Главная | Случайная

КАТЕГОРИИ:






Одно условное слово состоит из 10 печатных знаков (вместе с артиклем и знаком препинания). 1 страница

 

Последние достижения советских исследователей обобщены в монографии проф. Ю. Б. Гиппенрейтера “Движения человеческого глаза”.

В 1976 г. при участии авторов настоящей книги и ст. науч. сотр. А.Н.Коренева была проведена запись движения глаз у испытуемых, предварительно обученных быстрому чтению.

Запись движений глаз при чтении производилась с использованием стандартной присоски А. Л. Ярбуса. Реализацию записи произвели в лаборатории процессов зрительного восприятия Института психологии АН СССР (под руководством зав. лаб. Н. Ю. Вергилеса).

Испытуемый, сидя в кресле, читал газетный текст, расположенный вертикально перед ним на расстоянии 30 см. Чтобы привыкнуть к чтению с присоской Ярбуса, укрепленной на внешнюю поверхность глазного яблока, проводились тренировочные занятия. После двух-трех дней тренировки присоска уже не мешала. Перед чтением давалась инструкция: читать только методом быстрого чтения. Тексты после одного прочтения менялись.

РИС. 19

 

Рассмотрим экспериментальные записи движений глаз после обучения по нашей методике.

На рис. 19 дана запись движений глаз по тексту заметки газеты “Правда” испытуемой С. Е. Ф., прошедшей обучение за три месяца до этого исследования. Она прочла статью в пять абзацев за 20 с, показав при этом скорость чтения 4800 зн./мин.

 

РИС. 20

 

Если выделить в тексте ключевые слова, на которых фиксировались глаза испытуемой, то получится следующая свертка текста: “Патриоты наступают. Луанда, 13. Силы Анголы заняли город Лузу — крупный транспортный узел железной дороги. Вся трансангольская железная дорога перешла под контроль патриотов. Начато ее восстановление. Освобожден у границы Серпа-Пинту. Штаб-квартира мятежников застряла между двумя этими городами. Освобождено восемь крупных городов. Патриоты контролируют конечные пункты дороги Мосамедиш — Серпа-Пинту. Главари УПИТА расписываются в своем поражении. Мятежники заявляют о переходе к скрытым действиям. Воинские части ЮАР заняли рубежи у гидроэнергетического комплекса на р. Кунене. Под предлогом защиты электростанций заняли полосу ангольской территории шириной до 80 км. „Правда”, 13 апреля 1976 г.”.

Как следует из трассограммы, фиксации глаз и трасса взора располагаются в большей части именно на ключевых словах или в их смысловом поле; где находятся смысловые ряды. Примечательно чтение последнего, пятого, абзаца заметки: траектория взора проходит по первой половине абзаца посередине, и ключевые слова также здесь равно отстоят от центра вправо и влево. Последняя же треть этого абзаца характеризуется ассиметричным переносом траекторий движения глаз слева направо — посередине смысловых рядов: “защиты электростанций”, “полосу ангольской территории шириной до 80 км”.

 

РИС. 21

 

От середины второй колонки заметки до слов “защиты электростанций” глаза двигались в течение 0,6 с, — происходил “дрейф” глаз на равномерно распределенном поле, т. е. относительно вертикали смысла связности текста. На рис. 20 дана запись движений глаз испытуемой М. Н. П., которая была обучена за год до этого экспериментального исследования. Текст (репортаж из Французского Национального Центра по космическим исследованиям), состоящий из шести абзацев, был прочтен испытуемой за 25 с. Ключевых слов в этом тексте много, и все они расположены равномерно относительно условной вертикали, проведенной нами через середину колонок. Траектория движений взора и здесь отражает стремление к балансировке ключевых слов и тяготения к смысловым рядам как ядерной основе. Мы видим, что М. Н. П. использует вертикальное чтение, однако есть много горизонтальных движений глаз, есть неоправданные регрессии. По этой записи, по сравнению с предыдущей, можно судить о конечных успехах обученного человека. На этапах самого процесса обучения эти записи теперь используются как подкрепляющая обратная связь.

Следующий текст (“Красная книга флоры”), показанный на рис. 21, тоже читала та же М. Н. П. Время чтения этого текста 21 с. Текст состоит из четырех абзацев.

На первой колонке много ключевых слов и смысловых рядов, — области фиксации взора совпадают с их расположением. На второй колонке смысловые ряды такие: “Скот вытаптывает молодые побеги сосны. В Аджарии папортник-тонколистник исчезает. Есть растения, не нашедшие хозяйственного применения. Сорняки. Диалектика вреда и пользы сложна и противоречива. Плесень-пенициллин. Красная книга. Деятельность человека изменяет флору. Что делать?”

