Главная | Случайная
Обратная связь

ТОР 5 статей:

Методические подходы к анализу финансового состояния предприятия

Проблема периодизации русской литературы ХХ века. Краткая характеристика второй половины ХХ века

Ценовые и неценовые факторы

Характеристика шлифовальных кругов и ее маркировка

Служебные части речи. Предлог. Союз. Частицы

КАТЕГОРИИ:






Тайна Елюю Черкечех.




 

Войдя на запретную территорию, Онгонча внимательно наблюдал за окружавшей его местностью. Пробираясь вдоль реки уже в течении пяти часов, он остановился. Неясный шум справа привлек его внимание. Подойдя ближе, он заметил слабовыраженный холм, почва на вершине которого двигалась, с шумом выпуская воздух из-под земли. Приглядевшись, Онгонча заметил круглое отверстие и небольшой прикрытый дерном лаз. Сняв слой веток и мха, он увидел хорошо оборудованный спуск вниз. Вспомнив свой сон, Онгонча понял, что пришёл на место и его приглашают. Спускаясь по лестнице, он с опаской прислушивался к звукам, которые здесь были. Сначала он думал, что это шум его сердца, но потом понял, что это был другой шум. Ощущения беспокойства и страха не было. Всё окружавшее ему как будто было знакомо. Длинная винтовая лестница вела вниз. Путь, время от времени, преграждали каменные препятствия. Но Онгонча как будто знал все скрытые здесь ловушки и обходил их. Иногда ему было достаточно нащупать и надавить какой-нибудь выступ, чтобы без труда отодвинуть массивный камень. Спустившись на дно, он вошёл в комнату, освещённую тусклым светом, который излучал странный блестящий цилиндр в полтора раза выше него со входом внутрь.

С обеих сторон от цилиндра располагались два закрытых, полупрозрачных саркофага. В них находились Сущности, которые, казалось, были знакомы Онгонче. Он не испытывал страха, ему было любопытно и Онгонча подошёл к одному из саркофагов. Попробовав открыть крышку, чтобы лучше рассмотреть необычное существо, Онгонча не смог этого сделать. Контуры саркофага повторяли рельеф тела. Не было понятно, имели ли тела земное происхождение или нет, были ли они материальны, так как, глядя на их оболочки снаружи, создавалось впечатление, что они полупрозрачны и эфемерны, отчего это выглядело как-то неестественно. Онгонча перевёл взгляд на голову существа и вздрогнул от неожиданности. За ним наблюдали большие, тёмные как у муравья глаза. Когда два взгляда встретились, Онгонча увидел в них всё, что было и связывало его с этим местом. Сознание Онгончи вихрем понеслось за границу его нынешнего воплощения. Он вспомнил своё настоящее имя – Йего, с которым он прилетел на Землю, увидел своё прошлое и какую роль он сыграл в становлении и закрытии долины. Картинки жизни мелькали перед ним. Он увидел судьбу своего отца и брата. Все они были на Земле, чтобы завершить это дело - дело очень важное для всей планеты. Вдали появился белый огонёк, и Йего пошёл ему на встречу. В момент соприкосновения со свечением он увидел яркую вспышку - Йего увидел свою родину.

Его корабль был послан на Землю, чтобы помочь своим коллегам, которые потерпели крушение. Забирать тела погибших с собой не имело никакого смысла. Корабль разведчик был послан сюда, чтобы собрать определённый резервуар отработанного сырья и запустить новые процессы в оборудование, которое было сюда завезено. Он хорошо помнил, что это было за оборудование - своеобразные мини планеты, которые дублировали Землю, находясь внутри неё. Эти прототипы имели устойчивый контакт с земным ядром с целью ежеминутного обмена данными. Для чего были созданы и завезены эти прототипы ? Они были запасными вариантами на тот случай, если с Землёй что-то случиться. Такие модели находились на каждой планете и представляли собой набор определённых качеств и хромосомных наборов живых существ, обитавших здесь. Некоторые прототипы копировали тонкое строение Земли и сохраняли кармические хитросплетения всех событий, происходящих здесь. Это был огромный разноплановый винчестер биокомпьютера Земли. Для чего это было сделано ? Для того чтобы в случае уничтожения планеты могла возродиться новая. Те планеты, которые возникали из ничего, и на них расцветала жизнь, были построены по этому же принципу. Ядра с информацией использовались как базы данных. Всё что происходило на Земле, фиксировалось в этих прототипах. Кроме этого планеты-ядра, имея обратную связь, могли регулировать процессы, происходящие на самой Земле. Это были своеобразные лаборатории, которые позволяли контролировать жизнь на планете. Кроме этого они могли при необходимости и уничтожить непрошенных гостей не прибегая к дорогостоящей внешней защите. Для перенаправления потоков могли использоваться любые биологические объекты, в том числе и тела мёртвых инопланетян.

Тела своих коллег они спустили и захоронили здесь в полупрозрачных саркофагах. Места для этого были мощно защищены специальным полем. Уровень радиации, который был здесь, просачиваясь на поверхность в основном по каналам, связанным с техногенными установками вроде тех же медных куполов был опасен для человека. Это была раскупоренная урановая жила, которая и закрывала доступ любопытным на эту территорию. Кроме того, здесь находились звуковые установки, которые своими вибрациями могли вызывать чувство не контролируемого ужаса. Звук, который излучали эти ядра, должен был отпугивать всех нежелательных гостей посягнувших на территорию долины, но одновременно они резонировали в естественных для Земли частотах. Земля также дышит, шумит, поглощает и выбрасывает из своих недр, как и любой живой объект.

Тела своих коллег группа спасателей, как уже говорилось, оставила в специальных саркофагах. Они знали, что данные тела не будут уничтожены в земных условиях. Это была своеобразная консервация. Тела оставались в том виде, в котором и умерли. Они пропитывались специальным составом, который в последствии не давал тканям подвергаться разложению. Если даже кто-то и спускался вниз, то эти тела худощавых гуманоидов могли отвлечь или напугать посторонних.

Йего снова перевёл взгляд на цилиндр, который располагался между саркофагами. Сейчас он уже знал что это – камера аннигиляции.

Йего понимал, что сейчас снова может оказаться дома. Камера без труда перенесёт его в созвездие Тельца откуда он и прибыл на Землю. Он сбросит свою материальную оболочку, как старую одежду, чтобы остаться в своём естественном состоянии и вернётся в ту цивилизацию, откуда прибыл. Он добровольно согласился на то, чтобы посетить Землю в человеческом теле только для того чтобы осуществить миссию по доставке рукописи. Ему было непонятно, зачем потребовался такой затратный способ доставки. Но на всё была воля Владык. Для него это было необычное задание, и он его выполнил. Сейчас же Йего мог возвратиться домой. Но у него был и другой выбор, остаться в долине и продолжить дело Белова или вернуться к своей семье в Алысардах. Хранители долины при желании смогли бы создать новое тело для Йего по первоначальным характеристикам, переместив его сознание через программные фильтры камеры, тем самым, устранив последствия от воздействия концентрированного Света радиации на организм. Но Йего выбрал другое.

Всё это казалось каким-то мелким и незначительным по сравнению с возвращением домой. Йего принял решение и вошёл в камеру. Протянув руку, он нажал горящую на пульте кнопку. Устройство считало с оболочек исходные координаты места переброски и запустило процесс аннигиляции материи.

Онгонча чувствовал, как в его тело медленно проникали невидимые токи, растворяя его. Он не чувствовал боли. Это даже было интересно. Молекулы его тела под действием сильных резонансных излучений распадались на мельчайшие элементы, высвобождая душу из оков земного существования. Десять минут, пока шёл процесс, Онгонча наблюдал, как тает его тело, пока мощный поток не подхватил его и не понёс вверх. Этого времени было достаточно, чтобы создать проход между цивилизациями и устремить в него душу Онгончи. Рассматривая удаляющийся голубой шар, он задал себе главный вопрос :

- Что такое расставание с земной жизнью по сравнению с возвращением домой ?

- Новая жизнь – это новый этап эволюции души. – пришёл ответ откуда-то изнутри.

