Главная | Случайная
Обратная связь

ТОР 5 статей:

Методические подходы к анализу финансового состояния предприятия

Проблема периодизации русской литературы ХХ века. Краткая характеристика второй половины ХХ века

Ценовые и неценовые факторы

Характеристика шлифовальных кругов и ее маркировка

Служебные части речи. Предлог. Союз. Частицы

КАТЕГОРИИ:






Энциклопедия Звездных войн 6 страница




 

— Вторая альтернатива, — продолжил он, когда установился контакт, — это сражаться. У вас есть впечатляющие таланты: один ваш размер внушает ужас, по крайней мере для существ моего размера, но я думаю…

 

— Капитан-масса-ландо-калриссиан, — перебил Сен. — Мы не воюем. По правде сказать, эта идея нам столь же в новинку, как идея игр. И по-моему, между ними есть связь. Но существует и третий вариант.

 

— И какой же? — поинтересовался картежник; он поджигал сигару нарочито медленно, держа огонь слишком далеко.

 

— Переговоры. Мы упоминали о третьем Старшем, Боггихали'сахонуэс. Сейчас она возглавляет делегацию освафт, которая отправилась к выходу из ТонБоки и предлагает вашему флоту мирную встречу.

 

— Конечно, я помню о Богги. И уже сейчас могу сказать, что получится из ваших переговоров. Флоту вы нужны мертвыми, и другие условия для них неприемлемы. Я видел их работу и раньше.

 

— Примерно так я и понял, — сказал Фэй. — И я выступал против попытки, но мы открытый и свободный народ и не станем препятствовать Старшей делать то, что она считает нужным. Вы упомянули альтернативы, кроме гибели, войны и переговоров.

 

— Сбежать.

 

— И оставить ТонБоку?! — в ответе было столько эмоций, что Ландо не сумел понять, кто из освафт это воскликнул, а может, все вместе.

 

Человек налил себе фруктового сока (в скафандре организм неприятно быстро утрачивал жидкость) и расселся в кресле с сигарой в одной руке и стаканом в другой. Вуффи Раа следил за приборами. Итак, освафт считали Звездную пещеру тихой защищенной гаванью…

 

— Ну не знаю, — сказал наконец Калриссиан. — На примере Лехесу понятно, что вы не привязаны к здешним местам биологически. И это альтернатива смерти, разве нет?

 

Воцарилась долгая тишина. Наконец:

 

— Я не уверен, Ландо, что это желанная альтернатива. Мы — ТонБока, ТонБока это освафт. Вы бы ушли добровольно из дома, приняли вечность блужданий?

 

Человек рассмеялся.

 

— Сен, я принял блуждание как стиль жизни давным-давно. Куда лучше, чем корячиться ради выживания.

 

В Галактике существовало множество форм жизни, даже по размеру невероятно разнообразных, от гигантских освафт (никого размером больше них картежник не знал) до крошечных кроков с… в общем, откуда-то. Он не смог вспомнить систему. Что интересно, большие существа в большинстве своем были добрыми и робкими. Впрочем, это и понятно: если ты маленький, тебе надо быть жестким и сильным, чтобы жить; а если ты большой, не требуется ничего такого. Самого себя Калриссиан всегда относил к средним.

 

— Ну хорошо, а что если вы якобы выберете одну из этих альтернатив? Примерно как в сабакке. Например, сделаете вид, что собираетесь уничтожить флот. Или притворитесь, что все умерли. Не хочется затрагивать болезненную тему, но Лехесу рассказывал, что вы после смерти распадаетесь и растворяетесь, как облако пыли. Это так?

 

Снова неуютная тишина. В конце концов за Старших высказался Лехесу:

 

— Все так, Ландо. Мы распадаемся на составляющие нас молекулы. Не самая радостная мысль. Но разве это важно?

 

Капитан затушил сигару, надел и закрепил шлем и отправился обратно наружу. Пещера отсюда была похожа на фантастическое инкрустированное ювелирное яйцо. Старшие ждали человека на прежнем месте.

 

— Может быть важным. Это означает, что вы не оставляете после себя останков, которые можно было бы распознать молекулярными детекторами среди обычных для космоса скоплений молекул. Значит, флотские не станут искать мертвяков.