 

РИС.22

 

Из всех приведенных записей видно, что фиксация взора располагается именно на ключевых словах и смысловых рядах, т. е. центральное поле зрения наведено на определенные смысловые группы, значимые как для автора, так и для читателя. Мы считаем, что это происходит вследствие обучения быстрому чтению по методике, направленной на понимание смысловых связей в тексте, — на его золотое ядро. Развитое периферическое поле зрения у обученного читателя, сочетающееся к тому же с чтением без артикуляции, и есть та достаточная обратная связь, которая наводит центральное поле зрения глаз на наиболее весомые смысловые центры в тексте — на золотое ядро.

Таким образом, для повышения скорости чтения необходимо:

уменьшить число фиксаций глаз и их длительность;

увеличить число слов, воспринимаемых за одну фиксацию;

уменьшить число регрессий.

Как было показано выше, рассмотренным требованиям будет удовлетворять такая техника чтения, при которой глаза читающего двигают вертикально сверху вниз по воображаемой линии, проведенной по центр страницы с небольшими колебаниями вправо и влево. В самом деле, при традиционном медленном чтении глаза двигаются равномерно по строкам страницы слева направо, и по окончании каждой строчки вновь возвращаются к началу следующей (см. рис. 22). При быстром чтение движение глаз более экономно, поскольку глаза проходят всю страницу текста по кратчайшему пути: прямой линии (см. рис. 22).

 

РИС.23

 

Как же практически осуществляется такое чтение? Оказалось, что для быстрого чтения необходимо иметь хорошо развитое периферическое зрение. Что понимается под этим термином? При движении взгляда по строкам текста наибольшая острота зрения и полнота восприятия возникает только в центральной зоне сетчатки глаза, так называемой зоне ясного видения. Все, что лежит за пределами этой зоны, на периферии, видится как бы а тумане. Различные физиологические возможности зон зрения показаны на рис. 23.

Для сравнения можно указать, например, что у некоторых животных поле зрения значительно больше, чем у человека. Исследователи установили, что у тех животных, которые обнаруживают приближение врага или добычи главным образом с помощью зрения, в процессе эволюции выработалось панорамное зрение. Оптические оси их глаз направлены в разные стороны, так что поле зрения охватывает обширное пространство с боков и позади собственного тела. У такого животного поля зрения правого и левого глаз, взятые вместе, иногда составляют угол обозрения, близкий к 360°. Впереди эти поля перекрываются лишь на несколько градусов, а могут и совсем не перекрываться. Преимущества панорамного зрения очевидны: чем большая часть окружающего мира непрерывно отображается на сетчатке, тем эффективнее система предупреждения об опасности. Но в то же время, чем меньше перекрываются поля обоих глаз, тем менее стереоскопично (объемно) зрение животного. А между тем именно стереоскопическое зрение позволяет улавливать небольшие различия по глубине пространства. Эти обратные соотношения между панорамным обзором и стереоскопией, по-видимому, играли важную роль в эволюции зрительной системы многих животных, птиц и насекомых. Стереоскопическое зрение обычно лучше всего развито у тех животных, которые способны к тонкой регуляции своих движений; здесь очевидным примером служат приматы, т. е. человек и обезьяны. Если читателю недостаточно ясна польза стереоскопического зрения, пусть он попробует вдеть нитку в иголку, закрыв один глаз, а затем для сравнения сделает то же, пользуясь обоими глазами. Широкое поле зрений имеет большое значение для быстрого чтения. Оно существенно сокращает время поиска информативных фрагментов текста.

 

У такого животного поля зрения правого и левого глаз, взятые вместе, иногда составляют угол обозрения, близкий к 360°

 

Исследования проф. Ю. Б. Гиппенрейтера убедительно доказали, что объем фиксации взора и размер оперативного поля, с которого происходит объем информации, существенно зависят от обучения. Нам удалось найти специальный методический инструмент и разработать упражнения, которые значительно расширяют поле ясного видения и решают задачу вертикального движения глаз по центру страницы при чтении.

Этим инструментом оказались широко известные у специалистов работающих в области патопсихологии, тестовые цифровые таблицы Шульте. При работе с этими таблицами надо, концентрируя взгляд в центре очередной таблицы, видеть ее всю целиком и найти все видимые цифры по порядку нарастания счета за время не более 25 с.