 

Камера опустела. Не осталось ничего, что напоминало бы о человеке, который там недавно находился. Вопреки своему обещанию, данному жене, Онгонча так и не вернулся из долины живым. Елюю Черкечех забрала его тело, а душа по каналам, проложенным между цивилизациями, вернулась к своему Первоисточнику.

Там в долине смерти Елюю Черкечех, Онгонча - отважный сын шамана Набдани, и нашёл свою смерть, выполнив предназначение. Он передал ключ и одну из частей таинственной рукописи веганцев очередному Хранителю.

 

История Белова.

 

Приняв ключ и рукопись от Онгончи, Белов не раздумывая стал собираться обратно в Санкт- Петербург. Здесь его уже ничего не держало. Он как будто в один миг потерял интерес к этим местам. Теперь он знал, что его жизнь в долине за те долгие шесть лет, что он провёл на границе Елюю Черкечех, была лишь для того, чтобы получить эти таинственные бумаги.

Но здесь у него осталось ещё одно дело. Неожиданно приобретённые блокнот и медальон не давали ему покоя. Он несколько раз силился прочитать размытые записи в блокноте белого незнакомца, но как будто боялся найти там подтверждения того, что это был его друг Рихард Вульф, который пришёл сюда на его поиски. И однажды, набравшись смелости Белов открыл блокнот и всматриваясь в размокшие листы стал читать.

Из того, что он смог прочесть, Белов понял, что год назад группа из шести масонов прибыла из Парижа, чтобы найти один из якутских котлов. По представлениям тех Иерофантов, кто направил масонов сюда, металл котлов был наделён огромной силой. Они хотели использовать его для изготовления мощных артефактов, способных аккумулировать и перенаправлять энергии таинственного Источника долины. Они так и не смогли понять, что это за Источник, но сила его была огромна.

На других страницах Белов прочёл, как группа на подходах к Якутии столкнулась с рядом странных событий. Сначала это были разбойники, которые попытались их ограбить и убить, потом стая волков долго преследовала и ранила двоих. Масоны успели скрыться в одном селении, и местные жители помогли им, отбив атаку. После прихода в эту деревню, там началась эпидемия сибирской язвы, и масонам срочно нужно было уходить оттуда, чтобы не заразиться самим. Двое всё же заболели и к тому моменту, как встретили на дороге шамана, были уже сильно истощены. Шаман рассказал о долине и пообещал им показать один из олгуев. Даже в том состоянии, что находилась группа, масоны не смогли отказаться от услуг проводника, так как сами бы вряд ли смогли там что-то отыскать. Что случилось дальше, можно было только догадываться. Больше записей в дневнике не было.

К сожалению или к счастью, Белов не нашёл в дневнике указания на имя его владельца. Тот незнакомец, что был похоронен в Олгуйдахе, мог и не быть Рихардом. Белову стало легче, но наведаться в селение, чтобы всё разузнать было необходимо.

Через двое суток после расставания с Онгончей, Белов пришёл в Олгуйдах. Встретившись со старейшиной, он узнал историю ключа и человека, который его принёс в деревню. Белов ничего не стал рассказывать старейшине о Вульфе, а просто попросил показать ему могилу белого незнакомца. Подойдя к небольшому холмику на окраине Олгуйдаха, Белов присел рядом.

Обдумывая сложившееся положение, Белов не мог быть уверенным в том, что здесь лежит его друг, с которым они активно работали над темой Долины Смерти. Описание незнакомца, которое дал Белову старейшина, не совсем точно совпадало с внешностью Вульфа. Раскапывать могилу, чтобы убедиться в обратном, Белов не решился, не столько из-за своих моральных убеждений, сколько из-за нежелания знать всю правду. Ведь если здесь лежал Рихард, то значит пришёл и погиб он в долине из-за него. А это будет терзать его душу ещё очень долго.

- Такой правды лучше не знать ! – отмахнулся от своих предположений Белов. – Кто бы здесь не лежал, я возвращаю тебе блокнот и медальон.

Белов раскопал небольшую ямку у края могилы и положил туда вещи незнакомца. Засыпав их землёй Белов попрощался, и пошёл назад в селение, чтобы согласовать с местными свой путь к Байкалу.

Целью Белова было попасть в Европу, потому что расшифровать рукопись в России никто бы не смог. Здесь не было специалистов такого уровня. Все его бывшие коллеги по Петербургскому Университету не способны были даже близко подойти к разгадке тайны этой рукописи. Да и в Географическом обществе таковых не нашлось бы. У него ещё оставались старые связи, по которым он мог передать бумаги масонам в Европу.

- Великая Ложа Франции ! Там я узнаю о судьбе Рихарда и смогу расшифровать рукопись – решил Белов и пошёл по дороге на юг, оставляя позади Олгуйдах и его тайны.

Но судьба как всегда внесла неожиданные коррективы в планы Белова.

Неведомые силы вели его какими-то другими путями. По пути к Петербургу его настигла зима. Это было суровое время, которое сильно сократило его жизнь. Под Киренском в одном из селений, где Белов решил переждать холода, началась эпидемия сибирской язвы. В спешном порядке, покинув деревню, он ушёл в лес, где нашёл избушку охотника, промышлявшего в тех краях. Умирать ему было нельзя, не донеся рукопись до Европы.

В этой избушке Белов первый раз и переболел бронхитом. Охотник отходил его, давая пить настои целебных трав. Из рассказов охотника Белов узнал, что мор усилился и поразил селения на несколько десятков вёрст. Зверь из-за мороза уходил или погибал, поэтому охотнику приходилось каждый раз искать пищу, уходя всё дальше от избушки. Белов решил дождаться весны, тайга была заполнена голодными волками, которые также остались без привычного корма.

Однажды, охотник ушёл за добычей и больше не вернулся. Что с ним случилось, Белов так и не узнал, были ли это волки или охотника одолела стужа. Проведя два месяца в избушке, у него закончилась еда. Движимый голодом Белов решил уходить. У него было бы мало шансов выжить, оставшись в избушке охотника.

Суровая зима сделала своё дело, Белов получил воспаление лёгких, когда дошёл до Иркутска.

Вернувшись в Санкт Петербург, он был уже хронически болен : воспаление лёгких перешло в чахотку, разъедая лёгкие. Жить ему оставалось не долго.

 

В Петербурге приведя себя в божеский вид, он решил обратиться к своему бывшему коллеге по университету и другу Ивану Трофимовичу Чагину.

Однажды вечером, открыв дверь своего дома, он с ужасом посмотрел на человека, пропавшего более семи лет назад. Увидев на пороге дома измождённого Белова, Чагин вскрикнул :

- Голубчик, Борис Петрович ! Это вы ? Как же так ? Мы уже посчитали вас умершим. Где вы были? – забрасывал вопросами Чагин своего бывшего коллегу по университету.

Запустив гостя, Чагин велел жене накрыть стол. Наблюдая за Беловым, он видел, что тот очень плохо себя чувствует. Перед ним сидел немолодой человек с худым измождённым лицом. Он дрожал и постоянно кашлял, закрывая рот платком.

- Вам, Борис Петрович, нужно срочно к врачу. Я опасаюсь, что у вас чахотка.

- Я знаю. – сказал Белов своему другу отхаркивая кровь в платок. – У меня к вам срочный разговор.

Немного помолчав, Белов продолжил :

- Я скорее всего умру и очень вас прошу позаботиться о бумагах, которые я принёс. Больше мне обратиться не к кому.

- Вы были дома ? – перебил его Чагин. - Когда вы пропали в 1907 году, ваша жена Софья Николаевна вся извелась, предпринимая многочисленные попытки вас отыскать. Но всё было безуспешно. Мы даже просили светлейшего князя Николая Михайловича посодействовать в ваших поисках.

- Нет, дома я не был. Да это и не к чему. Для них я умер ещё в тот год. Второй смерти они уже не переживут. Послушайте, что я говорю. - стал трясти за рукав возбуждённого друга Белов. – У меня есть бумаги, которые нужно передать во Францию одному человеку. Имя и адрес я вам напишу.

Белов взял со стола лист бумаги и стал царапать пером буквы.

