Главная | Случайная
Обратная связь

ТОР 5 статей:

Методические подходы к анализу финансового состояния предприятия

Проблема периодизации русской литературы ХХ века. Краткая характеристика второй половины ХХ века

Ценовые и неценовые факторы

Характеристика шлифовальных кругов и ее маркировка

Служебные части речи. Предлог. Союз. Частицы

КАТЕГОРИИ:






Энциклопедия Звездных войн 2 страница




 

Рокур Гепта сидел в глубине лабиринта извилистых пещер мертвой планеты, на которой он когда-то лично выследил и уничтожил всех до единого своих учителей. Тех древних колдунов, которые с любовью обучили его всем премудростям своего мастерства себе на погибель. Ученик-предатель размышлял в темноте, куда не просачивался ни малейший лучик света. Ему нравилась такая обстановка, и у него были иные средства наблюдения за реальностью. К тому же разумное существо, которое повстречало бы его при дневном свете, оставалось бы только пожалеть. Потому что Рокур Гепта вызывал страх — не конкретный, необъяснимый. Его формы не обладали четкостью, скорее, походили на фигуры, которые можно увидеть в густом тумане. Те немногие, кому довелось с ним общаться лично, не смогли бы сойтись во мнениях. Одни считали его злобным карликом, другие говорили, что роста он среднего, но обладает невероятным пугающим величием, третьи называли его гигантом почти трехметрового роста. Но все были точно уверены в одном: он всегда носил длинные свободные одежды и обматывал голову и лицо (если они действительно у него были) тканью того же мертвенно-серого цвета, каким обладала теперь поверхность его планеты. Открытыми оставались лишь глаза: два бездонных озера алчной, безжалостной и ненасытной жажды.

 

 

Разумеется, у колдуна были враги, но те немногие из них, кто действительно был способен причинить ему вред, не жили долго — в основном, благодаря самому Гепте. Он пережил и многих других лишь потому, что родился много веков назад. Тем не менее долгая его жизнь была в постоянной опасности из-за немногочисленных выживших и постоянного пополнения списка обиженных жертв. По их вине он находился сейчас в затруднительном положении.

 

Через несколько уровней подчиненных до него дошла просьба от посланника, чьи рекомендации обещали потенциально выгодное сотрудничество. Стоило ли поверить им настолько, чтобы выслушать представителя наедине? Риск был велик, особенно учитывая способности отправителя. Есть предел мерам предосторожности, но нет предела хитрости убийц, уж это-то Рокур Гепта знал: он сам немало их отправил на задания.

 

Приняв решение, он величественно взмахнул облаченной в серую перчатку рукой. Постепенно в громадной пещере разгорелся свет. Маленькие черные мохнатые существа, что прятались по углам, заверещали в недовольстве и уползли в щели, где вновь замерли в беспокойном сне. Гепта мысленно пообещал питомцам вознаградить их за неудобства, а если встреча окажется неудачной, то наградой зверькам станет собеседник.

 

Слабый электронный писк из динамика в правом подлокотнике величественного базальтового трона возвестил прибытие посетителей. Колдун придал своему облику более-менее плотный вид, чтобы не пугать собеседника без надобности. Время испуга, сомнений и предательства настанет позже.

 

Огромный пещерный зал раскинулся почти на километр, и от входа по правую руку Гепты по искусственно отполированному полу к нему медленно шла группа. Большинство ее представителей были его подчиненными, облаченными в форменную одежду без знаков отличия и обозначения организации, чтобы создать оглушение гражданских. На самом деле они входили в «подарочный комплект» «Венниса» и служили своему настоящему повелителю через служение Рокуру Гепте. Почетная охрана состояла из шести щеголеватых тяжело вооруженных существ, готовых в любой момент перейти к действию. Они маршировали в ногу. Между ними шел человек гигантского роста, широкоплечий и могучий, одетый в потрепанный летный комбинезон. Шлем он нес под мышкой. Маленькая процессия шла извилистым путем между сталагмитами, следуя тайной тропе, один шаг в сторону от которой означал бы немедленную гибель. Гепта терпеливо ждал на троне, который вознес его на двухметровую высоту.

