько худая, сколько стройная и подтянутая, с прямыми рыжими волосами и россыпью веснушек на светлой молочной коже. Она носит джинсы и фланелевые блузки, ничего интересного, но этот стиль девочки-сорванца ей идет.

Если подумать, то она смахивает на шотландку. Возможно, Линден скучает по родине. Он перехал в Штаты, когда учился в средней школе, его отец получил работу в ООН в Нью-Йорке.

Как бы то ни было, кажется, он счастлив. Я рада за него. Правда, рада. Клянусь, так оно и есть. К тому же, она хорошая, и значит будет хорошо с ним обращаться. Полагаю теперь, когда мы становимся старше, он начинает задумываться о том, чтобы свить свое гнездышко с кем-то. С кем-то, кто не похож на меня.

Возможно, наше соглашение в итоге потеряет свой смысл. Скорее всего к тридцати я одна останусь не замужем, а Линден и Надин сыграют экстравагантную свадьбу и обзаведутся мини копиями Джерарда Батлера.

Стук в витрину магазина заставляет меня оторваться от мыслей о приторно сладкой свадьбе. Я смотрю в окно и вижу, как Джеймс машет мне рукой с улицы. Держа в руках большую хозяйственную сумку, набитую всякой всячиной, он глуповато улыбается.

Я подхожу к двери, размышляя о причинах его визита. Я должна была уйти домой еще час тому назад и подготовиться к сегодняшнему вечеру. Думаю, Джеймс что-то приготовил по поводу моего дня рождения в «Бургундском льве», но я абсолютно потеряла счет времени. В последние дни такое часто случается. Иногда я засиживаюсь в магазине допоздна, уходя не раньше десяти вечера.

Я открываю дверь, и меня сразу же встречает прохладный бриз из Саттера. На улицы опускается туман, захватывая в свои объятия вершины зданий через дорогу.

Джеймс широко улыбается, поглядывая на меня сверху вниз.

- Так и знал, что ты все еще здесь.

Я немного удивлена видеть его здесь, но шире открываю дверь, приглашая Джеймса войти.

- Знаю, извини. Однажды, я повешу табличку «Закрыто» или же стану достаточно успешной, чтобы нанять сотрудников, которые будут это делать за меня.

Джеймс заходит внутрь, принеся с собой запах дождя. Я замечаю, что его черные волосы мокрые, влажными прядями они спускаются вдоль его шеи до самых плеч, прилипая к воротнику джинсовой куртки.

- У тебя там идет дождь? - спрашиваю я. Он живет в Хайт, возле парка Золотые ворота, а там погода всегда немного отличается от той, что внизу.

Джеймс молча кивает. Пройдя через весь зал широкими шагами, он ставит свою сумку на прилавок, прямо на мою документацию.

-Что все это такое? - спрашиваю я его, скрестив на груди руки.

Он заглядывает в сумку и достает от туда бутылку красного вина, клетчатый плед и несколько небольших пластиковых контейнеров. Должна заметить, вино не простое, это одно их тех дорогих искусственно состаренных вин в покрытой пылью бутылке.- Это твой день рождения.

Я хмурюсь в недоумении. - Не понимаю.

- Линден с Надин не придут, - говорит он и внимательно на меня смотрит.

- Что? - переспрашиваю я, чувствуя острую боль от его слов.

Он приподнимает бровь, явно удивленный моей реакцией.

- У нее, кажется, аппендицит. Они в больнице, на обследовании.

- О, - говорю я, и боль превращается в чувство вины. - Боже, вот невезуха. Она в порядке?

Он пожимает плечами. - Наверное нет, но я уверен, что если будут какие-то проблемы, они просто это удалят. Так что здесь только ты и я. Я подумал, что так будет гораздо веселее, чем просто пойти в «Лев».

Я разглядываю то, что походит на составляющие романтического пикника. За все то время, что мы были вместе, Джеймс никогда не делал для меня ничего подобного. Нужно поразмыслить над тем, что сейчас происходит, и как все это изменить.

К тому же, я не уверена, что провести вечер с ним наедине будет веселее, чем просто посидеть в баре.

- Не смотри так подозрительно, - говорит он и отводит взгляд в сторону, явно упав духом. - Это же твой день рождения, не так ли? Я что, не могу сделать что-то приятное для тебя?