- Найдите этого человека или масонов, что с ним были связаны через ложу в Париже.

Закончив, он сложил вчетверо лист и передал его Чагину.

- Только обещайте, что выполните мою просьбу, Иван Трофимович. – настаивал Белов. – От вашего решения многое будет зависеть. Я вам передам бумаги и одну вещь, которые в последствии пройдут через определённых людей и будут доставлены именно в то место, что им и предназначено. Что это такое, я вам рассказать не могу. Когда вы это увидите, то всё поймёте.

Показав своему другу рукопись и странный бронзовый трилистник, Белов добавил :

- Я сделал всё что смог, чтобы вынести их из Якутии. Теперь прошу Вас позаботиться об этих вещах. А я ухожу.

Белов ничего не объяснил своему другу по поводу этой рукописи, сказал только, что ему её передал один человек. Он знал, что она очень важна и все, кто с ней соприкасались, проходили определённые этапы жизненных неприятностей, которые часто заканчивались смертью. Почему было так никто не знал. Все они, кто прибыл на Землю и кто каким-то образом имели дело с рукописью, давали добровольное согласие на такие трудности. Они знали на что шли, и поэтому отступать от этого было нельзя. Каждый носитель, должен был до конца выполнить свою задачу. Белов понимал, что ставит своего друга в сложное положение передавая ему рукопись, но выбора у него не оставалось.

- Борис Петрович, у меня есть знакомый доктор. Он пристроит вас в госпиталь. Может ещё можно будет вас спасти. – сочувственно произнёс Чагин, обнимая Белова.

- Прошу вас ничего не говорить Софье Николаевне. Пусть моё возвращение останется для моей семьи тайной.

Утром Белова осмотрел врач и его в срочном порядке госпитализировали в одну из городских больниц. Пять дней ! Столько времени ещё прожил Белов, умерев после безуспешной операции по удалению части правого лёгкого.

 

Бегство из России.

 

Чагин без лишнего шума похоронил своего друга, как тот и просил его перед смертью.

Придя домой, Иван Трофимович достал бумаги, которые лежали у него в столе, чтобы посмотреть из-за чего погиб его друг. За эти шесть дней до смерти Белова он так и не нашёл времени их просмотреть. Пролистав страницы, Чагин догадался, что рукопись описывает какие-то странные события, произошедшие в прошлом. От этих жёлтых бумаг шли сильные вибрации отчего начала усиливаться головная боль. Текст, которым были исписаны листы, не был знаком Чагину. Необычный шрифт сопровождали непонятные знаки и рисунки. Аппараты, которые были изображены здесь, были ему не знакомы. Что было зашифровано в этих текстах, он не знал. После просмотра рукописи он почувствовал сильную слабость и решил лечь спать раньше обычного. Усталость просто валила с ног. Чагин завернул рукопись в кусок ситца, вложил туда необычный трилистник и решил лишний раз не открывать её.

Утром следующего дня, пытаясь понять, что могло произойти с ним накануне, он не нашёл этому странному происшествию никакого разумного объяснения. Иван Трофимович ещё не раз размышлял над всем случившимся за последнее время. Внезапное исчезновение и такое же неожиданное появление его друга спустя семь лет, скорая смерть Белова, передача этих странных и возможно опасных артефактов ему – всё это вызывало у Чагина чувство глубоко засевшей в душе тревоги. Какую тайну скрывали эти жёлтые страницы ? Почему Белов умер после того, как передал ему рукопись и трилистник ? На все эти вопросы он не находил ответов.

За всё то время, как Иван Трофимович размышлял над этой темой, его не покидало ощущение, что он уже что-то слышал о подобной рукописи. И не столько сама рукопись, сколько странный бронзовый трилистник был ему знаком. Он, определённо, его уже где-то видел. И однажды, сидя в своём кабинете, он вспомнил, где видел этот бронзовый предмет.

Забравшись в свой стол, он вытряхнул содержимое из ящиков. На пол полетели многочисленные газетные вырезки. Перебирая обрезки с интересными статьями о различных исторических находках, он искал лишь одну, которая всплыла в его сознании. На ней была фотография маленького мальчика, который носил на шее странный предмет, имевший форму небольшой витиеватой броши.

Статья была найдена. Чагин поднёс вырезку к светильнику и стал переводить с английского :

 

- 18 мая 1913 год. Газета «The Daily Telegraph». Мальчик и таинственный ключ.

В северной провинции Китая в городе Гирин живёт маленький мальчик, который носит на шее бронзовый ключ от книги. Никто кроме него не может прикасаться к ней, и лишь он один имеет власть над ней. Очевидцы утверждают, что все кто брал её, чувствовали в теле сильную боль, в том числе и его хозяин.

 

В статье была фотография мальчика. На его шее висел небольшой предмет. Осторожно достав бронзовый трилистник, Чагин положил его на стол рядом с фотографией. Взяв лупу, Иван Трофимович стал по очереди рассматривать эти предметы, сравнивая их. Предмет на шее у мальчика был очень похож на бронзовую брошку, которую передал ему Белов. Отложив лупу в сторону, Чагин серьёзно задумался :

- Это, безусловно, тот же или похожий предмет. И это ключ от книги. Тогда книга, на которую ссылались репортёры, и есть та рукопись, которая сейчас находится у меня. Остаётся только узнать о судьбе этого мальчика.

Покопавших в своих старых записях Чагин нашёл адрес своего однокурсника Николая Соломатова с которым учился на историко-филологическом факультете Санкт-Петербургского университета. После окончания университета Соломатов уехал в Маньчжурию и осел в Харбине, преподавая в Харбинском училище КВЖД.

Чагин написал письмо Соломатову с просьбой узнать о судьбе этого мальчика и его книги, описав статью из газеты «The Daily Telegraph». Харбин и Гирин находились сравнительно недалеко друг от друга, и это давало Чагину шанс, что Николай хоть что-нибудь найдёт по интересующему его вопросу.

Через несколько месяцев из Харбина пришёл ответ :

 

Здравствуй, Иванъ !

 

Радѣ, что не забываешь своихъ друзей. На-дняхъ былъ въ Гиринѣ по твоему дѣлу. Тамъ ещё помнятъ эту странную исторію. Болѣе года назадъ мальчика увезли въ Европу какіе-то люди. Свидѣтели говорятъ, что это были французы и дальнѣйшая его судьба неизвѣстна.

Послѣ этого событія, домъ его хозяина былъ проданъ, а самъ онъ исчезъ. Если мне удастся ещё что-нибудь узнать, я тебѣ непремѣнно сообщу.

 

Твой другъ, Соломатовъ Н.

 

Следов мальчика найти не удалось, но всё же это был успех. Астральные нити от загадочного трилистника вели во Францию, и мальчика нужно было искать там.

Чагин знал, что узнать о наличии, каких-то культовых вещей в Европе можно через определённые круги – масонские ложи. Они не только занимались накоплением этих ценностей, но и знали людей, через руки которых проходили различные культурные и исторические находки религиозного и мистического содержания.

Вспомнив про записку, которую оставил ему Белов, Иван Трофимович открыл верхний ящик стола и, перебрав его содержимое, нашёл этот листок.

В нём было записано имя и адрес человека : « Рихардъ Вульфъ. Парижъ. Дюссу 18. Великая Ложа Франціи. »

Было ли это совпадением ? Все пути вели во Францию. Кто был этот человек ? Чагин его не знал.

Когда Белов работал в университете, его часто направляли за границу для обмена опытом и сбора материалов. Он также участвовал в археологических раскопках и имел доступ к различным историческим находкам, как в России, так и за рубежом. Это именно Белов помог ему получить доступ к найденным табличкам с записями Славянских Вед, которыми он в последствии серьёзно заинтересовался.

