Главная | Случайная
Обратная связь

ТОР 5 статей:

Методические подходы к анализу финансового состояния предприятия

Проблема периодизации русской литературы ХХ века. Краткая характеристика второй половины ХХ века

Ценовые и неценовые факторы

Характеристика шлифовальных кругов и ее маркировка

Служебные части речи. Предлог. Союз. Частицы

КАТЕГОРИИ:






Энциклопедия Звездных войн 8 страница




 

Лодка, медленно разгоняясь, плавно потащила всех за собой. Отсюда Звездная пещера выглядела как глазное яблоко. Громадное, серое, без радужки, но со зрачком, в котором мигали три голубовато-белые звезды. Эскадрилья должна была выскочить почти у самого входа, чтобы сохранить элемент сюрприза. По мнению Шанги это был всего лишь дурацкий ритуал — их заметили бы все равно. Но начало есть начало. Внутри «глаза» их ждет враг. И смерть.

 

Эскадрилья единым целым ушла в гиперпространство вслед за спасательным шлюпом.

 

 

* * *

Веск325 — так обозначалось маленькое, похожее на ванну суденышко, чьи размеры и мощность были недостаточными, чтобы называться вспомогательным судном. Это был бот для проверки и починки внешней обшивки «Венниса» в открытом космосе. И он занимался этим со всем усердием электронного разума, но не во время движения крейсера. В данный момент Веск325 накрепко вцепился электромагнитными присосками в корму рядом с выхлопными трубами. И хотя двигатели были выключены, чтобы дать возможность запустить в полет эскадрилью, трубы нельзя было назвать остывшими. На внутренней стороне бота распластался человек.

 

Оттдефа Осуно Уэтт, антрополог и шпион, знал, что рискует, и очень сильно. Так всегда бывает, если служишь двум хозяевам. Он был должен Рокуру Гепте за помощь и советы. И собирался выплатить долг путем уничтожения врагов чародея. Второму он был обязан всем, включая жизнь. И тот от него требовал присматривать за вероломным колдуном Гепте не так уж и доверяли, несмотря на подаренный крейсер. И вот теперь он лежал, прижавшись как можно плотнее к поверхности Веска325, в костюме, точно имитирующим цвет бота. На визор шлема проецировалась заказанная информация, разогревая интерес и поднимая дух антрополога.

 

Впереди Рокур Гепта покинул небольшой кораблик и завис перед особым отсеком. Тот был непроницаем для сканирования. Впрочем, Уэтт подозревал нечто в этом роде, а потому явился подготовленным. Не так уж легко было усеять путь, которым пойдет колдун, крошечными, не больше пылинки, устройствами-сборщиками информации. Часть делала видео-аудиозапись и тут же отсылала на специальный приемник. Другие собирали информацию обо всем, что происходило вокруг, и готовы были передать ее Уэтту, как только он окажется в радиусе действия связи.

 

А он не торопился попадать в радиус.

 

У отсека не было входа, никакого люка. Уэтт принял бы на веру способность колдуна проходить сквозь стену, если бы не видел до того слишком много чудес и трюков, на поверку оказывавшихся результатом работы спрятанной техники. Ему хотелось выглянуть из-под Веска325, но желание он подавил и тщательнее присмотрелся к поступающей от приборов информации.

 

Как ни удивительно, запись в реальном времени говорила о том, что колдун не озаботился надеть скафандр. Странно, хотя не так уж невозможно. Никто до сих пор не знал, к какой расе принадлежит Рокур Гепта, хотя тот делал вид, что человек. Осталось найти людей, которые могли находиться хотя бы несколько минут в вакууме. Впрочем, под серыми одеяниями мог скрываться скафандр.

 

Уэтт ждал.

 

Как он и думал, передача данных прекратилась, стоило колдуну зайти внутрь отсека. По оценкам антрополога, броня там должна была быть не менее метра в толщину. Он медленно выглянул за край служившего прикрытием аппарата Гепты не было видно, как и отверстия, через которое он должен был войти внутрь. Один из «жучков» зажегся истеричным миганием из-за радиоактивного излучения. Но Уэтт все еще не знал, что же происходит внутри, только то, что он не знаком с этим явлением.

