Главная | Случайная

КАТЕГОРИИ:






Это все, что я хотел услышать. 3 страница

После случившегося воскресным вечером я была не в состоянии думать о том, что мне делать с Ароном, даже когда мы вернулись из коттеджа. Обратная дорога на машине была одним сплошным клубком сексуального напряжения и негативных вибраций, и сейчас я отчаянно хотела рассказать кому-то о том, что произошло.

Пенни была слишком близка с Джеймсом, и я не могла поделиться с ней тем, что касается моей связи с Линденом, сам Линден тоже отпадает, остается только Никола.

Я чувствовала себя неловко, вываливая все на неё, особенно после как ее парень любезно согласился прогуляться и пропустить стаканчик в местном баре, чтобы оставить нас наедине. С нами осталась лишь её маленькая дочка, но Ава была милейшим созданием, она не требовала к себе постоянного внимания и заставляла думать, что материнство невероятно сладкая доля.

- Так или иначе, - продолжила я, - это определенно для меня что-то значит. И для него, возможно, тоже. Я не знаю, что мне теперь делать.

- Ты знаешь, что делать, - категорически заявила Никола.

- Нет, не знаю. Я не знаю, что это… в смысле, я просто превратилась в озабоченную нимфоманку, потому что в последнее время в моей интимной жизни не происходит ничего интересного? Или же я зациклилась на Линдене из-за того, что хочу попробовать что-то новенькое и захватывающее?

- Во-первых, - сказала Никола, подобрав под себя ноги. – Линден не что-то новенькое, но он определенно что-то захватывающее. И я не думаю, что ты озабоченная. Я считаю, это именно то, что случается, когда мужчина и женщина долгое время общаются как друзья. И вы ребята… Черт Стефани, ты же прекрасно знаешь, что это должно было произойти.

- Ничего не было, - напомнила я.

- Но что-то все же произошло. Что-то поменялось. Ты сидишь здесь, словно мы вернулись назад в школьные годы. Помнишь Джои Паинса? Ты была по уши в него влюблена. Сейчас на твоем лице точно такое же выражение.

- Мы практически не общались с тобой в школе.

- И все же я помню, как сильно он тебе нравился.

- Разве не ты в конечном итоге его поцеловала?

Она проигнорировала мое замечание и продолжила.

- Не в этом дело. Суть в том, что тебя тянет к Линдену и мучительно ясно, что ты тоже ему нравишься.

- Что имеешь виду под словом мучительно? – спросила я, вспоминая, с какой силой его член впивался в мое бедро.

Никола закатила глаза.

– Думаю, мне нужно немного вина, чтобы смириться с твоей забывчивостью, Стеф. Линден на самом деле никогда не смотрел на тебя как на друга или как на сестру. Он всегда смотрел на тебя как женщину, которую он хочет. И если ты решишь что-то поменять в ваших с ним отношениях, то думаю, он с удовольствием согласится.

Но я действительно ничего не знала. Он сказал, что порвет с Надин. Но что потом? Если мы оба оставим наших партнеров, что будет с нами дальше? Мы переспим? И если переспим, то последует ли за этим какое-то продолжение?

Готовы ли мы пожертвовать нашей дружбой ради секса?

К сожалению, думаю, наша дружба уже никогда не будет прежней после того, что произошло. Я никогда-никогда не забуду прикосновение его губ, то, как прижимался ко мне его твердый член или то, как откликалось мое тело на его близость. Я не смогу забыть все это и делать вид, что мы просто друзья, даже если я так и не решусь на большее.

Но что бы ни произошло, я знала, что должна порвать с Ароном. Это будет правильным решением, возможно единственным моим правильным решением за долгое время.

Я сказала об этом Николе и если честно не думала, что она одобрит мои планы относительно Арона, потому что она всегда считала его «горячим», но подруга лишь кивнула в ответ.

- Думаю, это будет наилучшим выходом. Он славный парень, но он не для тебя. Не тогда, когда есть кто-то, кто подходит тебе куда больше.