 

— Мертвяков?! — хором переспросили трое гигантов.

 

— Ну да, скончавшихся, тела, трупы. Какие условия около внешних стен Звездной пещеры?

 

Если бы освафт могли недоуменно моргать от резкой смены темы, Сен сделал бы именно так.

 

— Они не очень сильно отличаются от условий здесь. Чуть-чуть холоднее, но без дискомфорта.

 

— Вуффи Раа, — сказал Ландо в шлемофон, — дай мне данные сканирования стенки туманности. У меня есть идея. Сен, Фэй, Лехесу, вы можете пройти сквозь эту стену?

 

Ответил единственный, у кого был опыт в этом вопросе, — Лехесу.

 

— Она непреодолима. Там нельзя, как это у вас называется, «прыгать» между звездами, потому что не видно пространства. Говорят, что тот, кто попробует, исчезнет, охваченный пламенем.

 

— Понятно. Неважно, насколько разрежены газ и пыль, сверхсветовые скорости создадут чересчур большое трение. Насколько глубоко вы можете «заплыть» в стену, если придется? Можете настолько, чтобы вас не могли обнаружить сенсоры?

 

Неожиданно в пещеру запустили снаружи радиопередачу, которая вызвала шевеление среди освафт. Ландо не понял, что говорят, а поскольку никто не удосужился перевести, то он выкинул сообщение из головы.

 

— Думаю, такое возможно, — наконец заговорил надолго задумавшийся Лехесу. — Если я правильно понимаю, все освафт должны будут спрятаться в стене до тех пор, пока флот не поверит, что их злодеяние удалось, все умерли с голоду, и покинет ТонБоку. Но что нам делать с молекулярным осадком?

 

— Я уже все придумал, друг мой, — ухмыльнулся картежник. — Почему бы не распылить тут у вас часть моего груза?

 

— Уверен, все получится! Достопочтимые Старшие, позвольте спросить…

 

— Помолчи, младший! У нас появились другие заботы, очень неприятные новости.

 

— Что происходит. Сен, в чем дело? — заволновался Калриссиан.

 

— Попытки вступить в переговоры ради окончания этой безумной вражды закончились несчастьем. Группа из тысячи освафт была расстреляна из энергетических орудий в тот момент, когда появилась у выхода из ТонБоки и поприветствовала ближайший корабль.

 

— Очень грустно слышать об этом, Сен. Но ведь это не слишком меняет что-либо, правда?

 

— Боюсь, что меняет, Капитан-масса-ландо-калриссиан-сэр. Видите ли, к сожалению, в испуге они накричали на «крейсер» так же, как недавно я на тех освафт, которые проявили грубость, пока сопровождали вас сюда.

 

— Ага, я почувствовал, и удар был хорош. Они обругали «Любезный»? Что вышло? — картежнику никак не удавалось избавиться от плохого предчувствия.

 

— Ваш «Любезный» был плохо защищен. Они не поднимали щиты поскольку считали нас безвредными.

 

— И он теперь уничтожен.

 

— Великолепно… — сказал Ландо скорее себе, чем Старшим. — Нам только не хватало развернутой войны.

 

— Остальной флот с поднятыми щитами вошел в ТонБоку, чтобы убить нас в отместку.

 

 

Глава 11

 

 

— Да, Берн, на этот раз ты действительно попал, приятель, — без веселья усмехнулся Клин Шанга. Жилистый маленький человек на складной койке развел руками и безрадостно пожал плечами. На нем был темно-зеленый военный комбинезон, сильно вытертый на талии, где Берн обычно носил пояс с оружием. Пустовала и кобура Шанги. В тюремном отсеке «Венниса» не дозволялось оружие.

 

— Знаете как говорят, шеф: бывает, обманешь колдуна, а бывает — он тебя.

 

Берн издал звук, будто его вот-вот вывернет наизнанку. Шанга оглянулся в поисках подслушивающих устройств и вздохнул с неприятным для себя облегчением, когда не нашел ни одного. Его собеседник рассмеялся на это.

 

— Да что они мне сделают? Бросят в камеру за несоблюдение субординации? Это как арестовать убийцу за то, что он мусорит в неположенном месте.