 

Он осторожно подобрался к отсеку и рассмотрел, прощупал его поверхность сантиметр за сантиметром. Никакого входа. Он применил более изощренные инструменты и выяснил, что перед ним металлическая коробка примерно десяти метров в длину с каждой стороны без особых признаков, кроме… Но это же абсурд. В стене все-таки было отверстие: закрытый воздухопровод четырех сантиметров в диаметре. Оттдефа не решился поднять заслонку. Он висел рядом опасно долго, вспоминая известные ему расы и их способности.

 

Чародей Тунда. Никому еще не удавалось узнать об этих существах, ни шпионам, ни ученым. К великому сожалению Уэтта, которому так хотелось первому увидеть планету колдунов, Гепта отказался взять его с собой на Тунд. Ходили слухи, что эти маги владеют невероятной силой, но среди легенд не было ни одной, говорящей о дематериализации или способности просачиваться через крохотные отверстия. Магия? Возможно, что-то в этом было… Да нет, быть не может, чепуха!

 

 

Глава 15

 

 

Рокур Гепта готовился к битве, и у него было много работы. Он обратился к духовным техникам, разработанным когда-то на Тунда. Он проверял оружие, как личное, так и корабельное. Он инструктировал и стращал персонал. Колдун занял кресло на мостике и слушал бесконечные доклады от флота, отвечал, смотрел карты и видеоизображения.

 

— Нет, — прошипел колдун, — вы не уйдете с назначенной вам позиции, капитан. Ни для преследования кого-либо, ни для защиты себя, я понятно выражаюсь? Вы — часть цепочки. Вы должны выполнять то, что вам прикажут, не обсуждать приказы и считать себя и подчиненных расходным материалом. Мы слишком долго обсуждаем эту тему. Отбой.

 

По взмаху его руки разочарованное лицо капитана пропало с экрана. За последний час колдун провел три таких разговора и начал уставать от них. Успокаивала его только мысль о зеленоватом сиянии смерти в особом отсеке.

 

— Общий приказ!

 

Робот-секретарь поспешил встать рядом с ним.

 

— Хотя не мне говорить офицерам об их долге, возникли вопросы касательно ими же установленных приказов, ставящих на первое место сохранение их кораблей и понимание цели их пребывания в заданном месте. Чтобы разрешить недоразумения и в качестве примера для будущих индивидуалистов, капитаны и их ближайшие помощники на трех крейсерах, обозначенных на карте, с этого момента лишаются всех званий. Полномочия должны перейти к третьему по рангу, а шестерых наказуемых следует поместить в шлюз и выпустить в открытый космос. Властью Рокура Гепты, чародея Тунда. Все поняли?

 

— Д-да, сэр! — даже робот начал заикаться после такого приказа.

 

— Хорошо. Перешлите его всем кораблям и заставьте их понять, что приказ подлежит немедленному исполнению.

 

Под несколькими слоями ткани Гепта расплылся в довольной улыбке.

 

 

* * *

Вуффи Раа сидел в кресле второго пилота на «Тысячелетнем соколе», исправлял программные ошибки в навигаторе и играл с компьютером Ландо был прав, его план не предотвратил бы войну и даже не помог бы ее выиграть, зато после его выполнения флот ослабнет, что побудит политических оппонентов Рокура Гепты вступить в игру и закончить блокаду. Если бы он мог покачать головой, так бы и сделал, но пришлось ограничиться мысленным представлением этого процесса.

 

Снаружи, заслоняя собой половину видимого неба, мирно висел Лехесу. По крайней мере, выглядел он спокойным Дроид включил линию связи.

 

— Я закончил моделировать наши действия, друг Лехесу. Думаю, шансы неплохи.

 

Гигантское существо подплыло к «Соколу» и заглянуло внутрь.