Я выпрямилась.

- Ты правда думаешь, что Линден подходит мне?

- Стеф, прошу тебя, он же твой лучший друг, ты сама знаешь, что он подходит тебе как никто другой.

- Он игрок.

- Уверена, он не станет играть с тобой.

- Все может плохо кончиться.

- Ты права, - сказала она. – Может. И я тому пример, вспомни Фила. Но если бы не он, у меня бы не было сейчас Авы. Думаю, попробовать все-таки стоит.

Не уверена, что мне нравится сама идея о том, чтобы сравнивать Линдена с отцом Авы, Филом, который оказался последним мудаком и отказался платить алименты, но все же Никола права.

- Посмотри на это с другой стороны, - продолжила она, посадив Аву к себе на колени, чтобы заплести ее длинные волосы. - Я хочу сказать, что не следует забывать о последствиях, но я верю, что все получится. Я знаю, что все получится. Ты никогда не строила далеко идущие планы на будущее, Стеф, и ты не должна начинать делать это прямо сейчас, просто потому что существует определенное общественное мнение на этот счет. Дай Линдену шанс. Не нужно думать на десять шагов вперед. Просто позволь себе открыться навстречу чему-то новому и удивительному. Это же мечта каждой женщины - узнать, что она любит мужчину, который тайно влюблен в неё уже много лет, тебе ли не знать?

Я покачала головой.

- Я никогда не говорила, что влюблена в него.

- Но ты любишь его, - сказала она. – А он любит тебя. И эта любовь может перерасти в нечто большее, если ты перестанешь себя накручивать.

- А что, если этого не произойдет?

- Об этом ты должна думать в последнюю очередь. Живи без сожалений, вот что я тебе скажу.

- Если этого не произойдет, то я точно пожалею об этом. И очень сильно.

Если ничего не получится, то я потеряю одного из самых дорогих для меня людей. Я могу разрушить все, словно тонкое матовое стекло, и Линдена больше не будет рядом, чтобы помочь мне собрать осколки.

Дома я оказываюсь лишь поздно вечером. Я настраиваюсь на предстоящую трудовую неделю, все чаще думая о том, чтобы кого-то нанять. У меня из головы не выходят слова Николы.

Первое, что я должна сделать, решить вопрос с Ароном.

Я никогда не умела расставаться с мужчинами. Ненавижу быть в роли плохого парня, разрушая все то хорошее, что они обо мне думали. Так случилось с Джеймсом, а позже с Оуэном, но из-за обмана Оуэна мне было довольно легко это сделать. Что касается остальных парней в моей жизни, я всегда руководствовалась принципом «игнорируй их, и они сами отстанут».

Но Арон не один из них. Хотя, если честно, у меня такое ощущение, что мой принцип сработал бы и с ним. Думаю, Арон бы не заметил те обстоятельства, при которых я ушла из его жизни, но он заслуживает большего. Я не могу так с ним поступить.

Во вторник утром я попросила его зайти ко мне, потому что «нам надо поговорить».

Благослови его Боже, но мой выбор слов, похоже, его не сильно насторожил, особенно учитывая то, что он появился на моем пороге с шестью пакетами в руках. Парень явно не имел ни малейшего представления о том, что вот-вот произойдет.

Когда я бросила бомбу, он проявил удивительное понимание. Это напомнило мне эпизод из сериала «Сайнфелд», когда один из персонажей пересматривает свои причины для расставания, потому что оно прошло слишком гладко. Арон воспринял все очень легко, и на мгновение я задумалась о том, почему я раньше не порвала с парнем, который вот так без сожаления может вычеркнуть меня из своей жизни.

Думаю, мне хотелось увидеть с его стороны хоть какую-нибудь реакцию, возмущение, крики, возможно, даже одинокую слезу, скатившуюся по его щеке, или даже всем знакомое «Мы справимся, дай нам еще один шанс». Я имею виду, мы были вместе почти год. И после этого получила лишь «Оу, я буду скучать, малышка», и все!