 

Наконец, группа достигла базальтового основания, и охрана взяла на караул. Посетитель был из людей того сорта, какие выглядят наслаждающимися комфортом даже в собственном гробу. Он был предельно расслаблен и настолько же настороже. Он не боялся ничего, особенно смерти. Если Рокур Гепта и мог испугаться чего-нибудь, так это подобных существ.

 

— Сэр! — выкрикнул старший из охраны, — разрешите представить: Клин Шанга, адмирал флота Ренатазианской конфедерации, сэр!

 

Гепта предпочел бы обходиться без титулов, по его мнению, они подходили лишь низшим существам, не ему. Но он терпел, когда ему говорили «сэр», потому что военные подчиненные впадали в дискомфорт и полную невозможность четко сообщать информацию, если только им не было позволено вставлять это обращение как минимум один раз в каждом предложении.

 

— Добро пожаловать, адмирал, на планету Тунд, — прошипел колдун и благосклонно наклонил голову. — Мало кому, кроме моих подчиненных, доводилось видеть ее и выжить, чтобы рассказать о впечатлениях.

 

Шанга весело ухмыльнулся. На его лице, где шрамы накладывались на шрамы так густо, что самого лица уже и не оставалось, ухмылка смотрелась жутковато. И все же обычному человеку выражение показалась бы приятным. Клин Шанга напоминал этакого дядюшку-авантюриста, который много путешествовал и повидал всякого. Угрозу он пропустил мимо ушей.

 

— «Адмирал» это скорее шутливое прозвище, колдун. Скорее уж я лидер эскадрильи, да и та не слишком велика. Коли на то пошло, то и конфедерация у нас не особенно большая. Но у нас есть связи, как вы видели из моего письма. Вы знаете о Ренатазии?

 

Гепта наклонил голову в молчаливом подтверждении. Когда ему доставили упомянутое письмо, он немедленно связался с указанными там поручителями и провел несколько разговоров с собственными шпионами в правительстве. Информация была путаной — без сомнения, так было сделано намеренно. Но важные факты были ясны.

 

— Эту систему колонизировали задолго до того, как установился нынешний политический статус-кво, — прошипел чародей, и эхо разнесло его слова по всей пещере. — Культура развивалась отдельно от остальной Галактики, в которой ничего не знали о ней. Технологическое развитие шло медленно. Потом ее обнаружили, подчинили, извлекли выгоду и уничтожили в коммерческих интересах некоторой группы лиц, действовавших совместно с военным флотом Вы, ваша эскадрилья и ваша конфедерация — одни из немногих выживших. Это основные пункты вашей истории, не так ли, адмирал Шанга?

 

— Так и есть, — кивнул тот. — Выжила где-то треть населения. Затем нас стало еще меньше из-за голода и болезней.

 

Он прислонился к сталагмиту, беспечно крутя шлем вокруг пальца.

 

— Избавьтесь от лизоблюдов, и обсудим сделку, как насчет такого предложения, колдун?

 

Гепта подавил волну ярости и тошноты от такой наглости. Придет еще время разобраться с этим типом в полной мере. Маг подал жест, и его подчиненные с сомнением на лицах развернулись и промаршировали к выходу. Времени это заняло немало, настолько извилистым и протяженным был путь. Шанга ждал, прислонившись к выбранному им сталагмиту, с ухмылкой на изуродованном шрамами лице.

 

— Чем вам так досадил Ландо Калриссиан, а Гепта?

 

Взгляд чародея метнулся к дальним углам пещеры, чтобы удостовериться в отсутствии свидетелей. Никого. Колдун выпрямил спину и холодно посмотрел на пилота, стараясь говорить ровно.

 

— Достаточно того, что он оскорбил меня, в основном, наглостью, о чем и вам, Клин Шанга, неплохо было бы помнить. Мы пришли к согласию насчет печальной истории вашей системы, так какой у вас интерес к этому картежнику?

 

В мгновение ока маска расслабленной лени спала с лица пилота. Теперь он едва сдерживал гнев, сжимая кулаки. Ему потребовалось много времени, чтобы успокоиться и суметь дать ответ.

 

— Калриссиан тут ни при чем. У него есть партнер.