 

— Не надо, Вуффи Раа. Я прекрасно знаю, что должен сделать, и готов. Меня волновало, защищены ли вы. Если план Ландо сработает, флот действительно уничтожит себя сам?

 

Дроид поднял щупальце в знак уверенности.

 

— Да, как бы сложно ни было поверить. Вы, друг мой, удивительные создания, и такие действия возможны благодаря вам. «Сокол» готов, хотя я…

 

— Тебя что-то гложет? — интерпретировал освафт неуверенность в механическом голосе. — Скажи мне, возможно, я сумею помочь.

 

— Дело вот в чем…

 

И Вуффи Раа рассказал собеседнику о конфликте в своих программах и том, что начал осуждать тех, кто заложил их в него. Ему казалось неправильным, что он будет стоять в стороне (по его мнению, их участие квалифицировалось именно так) и смотреть, как флот уничтожает добрый и достойный восхищения народ.

 

— Понимаю, — наконец ответил Лехесу. — Мы почти в таком же положении. Я тоже не знаю, могу ли отнять жизнь в защиту собственной. Мы не сражаемся. Возможно, пришло время нам оставить жизнь и уступить дорогу более успешному продукту эволюции.

 

Робот, не зная, что сказать, не говорил ничего.

 

— С другой стороны, мы должны уйти только в том случае, если не можем изменить собственную сущность, наше сознание. Если можем, мы удачная раса, разве нет?

 

Вуффи Раа настолько привык к виду хозяина с сигарой, когда тот размышлял, что чуть сам не потянулся за куревом.

 

— Я не знаю, друг. Мне кажется неправильным измерять успешность расы способностью ее членов использовать насилие. Во вселенной есть и другие ценности.

 

— И все же надо помнить, что другие ценности бесполезны, если ты мертв.

 

— Это так, — робот издал электронное подобие смешка. — Ты прав.

 

 

* * *

— Мы опоздаем! — волновался Второй. — Я так и знал!

 

— Успокойся, друг, — миролюбиво ответил Первый. — Ничего еще не закончилось, рано делать выводы. Больше нет предреченных вещей. А даже если бы и были, мы проводим эксперимент. Если мы вмешаемся, он не будет чистым. Важен любой результат.

 

Они мчались сквозь пространство бесконечной ночи на скорости, которая им самим казалась тягостно малой, хотя многие физики положили бы жизни, чтобы узнать, как ее достичь — когда сумели бы принять, что она вообще возможна. Позади двоих лидеров тянулась длинная цепь Остальных, желавших посмотреть на окончание опыта Первого.

 

— И все же, — не очень уверенно ответил Второй, — у меня появилась новая тревожная мысль…

 

— Это и была цель эксперимента, не так ли?

 

— Да, да, но я не думаю, что она понравится вам. Видите ли, вопреки нетрадиционным методам, с помощью которых вы создали подопытного субъекта, и несмотря на явственные анатомические отличия… — Второй сделал жест, подчеркивающий собственную обтекаемую форму.

 

— Да, продолжай.

 

— Не будьте нетерпеливы, мне трудно. Я пришел к выводу, что на нас лежит некоторая ответственность по отношению к этому существу за пределами научного интереса. Особенно у вас.

 

Последовала долгая пауза. Первый не отвечал, поскольку не понимал, куда клонит его друг.

 

— Вы его родитель.

 

— Что?

 

— Вы создали его. Вы привели его во вселенную. Мы не можем позволить ему быть уничтоженным, особенно вы. Это предосудительно.

 

И снова Первый не ответил ничего. Расстояние во много световых лет, которое оставалось до цели, сокращалось стремительно и неотвратимо. Первый предался неприятным размышлениям не только об ответственности, но и о том как сам проглядел этот предмет. Субъект их эксперимента был живым существом, способным думать и чувствовать. Очевидно, самоуспокоенность, мирное довольство всем отняли у него не только развитие и вкус к жизни, но и заставили замолчать чувство этичности.