Я сказала ему, что заберу свои вещи в конце недели – хотя едва ли у него осталось что-то из моих вещей. На что он ответил, «Супер, я оставлю все Чаку на случай, если меня не будет дома, снова собираюсь в Лос-Анджелес» вот и все, что он сказал.

И вот я осталась совершенно одна в своей квартире, молча лежу на кровати, глядя в потолок, и чувствую невероятную пустоту внутри. Штукатурка на потолке выглядит просто ужасно, на днях я пыталась залатать следы от протечки, но прямо сейчас мне как никогда хочется, чтобы это все обрушилось на меня сверху вниз.

Отчасти я чувствую облегчение, потому что поступила правильно. Я знаю, что так лучше, и для Арона в том числе. Если он ни капли не расстроился из-за нашего расставания, значит нам действительно не следовало быть вместе. Интересно, как много пар существует только потому, что им это удобно? Они встречаются и в конечном итоге женятся лишь потому, что они уже много лет вместе и это именно то, что от них ожидают?

Это объясняет тот факт, почему сейчас так много разводов. И я надеюсь, что независимо от того, что случится в будущем, с Линденом или с кем-то еще, я никогда не соглашусь на что-то меньшее, чем фейерверк.

Закрыв глаза, я сворачиваюсь калачиком поверх покрывала. Я снова и снова прокручиваю в голове тот поцелуй, тот взгляд, те слова. Теперь, когда я могу сделать это без давящего чувства вины, мои пальцы опускаются вниз живота и проникают под нижнее белье. Мне срочно нужен новый вибратор, но пока его заменяют мои пальцы, и вскоре я впиваюсь зубами в подушку и сильно кончаю.

Мне достаточно вспомнить, какой он был толстый и длинный, когда прижимался ко мне, показывая, как сильно нуждается во мне. Я хотела рассказать ему, насколько меня заводят воспоминания о его губах и языке, переплетающимся с моим. Ощущение его руки на моей шее и то, как он говорил о своем желании, все это за пару секунд заставляет меня слететь с катушек.

Столько всего случилось за такое короткое время, и я снова погружаюсь между своих ног.

***

Вы можете забыть о перерыве на обед, когда работаете сами на себя. Нет привычного распорядка дня с девяти до пяти, нет ничего даже издали напоминающего стандартный день в офисе. Ты никогда не можешь сказать, когда закончится твой рабочий день. Если я не в магазине, то я занимаюсь рабочими вопросами у себя дома. Я больше не могу наслаждаться онлайн-шоппингом – и это серьезная проблема – потому что это всегда заканчивается тем, что я покупаю вещи для своего магазина.

По крайней мере, я могу не беспокоиться о собственном гардеробе, это единственное, что не дает мне окончательно упасть духом. Но обеды и перерывы? Забудьте.

Обычно я поглощаю свой обед, стоя за прилавком, и чаще всего это картошка фри. Знаю, мне следует употреблять более здоровую пищу – я обещала себе, что не стану издеваться над собственным телом в тридцать, что буду делать себе коктейль из капусты, салат с семенами тыквы, пить чайный гриб или как там его. Но в этом есть свои преимущества, если бы не мои перекусы, я бы превратилась в вечно-голодную злобную суку, так что картофель фри рулит.

Жаль только, что моя задница не любит его так, как любит мой рот.

Сегодня холодно, льет дождь, и в магазине почти никого нет. Дни подобные этим нагоняют на меня панику, я начинаю бояться, что завтра никто не придет, мой бизнес рухнет, и я останусь ни с чем. Но потом я вспоминаю, что в прошлом году было то же самое. На самом деле я выбрала не самое лучшее время для открытия, но в итоге все наладилось. Я готова признать поражение, но это не тот случай. В этом году мой бизнес идет все лучше и лучше.