 

— Робот? Ну же, адмирал…

 

— Робот?! — рявкнул Шанга. — На Ренатазии не был он никаким роботом! Органическое разумное существо с пятью щупальцами, вот он кто! Я видел его тогда — да и все мы видели, невозможно было избавиться от него! Его приглашали на парады и банкеты, о нем говорили везде! Он был посланником неизвестной нам галактической цивилизации, которая… — в голосе человека послышалась искренняя горечь, — которая в итоге уничтожила нас. Он был шпионом, Гепта! Он поселился среди нас, высмотрел наши слабости и спланировал нашу гибель до малейшей детали. Робот? Да, я видел его после битвы при Осеоне, и он был замаскирован под безвредного дроида, но меня-то он не одурачит ни за что! Робот, говорите? Зачем бы вдруг роботу…

 

Гепта поднял руку, чтобы остановить бушующий поток слов. Он прекрасно знал, зачем робот может помочь разрушить систему. Запрограммированному на подчинение, ему и в голову не придет ослушаться, а если его хорошо замаскировать с помощью похожего на органическое пластикового покрытия, то выйдет идеальный шпион. Но колдун не собирался спорить и, возможно, потерять союзника.

 

— Достаточно. Адмирал, у каждого из нас есть личные причины желать завершения охоты, и ваше предложение сотрудничества здесь очень кстати. В письме вы намекали, что знаете, где сейчас находится «Тысячелетний сокол». Это так?

 

— Знаю! И его можно поймать там! Представьте себе красоту ситуации: «Сокол», зажатый между нами и военным флотом!

 

Шанга захохотал, громко и безудержно, почти до истерики. Отсмеявшись, он бессильно прислонился к сталагмиту, кашляя и вытирая глаза. Затем произнес два слова:

 

— Звездная пещера!

 

Название было незнакомо колдуну, но он не тревожился: учитывая его источники информации, оно не долго останется неизвестным.

 

— Говорите, Звездная пещера? Пилот кивнул.

 

— У нас тоже есть шпионы, Гепта. Приходится держать их. В конце концов, именно они… впрочем, неважно. Флот устроил блокаду Звездной пещеры. Мы не знаем почему. Ходят разные слухи, но большинство их настолько глупы, что остается лишь считать их прикрывающей легендой. Независимо от причины блокады, мы знаем, что Калриссиан собирается прорываться через нее. Он может быть там уже сейчас. У нас есть все, что нужно вам: информация, эскадрилья звездных истребителей. У вас есть кое-что, что нужно нам: возможность пройти сквозь блокаду. И тогда мы загоним Калриссиана в тиски!

 

Последовала долгая тишина, во время которой каждый наслаждался собственным предвкушением мести. Гепта был вынужден признаться себе, что удивлен способностью вояки развернуть настолько масштабное действие без его ведома. Впрочем, он и о ситуации на Ренатазии узнал лишь через год после событий. Колдуна поразили глубина и энтузиазм разведывательных служб Шанги. Было бы неплохо прибрать их себе, когда закончится это дело. Но об этом позже. А сейчас шел к развязке очень долгий и неприятный эпизод на обычно гладком пути серого чародея к полной власти.

 

— Отлично, адмирал Шанга, давайте заключим соглашение. Мы отправимся к Звездной пещере и посмотрим, что происходит там. Переделка «Венниса» уже почти завершена, и я потороплю рабочих. Ваша эскадрилья встретится с моим кораблем в удобном для нас обоих месте. Я проведу нас, и вы поможете уничтожить «Тысячелетний сокол» и его владельцев. А затем…

 

Шанга сжимал и разжимал пальцы, под которыми находилась бы рукоять бластера, если бы служба охраны Гепты не забрала его на входе. На летном комбинезоне осталась давняя вытертая полоса от тяжелого пояса. Без оружия этот человек чувствовал себя голым.

 

— Да, — сказал он, — что затем?

 

В полном сарказма тоне колдуна слышалась улыбка. Под намотанной на лицо тканью выражение было неприятным.

 

— А затем, мой дорогой адмирал, мы пойдем каждый своей дорогой. Вы будете вести ренатазианскую цивилизацию к новым головокружительным высотам, а я…

 

— Миночье дерьмо! — Шанга издевательски отсалютовал, бесцеремонно развернулся и отправился через всю пещеру к лифту.

 

Ему страстно хотелось вернуть себе бластер. Особенно теперь, когда он спиной ощущал взгляд чародея. Он заберется в истребитель и встретится со своей эскадрильей, которая ждет его на окраине пустынной системы Тунд. От мертвой планеты по коже бежали мурашки.