Чагин знал, что Белов занимался далёкой долиной Елюю Черкечех и, возможно рукопись, что тот принёс, связана с разгадкой её тайны. Человек, имя которого было указано в записке, также был причастен к исследованиям в этом направлении, поэтому Белов и сослался на него. Вульф входил в число немногих немецких оккультистов, одинаково хорошо совмещавших в себе теорию и поисковое дело. Особенностью "кабинетных эзотериков" было то, что они не всегда понимали, с чем работают. Поисковики же держали в своих руках различные артефакты и исторические находки, обладавшие силой, и в результате этого общения часть энергии предметов в той или иной мере передавалась им, расширяя их возможности. Консультации Вульфа серьёзно продвинули Белова на пути " не научного" понимания тайны долины Вилюя. В большей степени именно благодаря ему, Белов стал нестандартно подходить к исследованиям в этом направлении, пока сам волею судьбы не был заброшен в далёкую Якутию. Чагин не знал об этом, как и о том, что и Вульф чуть позже непосредственно соприкоснётся с этой тайной, там же на Вилюе. Но больше им не суждено было встретиться : ни в Европе, ни в Якутии. Жизнь, как всегда решила по-своему !

 

Россия 1916 год. Надвигались смутные времена. Монархия была близка к краху. Поражение России в Первой Мировой Войне, революция 1905 года, народные волнения, неминуемо привели бы к смене режима. Что принесёт с собой новый строй, Чагин ещё не догадывался, но чувствовал, что кровавый режим черни безбожников неминуемо поглотит Россию. Большевизм набирал силу, и остановить эту агонию было некому.

Чагин уже несколько лет занимался расшифровкой деревянных табличек с древними письменами и тексами Славянских Вед. Эти знания могли пролить свет на истинную историю России.

Он понимал, что в новой России он потеряет эти таблички и все исторические документы, которые смог накопить за время своей долгой работы.

Чтобы сохранить документы Чагин решил уехать в Париж. Многие в то время уезжали за рубеж, понимая, что более оставаться в России просто не безопасно. Вывоз материальных ценностей начался уже в 1909 году и к 1917 году этот процесс набрал серьёзные обороты.

В Париже Чагин планировал обосноваться, зарабатывая уроками русского языка и истории. Этот европейский город также был указан в записке его друга Бориса Петровича Белова. Посчитав это хорошей подсказкой, Чагин быстро собрал вещи, старинные исторические книги, в том числе таблички с Ведами, другие документы, уложил рукопись и бронзовый трилистник и с семьёй отплыл на пароходе через Балтику в Германию, а оттуда поездом во Францию.

Вторая часть рукописи неминуемо приближалась к своей другой половине, которая к тому времени уже надёжно обосновалась в Румынии.

Проехав через Европу, Чагин прибыл в Париж. Его ещё не прихватило чувство щемящей сердце ностальгии, по России, сгорающей в огне революции. Нужно было начинать новую жизнь в другой, незнакомой ему стране.

 

Устроившись в Париже, Чагин начал поиски человека, на которого указал его друг Белов. На это ему потребовалось достаточно много времени. На рю Дюссу человека, имя которого было указано в записке, не знали, или делали вид, что он им был не знаком. Скорее всего, это была съёмная квартира, через которую уже прошло несколько десятков человек. Русский учёный ещё никогда не сталкивался с членами каких-либо тайных обществ не подозревая, как порой тяжело их бывает отыскать. Не найдя Вульфа по указанному адресу, Иван Трофимович начал искать саму масонскую ложу.

Посещая открытые собрания, где собирались члены различных оккультных групп, Чагин искал человека, которому должен был передать рукопись и ключ. С того момента, как он обратился к масонам в надежде узнать о том, знают ли они о странной жёлтой рукописи и человеке по имени Рихард Вульф, он подписал себе приговор.

«Германский орден» барона Зеботендорфа, объявивший себя наследником всех когда-либо существовавших германских рыцарских орденов, имел среди своих последователей тайных агентов в масонских ложах других стран. Именно этот орден в 1918 году дал основу обществу «Туле» и явился разработчиком идеологического фундамента немецкого нацизма. Некоторые немецкие окультисты, входившие в ложи франкмасонов, тайно занимались поиском информации по различным культовым предметам, наделённым особой силой. Немцы считали, что более значимые артефакты должны были находиться в Германии, что, безусловно, должно сказаться на возрождении и возвеличивании их нации.

Любопытство Чагина относительно рукописи вызвало ответное любопытство немцев в отношении его персоны. Два года назад на перроне вокзала они уже упустили рукопись, поэтому права на вторую ошибку уже не имели. Их предположения состояли в следующем : раз кто-то разыскивает рукопись, то либо он знает где она находится, либо сам обладает манускриптом. Эти предположения дали основание немцам через исполнителей провести слежку за русским эмигрантом и в его отсутствие обыскать квартиру. Прежде чем явиться к нему, немцы уже знали, что два года назад к нему приехал его знакомый и передал ему что-то перед смертью. Прямые вопросы, которые ему задавали, ни к чему не привели, поэтому было решено провести проверку и выемку документа, когда хозяев дома не было.

К Чагину были направлены люди, чтобы проверить наличие рукописи или ключа в его доме.

Встреча этих людей состоялась, и состоялась очень трагично. Чагин неожиданно вернулся домой, когда гости пытались найти рукопись. Под пытками он выдал то, что скрывал от всех. Введённая ему сыворотка правды, созданная на основе записей древнего манускрипта, найденного в одном из монастырей, позволила узнать, где находятся ключ и рукопись. Немцам ничего не оставалось, как убить русского, чтобы он не выдал их Ложе. Помимо рукописи и ключа в квартире были найдены деревянные дощечки с Ведами.

Только лишь много лет спустя, двум частям рукописи суждено будет воссоединиться вновь и повести немцев в далёкую Сибирь. Пройдя через оккультные структуры Германского ордена, вторая часть рукописи и трилистник будут вывезены Зеботтендорфом в Швейцарию, а затем и в Турцию. Ему так и не удастся расшифровать её и узнать о назначении ключа, но энергии Кристалла долгие годы будут поддерживать творческую активность барона, пока не настанет время вновь вернуть рукопись в Германию.

 

К вершине мира.

 

1933 год. Германия близка к пику своего могущества. Расчищая путь на Олимп власти Гиммлер даёт распоряжение арестовать вернувшегося из Турции барона Зеботтендорфа, после опубликования им своей неформатной книги «Bevor Hitler kam», где он указывает действительные имена членов ордена. Барону удаётся бежать за границу, но рукопись и ключ попадают в руки СС, а Туле заносят в число запрещённых оккультных обществ и оно фактически распадается, потеряв большую часть своих последователей. Эзотерическое ядро Туле - группа ВРИЛ, продолжает существовать и адаптируется под интересы Третьего Рейха.

На обломках мистического фундамента Новой Германии в системе СС начинается активный поиск и изучение мистических артефактов, книг и рукописей несущих сколько-нибудь полезную информацию, которую можно использовать для усиления власти нацистов. В структуре СС создаются небольшие оккультные подразделения, каким и являлась группа « Чёрные ястребы ». Эта группа напоминала «Орден Арманов» общества фон Листа и имела структуру арманического футарка, в котором замкнутые в круг 18 рун представляли подобие Зодиака. Группа состояла из 18 офицеров СС, каждому из которых принадлежала одна из рун футарка. Каждый Арман носил имя своей руны и имел соответствующую его знаку татуировку на запястье правой руки. Подобная организация имела своей целью черпать силу и знания подключаясь через энергоструктуру адептов и тайные ритуалы к каналам древних нордических Богов и Чёрного Солнца. Из среды Арманов назначался руководитель, который был способен аккумулировать энергию группы и артефактов с которыми они работали, подключаясь к могущественным каналам.

Чёрные ястребы занимались сугубо практической работой по поиску тайных знаний и предметов, дающих доступ к силам Вселенной. Обладая большими полномочиями в их распоряжении находились боевые подразделения СС для силовой поддержки в экспедициях и исследовательские лаборатории для научного обоснования и расшифровки полученных ценностей.

Арманы обладали настолько ясными знаниями, что большинство экспедиций группы были проведены с большой долей успеха.