Я думаю о крыше над своей квартирой и понимаю, что если этот чертов дождь не прекратится, у меня будут серьезные проблемы. Мне придется стиснуть зубы и позвонить Линдену, чтобы попросить его приехать и починить мою крышу (нет, это не эвфемизм), ну и заодно узнать, порвал он с Надин или нет. Что-то отвлекает меня от собственных мыслей, и я бросаю взгляд на страничку Facebook.

А вот и Надин. В ожидании обновления её странички, я искренне надеюсь увидеть что-то вроде «Я ненавижу тебя, Линден! Все мужики козлы!» среди кучи восклицательных знаков в её статусе. Не каждая женщина переживет разрыв, не вылив при этом всю желчь на Facebook.

Но оказывается это вовсе не то, что я думала. Я чуть не подавилась картошкой фри и едва не выронила из рук телефон, когда прочитала то, что на самом деле было написано в её статусе:

Спасибо Господу Богу за моего ангела-хранителя. Я знаю, что это Всевышний подарил мне такого замечательно мужчину как Линден МакГрегор. Спасибо моему малышу, я переезжаю к нему уже завтра. Я буду жить на Рашен-Хилл, сучки, пишите, если хотите узнать мой новый адрес!!

Что. За. На хер.

Нет, серьезно.

Что.

За.

На хер.

Мое сердце подскакивает к горлу, когда я бросаю телефон в сторону. Комната начинает вращаться у меня перед глазами, я чувствую себя невероятно злой и униженной.

Разорвал отношения с Надин? Ха! Этот мудак предложил ей жить вместе!

Я так чертовски зла, что пересекаю магазин, закрываю дверь и вешаю табличку ЗАКРЫТО. Магазин пуст и будет лучше, если он таким и останется. Так я хотя бы не смогу никого покалечить.

Я возвращаюсь к телефону и снова читаю. Люди оставляют комментарии под её постом типа «Вау, тебе так повезло!» и тому подобного дерьма, а меня так и подмывает написать «Он же собирался бросить твою задницу, что случилось?!». Но я сдерживаюсь. У меня, по крайней мере, осталась капля приличия, и я должна её сохранить.

Но я не идеальна. Вместо того, чтобы написать Надин, я посылаю сообщение Линдену.

Пошел на хрен.

После чего я выключаю свой телефон и бросаю его об стену.


 

ГЛАВА 12

 

ЛИНДЕН

Я знал, что это было ошибкой. Я знал это в тот момент, когда открыл свой чертов рот. И понял, насколько был прав, когда получил сообщение от Стефани: Пошел на хрен.

Она обо всем узнала. Я облажался по полной программе.

Все потому, что я пытаюсь быть хорошим парнем.

А в итоге получается полная херня.

Когда я поцеловал Стефани, мне было абсолютно плевать, смотрят на нас или нет. Никого другого для меня не существовало. Только я и она. Ее сладкие розовые губы со вкусом корицы, шелковые волосы и нежное тело, которое прижималось ко мне так, словно мы единое целое, словно она принадлежит мне.

Это все, что я видел в тот момент, и все, чего я хотел.

А потом все закрутилось, и я почувствовал, как возбуждаюсь. Это было довольно неуместно, но я ничего не мог сделать. Но тут появилась моя девушка и оттолкнула от меня Стефани.

Я не могу винить Надин за то, как она поступила, но я бы предпочел, чтобы ее агрессия была направлена на меня. Я вел себя как последняя свинья и вины Стефани в этом нет. Именно я отчаянно хотел гораздо больше, чем она могла мне предложить.

Но, по крайней мере, я получил то, что было не так далеко от моих самых сокровенных мечтаний.

Стефани убежала, и Пенни последовала за ней следом. Надин кричала на меня за то, что я зашел слишком далеко, и мне ничего не оставалось кроме как согласиться с ней, я пытался списать все на алкоголь – я действительно был пьян, и, безусловно, это повлияло на меня и мое поведение. Затем она ударила меня – опять же, вполне заслуженно – и отправилась спать, оставив меня с Ароном и Джеймсом.