 

Яркий свет единственной лампы без плафона под потолком отражался от блестящей лысины Берна. Там, где волосы еще оставались, они были острижены почти под корень. Шанга сел рядом на койку и вынул из кармана две сигареты. Одну протянул другу.

 

— Хотел бы я, чтобы ты посоветовался со мной прежде, чем нападать на склад.

 

— Чтоб и вы оказались тут? Шеф, вы бы сделали то же самое, что сделал я. На борту этой посудины есть целых пять машинок, которые способны самостоятельно прыгать на гипертяге, а наши истребители нет. Если флот вломится в туманность раньше, чем мы туда прибудем, мы потеряем убийцу!

 

И цель продолжать жить. Берн Нуладег был единственным членом их эскадрильи, который служил с Шангой еще до отставки последнего. Они служили родной стране в коротком, но кровавом конфликте с соседним государством, заработали медали, оба стали асами. Когда Шанга ушел, Нуладег продолжил карьеру, стал летным инструктором, потом под ею руководством оказалась летная академия страны. Вторжение со звезд изменило все. Теперь они летали вместе в эскадрилье, составленной не только из соотечественников, но и граждан государства, бывшего когда-то вражеским. Были там пилоты и из других стран, и с других планет системы. Все они были ренатазианцами, всем им было нужно одно и то же: возмездие.

 

— Знаю, Берн, знаю. Потому ты и пошел один, даже не взял никого. Ты собирался стянуть такую машину. И что потом?

 

Лысый издал смешок.

 

— Не зашел так далеко в планах. Пройдут дни прежде, чем мы доберемся до ТонБоки на такой скорости, Клин. Дни! О чем только думал Гепта, разрешив начать вторжение до нашего прибытия? До меня дошли слухи, они показались правдивыми, и я вступил в действие. Думаю, если б получилось, я бы предложил подвезти вас, народ. Кто знает. Как думаешь, что они теперь сделают со мной?

 

— У меня встреча — «аудиенция», как он их называет, — с нашим обмотанным серыми тряпками другом. Там пойдет разговор о тебе. Не буду врать, перспектива мрачная. Видел бы ты, как он обращается с собственными людьми.

 

Нуладег рассмеялся почти до истерики.

 

— А я знаю! Потому и было так легко спереть машинку, чтоб ее разнесло: потому что все боялись двинуться, боялись попасть под наказание! И кто только сказал, что диктатура эффективна, а шеф? Было бы смешно, если бы не было настолько глупо.

 

Он выдохнул клуб сизого дыма, и тот окутал голую лампочку под потолком. Смеха больше не было, не осталось даже улыбки.

 

— Клин, пообещайте мне: не волнуйтесь обо мне настолько, чтобы остановить эту миссию. Что бы ни случилось. Я вынесу их наказания, но одна мысль, что из-за меня…

 

Вся семья Берна была убита имперскими войсками, когда те развлекались в увольнительной. Для них это была забава. Убийство всего лишь подвело черту подо всем, в чем еще они были виновны. Их командир посчитал это неудачной шуткой. Его нашли следующим утром в собственной кровати с воткнутым под челюстью прямо в мозг штыком. Никто так и не разгадал тайну, как же могло так случиться в охраняемом здании на территории бывшей летной академии. Убийца найден не был, как и мотив.

 

— Хорошо, друг, — вздохнул Шанга.

 

Он всегда думал, что Нуладег, который был лучшим, чем он, пилотом и имел опыт командования, должен руководить их разномастной эскадрильей. Но тот отказался даже от позиции второго, ссылаясь на импульсивность, во что никто не верил до последнего происшествия.

 

— Посмотрим, что я смогу сделать. Боюсь, ты прав. Я и сам думал о тех лодчонках, когда услышал о выступлении против Звездной пещеры. Я скоро вернусь.

 

Он громко постучал в стену, намеренно не замечая кнопки вызова рядом с дверью, перегороженной силовым полем.

 

— Эй, охрана, выпустите меня отсюда! У меня встреча с вашей гадиной!

 

 

* * *

За четверть Галактики оттуда Первый, Второй и Остальные стремились к месту встречи. Они пришли издалека, и их скорость была невероятной для любой цивилизации в той Галактике.

 

— Мы так медленно движемся, — пожаловался Второй Первому. — Боюсь, мы не успеем вовремя!