Однако тренировка с таблицами Шульте не самоцель. Задача этой тренировки — помочь мозгу так изменить программу восприятия текста, чтобы в единицу времени принималось наибольшее количество смысловой информации. Здесь необходимо вспомнить об избирательной способности мозга. Установлено, что в процессе чтения при фиксации взора на строке текста по зрительному нерву в сжатом виде направляется только самое главное. Мозг работает как опытный командир, переправляющий через реку под обстрелом противника большое подразделение через узкий мост: вначале переправляется самое ценное и существенное, второстепенное остается «на потом» или не берется вовсе.

 

Мозг работает, как опытный командир, переправляющий через реку под обстрелом противника большое подразделение через узкий мост: вначале переправляется самое ценное и существенное, второстепенное остается «на потом» или не берется вовсе

 

Таким образом, зрительная система не просто переносит в мозг сведения о распределении букв и их конфигурациях на отдельных участках страниц книги, а уже с самого начала, когда изображение текста только попадает на сетчатку, выявляет характерные элементы конфигурации слов, на реагируя на те участки текста, которые мало передают значимую информацию об увиденном. По мере предварительной кодировки воспринятые элементы текста объединяются в смысловые группы цепочки смысловых рядов. Они укрупняются и усложняются, превращаясь уже в новый, на сжатый текст. Можно предположить, что эти семантические группы составляют завершенные зрительные образы. Как установили психологи, при чтении слова распознаются нами благодаря их ассоциативной связи с понятиями, с некоторой алгоритмической схемой или совокупностью соотношений, смыслов, которые конструирует сам, читающий. Таким алгоритмическим распознаванием зрительных образов люди занимаются постоянно; по-видимому, оно основано на процессе, в котором слова служат лишь своего рода «ключами», помогающими конструировать (генерировать) образное представление смысла того сообщения, которое задается мозгом в данный момент чтения.

На рис. 22 уже показаны в сопоставлении схемы движения взора при медленном и быстром чтении.

Как видно из этого рисунка, движение взора по центру страницы обеспечивает наиболее эффективную стратегию чтения. Если посмотреть со стороны на человека, читающего быстро, создается впечатление, что он как бы разрезает подбородком страницу сверху вниз. Но если наблюдать этот процесс длительное время и внимательно, то можно заметить, что иногда глаза мигающего слегка отклоняются от вертикали — то вправо, то влево. Такое чтение можно объяснить следующим образом.

Начало быстрого чтения. Глаза двигаются вертикально по центру страницы. Идет восприятие текста и его опознание в соответствии с имеющимися в памяти эталонами. Но вдруг взгляд отклонился от вертикальной линии, а глаза побежали по строчке, впитывая существенно новую информацию. Глаза выполняют непроизвольную команду мозга. Тут же, мгновенным перебором было установлено: в кладовой памяти нет таких сведений. Прочитанные данные представляют интерес и должны быть осознаны более глубоко. Но как только это сделано, можно вновь вернуться к вертикальному чтению. Возникает вопрос, как часто отклоняются глаза от генерального вертикального движения?

Наблюдения показывают, что у обученного человека это происходит достаточно редко. Причина — избыточность текста, которая составляет 75%. Найти и обработать только содержательную часть текста — вот задача быстрого чтения. И навык вертикального движения глаз — это один из наиболее эффективных путей решения этой задачи.


ГЛАВА СЕДЬМАЯ ВНИМАНИЕ—КАТАЛИЗАТОР ПРОЦЕССА

ЧТЕНИЯ ЧТО ТАКОЕ ВНИМАНИЕ?

К. Маркс отмечал, что в “течение всего времени труда необходима целесообразная воля, выражающаяся во внимании”[21].

Внимание — один из признаков воли. Чарльз Диккенс писал, что секрет его творческого успеха в том, что он развил в себе способность вкладывать все свое внимание в то, что он делает в данное время, а затем обращать внимание на следующий сюжет, который приходит к нему вслед, по очереди. Он был похож на человека, управляющего большим прожектором, который наводится на один предмет и затем, когда этот предмет изучен вполне, переводится на другой.

И. Ньютон на вопрос о том, как ему удалось открыть законы тяготения, ответил: “Благодаря тому, что я неустанно думал об этом вопросе”. Знаменитый изобретатель Т. Эдисон также свои успехи в науке объяснил тем, что во время работы у него никогда не отвлекалось внимание и он глубоко сосредоточивался на том, что делал. Ч. Дарвин писал в автобиографии: “Я превосхожу обыкновенных людей способностью замечать вещи, легко ускользающие от внимания, а также особенностью тщательно наблюдать их”.