Самое смешное, Арон на самом деле не выглядел расстроенным, и когда я сел обратно за стол рядом с ним и сказал «Хей, прости меня за это, я перебрал», Арон рассмеялся, сказав «Не парься, чувак!», и попросил передать ему пива.

Но Джеймс…Лицо Джеймса буквально кричало «убей, убей, убей, умри, умри, умри», я практически видел, как он превращается в Джейсона и распиливает меня пополам. (прим. Джейсон Вурхиз (англ. Jason Voorhees) — вымышленный персонаж, главный злодей фильмов серии «Пятница, 13-е», маньяк-убийца, известный своими кровавыми способами расправ над жертвами.) Это не удивило меня, учитывая те негативные вибрации, что исходят от него в последнее время.

Да, это меня не удивило, но обеспокоило. Он кажется счастливым рядом с Пенни, но вдруг Джеймс все еще влюблен в Стеф? И если это так, то что делать мне?

У меня нет ответа на этот вопрос. Если бы Джеймс сказал мне, что он все еще влюблен в нее, я бы отступил. Я бы не смог быть со Стеф, не так, особенно учитывая тот факт, что подкатывать к бывшей девушке своего лучшего друга – это полный отстой.

Но хоть Джеймс и пытался испепелить меня взглядом, он ничего не сказал, и я не собирался у него что-то выпытывать. А раз не сказал, значит это не так.

Так что я пошел за Стеф и нашел ее около его машины. Похоже, она от кого-то пряталась. Но от кого? От меня? Или от Надин?

Один взгляд в ее глаза, и я понял, что она тоже сожалеет о случившемся, жалеет, что увлеклась. Мне нужно было показать ей, что ничего страшного не произошло.

Я хотел рассказать ей о тех грязных вещах, что мечтал сделать с ней все эти годы.

Но она была хорошей девочкой. Она думала об Ароне. А я думал о Надин.

Я знал, что должен порвать с Надин. Не мог вернуться к ней, зная, насколько лучше мне рядом со Стеф. Один поцелуй перевернул весь мой мир.

Все следующее утро и долгую дорогу домой я думал о том, когда и как мне лучше это сделать. Я знал, что Надин не воспримет мое решение спокойно и непременно обвинит меня в связи со Стефани, хотя между нами уже давно все не так гладко.

Я все спланировал. Я приду к ней в понедельник вечером, захвачу бутылку вина, чтобы облегчить разговор, и скажу, что не смогу дать ей то будущее, о котором она мечтает, что мне лучше быть одному, найти себя, и тому подобные вещи, отдаленно напоминающие правду.

Ночь с воскресенья на понедельник Надин провела в одиночестве под предлогом «мне нужно время все обдумать», именно так она и сказала. Но утром в понедельник она появилась в офисе вся в слезах.

Оказывается, прямо перед работой Надин получила уведомление, в котором говорилось, что здание ее дома непригодно для проживания, и она должна немедленно съехать. Она живет в чертовом Эмеривилле, в старом Викторианском доме, разделенном на шесть квартир. Надин снимала там жилье и для её арендодателей это оказалось такой же неожиданной новостью, как и для нее. К сожалению, уже ничего нельзя было сделать, если только после более тщательного осмотра структурной целостности здания специальная комиссия не решит, что существует возможность ремонта.

Черт возьми, я не мог порвать с ней прямо сейчас, не тогда, когда она осталась без крыши над головой. Так что я гладил ее по спине и всячески успокаивал, пока она плакала на своем столе. Мне позвонили и сказали отвезти мужчину из Оклахомы аж в Реддинг, а когда я вернулся, она сообщила мне, что никто из ее друзей не может приютить ее. У нее было недостаточно сбережени, и вариант с переездом к родителям отпадал, так как те переехали в Ливермор и оттуда слишком далеко добираться до работы.

Так что мы оба оказались в отстойном положении.

В итоге я сделал то, что сделал бы любой нормальный бойфренд, не говоря уже о любом достойном человеке. Я сказал, что она может переехать ко мне, пока эта ситуация не разрешится.