 

Гепта же провожал взглядом ренатазианского солдата, пока тот не исчез в плохо освещенной дали. Маг сцепил руки в серых перчатках, подавляя растущую и грозящую безумием ярость. Чтобы от него вот так ушел ничтожный человечишка! Да еще тот, у кого достало наглости считать себя равным партнером колдуна! Почти предел выносимого. Почти. Существовали древние мудрые ритуалы давно мертвых чародеев Тунда, которые позволяли остудить тело и разум в подобных выводящих из себя обстоятельствах. И Рокур Гепта прибег к ним.

 

 

Глава 4

 

 

Ландо сидел в кресле второго пилота, размышлял и курил очередную сигару. Военный корабль нельзя было разглядеть невооруженным глазом, но Калриссиан не желал смотреть в телескоп. Он и без того знал, как выглядит крейсер.

 

Им дали десять минут на принятие решения: либо пустить военных к себе на борт, либо быть разрезанными на куски. Ландо использовал каждую секунду, чтобы придумать третий вариант, но сегодня удача отвернулась от него. С самого начала он знал, что рано или поздно наступит такой момент, хотя и не предполагал, что настолько рано. Планы, которые он разработал в тишине и безопасности космопорта, теперь выглядели глупыми и невыполнимыми, хотя в свое время казались проработанными до мельчайших деталей.

 

Проблемы возникли, собственно, из-за Лехесу. Ландо и Вуффи Раа наткнулись на то же пустынное пространство, которое чуть не убило молодого освафта. В то время как дроид работал над калибровкой, корабль неожиданно выкинуло в пространство досветовых скоростей. В пустом секторе двигатели работали слишком мощно и грозили взорваться на бешеном ходу, так что оставалось лишь ковылять на реактивной тяге. Тогда-то они и повстречали пятисотметрового монстра, который свалился на них из ниоткуда. Поначалу они приняли Лехесу за корабль неизвестной расы. И они были наполовину правы. А Лехесу принял «Сокол» за сородича. Куда проще и быстрее оказалось разобраться в проблеме межзвездного путешественника и удовлетворить его нужду, чем объяснить, что «Сокол» не живое существо.

 

 

В тот момент Вуффи Раа управлял кораблем, а Ландо нервно следил за передвижениями звездного создания, держа палец на спусковой кнопке счетверенных бластеров.

 

— Масса, идет прием сообщения на необычной частоте.

 

— И что говорят?

 

Калриссиан перекинул окурок сигары в другой уголок рта, согнулся над гашеткой и попытался разглядеть странный объект. Тот был прозрачен и не слишком хорошо ловился детекторами, словно был сделан из пластика взамен металла. Ни следа щитов, да и корабли бывают побольше размерами. И все же легкость, с которой неизвестный объект оказался вблизи, заставляла желать жать на гашетку до тех пор, пока противник не будет превращен в пыль.

 

— Компьютер работает над переводом, но он не очень хорошо приспособлен к этому. Я также приступил к переводу. Похоже… погодите! Нам передают визуальный ряд. Повтор того приветствия сделал свое дело… да, так… Масса! Оно посылает нам изображение нас!

 

Замечательно, подумал капитан, улетели за много парсеков от всех известных цивилизаций и встретили фотографа-портретиста. Интересно, где он берет моделей? Но не стоит настолько предаваться сарказму, решил Ландо и пресек ненужные мысли. Он доверил бы Вуффи Раа разобраться в какой угодно ситуации, но терпеть не мог вручать свою жизнь в чьи-либо руки, кроме собственных.

 

— Ну тогда пошли ему его изображение, пусть полюбуется! Будем играть в туристов, которые жадно обмениваются фотографиями друг друга. Лучше, чем развязывать пальбу.

 

— Да, масса, я тоже пришел к такому выводу. Передаю сканированное изображение с необходимыми характеристиками. Я могу также вывести его на один из орудийных экранов, если вы считаете, что риск оправдан.

 

— Давай. Так лучше, чем примериваться на глазок, учитывая расстояние и его странную форму.