Надежда Константиновна Крупская, вспоминая манеру чтения В. И. Ленина, писала: “Время экономил. Когда читал, очень сосредоточивался и потому читал очень быстро”[22].

Из этого можно заключить, что степень сосредоточения или организации внимания есть показатель скорого чтения.

Современная наука доказала справедливость этого положения. Роль внимания в творческом труде ученых настолько велика, что французский биолог Ж. Кювье однажды высказался так: “Гений — это прежде всего внимание”.

По образному выражению К. Д. Ушинского, “внимание есть именно та дверь, через которую проходит все, что только входит в душу человека из внешнего мира”.

Итак, внимание играет огромное значение в жизни человека. Именно с его помощью другие психические процессы становятся полноценными. Где нет внимания, там нет и сознательного отношения человека к тому, что он делает.

Что же такое внимание? Его нельзя считать самостоятельным психическим процессом, подобно эмоциям, мышлению, памяти. Оно не существует вне каких-либо других психических процессов. Мы можем внимательно воспринимать, думать, запоминать, но быть просто внимательным, независимо от восприятия, мышления, запоминания, невозможно. Психологи называют вниманием избирательную направленность сознания при выполнении определенной работы. Чтение — вид деятельности, в котором значение внимания особенно велико. В самом деле, можно изучить метод быстрого чтения как теорию, но без умения сосредоточиться, организовать внимание вряд ли удастся этот метод применить. Значит, обучение быстрому чтению должно включать в себя как обязательный элемент развитие навыков умственной концентрации — сосредоточение. А для этого в первую очередь необходимо знать причины, вызывающие образование устойчивого внимания, его поддержание и исчезновение.

С точки зрения физиологии, согласно учению И. П. Павлова, внимание может быть объяснено законом индукции нервных процессов и его называют рефлексом сосредоточения. Согласно этому закону индукции процессы возбуждения, возникающие в одной области коры головного мозга, вызывают торможение в других областях (отрицательная индукция). И наоборот, торможение в одной части коры влечет за собой возбуждение в других частях коры (положительная индукция). Явление перемежевывающейся индукции возникает тотчас же, как только в том или ином пункте коры появляется достаточно концентрированный очаг возбуждения или торможения. Таким образом, в каждый момент времени в коре головного мозга думающего человека имеется какой-либо системный очаг повышенной возбудимости, т. е. очаг, характеризующийся наиболее благоприятными, оптимальными энергетическими условиями для возбуждения. “Если бы можно было, — говорил И. П. Павлов, — видеть сквозь черепную крышку и если бы место больших полушарий с оптимальной “возбудимостью светилось, то мы увидели бы в думающем сознательном человеке, как по его большим полушариям передвигается постоянно изменяющееся в форме и величине причудливо неправильных очертаний светлое пятно, окруженное на всем остальном пространстве полушарий более или менее значительной тенью”[23].

Именно этому “светлому пятну”, которое может охватывать одновременно различные области коры, и соответствует более ясное осознание того, что воздействует на нас извне и вызывает это повышенное возбуждение, как эффект сосредоточения.

Большое значение для выяснения физиологических основ внимания имеет также принцип доминанты, выдвинутый А. А. Ухтомским. Согласно этому принципу, в мозге всегда имеется доминирующий, господствующий очаг возбуждения. Он как бы привлекает к себе все слабые побочные возбуждения, поступающие в это время в мозг, и благодаря этому в еще большей степени доминирует над ними. Основой возникновения такого очага является не только сила первичного раздражения, но и внутреннее состояние нервной системы. С психологической стороны это выражается во внимании к одним раздражителям и отвлечении от других, действующих в данный момент. Есть люди, от рождения обладающие усидчивостью. Как установил А. А. Ухтомский, очаг оптимальной доминантной возбудимости не только не ослабляется, но даже усиливается возбуждением, вызываемым действием несильных побочных раздражителей. Эта закономерность хорошо объясняет некоторые парадоксальные факты из практики восприятия внешних событий.

 

Внмание - это избирательная направленность сознания на определенный объект

 

Так, в свое время в Лондоне, желая создать максимально благоприятные условия для работы над книгой, построили новую библиотеку, в которой читатели были совершенно изолированы от каких-либо посторонних воздействий. Скоро, однако, выяснилось, что заниматься в этой библиотеке трудно: внимание читателей часто отвлекалось и быстро наступало утомление. Оказалось, что при полном отсутствии внешних, казалось бы, отвлекающих раздражителей поддерживать постоянное внимание невозможно.