После того как рукопись и ключ Онгончи попали в СС их внимание привлекло два момента. На то время немцы работали над проблемой создания воздушной авиации – универсальных самолётов носителей и энергоисточников нового сверхоружия. Их операция с Ноевым Ковчегом, который, как предполагали, даст им возможность завоевать весь мир, провалилась. Соответственно, немцы искали другие возможности, которые помогут продолжить им начатое дело. Каково же было их удивление, когда они увидели рисунки на страницах попавшей к ним рукописи. Там были изображены части явно какого-то летательного аппарата. Кристалл, от которого исходили мощные лучи, видимо питал сигарообразный корабль, но мог быть предназначен совсем и не для этого. Возможно, в их руках оказались схемы и места нахождения двух этих объектов. Все попытки специалистов СС снять информацию с таинственных артефактов заканчивались ничем. Рукопись была самым сложным и непонятным объектом с которым они когда либо сталкивались.

Никто из нацистских учёных также не мог работать с этой рукописью, оттого что шло отторжение. Имея даже бронзовый трилистник, они не могли получить ключей доступа к информационным каналам Кристалла.

Было непонятно, где располагался источник энергии поднимавший корабль над землёй. В одном месте он шёл от какого то внутреннего стержня, а в другом месте сила влияния многократно увеличивалась, как будто к этому источнику дополнительно подключался какой-то сторонний излучатель. Была ли это взаимосвязь между кораблём и Кристаллом, немцы понять не могли.

Сама форма самолёта их привлекла и они передали техническую информацию и данные эскизы, что смогли выудить, своим учёным. Эти материалы в последствии немцы пытались использовать в строительстве самолётов нового поколения наряду с дисколётами. Из других источников, что они уже имели, следовало, что детали корабля примерно совпадают и имеют не земное происхождение.

А семь лет до этого…..

 

Конец 1923 года. Молодой барон Клаус фон Волькенштейн вернулся из Сибири. После посещения поляны на Кове у него появилась возможность серьёзно подумать обо всех произошедших событиях. Мог ли он случайно прийти к этой теме, или всё же это было предопределено заранее ? Клаус склонялся ко второму варианту. Мог ли он случайно видеть во сне румынский замок, а после этого найти в нём странную рукопись и расшифровать карту, где находилась аномальная поляна ? Нет, это не было волей случая ! Слишком много было совпадений. А в совпадения он не верил. Сейчас сидя в купе поезда, который гнал его в Европу, Клаус размышлял, как быть дальше. То, что чёртово кладбище, это лишь видимая вершина айсберга тайны рукописи, он понял, когда увидел всё то, что должен был увидеть. Кто были те Сущности, с кем он решил совершить сделку ? Голос, с которым Клаус беседовал у поляны был лишь промежуточным звеном между ним и этими ….

- …Тёмными Властителями Мира – вслух прошептал последнюю фразу Клаус, внезапно пришедшую ему на ум. Он не боялся ответственности и не считал выставленную цену за Их услуги слишком высокой. Безусловно, он знал о существовании Сил, стоящих за эфемерными понятиями Добра и Зла, но до сих пор эти контакты проходили как-то параллельно в его жизни. Клаус интуитивно ощущал Их присутствие и в жизни и в живых снах, но Они оставались всегда для него невидимы. Наверное, он так легко и согласился на сотрудничество, потому что из Богов, Эти были первые кто предложил его.

Сейчас Клауса интересовало, как измениться его жизнь, и после этих изменений он и направит свои усилия на выполнение контракта со своей стороны. Он хорошо помнил, что за Их услугу он должен был привести людей к поляне.

А до этого он займётся дальнейшей расшифровкой рукописи. Все его предыдущие жизненные установки, связанные с возрождением рода, деньгами и властью, казались такими мелкими по сравнению со всепоглощающей силой мистического Кристалла, доступ к которому перекрывали две вещи : румынская рукопись и витиеватый бронзовый трилистник.

Клаус потратил две недели дома в Австрии, и выехал в Румынию, чтобы нанести визит князю Александру. Но сейчас целью его посещения было конкретное желание забрать ключ и рукопись или как запасной вариант продолжить работу по расшифровке манускрипта в замке князя. Клаус не сомневался, что Александр не сможет сам расшифровать ни страницы странного текста.

Спустя пять месяцев со дня их последней встречи Клаус постучался в двери уже знакомого ему замка в Валахии. Дверь снова открыл Мариус. Приветливо поклонившись гостю, он запустил его в гостиную и пошёл сообщить эту новость хозяину. Александр спустился вниз через несколько минут.

- Клаус ! Рад снова вас видеть у меня в замке. – поприветствовал гостя князь. – Рассказывайте скорее, что дала ваша поездка в Сибирь.

Александр пригласил Клауса присесть у камина, чтобы продолжить разговор.

- Мариус. Принеси пожалуйста нам чаю, а я схожу за рукописью. – сказал Александр – Подождите. Я быстро.

Вернувшись через несколько минут, Александр нёс в руках свёрток. Положив его на стол, он стал аккуратно разворачивать холщовую ткань пока не показалась рукопись.

- Я с тех пор так и не прикасался к ней. – слукавил князь.

Клаус провёл рукой по обложке с изображённым на ней трилистником и предложил поговорить у камина. Мариус принёс чай с булочками, купленными в соседней деревне и устроившись поудобнее Клаус начал свой рассказ.

- Скажу сразу, что на указанной карте действительно находится аномальная поляна. - Клаус достал сильно потёртый листок и показал его князю. – Названия Ангара и Кова имеют место быть в Восточной Сибири. Места глухие, но люди там попадаются. Местный проводник рассказал мне об этой поляне и направил туда, но сам не пошёл. Поляна представляет собой чёрное пятно в тайге в поперечнике около 100 ярдов. Где-то посередине находится дыра уходящая в землю. Что там внизу, я могу только догадываться. Судя по нашей информации под землёй и находится Кристалл, но как до него добраться я пока не знаю.

- Невероятно ! Это самая захватывающая история, которую я когда либо слышал. Мне уже не терпится продолжить начатые нами исследования, чтобы добиться полной расшифровки рукописи. – сказал князь и с воодушевлением посмотрел на Клауса.

Тот промолчал, встал и, подойдя к окну, о чём-то задумался. Предъявить свои права на рукопись сейчас он не мог. Он навсегда бы потерял возможность «общения» с рукописью. Клаусу оставалось только принять предложение Александра и начать работу у него в замке. Конечно же он не стал бы озвучивать всю полученную информацию, чтобы князь не смог самостоятельно воспользоваться тайным знанием.

- Хорошо ! Продолжаем с завтрашнего дня. – повернувшись к Александру, сказал Клаус.

- Замечательно. Я распоряжусь, чтобы вам приготовили комнату. – улыбнулся князь и крикнул своего секретаря. – Мариус !

В гостиную вошёл молодой секретарь.

- Мариус ! Проводи нашего гостя в комнату для гостей. Он у нас остановится на некоторое время. Встретимся завтра, Клаус. Нам ещё многое что нужно будет обсудить.

В сопровождении секретаря князя, который ещё по совместительству помогал Александру управляться с делами по дому, Клаус вышел из гостиной.

Осмотрев своё новое жилище, первым делом он достал из кармана истрепанный листок бумаги , взял спички и поджёг ковинскую карту. Оставив догорать её в пепельнице, Клаус решил обдумать ход своих действий на ближайшее время, которое планировал провести в замке.

Решив не озвучивать ничего серьёзного, что могло бы помочь посторонним получить доступ к Кристаллу, Клаус намеревался использовать князя, чтобы выудить как можно больше информации из рукописи.