 

На экране по левую руку картинка «Сокола», как его видел удивительный встречный, сменилась на подробное изображение самого объекта. Зрение у Вуффи Раа было куда лучше, чем у Ландо, и давало возможность рассмотреть куда больше деталей. Существо напоминало кого-то из морских обитателей, виденных когда-то Калриссианом, но во много раз больше их всех по размеру. Чем-то оно отдаленно напоминало птицу.

 

Картинка дернулась, сменился угол обзора. Существо сложило и разложило «крылья».

 

— Масса, эту визуальную информацию передают нам. Я не думаю, что это космический корабль! Думаю, это…

 

Вот тут-то Лехесу начал показ импровизированного видеофильма, сначала изобразив себя голодного и умирающего, а потом сытого и живущего счастливо. К тому времени, когда закончилось представление, Ландо и Вуффи Раа поняли многое о том, что им довелось повстречать в странной пустой области межзвездного пространства.

 

Теоретически организмы могут развиваться в открытом космосе. Химические вещества соединяются там хаотично, многие из них оказываются очень сложными и напоминают те, что предшествовали появлению жизни в океанах миллионов планет. Находились и такие субстанции, по поводу которых ученые вели бесконечные яростные споры, не являются ли они простейшей жизнью по уровню организации ниже вирусов.

 

Что беспокоило больше всего — они встретили Лехесу в пустом регионе. Бессмыслица какая-то. Трудно ждать встречи с человеком там, где нет света, тепла, кислорода, воды… тут Калриссиан вспомнил, что сам он находится в той же пустоте, и ситуация не понравилась ему еще больше.

 

— Масса, думаю, оно просит помощи!

 

— Скажи, что у нас не рабочие часы.

 

— Масса, эти символы — ядра атомов! Оно говорит нам, что ему нужно. Теперь все понятно: он имеет в виду не емкости с топливом, а пищу.

 

— Так что конкретно оно хочет? — спросил Калриссиан, мельком подумав о том, как бы самим не стать его закуской. — Вряд ли у нас найдется что-то подходящее для этого пришельца.

 

— Простые органические соединения, аминокислоты. Масса, ему подойдет содержимое наших контейнеров для переработки отходов. Может?..

 

— Ладно, что с тобой делать, давай. К тому же, кто знает, когда может пригодиться межзвездный друг, который легко дышит в вакууме.

 

«Сокол» слегка тряхнуло, когда Вуффи Раа выпустил переработанные отходы наружу. Существо отреагировало мгновенно — набросилось на еду, словно оголодавший ранкор. Ландо чуть с ума не сошел, пытаясь удержать его в прицеле, потом сдался. Все равно существо не собиралось причинять им вред, ему только и нужно было, что немного мусора. Не хорошо отказывать другу в такой простой вещи, когда она ему так необходима.

 

Как и целиться в него. Человек выключил питание пушек, отстегнул ремни безопасности и побрел в кабину.

 

 

* * *

Они провисели там несколько дней: учили язык Лехесу, пока Вуффи Раа настраивал двигатели. Ландо пришлось надеть скафандр и выйти наружу, чтобы доказать освафту, что «Сокол» — вещь и в нем есть живые существа других размеров и формы, чем тот мог представить себе. При всем размере и идиотском стремлении, из-за которого попал сюда, Лехесу не был глуп. Неодушевленные предметы были известны в его культуре, и как только он сумел принять концепцию звездного корабля, дело пошло на лад.

 

Вуффи Раа занялся изобретательством. Он взял большую металлическую канистру, обшитую листом пластика, и наполнил переработанными отходами — получились космические консервы. Теперь Лехесу мог путешествовать без опасности умереть с голоду. Пришлось потрудиться, чтобы доставить канистру освафту. Тот бережно обхватил ее несколькими десятками щупалец и парочкой других ласково погладил новых друзей. Его голос в шлемофоне звучал проникновенно:

 

— Благодарю вас, ибо вы дали мне жизнь дважды. Печалюсь лишь о том, что не могу ничего сделать для вас, которые могут создавать пищу из ничего посреди ничего.

 

Ландо собирался безразлично сказать: «Да забудь», но тут Вуффи Раа поднял щупальце, призывая к вниманию.

 

— Масса, он опять транслирует картинки. Я вижу их прямо у себя в мозгу!

 

— Ты у нас дроид с большими талантами, к тому же у тебя преимущество — электронный мозг. Что показывает? Танцующих соблазнительных дроидесс?