Я уделил особое внимание той части уговора, в которой говорилось «пока не», но она пропустила все мимо ушей. Надин тут же начала звонить всем подряд, чтобы рассказать о том, что переезжает ко мне.

Я хотел предупредить ее не писать об этом на Facebook, но она бы все равно это сделала.

А затем я увидел сообщение от Стеф.

Скорее всего, она подумала, что все то, что я говорил ей о своем желании быть с ней, было ложью. Я сделал все, что в моих силах, чтобы поговорить с ней, отправив кучу сообщений «Поговори со мной» и «Позволь все объяснить», но они все остались непрочитанными.

К середине недели Надин уже достаточно освоилась в моей квартире, заменив мои черно-белые фото вертолетов на фото Одри Хепберн и Бруклинского моста из Икеа. Кое-как мне удалось улизнуть в «Лев», чтобы выпить. Джеймс был занят, и за стойкой бара была только Пенни, мне ничего не оставалась, кроме как поговорить с ней.

- Так она переехала к тебе, да? – сухо спросила Пенни, посасывая коктейльную вишенку.

- У меня действительно не было выбора, - сказал я, тяжело вздыхая. - Она не знала, куда пойти.

- Как благородно с твоей стороны, - заметила она и сделала паузу. - Ты слышал, что Стеф рассталась с Ароном?

Мое сердце в миг обледенело.

- Она что?

- Да. Дала ему пинка под зад в воскресенье вечером. Похоже, что наши маленькие выходные забили последний гвоздь в крышку этого гроба. Я, конечно, знала, что к этому все идет, хотя не думаю, что Арона так уж обеспокоил ваш поцелуй взасос. Или, может быть, это не совсем так…

Я наклонился за барную стойку в поисках бутылки или еще чего-нибудь. Мой стакан был уже пуст, и я не мог думать.

Пенни подвинула мне свой Манхеттен.

- Держи, это поможет.

Я быстро отправил содержимое бокала себе в рот и постарался отдышаться.

- Она действительно бросила его?

Она кивнула.

- Ага. У вас, ребята, вроде было какое-то соглашение?

Чертово соглашение.

Она забрала у меня бокал.

- Но вряд ли это имеет какое-то значение, ведь ты по-прежнему с Надин, ха. Забавно, как иногда поворачивается жизнь.

После чего Пенни встала и ушла в уборную. Джеймс был занят общением с покупателями, так что я последовал её примеру и тоже ушел. Я не мог говорить с ним прямо сейчас. Я вообще не мог ни с кем говорить.

Но я знал, что должен сделать, если не собираюсь выставить себя еще большим идиотом.

Следующим же вечером я порвал с Надин, но только после того, как нашел ей жилье. Округ Марин находится недалеко от работы, и я оплатил аренду на месяц вперед, чтобы она не беспокоилась. Я сказал ей, что у меня есть фургон, который я арендовал на выходные, чтобы все ее вещи были в целости и сохранности.

Она заехала мне кулаком в лицо. Прямо в челюсть.

Думаю, я этого заслуживаю, но я правда не знал, что еще сказать. Я понимаю, что повел себя как последний урод, бросив её в такой момент. Но я ничего не могу с собой поделать. Я просто не могу упустить возможность быть со Стефани. Не сейчас, не после всех этих лет несвоевременности и непопадания.

Надин не стеснялась в выражениях, и ее слова были гораздо больнее, чем удар в челюсть.

- Думаешь, ты можешь откупиться от меня? - закричала она, схватив фоторамку с нашей совместной фотографией. - Думаешь, что раз ты такая важная шишка с богатенькими родителями, то можешь купить мне небольшую квартирку и избавиться от меня?

- Я просто пытаюсь помочь, - сказал я, поднимая руки вверх в знак капитуляции. У меня было такое ощущение, что это фото сейчас полетит прямиком мне в лицо.