 

При полном отсутствии внешних раздражителей поддерживать постоянное внимание невозможно

 

При проектировании одного из конструкторских бюро в Ганновере архитекторы предусмотрели все, чтобы ни один посторонний звук с улицы не проникал в здание. Применены были рамы с тройными стеклами, звукоизоляционные панели и специальные пластмассовые обои, гасящие шум. И что же? Буквально через неделю сотрудники стали жаловаться, что не могут работать в условиях гнетущей тишины. Они нервничают, теряют работоспособность. Администрации пришлось установить магнитофон, который время от времени автоматически включался и создавал эффект тихого уличного шума. Рабочая атмосфера в бюро не замедлила восстановиться.

Но не только творческая работа требует особых условий для поддержания оптимального внимания. Когда человек отдыхает, казалось бы, его внимание дремлет. Однако это не так. В большом отеле, построенном поблизости от Чикагского аэропорта, все помещения были тщательно изолированы от внешнего шума. Но вскоре после открытия этого отеля каждый номер пришлось “зашумлять” с помощью специальных динамиков: гости жаловались, что в полной тишине не могут заснуть. Специалисты в области эргономики, приглашенные дирекцией отеля, подтвердили, что человеку необходим небольшой шум, так как нервная система не выносит абсолютной тишины.

 

При постановке подобного эксперимента человек на внимание машина особо дом существенным мальчик является шляпа вероятно туфля то конфета чтобы старый материал лошадь который дерево должен ручка быть звонить прочитан корова испытуемым книга в жаркий качестве булавка существенного стоять задания вид был небо вполне читать связным человек и машина грамматически дом полным мальчик но шляпа не был туфля бы конфета ни лошадь настолько дерево легким ручка что звонить не потребует корова полного книга внимания жаркий для тесьма того булавка чтобы стоять прочесть вид его небо и не красный слишком трудным
РИС. 24
Важно чтобы испытуемый человек мог машина слегка дом превысить мальчик свои шляпа туфля нормальные конфета границы лошадь способностей дерево потому ручка что только звонить таким корова образом книга человек жаркий может тесьма быть булавка уверенным стоять что щелкает он своими обращает зубами внимание в на пустом соответствующее воздухе задание и шляпа лишь туфля минимальное конфета внимание лошадь на дерево вторую переферическую задачу  
РИС. 25

 

А теперь проведем небольшой эксперимент. На рис. 24 напечатан текст № 1. Прочтите заштрихованную часть текста как можно быстрее, не обращая внимание на остальные слова. Потом закройте книгу и скажите, какие слова вы запомнили из тех, что не были заштрихованы. Заметили ли вы, что каждое слово повторялось дважды? Очевидно, ваш ответ будет отрицательным. Этот эксперимент говорит о том, что при чтении текста наше внимание отбирает только существенную его часть. Означает ли это, что, следуя формальной начальной установке, мы концентрировали свое внимание только на заштрихованных словах и ничего остального не запоминали? Чтобы ответить на этот важный вопрос, продолжим эксперимент. Прочтите текст № 2 на рис. 25. Читать его надо так же: только заштрихованные слова. Как вы, наверное, обнаружили, заштрихованное предложение внезапно перешло в ряд не связанных между собой слов. Само же предложение физически продолжается в незаштрихованной части, которую согласно инструкции вы должны были пропускать. Как показали наши наблюдения, любой человек, читая этот текст, сбивается, отступает от заданной инструкции, и тот камень, о который он невольно спотыкается, называется подсознательным поиском смысловых рядов. Оказывается, наше внимание, управляя процессом чтения, переключает взор вполне целесообразно и осмысленно, вопреки начальной установке следя за ускользающим смыслом маскируемого текста. Это означает, что объем нашего внимания значительно больше, чем можно себе представить. Многое из того, что мы наблюдаем, остается незамеченным нами именно потому, что в его изучении в данный момент нет нужды. Вместе с тем это означает также, что резервы нашего восприятия более значительны и соответствующей тренировкой внимания их можно использовать более полно.