 

— Масса! — возопил оскорбленный робот. — Напротив, он показывает, что может сделать из химических элементов, которые не нужны ему в еде. Он составляет их по атомам! Масса, он показывает опалы, сапфиры, солнечные камни. А это — неужели кристаллы жизни из системы Рафа? Лехесу, ты действительно можешь…

 

— Да, мой маленький друг, если эти предметы интересуют тебя. Я могу сделать и многое другое. Но скажи, правда ли, что масса не может видеть передаваемые мной изображения? Ему для этого нужна вещь?

 

— Раздери тебя сверхновая! — перебил Калриссиан. — Вуффи Раа, как ты заставил его называть меня масса?! Пусть прекратит немедленно, слышишь, Лехесу? И Вуффи Раа…

 

— Да, масса?

 

— Идем внутрь, посмотрим на экране, что нам предлагает Лехесу.

 

 

* * *

Освафты обладали еще одним талантом. Именно он и привел юного путешественника к беде второй раз. Внутреннее пространство Звездной пещеры, простиравшееся более чем на десяток световых лет, было громадным даже для относительно больших организмов и прочих ее обитателей. Когда на него наткнулся «Сокол», Лехесу был очень слаб, но теперь, когда он восстановил силы, ползти на досветовых скоростях было скучно. И после расставания с «Соколом» он не отправился прямиком домой. Его любопытство не только не было удовлетворено, оно разыгралось еще сильнее, подхлестнутое встречей с человеком и дроидом. Он хотел знать, каково в тех местах, откуда пришли эти двое.

 

Крепко держа канистру с питанием, он распрощался с новыми друзьями и пообещал дать знать о себе когда-нибудь. Калриссиан принял это обещание так же, как принимает их много путешествующий человек от случайных попутчиков. Они с Вуффи Раа вернулись к делам, и едва достигнув границ межзвездной «пустыни», включили двигатели на полную мощность.

 

А Лехесу отправился на поиски цивилизаций.

 

К несчастью для освафта, а позднее и его народа, он начал исследовать регион, который патрулировал имперский звездный флот. Сенсоры у его кораблей были намного лучше, чем у старого фрахтовика. И они обнаружили способность, которую проглядели Ландо и Вуффи Раа: не только парить в космосе, но и «перепрыгивать» через большие пространства, подобно кораблям с гипердвигателями. Флотские проследили за освафтом до ТонБоки, когда он вернулся туда с радостными вестями о находках и новых впечатлениях.

 

Флот, разумеется, усмотрел угрозу в расе существ, которые в открытом космосе чувствуют себя как дома, да еще и способны на перемещение в гиперпространстве. Подумать страшно. Еще хуже стало, когда разведчики доложили о приблизительной численности освафт. Это как столкнуться с неизвестной ранее силой, обладающей миллионами полностью функциональных звездных кораблей. Оставалось только одно.

 

Командование части флота в регионе решило изнурить противника голодом, заблокировав приток питательных веществ внутрь туманности. Легче уничтожить ослабевшего противника Но флоту неоткуда было знать, что канистра, переданная дроидом, была оборудована радиопередатчиком и приемником — Вуффи Раа не собирался терять контакт. Так Лехесу и послал сигнал о помощи. Калриссиан, увидев в проблемах освафт решение своих проблем, загрузился всем необходимым и спешно прибыл на место. Теперь он не был уверен, что поступил верно.

 

Менее чем в сотне километров нетерпеливо ждал ответа боевой крейсер. Если бы он решил стрелять, то не промахнулся бы — по космическим меркам на таком расстоянии стрельба получилась бы в упор. «Сокол» был быстр, но не настолько, чтобы избежать лучей захвата или огня. Для фрахтовика он был хорошо вооружен и обладал мощными щитами для отражения атак пиратов и прочего сброда, который можно встретить в космическом пространстве, но против вооруженного до зубов военного корабля его пушки казались игрушками. И на таком расстоянии щиты продлили бы жизнь всего на секунды.

 

Ландо подумывал о возможности бежать не от туманности, а к ней, пока не сообразил, что сторожевому кораблю ничего не стоит отправить сообщение. И тогда при входе в туманность беглецов будут ждать с раскрытыми объятиями. Калриссиан взвесил немногочисленные альтернативы, сравнил с первоначальным планом и покачал головой. Что уж говорить, идея была провальной с самого начала и такой оставалась до сих пор, но у него все равно не было другой.