 

Первый отвлекся от сосредоточенности на стремительном полете лишь на долю секунды, чтобы одарить того улыбкой.

 

— После всего, ты проявляешь нетерпение? Воистину пришла эра перемен. Не бойся, мы узнаем все, что должны, несмотря ни на что.

 

— События развиваются сами по себе! — волновался Второй. — Будущее стало непредсказуемым! Это хаос, говорю тебе, хаос!

 

— А должен быть идеальный порядок? Помни, что в состоянии непредсказуемости живет все время каждая раса. И мы начали с него, но мы необычны тем, что пережили его. И чуть не умерли со скуки. Разве так было бы лучше?

 

— Не читай мне мораль! — огрызнулся собеседник непривычно резко. — Я не хуже тебя знаю об опасностях, которые нам пришлось преодолеть. Я первый согласился с твоим планом. Не мешай мне жаловаться на некоторые его последствия, жалобы помогают мне примириться с неизбежным.

 

Смех заполнил пространство вокруг них.

 

— Ничто больше не неизбежно, дорогой друг, ничто! В том и смысл эксперимента.

 

— Тогда надеюсь, твой эксперимент принесет и лекарство от самодовольства. Я с удовольствием тебя подержу, пока его будут впихивать внутрь тебя!

 

И снова смех пронизал искривленное пространство, в котором Первый, раздосадованный Второй и Остальные стремились к цели.

 

 

* * *

— Чепуха! — прошипел Рокур Гепта из угла занимаемой им каюты. — Он мой, и я говорю вам, что его четвертуют живьем перед всем экипажем, включая ваш, адмирал, в качестве примера!

 

Впервые командиру эскадрильи довелось увидеть колдуна нервно ходящим из угла в угол. Подходило время разрешения нескольких кризисов, и ренатазианец подозревал, что Гепта и сам боится лишиться желанной победы из-за чересчур активного командира флота. Шанга поднял планку неуважения еще выше и беззаботно шмякнулся в громадное кресло мага.

 

— Гепта, вы старый шарлатан и прекрасно знаете, что нельзя так поступать, а если не знаете, вам скажу я. Держите Берна Нуладега на гауптвахте, если уж вам так хочется, пока мы не прибудем к Звездной пещере. Ему не помешает отдых, и так он не влипнет в новые неприятности. И заодно спасет ваше замотанное лицо. Но казните его, и я порву с вами всякие отношения.

 

— Вы сделаете то, что вам сказано! — Гепта сделал угрожающий магический жест.

 

Шанга расхохотался ему в лицо.

 

— Оставьте ваши штучки, старик! Мы перестали делать что нам говорят, когда ваш драгоценный флот уничтожил все, что мы могли потерять, ослушавшись. Двадцать три пушки, Гепта, и все они будут направлены на вас.

 

— Молчать! Я больше не нуждаюсь в тебе, Клин Шанга Ты сглупил, сказав мне, где можно найти Ландо Калриссиана Мы скоро прибудем туда, а он в ловушке флота и не может избежать моего правосудия. Ты бесполезен. Я избавлюсь от тебя!

 

Шанга добыл из кармана очередную сигару, поджег и беззастенчиво бросил пепел на ковер.

 

— И что? Я сегодня немного пообщался с вашим профессором. Помните, вы велели ему не скупиться на информацию о прохождении операции в туманности? Очень интересные новости пришли от флота сегодня утром, очень.

 

Гепта стоял спиной к пилоту и обращался к стене:

 

— И о чем же?

 

— Спросите ваших людей, если не верите мне. В этом мешке около миллиарда освафт, и все они не менее опасны, чем боевой корабль. Ваш мальчик на побегушках назвал их «органоэлектронными» существами. Не разбираюсь в деталях, но суть в том, что двигаются и думают они намного быстрее нас. Их группа уничтожила «Любезный», и никто не знает каким образом.

 

Колдун порывисто развернулся.

 

— Какая связь в этом с диспозицией вашей группы, адмирал?

 

То, как маг произнес обращение, могло бы занять первое место на конкурсе сарказма. С трудом ему удалось выкинуть из головы подразумеваемую угрозу и вернуться к расчетливому оскорблению.