 

— Боюсь, ты прав, друг мой. Поздравь меня с отцовством. Во имя всего, давайте же поторопимся, дабы не допустить опоздания!

 

 

* * *

— Да все просто, — объяснял Калриссиан уже в пятый раз, постепенно теряя надежду. — Вы прыгаете между двумя кораблями, делаете то, что мы уже обсуждали, и прыгаете обратно. Остальное флот сделает сам.

 

Картежник удобно расположился в невесомости посреди Пещеры Старших. Сен и Фэй плавали по обеим сторонам от него на порядочном удалении, чтобы не задеть случайно.

 

— Но капитан-ландо-калриссиан-сэр, это отвратительно! — возмутился Фэй. — Это ниже достоинства.

 

— Как насчет потери твоей прозрачности?

 

— Что вы имеете в виду?

 

Картежник пожалел, что не может затянуться сигарой. Изобретательный Вуффи Раа устроил в шлеме место для нее. Наружу выпирала не слишком эстетичная шишка, зато сигару можно было хотя бы пожевать. Попробуйте раскурить сигару в скафандре, а потом заставить работать систему циркуляции воздуха.

 

— Разве смерть не ниже твоего достоинства? Не отвратительна, а?

 

— Я никогда не думал о ней в таком ракурсе, — признался младший из двоих освафт.

 

Сен, который молчал до того, теперь вступил в разговор:

 

— Скажи, Ландо, ты сам смог был произвести сходный физиологический процесс? Извергнуть отходы тела, чтобы…

 

— Еще как могу! Слушайте, да от вас ничего особенного не требуется: концентрируетесь, собираете около кожи тяжелые металлы, прыгаете на место, даете порам сделать свое дело и убираетесь восвояси. За вами остается форма нужных очертаний мишенью для ребят в сером. Они будут стрелять в вас, а попадут друг в друга. Разыгрывать карты надо с умом.

 

Сен и Фэй опять погрузились в размышления.

 

— Слушайте, вы предложили мне драгоценные камни. Вы же их делаете тем же способом.

 

— Вовсе не тем же! — возмутился Фэй.

 

— Ас моей точки зрения, разницы никакой. С другой стороны, я знаю кое-кого, кто видит большое различие в том, чтобы убивать для еды животных и растения. Правда, найдется несколько разумных рас, живущих фотосинтезом. Давайте сойдемся на том, что приверженцы культур зачастую слепы насчет нелепости собственных ограничений, тогда как другим они прекрасно видны. Так можете вы действовать по плану?

 

— Те из нас, кто может, встретятся с тобой по сигналу.

 

Калриссиан пожал плечами.

 

— Наверное, не стоит просить большего. Он почувствовал улыбку Сена.

 

— Не стоит, если только кое-кто не желает имитировать врага, с которым мы вот-вот начнем бой.

 

 

* * *

В момент, когда его эскадрилья проходила через короткий туннель, ведущий в ТонБоку, Клина Шангу посетила неприятная мысль. Словно засевшая в голове мелодия, раз за разом проигрывались одни и те же вопросы касательно оттдефы Осуно Уэтта. Почему он казался знакомым? Где они встречались раньше?

 

— Семнадцатый, поправь курс, ты ушел влево.

 

— Принято, Лидер.

 

Шанга еще раз оглядел приборы и откинулся в кресле, стараясь расслабиться и выкинуть из головы лишние мысли. Но все же — где он мог видеть эту тощую фигуру с шапкой седых волос? И почему никак не получалось совместить его и ученую степень? Подхалим и лизоблюд, Уэтт был рожден подчиняться. Но тогда почему он вдруг вставал на первый план внимания пилота? Может, из-за голоса? Высокий и визгливый, голос был полон самомнения, которое не вязалось со смутными воспоминаниями, которые сумел восстановить Шанга. Он был похож на скверный сон, увидев который, просыпаешься с облегчением, зная, что ничего подобного не было на самом деле. Но, увы, Уэтт существовал в реальности.