- Помочь?! - едко усмехнулась она. - Ты не знаешь, как помочь кому-то, кроме себя. Бедный маленький богатенький мальчик делает вид, что на самом деле ему не насрать на всех вокруг себя. Помнишь, ты говорил, что твои родители не обращали на тебя внимания, что они бессердечные и холодные? Я наконец-то увидела ваше семейное сходство. Ты такой же, как и они, выбрасываешь на помойку свои отношения, когда тебя прижало, и надеешься, что немного денег и украшений помогут решить проблему.

Ее слова повергли меня в панику.

- Нет, это не то же самое. Я не такой. - И все же я реально испугался, потому что это именно то, чего я боялся больше всего, я с лёгкостью отказывался от отношений, которые можно было исправить.

Но это уже не имеет значения. Ничего не исправить. Фоторамка взлетает в воздух, разбиваясь о стену позади меня, и я едва успеваю пригнуться. Затем она начинает бить все рамки с фото, даже свои собственные, кидая их в стены и усыпая осколками пол. Правду говорят, что все рыжие девушки немного чокнутые.

Надин яркий тому пример.

Я еле остался жив после той ночи и даже не появлялся на работе несколько дней, потому что встреча с ней ничем хорошим бы не закончилась. К тому времени, как наступила суббота, грузчики забрали ее последние вещи, и она ушла, ушла из моей жизни.

По крайней мере, я не увижу ее на работе до понедельника.

И вот я один, сижу на своей кухне и пью апельсиновый сок прямо из коробки. Я наслаждаюсь тишиной и постепенно возвращаюсь к себе прежнему. Я все еще чувствую себя последним козлом из-за того, что бросил Надин в такой момент, но, в конце концов, я сделал все возможное, чтобы она чувствовала себя комфортно.

Забавно, но это заставляет меня чувствовать себя лучше. Интересно, именно так чувствовали себя мои родители, когда сорили деньгами, пытаясь заглушить муки совести и решить их главную проблему.

Проблемой был я, и не думаю, что деньги залечат те дыры, что остались в моей душе. Я никогда не чувствовал себя частью любящей семьи и эту пустоту внутри меня ничем не заполнить.

Я понимал, что вот-вот упаду в яму самобичевания, поэтому надел спортивные штаны и вышел за дверь. Я бегал целую вечность, пробежав от Эмбаркадеро до Пресидио и обратно. Ломбард-Стрит едва не прикончила меня, колени адски ныли от боли, но я бежал до тех пор, пока не почувствовал, что больше не тону.

Затем я принял душ, оделся и вызвал такси. Я собирался в «Бургундский Лев» и в мои планы не входило вернуться домой трезвым.

 

***

 

- Что ты здесь делаешь? - спросил Джеймс, когда я сел за стойку.

Я пожал плечами, снимая пиджак.

- Я свободный человек и могу идти туда, куда захочу.

- Так что, она действительно ушла, да? - спросил он, наливая мне пинту пива. - Лонгборд, лучшая часть бочонка.

Я с благодарностью принял пиво и поднял бокал.

- Спасибо, друг. - Я залпом выпил почти половину и испустил долгий вздох. - Да, она на самом деле ушла.

Он протер угол стола, несмотря на то, что тот был и так чистый. Думаю, он просто делает вид, что работает, на самом деле болтая со мной, хотя, черт возьми, это его бар и он может делать все, что захочет.

- Я уж решил, что ты поедешь к ней, чтобы помочь обустроиться и все такое. В смысле, ты реально ведешь себя как святой в отношении происходящего.

Я выгнул бровь.

- Что? Я думал, что веду себя как последний козел.

Джеймс пожал плечами.

- Она изначально знала, кто ты такой. И нет, ты не козел. Возможно, было лучше немного подождать с разрывом, но я понимаю тебя. Что кончено, то кончено.

- Да. И я никогда не умел притворяться.

- Нет, - сказал он, мгновение удерживая мой взгляд. – Не умел.