Ну вот, другое дело. Теперь это больше похоже на Джеймса, которого я знаю. Переменчив и раним.

- Конечно, можешь, - говорю я. - Я лишь немного удивлена, только и всего. Просто не припомню, когда в последний раз мы делали что-то вдвоем, только ты и я.

- Знаю. Именно поэтому я и подумал, что это отличная идея. - Развернув плед, он кладет его на пол перед прилавком, прямо между стойкой с украшениями, на поиски которых я потратила несколько месяцев, и подносом со всякой ерундой. Усатые пластыри, леопардовые резинки для волос, как ни странно, все это снова в моде.

Поставив на плед бутылку вина, он вытягивает из сумки пару бокалов и снимает крышки с контейнеров.

- Ты можешь присесть, если что, - говорит Джеймс, указывая на одеяло.

Я послушно сажусь и рассматриваю содержимое контейнеров. Клубника в шоколаде, сыр и компот. Еще я замечаю жареный картофель в беконе. Здесь все, что я люблю.

- Вау, - говорю я. - Я впечатлена.

- Это последний год в твоем двадцатом десятке. Ты должна проводить его с шиком.

Я улыбаюсь, удивленная таким вниманием с его стороны. Мы с Джеймсом расстались довольно давно, наши отношения изменились и сейчас все это по меньшей мере странно. - Что ж, спасибо.

- Не стоит. Для этого и нужны друзья, верно? Позволь мне, - говорит он и наливает вина в мой бокал, после чего кладет мне в руку небольшую вилку и подталкивает коробку с картофелем в беконе.

- Ты сам все это приготовил? - спрашиваю я, глядя на аппетитные закуски.

Он качает головой, выглядя немного смущенным.

- Нет, я купил это в WholeFoods.

Должна признаться, мне немного полегчало. Я уверена, что Джеймс хороший повар и все такое, но сама мысль о том, что он готовит что-то специально для меня, кажется мне не совсем правильной, даже если все это чисто по-дружески.

Я беру кусочек и кладу в рот, наслаждаюсь ароматной корочкой. - Вкусно.

Он лучезарно улыбается в ответ. - Приятно слышать.

Попробовав вина, я хвалю и его тоже. Интересно, мне кажется или ситуация действительно становится немного неловкой? Не важно. Нет ничего плохого в том, что два друга вместе отпраздную день рождения одного из них. Даже если со стороны это выглядит несколько странно.

Вскоре атмосфера немного разряжается. Возможно из-за вина, возможно из-за разговоров о моем бизнесе, но у меня складывается такое ощущение, что мы вернулись в старые добрые времена. После того, как мы закончили с картофелем и перешли на сыр, наш разговор сместился с темы музыки на что-то более личное.

- Ты ведь не относишься серьезно к этому соглашению с Линденом, не так ли? - спрашивает он как бы невзначай. Но когда я смотрю на него, то замечаю, как сильно сжаты его челюсти.

- Серьезно? Нет, что ты. - По крайней мере, не больше, чем я готова в этом признаться.

- Хорошо.

- Почему?

- Ну, знаешь... Я просто не хочу видеть, как тебе будет больно, ну, если ты и правда питаешь какие-то надежды по этому поводу.

- Почему мне будет больно?

Он пожимает плечами.

- Линден игрок, ты же знаешь. Ты ему нравишься, Стеф, но только как друг. Я бы не хотел, чтобы ты думала иначе. Было бы глупо разрушить то, что у вас есть, ребята, есть, только из-за того, что он любит заигрывать и все время играет. Он же никогда не относился серьезно к этому соглашению, и ты это знаешь. Вот с Надин у него все серьезно. Не удивлюсь, если они поженятся до тридцати.

Из меня словно весь дух вышибли. Я молча пытаюсь отдышаться, взять себя в руки. Должна признаться, такой бурной реакции я от себя не ожидала. - Это было бы слишком быстро для Линдена. Они вместе не больше месяца.

<== предыдущая лекция | следующая лекция ==>
 | Я в курсе. Похоже, я слишком устал. Так что лучше я просто останусь дома, посмотрю фильм и немного отдохну. 2 страница
vikidalka.ru - 2015-2017 год. Все права принадлежат их авторам!