Каждый следующий день общения с рукописью выбрасывал сознание австрийца на новые высоты Небесного знания. Начиная с первого дня работы, с Клаусом стали происходить странные вещи. Временами он ощущал потоки клокочущей энергии, поднимающиеся из глубин его души и выплёскивающейся наружу. В эти моменты время сильно замедлялось и на языке появлялся металлический привкус электричества. Иногда во время таких вспышек на внутреннем экране мелькали картинки каких-то событий. И самое главное, что он смог понять, было то, что Тёмные Боги, заключившие с ним договор у поляны, совсем не походили на Тех Сущностей, что давали информацию по расшифровке рукописи. Сначала Клаус считал, что его трансовые видения происходившие то во время контакта с рукописью, то в сновидениях, были вызваны силой Кристалла при опосредованном участии манускрипта. Но позже понял, что сам Кристалл являлся неким полутехническим устройством, являвшимся каналом по проведению на Землю энергий…. и здесь он терялся в догадках. Энергии Чёрного Солнца, энергии Вселенной, энергии Всевышнего ? Каков был первичный источник этой Силы Клаус не знал. Но за Кристаллом стояли совсем другие Сущности, чем те Тёмные Боги поляны Смерти на Кове. Со временем Клаус стал чётко различать тонкие вибрации и полярность Сущностей входивших с ним в контакт. Он как и прежде не видел их, но всегда заранее чувствовал их приближение. Порой ему казалось, что его душа стала ареной борьбы за доступ к Силе Кристалла.

Проходило время, Клаус записывал свои наблюдения, значения символов и рисунков. Через три недели ему уже не требовался контакт с рукописью, чтобы видеть её страницы во сне и принимать расшифрованную информацию.

За эти недели работы с манускриптом Клаус получил информацию о корабле веганцев пронзившим время и выброшенным из воронки в сибирской тайге, о последней схватке команды корабля с захватчиками Антареса. Он уже знал о двух входах в подземелья и двух ключах дающих доступ в эти подземелья. Но помимо этого, когда Светлые Боги молчали, к нему приходили другие и рассказывали о совершенно других вещах.

Клаусу указывали на Германию и показывали историю её будущего. Это был великолепный шанс получить всё то, к чему он так давно стремился. Силы, которые поднимались на дрожжах древних эгрегоров, способны были без труда создать великую Империю и объединить под своим началом всю Европу. Такого здесь похоже никогда не было. У руля власти находились не столько политики, сколько жрецы, черпающие силу из тёмных глубин Вселенной. Германия была подключена к нисходящей воронке, вкачивающей в эту территорию потоки мощных энергий, которые как паутина опутывали материк. Единственная, кто мог противостоять этой силе была Россия. Паутина слабла и рассеивалась в районе Москвы, оставляя непокорённой Урал и Сибирь. Клаус не видел откуда идёт источник противодействия, но остро чувствовал, что всё это связано с Кристаллом, описанным в рукописи Пришельцев. Клаус понимал, что обе стороны пытаются использовать его возможности, чтобы расширить зону своего влияния, но как обычно решил пока не принимать условий противоборствующих сторон, а пойти своим путём и попытаться во всём разобраться самому. Долг чести обязывал его выполнить условия контракта, заключённого на поляне, но и работу над рукописью он заканчивать не стремился.

К концу четвёртой недели Клаус окончательно решил предъявить свои права на рукопись. Контакт с Кристаллом был устойчивым и он научился подключаться и работать с ней дистанционно, записывая в дневник всё что видел. Он уже не боялся, что князь разорвёт с ним отношения, после его дерзкого заявления. Александр мало, что знал, потому что Клаус большую часть информации получал либо во сне, либо когда совершал долгие прогулки на природе в удалении от замка. И вот настал день, когда молодой австриец решил сказать князю правду.

Утром следующего дня, Александр спустился в гостиную, чтобы продолжить работу с рукописью. Клаус уже сидел у камина и пил чай.

- Доброе утро, Клаус ! – поприветствовал своего напарника князь.

- Доброе утро ! – сказал Клаус, встав из кресла. Александр, как обычно подошёл к столу, положил на него рукопись и пригласил гостя сесть.

- Что у нас сегодня ? – спросил князь, открывая свою тетрадь, где он записывал все свои наблюдения.

- Сегодня я хотел бы поговорить о предыдущем Хранителе рукописи – начал Клаус.

Александр замер и поднял глаза на гостя.

- О Салане ? Откуда вы о нём знаете ? – напрягся князь.

- Не трудно было догадаться, что до вас рукописью владел другой человек, который знал, что в ней содержится – сказал Клаус, намекая тем самым, что князь не является её истинным Хранителем.

- Его убили, и я являюсь теперь новым Хранителем.

- Извините, но вы случайное звено, потому, что не владеете тайной рукописи. – заметил Клаус.

Александр вздрогнул. Он как будто боялся это услышать, потому что хорошо помнил последние слова Салана о том, что рукопись нужно будет кому-то отдать именно здесь.

- Вы намекаете на то, что этим Хранителем являетесь вы ?

- Я уверен !

- Насколько я понимаю, вы хотите потребовать чтобы я передал её вам ? Глаза князя загорелись.

- Ну… Потребовать я не могу. Думаю вы сами должны принять решение. – спокойно ответил Клаус, как будто не заметив искры гнева в глазах Александра.

- Пока я не могу быть точно уверен, что Салан говорил о вас. Рукопись не может быть передана в случайные руки. – попытался уколоть своего гостя князь. Обида глубоко ранила тщеславный характер Александра. У него не было сомнений, что австриец больше не нуждался в нём и старался лишить его такого могущественного артефакта.

- В случайные руки она не попадёт. Власть Кристалла слишком велика, чтобы допускать посторонних. Итак… Каково будет ваше решение ? – задал решающий вопрос Клаус.

Князь молчал. Клаус решил сгладить напряжённость ситуации и сказал :

– Я очень признателен вам, за то, что вы сохранили рукопись и ключ, но сейчас она должна соединиться со своей второй половиной.

- Какой половиной ? Глаза князя широко открылись.

- Рукопись в своё время была разделена на две части. Также есть и ещё один ключ – трилистник. – пояснил Клаус. Александр ничего об этом не знал, так как эта информация не озвучивалась. Сейчас он решил надавить на князя, чтобы побудить его отдать рукопись и ключ.

- А где эта вторая часть ? – спросил Александр.

- Пока не знаю, но уверен, что эта рукопись приведёт меня к ней. Поэтому и прошу вас отдать её мне.

Александр задумался. Он явно колебался. С одной стороны он понимал, что Клаус был первым после Салана, кто так хорошо ориентировался в рукописи, но с другой стороны он не мог согласиться с тем, что был лишь случайным звеном в цепи событий. Он хотел играть в разгадке тайны рукописи если не самую главную, то и не второстепенную роль.

- Я вполне допускаю, что вы являетесь очередным Хранителем этой тайны, но точно не уверен в этом. Рисковать рукописью я не хочу, поэтому скажу вам следующее : как только вы приносите вторую часть рукописи и трилистник в замок, я с полной уверенностью в ваших способностях отдаю этот экземпляр вам.

Князь положил руку на рукопись, тем самым давая понять, что разговор закончен.

- Но.. – начал было Клаус и остановился. Князь явно упирался и не хотел лишаться таких могущественных артефактов. Клауса же заставляли прыгнуть выше головы и найти вторую половину, полагаясь только лишь на свои способности и контакт с Кристаллом.

- В таком случая вынужден откланяться – ответил Клаус, встал из-за стола и вышел, бросив по пути. – Сегодня я забираю вещи и уезжаю в Австрию.

Вечером этого дня Клаус выехал поездом в Австрию. Тогда он ещё не знал, что больше не увидит князя, не увидит его живым.

Вернувшись домой, Клаус понял, что находится на распутье. Как поступить ? Ехать в Германию, как ему и советовали. Год проведённый в родовом австрийском замке, Клаус занимался тем, что подготавливал почву для своего внедрения в систему Новой Германии. Он внимательно следил за развитием событий и политическими изменениями в этой стране. За всё то время, что он провёл дома, Клаус методично собирал информацию о перспективных личностях, которые должны были занять в этой системе значительные должности. Розенберг, Гесс, Хаусхофер, Либенфельс и другие известные мистики, которые в будущем должны были сыграть ключевые роли в становлении нацистской Германии, попали в поле зрения Клауса. Многое из того, что никому не было известно, он узнал от Хозяев Поляны. Они также рекомендовал австрийцу обратить внимание на Germanenorden и Туле, чтобы проникнуть в зарождающуюся систему.