Действительно, как показывают наблюдения над процессом чтения, многие читатели в те минуты, когда они не понимают текст или устают, невольно переводят взгляд на соседний отвлекающий предмет, например картину, висящую на стене, смотрят в окно или прислушиваются к посторонним тихим звукам. Такое мгновенное отвлечение внимания создает некоторую разрядку в напряженной умственной работе. Это отвлекающее сосредоточение способствует последующей концентрации внимания на нужном предмете. Но это бывает только в том случае, если посторонние раздражители не вызывают полного переключения внимания (например, сильный шум, громкая речь, вид грозы с громом и молнией) или вялости и сонливости (ритмически, монотонно действующие слабые раздражители в течение продолжительного времени).

Способность управлять вниманием, распределять его особенно необходима в том случае, когда приходится выполнять две или несколько работ одновременно. Многие выдающиеся люди всех времен отличались удивительной способностью распределять свое внимание. Владимир Ильич Ленин, по воспоминаниям Н. А. Семашко, мог одновременно слушать ораторов, руководить заседанием, вникать в материалы и писать записки членам СНК по отдельным вопросам. О Н. Г. Чернышевском биограф А.П.Примаковский пишет: “Изумительная трудоспособность позволяла ему часто проводить одновременно две работы: нередко он писал статью для „Современника” , одновременно выполняя другое дело, например, диктуя секретарю перевод с немецкого „Всемирной истории Шлоссера””.

Современная наука о мозге разгадала этот сложный феномен психической деятельности человека. Акад. Н. П. Бехтерева в одной из работ пишет о том, что одномоментно фактически происходит и может в принципе происходить в мозге только одна сложная психическая деятельность. Известный еще со времен Юлия Цезаря феномен одновременного осуществления ряда деятельностей - реален, но он не происходит по принципу одномоментности. В каждый данный момент времени реализуется лишь одна из работ, а одновременность ряда активностей — это быстрое и оптимальное (в смысле минимальных потерь) переключение с одной деятельности на другую. Интересный эксперимент был проведен несколько лет назад в Англии. В определенный час, когда по общегородскому радио передавали увлекательный рассказ, был установлен контроль за реакцией водителей автотранспорта на одном из сложных участков пути. Подавляющее большинство опрошенных в конце пути были уверены, что ни на секунду не отвлекались от слушания текста. Однако водители, которые правильно решали сложные дорожные задачи, для которых было недостаточно автоматических профессиональных реакций, полностью “потеряли” фрагменты текста, звучащие по радио в эти мгновенья. Те же водители, которые оказались в менее трудной дорожной ситуации, значительно полнее воспроизводили прослушанный текст. Этот эксперимент в очень доходчивой форме иллюстрирует особенности распределения внимания. Ведь все водители в конце эксперимента заявили: “Я вел автомашину и одновременно слушал радио”.

 

„Известный еще со времен Юлия Цезаря феномен одновременного осуществления ряда деятельностей – реален

 

Правильная организация внимания имеет огромное значение для психической деятельности человека. Какое значение она имеет в процессе обучения, можно узнать, например, рассмотрев различные способы организации внимания при конспектировании лекции непосредственно во время ее прослушивания.

На рис. 26 показаны три способа организации внимания при слушании лекции. Восприятие лекции можно построить так, что почти все внимание будет обращено на составление конспекта. В основном тут действует оперативная память и запись идет почти под диктовку. При проверке обнаруживается, что студент многое не понял. Усвоить лекцию можно и таким образом, что 50% внимания будет уделено составлению конспекта, 50% — просто прослушиванию нового материала без записи. Это весьма распространенная форма восприятия лекций. И, наконец, третий вариант. Он реализован в одном из экспериментов, проведенных в Московском энергетическом институте. Запись на самой лекции не велась. Внимание — все 100% — было сконцентрировано только на понимании. Здесь после изложения материала достигается первая ступень понимания, возникают весьма неопределенные вопросы (стрелки показывают обращение к лектору), затем непонятный материал повторяется, еще вопросы, потом возникает стремление записать. Через некоторое время опять задаются вопросы и, наконец, усвоение. Итог такой работы — запись усвоенного на “языке собственных мыслей”.

 

РИС. 26

 

Такая алгоритмическая схема оказалась наиболее продуктивной. Очевидно, что и при самостоятельном изучении учебного материала целесообразно придерживаться ее — читать медленно, внимательно, активно и многократно.

<== предыдущая лекция | следующая лекция ==>
ТЕХНИКА БЫСТРОГО ЧТЕНИЯ 8 страница | Одно условное слово состоит из 10 печатных знаков (вместе с артиклем и знаком препинания). 2 страница
vikidalka.ru - 2015-2017 год. Все права принадлежат их авторам!