 

— И вы думаете, что можете что-то сделать с помощью неуклюжих детей, которые управляют этим кораблем? — усмехнулся Шанга. — Говорю вам, Гепта, они не профессионалы, и они настолько боятся ошибиться, что ошибутся обязательно! Попытка Берна Нуладега этим утром показывает, что мы не боимся — ни вас, ни всего остального. Мы нужны вам, надменный вы дурак. Без нас вы проиграете эту операцию. Возможно, уже проиграли. Что-нибудь было слышно от флота?

 

Рокур Гепта долго восстанавливал контроль над собой. За двадцать тысяч лет никто из говоривших с ним таким тоном не выжил и даже не умер милосердно быстрой смертью. Некоторые из них страдали одновременно от пыток и восстановления организма сотни лет. Клин Шанга имел шанс попасть в их число. Не имело значения, что он сделает сейчас с Шангой и его подчиненными. Они послужат нужной ему цели в грядущем конфликте, а те, кто выживет… их будет ждать судьба куда более печальная, чем остальных. Впрочем, сейчас нужно было связаться с еще одним источником информации. Колдун подошел к креслу, в котором расселся пилот, и, не обращая на того внимания, нажал кнопку.

 

— Пришлите ко мне оттдефу Осуно Уэтта немедленно.

 

Не прошло и трех минут как разъехались двери каюты и вошел антрополог. Высокий тощий профессор мгновенно учуял висящий в воздухе, но отложенный конфликт и постановил для себя убраться с дороги, как только появится возможность.

 

— Вы следили за информацией от флота? — чародей перешел сразу к делу.

 

— Конечно, сэр, я…

 

— Что говорится о способностях освафт?

 

— Ну, они подтверждают мои данные. На клеточном уровне они схожи с электронными приборами. Отсюда их способности к коммуникации и…

 

— Откуда это известно?

 

Изумление антрополога росло с каждым резким словом из уст Гепты. Как и страх.

 

— Сэр, несколько кораблей проводили полное сканирование в момент, когда эти существа были уничтожены. Большинство их испарилось, когда взорвался «Любезный». По правде говоря, есть вероятность, что ни один из них не пострадал от открытого флотом огня. Они неправильно рассчитали безопасное расстояние от взрывающегося крейсера. «Любезный» открыл огонь, да, но не было времени для…

 

Колдун поднял руку, требуя тишины.

 

— Каким образом освафт уничтожили крейсер, оттдефа? И насколько они беззащитны, по-вашему, перед боевой мощью военного флота?

 

Ученый колебался некоторое время.

 

— Сэр, возможно, трудно поверить: они уничтожили крейсер с помощью обыкновенных микроволн, но на невероятной мощности. Это сочетается с их способностью путешествовать в гиперпространстве, поскольку также является энергоемким феноменом. Сыграл свою роль и тот факт, что на «Любезном» не были включены щиты. Я думаю, защищенный корабль будет в безопасности. На ваш второй вопрос отвечу, что нет причин верить, будто освафт будут менее восприимчивы к дезинтегрирующим лучам или лучам захвата, чем любое другое живое существо.

 

Колдун глубоко задумался, потирая то место, где под слоями ткани должен был находиться подбородок. Шанга с беззаботным видом курил сигару. Уэтт стоял по струнке.

 

— Последний вопрос, оттдефа: сколько там освафт?

 

— Сэр, мы не можем установить точное число. Предположительно от нескольких сотен миллионов до нескольких миллиардов.

 

— С каких пор слова «несколько» и «миллиард» стоят в одном предложении? — рассмеялся Шанга. — Гепта, да они задавят флот массой.

 

— Тихо, — неожиданно мягко сказал колдун. — Мне нужно подумать. Оттдефа, я поговорю с вами позже, спасибо за доклад.

 

Благодарного антрополога как ветром сдуло, следом за ним со свистом закрылись двери.

 

— Адмирал., вы мне не друг, а после этой операции никогда больше не будете союзником Но вы сказали мне правду, а это достойно уважения. Мы сделаем так, как предложили вы. Ваш человек останется в заключении до момента, когда мы достигнем туманности, где он будет возвращен под ваше командование. Я полагаюсь на то, что вы и ваша эскадрилья сослужите мне обещанную службу.