 

— Двадцать третий вызывает Лидера.

 

— Говори, Берн.

 

— Почему мы не соблюдаем радиомолчанку? Я думал, мы собираемся свалиться как снег на головы.

 

— Они и без того знают, что мы идем, и больше нам прийти неоткуда.

 

— Типа вылета к югу от Матильды сразу после предательства? — усмехнулся Нуладег кровавому воспоминанию; в то утро они уничтожили около тысячи солдат противника.

 

Да, они все помнили шок от начала вторжения после доброжелательного гостеприимства, которое они оказали Вуффи Раа и… Почему вдруг в памяти всплыло лицо Уэтта?

 

— Лидер — Двадцать третьему. Берн, ты видел ручного антрополога Гепты, Осуно Уэтта?

 

— Да нет, вроде. А что?

 

Из кабины Шанги видно было, что кабина собеседника тонет в сигарном дыму. И как только Берн дышал там?..

 

— Не знаю, просто грызет чувство, будто я встречал его раньше.

 

— Ну и перестань думать о нем. Если важно, само придет. Расслабься, а я пока возьму управление на себя.

 

— Спасибо, Берн, я ценю.

 

— Главное, не вводи в привычку.

 

— Тебя понял, Двадцать третий. Конец связи.

 

 

* * *

Оттдефа Осуно Уэтт, кое-как разместившись в тесном укрытии, читал очень странные данные. Звезды снаружи казались неподвижными, но это была лишь иллюзия. Если верить приборам, которые Уэтт посеял в изобилии на пути колдуна и часть которых все же прилипла к его одежде и обуви, Гепта действительно вошел в бронированную комнату через отверстие, куда не пролез бы и кулак четырехлетнего человеческого ребенка. И где-то там, внутри, по показаниям приборов, маг перестал существовать — крошечные аппаратики остались плавать сами по себе, записывая пустоту, пока снова не появился чародей. Чем бы он ни был.

 

Уэтт неуклюже попытался занять более удобное положение или хотя бы чуть-чуть пошевелить затекшими руками и ногами. Он не мог поверить тому, что видел на экранах. Он был знаком с антропологами, которые поддавались вере в изучаемую ими магию. Серьезные ученые вдруг начинали считать, что определенные танцы конкретных народов могут вызвать дождь и так далее. Уэтт всегда считал это упадком, предательством по отношению к науке и к личности. Но теперь в его душу закрались сомнения.

 

По легендам чародеи Тунда должны были быть способны на любую магию. Никто и никогда не говорил, что они люди или даже гуманоиды. Но какая раса была способна на то, что сейчас регистрировали приборы? Гепта вернулся наружу через узкую трубку, и электронный «мусор» снова прилип к нему. И что это была за энергия, которая проникала даже сквозь два метра — не один, а целых два, понял Уэтт, — когда колдун был внутри? И важнее всего, что же такое был Рокур Гепта?

 

 

Глава 16

 

 

— Масса, у нас гости.

 

— Уже иду! Ландо выскочил из кают-компании, где уточнял тактику для освафт, ворвался в кабину и с разбегу плюхнулся в кресло второго пилота. Из миллиарда существ только около тысячи согласились сыграть в предложенную им игру в жизнь и смерть, но и это было неплохо. — Где?

 

Робот щупальцем указал на скопление мигающих точек на сенсорах дальнего сканирования.

 

— Истребители того же типа, что встретились нам в системе Осеон. По предварительным подсчетам там двадцать пять машин. Я не знаю, что это за корабль побольше в центре.

 

— Как бы не оказалась та же группа, — отозвался Калриссиан, приглядываясь к построению.-Не похожи на боевое звено, зато на наших знакомых — очень.

 

Переключением нескольких рычагов он выставил у «Сокола» полную защиту.

 

— Иногда я думаю, что проще было бы сдаться ренатазианцам сразу, — опечалился дроид. — Если бы только они знали правду.