 

— Вуффи Раа, — позвал он наконец, закрыв глаза, словно надеялся так избавиться от неприятнейших картин, которые подсовывало ему богатое воображение. — Выключи все системы вооружения, как договаривались. Также убери щиты, и пусть они это видят, хорошо?

 

Он подкинул монетку в пятьдесят кредиток и поймал ее на лету. Робот, сидящий рядом с ним, был полон сомнений. Щупальца дрожали над приборной панелью.

 

— Но масса, так мы останемся беспомощными. Ландо ухмыльнулся.

 

— Когда-то одна знакомая мне машина сказала, что тот, кто верит в насилие как в единственный путь решения проблем, моральный банкрот.

 

Картежник снова подбросил монетку. Поймал и бросил опять. Вуффи Раа хранил молчание. Это он был той машиной и сказал эту фразу по случаю выяснения Калриссианом, что маленький дроид запрограммирован против причинения вреда любому разумному существу. Цитата была не точной, но смысл капитан передал верно.

 

— Сейчас, старая ты открывашка, наша защита служит нам плохую службу, зато внешняя беспомощность сыграет нам на руку. Задолго до того как я стал капитаном звездного корабля, я был мошенником, который играет на доверии людей, и обманщиком. Посмотрим теперь, остались ли при мне мои умения.

 

Ландо провернул монетку между пальцами и отложил в сторону. Звук ударов хромированного металла по пластику показался оглушительным. Картежник погрузился в глубокие раздумья, подбирая слова, которые скажет дальше. Наконец:

 

— Ну все, труби подъем, открывай канал связи. И перестань киснуть, я знаю, что делаю. Наверное.

 

Робот не имел возможности менять выражение лица, но в голосе сквозили беспокойство и скепсис.

 

— Что мне им сказать, масса?

 

— Прекрати звать меня масса, — усмехнулся Ландо. — Скажи, что мы получили их предыдущие послания и это им нужно готовиться к приему на борт.

 

 

Глава 5

 

 

Ландо Калриссиан не отличался любовью к скафандрам. Они не только представлялись ему широкими и неудобными, в них начисто отсутствовала элегантность. Он поддерживал свой в наилучшем состоянии, но сочетание цветов было отвратительным, линии ужасающими, и что хуже всего, он не сочетался ни с одним костюмом его гардероба. К тому же все они оказывались помятыми из-за скафандра. Тем не менее он был готов к выходу в космос и ждал у верхнего люка, пока «Сокол» под ловким управлением Вуффи Раа приставал к обозначенному мигающими лампами месту на днище «Почетного». Рядом с Калриссианом стояла большая мягкая сумка, нагруженная образцами, которую он давно прикупил специально для такого случая.

 

Увы, сейчас был один из тех моментов, когда подготовка и тщательно разработанный план не придавали уверенности.

 

— Причалили, масса, — раздался из динамика электронный голос.

 

— Отлично, Вуффи Раа, не жди меня. Ландо повернул колесо у себя над головой на полтора оборота и пригнулся с обычным опасением, когда крышка оседала, освобожденная от запирающего механизма. Откинув ее в сторону, картежник поднял сумку и неуклюже полез наверх по металлическим ступеням, затем высунулся из люка на палубе «Почетного». И обнаружил, что смотрит прямо в дула полдюжины мощных бластеров. Калриссиан икнул, мельком порадовался, что эту его реакцию скрыл шлем, и включил шлемофон. Швырнул на палубу сумку, затем вылез сам.

 

— Добрый день, господа. Ландо Калриссиан, межзвездный торговец, к вашим услугам. Чем могу быть полезен? — он радостно посмеялся над собственной дурацкой шуткой.

 

Они находились в ангаре. Глупо, что их на фрахтовике не пригласили внутрь. У флотского корабля точно нашлось бы местечко. Потолок терялся в высоте, заслоняемый мощными лампами, резкий свет которых бил по глазам. Отсек был не менее двухсот метров от закрытых дверей шлюза до задней стены, где сквозь полсотни окон, обрамленных разноцветными, светящимися рамами, были видны зоны управления и технической службы.

vikidalka.ru - 2015-2017 год. Все права принадлежат их авторам!