 

Пилот устало поднялся и затушил сигару. Поправил кобуру с недавно вернувшимся к нему оружием и молча пошел к двери. В последний момент обернулся к колдуну:

 

— У меня тоже нет причин дарить вам цветы, старик, но у нас есть общий враг. Мы останемся с вами до тех пор, пока не позаботимся о нем. Увидимся.

 

Двери закрылись и за ним.

 

Рокур Гепта почти не заметил, что остался один. Сначала он ходил от стенки к стенке задумчиво, потом его шаг сделался более уверенным. Затем он сел в кресло и активировал несколько камер. Нажал кнопку.

 

— Запись и передача в реальном времени, — сообщил он техникам. — Адресат — флот у туманности.

 

Когда связь была установлена, он заговорил:

 

— Своей неоспоримой властью приказываю прекратить все боевые операции сразу после получения этого сообщения. Возвращайтесь на блокадные позиции. Неподчинение этому приказу любым офицером будет наказано лишением званий и привилегий, юридическим и официальным отъемом имущества и продажей всей семьи в рабство в пяти степенях родства. Самого нарушившего ждет публичное расчленение. Таков приказ Рокура Гепты, чародея Тунда.

 

Выключились камеры. Гепта откинулся на спинку кресла, чувствуя себя много лучше. Приказ даст им время и разрешит часть конфликта между ним и Шангой. Удивительно, у него не было достойного противника уже тысячи лет. Никто не решался сказать слово против его жестокой власти. Везде, где бы он ни был, его боялись и ненавидели и подчинялись ему. Теперь же появился Ландо Калриссиан. И даже хуже — Клин Шанга. Удивительнее всего то, что колдуну было приятно.

 

 

Глава 12

 

 

Оттдефа Осуно Уэтт дрожал в относительной безопасности отведенной ему офицерской каюты. Невероятная удача — остаться в живых. Он видел, как по желанию Рокура Гепты ломали, фигурально и в прямом смысле, тех, кто был виновен лишь в докладе о механической поломке или приносил информацию, которая тому приходилась не по вкусу. И угораздило же Уэтта попасть в самый центр спора между злым колдуном и его партнером, — который, вполне вероятно, скоро станет бывшим. Этот варвар Шанга…

 

Оттдефа заметил, что забыл убрать подъемную кровать, торопясь ответить на зов Гепты. Итак, он все еще не избавился от привычки полагаться на слуг. Нужно было поскорей отделаться от этой слабости. Серая краска на стенах подавляла, несмотря на развешенные им украшения: церемониальные маски, начищенные до блеска щиты и примитивное оружие. Придется вытащить еще что-нибудь из оставленного в отсеке хранения багажа. Тогда комната станет посветлее, а заодно будет поддержана официальная легенда, которая позволяла ему находиться в этой каюте.

 

Он содрал с себя одежду, пропитанную потом, с отвращением понюхал и отбросил в сторону. По расписанию он не мог принимать душ в эти часы. К счастью, пестрое смешение разумных форм жизни на борту делало отдельные каюты не роскошью, а необходимостью. Могло быть хуже, он мог очутиться в общей каюте с сержантами или новобранцами, да еще и негуманоидами. За долгую карьеру ему доводилось «пробовать» и такое. Теперь же он хотел лишь умыться. Крохотная раковина была установлена в душевой рядом с унитазом. Вода из нее текла узкой струйкой, еле теплая. В зеркале над раковиной на собственном отраженном лице он увидел иронию. Все-таки он выжил, как выживал всегда. Потребовался тщательно продуманный многослойный обман. Введение в заблуждение — единственное искусство, которым он мог похвастаться, и только оно могло вывести его из нынешней передряги со всеми частями тела при нем.

 

Проклятый робот был виноват во всех неприятностях последних лет! И Гепта, и Шанга теперь стремились через всю Галактику к туманности ТонБока всего лишь ради мести. Ну что ж, возможно, мнимому оттдефе Осуно Уэтту тоже перепадет немного радости отмщения, когда «Бенине» все-таки доберется до места.

 

Он ополоснул водой длинное узкое лицо, шею и костлявую грудь, провел лазерной бритвой по щетине. И пришли воспоминания.