Как ни странно, но контакты с демонической системой Поляны никак не повлияли на способности Клауса к расшифровке рукописи. Контакт с Кристаллом был налажен ещё в Румынии. Теперь же ему не требовалась рукопись, чтобы читать её страницы. Информация приходила либо во сне, либо когда он сознательно подключался к каналу Кристалла. Всё что он узнавал, Клаус записывал в свой дневник, который решил завести ещё в Румынии. Так проходили месяцы, пока он работал по двум направлениям : рукопись и Германия. Это должно было помочь ему с новыми знаниями и людьми вернуться вновь на Кову и разгадать загадку могущественного Кристалла. Самое интересное, что на первый взгляд разные подходы двух направлений дополняли друг друга и нивелировали проблему дуальности, противостояния Добра и Зла. Клаус решил придерживаться срединного пути и не отказываться от возможностей, как той, так и другой сторон.

 

За всё то время, что Клаус провёл в замке он чувствовал, что неимоверно отдаляется от своей семьи. Великие цели будоражащие его сознание, полностью затмевали его прежние меркантильные интересы с которыми он шёл на Поляну Смерти. Что значит материальное благополучие рода по сравнению с феноменальными духовными возможностями, которые предоставлял ковинский Кристалл. Будучи так близко от своей семьи он никогда ещё не был таким чужим для них. Поляна ли нанесла отпечаток на его душу, либо за рукописью он увидел какие-то недостижимые духовные горизонты к которым стремился – Клаус не знал. Он видел то, что происходило и анализировать это не пытался. Сейчас у него были совсем другие интересы. Уже тогда он серьёзно увлёкся трудами австрийского мистика Гвидо фон Листа и его доктриной расового превосходства норманнов, как потомков древних полубогов Севера, перед другими народами. В большей степени труды Листа и Либенфельса утвердили Клауса в намерении ехать в Германию. И начать он решил с эзотерического общества Туле в Мюнхене.

Выручив денег с проданной недвижимости, он сообщил своей жене, что должен ехать в Германию, чтобы попытаться найти возможности к дальнейшему существованию. Не приняв никаких доводов против своего решения, Клаус собрал нехитрые пожитки и выехал в марте 1925 года в Мюнхен.

Так началась новая история становления молодого австрийского барона Волькенштейна в зарождающемся огне Третьего и последнего Рейха.

 

Приехав в Германию Клаус остановился на съёмной квартире на окраине Мюнхена. Попасть на собрания общества Туле не составляло труда. Они были открытыми и его члены были в основном из числа читающей интеллигенции : учёные, врачи, отставные военные. Во многом это был клуб, где проводились занятия по рунологии, эзотерической истории германского народа, обсуждались теории полой Земли, внеземных цивилизаций и прочие теоретические изыскания, основанные на работах пра- основателя Туле - Гвидо фон Листа, Зеботендорфа, Либенфельса и других известных мистиков. Через несколько лекций такие занятия Клаусу наскучили. Ему было достаточно взглянуть на эти собрания, чтобы понять, что людей со способностями здесь не много. Клаус понимал, что за всей этой мишурой должен находиться особый круг посвящённых, занимающихся реальными практиками. И он старался определить этот круг, а также выявить людей причастных к новому руководству Германии. То что лидеры нацизма придерживаются расистских теорий норманнских неоязычников, для Клауса не было секретом. И на этом можно было сыграть. Для начала на собраниях мюнхенского отделения Туле, Клаус стал выступать перед собравшимися по самым различным темам. Его информация которую он давал по рунам, была свежа для общества, и он стал своеобразным новатором в этом вопросе. Клаусу было не трудно дискутировать на эту тему с другими специалистами, так как рунические знания рода Волькенштейнов копились столетиями и передавались по мужской линии сыновьям. Это были и ритуалы и предсказательные техники, также практиковалось создание амулетов при помощи каналов рун Рода и много чего ещё, что среди исследователей рун изучалось крайне слабо. Клаус помнил, как по достижении совершеннолетия, отец передал ему несколько старинных сильно потёртых деревянных рунических табличек. Они и составляли главное богатство Волькенштейнов. После их получения у Клауса проявилась способность видеть живые сны и получать информацию через них из иных миров. Как человек знающий, Клаус быстро добился уважения в среде членов Туле и специалистов по разным вопросам. Его неординарный подход, знание темы диалога, а точнее умение быстро влетать в канал и считывать информацию по предмету, привело к тому, что однажды после лекции к Клаусу подошёл немолодой мужчина и предложил уединиться, чтобы поговорить о важном деле.

Барон проследовал с ним в отдельную комнату, где оба и расположились в креслах друг напротив друга.

Мужчина начал разговор первым :

- Позвольте сначала представиться, моё имя Карл Хаусхофер. Я являюсь посвящённым жрецом внутреннего круга Туле.

Хаусхофер остановился, чтобы посмотреть какое влияние оказали его слова на Клауса.

- Я знаю кто вы ! Мне уже рассказали. – слукавил Клаус. Досье о Карле Хаусхофере он собрал уже год назад. – Чем я заинтересовал такого человека ?

- Возможно вы уже поняли, что настоящее Туле не в этих образовательных собраниях, а в другом. У общества существует некое эзотерическое ядро, состоящее из посвящённых жрецов, способных связываться с тонкими планами Вселенной и черпать оттуда знания. Эти люди и являются продолжателями древних традиций и способны эффективно взаимодействовать с миром Богов.

- Да конечно. Я подозревал об этом – попытался прикинуться простачком Клаус.

- Так вот, - продолжил Хаусхофер. – У Туле есть, как я и говорил внутренний круг, некое тайное общество медиумов, контактирующих с представителями древней внеземной цивилизации.

- Как вы называете это ядро общества ? – задал Клаус пожалуй один из главных вопросов Хаусхоферу.

- Всегерманское общество метафизики или ВРИЛ ! - полушёпотом сказал он слегка наклонившись к Клаусу.

В мгновение ока австриец врубился в информационный канал, который вынес его за территорию Земли. Перед ним была красноватая мрачная планета. Всё пространство вокруг неё было затянуто плотными сгустками газообразной субстанции. Серые металлические города возвышавшиеся небоскрёбами над поверхностью планеты дополняли весь этот урбанистический пейзаж, а в атмосфере летали странные аппараты похожие на тарелки и … сигары. Быстро сбросив с себя наваждение Клаус возбуждённо спросил у Хаусхофера :

- Вы что собираетесь создать летающий корабль для путешествий к звёздам ?

Хаусхофер некоторое время молчал не зная что ответить, потом начал :

- Вообще то мне говорили, герр Волькенштейн, что вы имеете способность мгновенно вникать в тему разговора, но сейчас… как ?

- Название вашей организации дало доступ к соответствующим каналам. Вернее, вы сами мне их открыли. – ответил Клаус.

- Сейчас мы ведём разработки по созданию дискового устройства, способного подниматься в воздух при помощи всеначальной энергии ВРИЛ. – продолжил Хаусхофер.

- Очень интересно развиваются события. Инопланетный корабль работающий на энергии мощного первоисточника - всё это очень напоминает ситуацию с рукописью. А может это продолжение или дополнение к этой истории ? Во всяком случае может статься, что это знакомство приведёт меня ко второй части рукописи веганцев. – размышлял Клаус, уставившись в одну точку.

- Барон ! – стал трясти за руку молодого человека Хаусхофер. Выйдя из трансовой задумчивости, Клаус посмотрел на него.

- Барон, от лица своей группы я хочу предложить вам попробовать поработать с нашими специалистами. Чтобы заинтересовать вас, хочу сказать, что данная работа серьёзно поддерживается со стороны руководителей НСДАП. А это будущее Германии. И к формированию этого будущего вы тоже сможете приложить свои возможности. Я думаю, что они будут нам полезны. На следующей неделе в Берлине соберутся члены ВРИЛ, там я вас познакомлю с нашими медиумами, которые контактируют с одной из инопланетных цивилизаций Альдебарана. Надеюсь, что вы там тоже будете.

Хаусхофер встал, оторвал лист бумаги и что-то написал на нём :

- Здесь адрес в Берлине. 18 числа в 18 00 мы будем там. – сказал он и передал листок молодому человеку. Протянув руку, он крепко пожал ладонь Клауса и быстро вышел из комнаты.