Интересно, что бы это значило. Я допил оставшееся пиво и спросил:

- А где Пенни?

Он словно оцепенел, услышав мой вопрос, и отвел взгляд в сторону.

- Я не уверен. Вроде какой-то девичник.

Я кивнул, не зная, стоит мне спросить, все ли в порядке, или не стоит. Вместо этого я осторожно поинтересовался:

- А Стеф?

- Она здесь, - сказал он.

- Что? - я выпрямился. - В баре?

Он кивнул, прищурившись, а затем указал на другую часть бара. Я пригнулся, чтобы получить лучший обзор. Она сидела в одной из кабинок в углу вместе с Николой и Кайлой.

Вот дерьмо. Я в курсе, что Кайла не лучшего обо мне мнения, и уверен, что Никола тоже не моя большая фанатка. Даже если отбросить тот факт, что Стефани сейчас готова выпустить мне кишки, мне следует держаться подальше от этого столика.

Но я не могу. Может, потому что я идиот и мне нравится быть мальчиком для битья, но я прошу у Джеймса еще одно пиво и встаю со стула.

- Что происходит? - спрашивает он, протягивая мне пинту пива. - Вы со Стефани на ножах?

Я пристально смотрю на него в ответ.

- Почему ты так решил?

- Ну, когда я чуть раньше произнес твое имя, она посмотрела на меня так, словно собиралась кого-то зарезать вилкой, а когда я сейчас упомянул о ней, то судя по твоему лицу, ты именно тот, кого она собиралась зарезать. Что-то…случилось?

- Нет, - быстро сказал я. - Что ты сказал ей? Про меня?

- Я сказал ей - поговоришь с Линденом позже? - и она вздрогнула так, словно кто-то прошелся по ее могиле.

- Не везет мне с женщинами, - сказал я в шутку.

Но Джеймс не улыбнулся.

- Стеф не просто одна из твоих женщин, Линден. Она твой друг.

Господи, когда он стал таким занудой? Похоже, все в этом мире обозлились на меня. Только этого не хватало.

Проигнорировав его, я обошел бар и направился к угловой кабинке. Никола увидела меня первой, и ее глаза чуть не вывалились из глазниц. Кайла просто молча источала яд.

В этот момент Стеф повернулась в мою сторону, и я понял, что Джеймс был прав, когда говорил, что она готова швырнуть вилку мне промеж глаз. Знаю, что заслуживаю весь её гнев, но все же я надеялся, что она даст мне шанс все объяснить.

Черт меня побери, она чертовски сексуальна, когда хочет меня убить.

- Тебе лучше уйти, - сказала Никола, указывая мне на дверь.

- И никогда не возвращаться, - добавила Кайла. – Придурок.

- Дайте мне минутку, - сказал я, стоя у края стола со сложенными на груди руками. Я заметил, как взгляд Стефани прошелся по моим бицепсам, и подумал, что это уже маленькая победа.

- Почему ты все еще злишься на меня?

Они обе посмотрели на Стефани. И я последовал их примеру.

Она вздохнула и сказала:

- Девочки, оставите нас ненадолго?

Кайла и Николь обменялись понимающим взглядом и не двинулись с места.

- Пожалуйста, - уставшим голосом сказала Стеф. - Все в порядке.

- Нет, не в порядке, - сказала Кайла, а затем взглянула на меня. Уверен, она вспоминает тот эпизод, когда я бросил ее.

- Я просто хочу поговорить с ней, - сказал я ее «сторожевым псам». – Это правда.

Наконец, они обе ушли. Когда Никола проходила мимо меня, я на полном серьезе предложил ей забрать все острые предметы, на что она только рассмеялась.

<== предыдущая лекция | следующая лекция ==>
Это все, что я хотел услышать. 2 страница. Вместо этого моя голова занята Линденом | Это все, что я хотел услышать. 4 страница. Теперь, когда мы остались наедине, главное все не испортить.
vikidalka.ru - 2015-2017 год. Все права принадлежат их авторам!