 

Он был моложе и совсем не похож внешне на самого себя сегодняшнего. Позже ему нарастили на четыре сантиметра каждую берцовую и бедренную кость, добавили длины рук для сохранения пропорций и лишний позвонок в позвоночник. Процедура была болезненной, а затем потребовалось несколько месяцев, чтобы привыкнуть к изменившемуся центру тяжести и новым биологическим ритмам Он стал выглядеть неестественно долговязым и неуклюжим, и то, что он еще только учился, усиливало впечатление. Маскировка была идеальной. Он потерял сорок килограмм. Удивительно, одно это сделало его почти неузнаваемым. Он изменил прическу, а волосы поседели сами по себе, да и чьи бы не поседели, когда знаешь, что миллиард разумных существ жаждет видеть твою медленную болезненную смерть и не собирается сидеть и ждать, пока она случится сама собой. Он хотел остаться живым; он и так уже превысил обычный для его профессии срок жизни на тридцать лет.

 

Вода выключилась самостоятельно. Уэтт яростно, до красноты, вытер кожу единственным полотенцем, которое полагалось ему во время путешествия. По дороге к стенному шкафу, где лежала его не разобранная сумка, профессор прихватил грязный костюм. Бросил его там на пол, достал новый и оделся, щепетильно проверяя каждую деталь — он любил, чтобы в одежде было удобно. Следующей добычей из недр сумки оказалось небольшое электронное устройство.

 

Почти отчаянно сжимая приборчик в костлявых пальцах, оттдефа лег на койку. Положил рядом с собой прибор, надел прилагавшуюся маску для глаз. Поднес палец к большой зеленой кнопке на черном пластиковом корпусе.

 

И задумался.

 

Ренатазия была симпатичной системой. Он легко мог представить ее во всех красках, словно видел только вчера: восемь плодородных планет и веселая желтенькая звезда, находившаяся на немалом расстоянии от тогдашних границ Империи. Видимо, люди-переселенцы явились туда в темную эпоху первых космических полетов. Записей не сохранилось ни в Ренатазии, ни на так называемых цивилизованных планетах. Империи было мало ее миллионов систем, она хотела больше, а потому Ренатазия должна была быть взята под опеку и управление.

 

Ренатазии III и IV были жемчужинами в этой милой и удобно изолированной диадеме. Из космоса они выглядели теплыми и полными растительности. Они были населены людьми, которые пользовались сталью и титаном, и простыми органопластиками, были способны получать атомную энергию и не только исследовали, но и удачно приспособили остальные шесть планет системы от ледяной внешней до раскаленной ближайшей к солнцу. Они пользовались системой куполов, не изменением климата, которое даже Империя подчас считала слишком дорогостоящим.

 

Они еще не сумели изобрести сверхсветовые двигатели, но имели уже некоторые теоретические разработки. Также не сделали они базовых открытий, которые привели бы к созданию таких механизмов, как дефлекторные щиты, лучи захвата и дезинтеграторы — чему потом очень радовались во флоте региона Империи, в который должна была войти Ренатазия. Жители системы даже без таких разработок дрались эффективно и яростно, у них была тысячелетняя практика.

 

Матильда, столица национального государства с тем же названием, была расположена на самом большом континенте Ренатазии III. Грубые и плоские электронные записи звука и изображения показали, что горожане разговаривали на искаженной версии общегалактического языка Этот факт позже стал предлогом для интервенции. Также этот народ был наиболее технологически развитым и богатым в системе. У них было наибольшее число удачных инопланетных колоний. Государство, как и остальные, находилось в северной температурной зоне, и в нем одинаково важны были сельское хозяйство и промышленность.

 

Как все в системе, в Матильде забыли о приходе их предков туда. Писатели и ученые строили догадки, что могут найти будущие исследователи среди звезд, есть ли там жизнь, более того — разумная жизнь.

 

Сильно поврежденный гражданский звездный фрахтовик попал в систему Ренатазия по чистой случайности. Когда ему удалось добраться в порт приписки для ремонта, капитан честно рассказал властям о существовании системы. Не было контакта между фрахтовиком и населением системы, что намного упростило задачу установления официальной связи, которая стояла перед оперативником разведки. Перед оттдефой Осуно Уэттом.

vikidalka.ru - 2015-2017 год. Все права принадлежат их авторам!