Посчитав это знаковым событием, Клаус решил принять предложение главы ВРИЛа и посетить собрание в Берлине.

Через четыре дня молодой барон Волькенштейн прибыл по указанному адресу. Дом где должно было проходить собрание общества ВРИЛ находился в большом старинном здании недалеко от центра.

Постучав в широкую дубовую дверь дома, Клаус дождался когда ему откроют. Через некоторое время дверь отворил высокий широкоплечий блондин :

- Вам кого ? – пробурчал он.

- Я барон Волькенштейн. Меня пригласил Карл Хаусхофер – ответил Клаус странному незнакомцу.

- Идите за мной, вас уже ждут !

Следуя за своим провожатым они подошли к дверям большой комнаты. У дверей стояли двое вооружённых мужчин, которые пропустили Клауса внутрь. Зайдя в комнату он осмотрелся. Неяркий свет, который создавал в помещении мистический настрой дал всё же возможность Клаусу рассмотреть присутствующих. Здесь находилось шесть человек, которые располагались в разных частях комнаты. На встречу Клаусу вышел Хаусхофер и поприветствовал своего недавнего знакомого.

- Добрый вечер, барон ! Рад, что вы согласились участвовать в нашей работе. Позвольте познакомить вас с присутствующими.

Он указал рукой в сторону двух весьма красивых женщин, которые занимали место возле большого круглого стола на котором горела свеча. Отблески света подсвечивали странные символы похожие на древне вавилонский шрифт и рунические знаки располагавшиеся по кругу полированной столешницы. В центре стола был аккуратно выведен большой знак Чёрное Солнце, состоящий из 12 огненных рун Зиг.

- Это наши медиумы Мария Оршич и Сигрун. Через них мы получаем информацию от сущностей внеземного плана из созвездия Тельца.

Клаус смог разглядеть внешность женщин и длинные распущенные волосы у обеих из них. Мария улыбнулась и не вставая кивком головы поприветствовала гостя. Сигрун же никак не проявила своего участия и чем то напоминала неэмоциональную восковую фигуру. Она лишь слегка подняла подбородок, чтобы лучше рассмотреть Клауса.

- Они наши медиумы – повторил Хаусхофер и пригласил Клауса пройти дальше. На встречу ему из полутьмы вышел высокий угрюмый мужчина средних лет. Он протянул руку и коротко представился :

- Рудольф Гесс !

- Фактически второй человек после Гитлера. Он его высоко ценит. – прокомментировал Хаусхофер.

- Не нужно хвалебных слов Учитель, я просто служу Германии. - ответил Гесс.

- Приятно видеть, что будущее страны в надёжных руках – ответил Клаус и пожал Гессу руку.

- Альфред Розенберг – продолжил представлять присутствующих Хаусхофер. – шеф редактор газеты Volkischer Beobachter и не менее значимый человек в партии.

Он указал рукой на серьёзного представительного мужчину в строгом сером костюме, располагавшегося недалеко в кресле. Розенберг встал и поприветствовал гостя :

- Рад что вы согласились принять участие в нашем мероприятии. Карл вас хвалил. Было бы интересно узнать как вы работаете. Возможно вы будете нам полезны.

- Я тоже надеюсь, что наше сотрудничество будет плодотворным. – ответил Клаус.

- Ну и последний участник нашего собрания - Вальтер, наш летописец, фиксирует на бумаге всё, что здесь происходит. Также стенографирует слова наших медиумов и полученную в результате контактов информацию.

Молодой человек в углу комнаты привстал из-за небольшого стола и поприветствовал гостя. Клаус кивнул головой в ответ.

- Ну что, начнём ? – сказал Хаусхофер сложив ладони вместе. – Господин барон, располагайтесь где вам будет удобно, а я пока расскажу вам чем мы здесь занимаемся.

Клаус устроился в кресле недалеко от стола медиумов, так чтобы хорошо видеть всех присутствующих. Хаусхофер остался стоять в центре комнаты и после недолгого молчания начал говорить :

- Как я уже говорил, эзотерическое ядро Туле состоит из посвящённых жрецов. Это свого рода орден Новых Тамплиеров хранящих знание предков и дополняющий его новым привнесённым знанием от Сущностей одной могущественной внеземной цивилизации. В своём круге наших Консультантов мы называем «Высшие Неизвестные». В задачи нашего общества входит многомерное изучение качеств вселенской энергии ВРИЛ и поиск возможностей для её практического применения. Под практическим применением мы понимаем использование ВРИЛ в установлении прямых контактов с Кураторами. Для этого требуются энергетический канал, созданный несколькими жрецами ВРИЛ и пробивная сила этой энергии, способная донести наши послания до далёкой цивилизации.

Клаусу ещё не было известно о том, что его внедрение в структуру Третьего Рейха было санкционировано силами Конфедерации Тёмных. Цивилизация Антареса, пытающаяся установить контроль над ковинским Кристаллом, находилась в договорных отношениях с Тёмной структурой из созвездия Тельца. Это и были Высшие Неизвестные из числа тёмных Кураторов одной из красных планет, находящихся в поле влияния Альдебарана и их полномочные представители из числа планетарных Демонов Земли. Территория Земли находилась в зоне стратегических интересов Конфедерации и в случае успешного захвата предполагался раздел на зоны влияния между конфедератами с подчинением человеческих и природных ресурсов материального и энергетического планов.

- Ещё одним направлением нашей деятельности, - продолжил Хаусхофер. - является получение информации технического характера для создания летательных аппаратов на принципиально новых источниках энергии и сверхоружия, способного в будущем привести Германию на вершину Нового Мирового Порядка. Сейчас наша группа активно работает над проектом по созданию дискового летательного корабля. Мария и Сигрун принимают от Высших Неизвестных информацию и либо озвучивают её, либо записывают и делают наброски на бумаге. Сегодня новолуние, а значит хороший день для осуществления контакта с нашими Кураторами, поэтому не будем медлить. Барон, вы можете дополнять полученную информацию. Итак, давайте начнём ! Мария вам слово.

Хаусхофер пригласил всех присутствующих, кроме Вальтера - он был пассивным звеном в группе, встать вокруг стола и сознательно объединить энергетику, замкнув и сконцентрировав поле группы, создав тем самым единый энергетический канал для приёма информации. Мария не вставая из-за стола, закинув голову произнесла какую-то странную фразу и обратилась к своим незримым собеседникам :

- Приветствуем Вас Боги Шуми-Эр и просим величайшего соизволения продолжить наш разговор.

Клаус видел, как под закрытыми веками Марии зашевелились глазные яблоки. Медиум впала в глубокий транс. Минут пять она что-то медленно говорила на неизвестном языке, а после этого взяла бумагу и стала что-то писать, старательно выводя непонятные знаки. Вальтер также тихо строчил в журнале, всё, что смог уловить из сказанного. Сигрун же занималась тем, что спокойно чертила какой-то дискообразный предмет, указывая размеры его частей и обозначая непонятными знаками его элементы. Присмотревшись повнимательнее, Клаус различил конфигурацию тех дисковых летательных устройств, что видел в атмосфере красной планеты. Быстро оглядев остальных участников контакта, он понял, что происходящее здесь никого не удивляло. Розенберг закрыв глаза, так же пытался что-нибудь увидеть или принять какую-либо информацию. Хаусхофер, пристально сверлил глазами листы с записями медиумов. Гесс ментально завис над огненным диском Чёрного Солнца.

Всё эти наблюдения были конечно очень интересны, но Клауса интересовало совсем не это. Кто были эти Боги Шуми-Эр к которым обращалась Мария ? И не столько его интересовало, как Они себя называли, сколько то, что это были за Силы и к какому лагерю они принадлежали. Клаус пытался почувствовать их влияние на себе и сравнить с энергиями тех Сущностей, с которыми уже общался. Эти больше походили по энергетике на тёмных Хозяев поляны. Холодный еле заметный ветерок бродил по комнате из угла в угол. Это не было похоже на сущностное влияние, но однозначно определяло качество энергий Собеседников. Кураторы Рукописи так

vikidalka.ru - 2015-2017 год. Все права принадлежат их авторам!