 

— Прекрати, старая консервная банка! Знают они правду, только им удобнее гоняться за козлом отпущения, чем пытаться наладить собственные жизни. Давай удивим этих минокков — выйдем к ним поздороваться, а?

 

Робот взялся за приборы.

 

— Согласен, масса, для того мы и здесь.

 

Ландо, который уже выскочил из кресла, схватился за спинку, чтобы удержать равновесие, когда корабль ринулся к «месту встречи».

 

— Ты прав, но мне и в голову не приходило, что к нам присоединятся и ренатазианцы. Что-то Гепта запаздывает. Как это он пропускает шоу с нами в ловушке?

 

— Он обязательно появится, не беспокойтесь, масса.

 

Капитан, задевая локтями за металлические стенки узкой шахты, вскарабкался в орудийную башню. Нацепил наушники и очки, запустил генераторы.

 

— Начинаю проверку оружия. И не зови меня масса.

 

— Да, масс… — пискнул интерком.

 

— Ага, попался!

 

Калриссиан прицелился в звезду, которую выбрал в качестве пробной мишени, и по очереди правой и левой руками нажал на гашетки. Два ярко-зеленых заряда ушли в пространство. Все работало отлично.

 

— Вперед, дружище!

 

— Есть, масса!

 

Пока «Сокол» на полной скорости мчался навстречу врагу, Ландо, чтобы не нервничать, еще раз мысленно проверил все детали плана. Освафт не станут нападать на маленькую группу истребителей. Он уже рассказал им все, что знал о тактике.

 

— Тысяча километров до точки встречи, масса. Определен объект посередине — это спасательный шлюп с большого корабля. Вероятно, они использовали его в качестве буксира в гиперпространстве. Теперь они отходят от него.

 

— Дай им сделать первый заход.

 

На экране было видно, как истребители тоже поднимают щиты. Впрочем, толку от них обычно было немного — не хватало мощности для поддержки сильного дефлекторного поля. В этом отношении «Сокол» был куда удобнее.

 

— Пятьсот километров, масса.

 

Теперь истребители стали видны и невооруженным взглядом — часть звезд в отверстии выхода из ТонБоки двигалась слишком быстро. Ландо навел оружие на цели, стремясь почувствовать их еще до того, как они окажутся достаточно близко для стрельбы.

 

Два истребителя промчались над фрахтовиком. Калриссиан выпустил в них несколько зарядов, но проход был слишком быстрым, чтобы стороны могли причинить вред друг другу. Вероятно, они лишь желали убедиться, что перед ними действительно «Тысячелетний сокол» с Вуффи Раа на борту, также известным как ренатазианский убийца.

 

— Двое снизу, — сообщил дроид.

 

— Подпусти их поближе!

 

Усиленные щиты будут для врага сюрпризом.

 

Ландо не открывал огонь до последней секунды, затем выпустил несколько зарядов в ту из двух машин, что была побольше размером. Защита истребителя продержалась всего миг, затем огненным цветком расцвел взрыв. Воодушевленный Калриссиан сместил прицел, но второй противник уже скрылся из виду. Итак, минус один, остается двадцать четыре по оценке Вуффи Раа. Вернее, двадцать три, шлюп не в счет.

 

— Отчет о повреждениях?

 

— Отчитываться не о чем, масса.

 

— Отличная работа! Куда они девались?

 

В ответ шесть истребителей вышли на позицию прямо перед фрахтовиком. Ландо, ругнувшись, окатил их дождем смертоносной энергии (на «Соколе» мигнул свет), и быстрые машинки кинулись врассыпную.

 

— Масса! Они прямо по курсу! Одиннадцать штук!

 

— Сворачивай! Мне не достать их отсюда. Нет! Отменить! И без того проблем полно!

 

Четверо из предыдущих шести вернулись и открыли непрерывный огонь. Калриссиан не отставал от них. Сумел подбить одного. Второму досталось прямое попадание, и он превратился в огненный шар. Но оставались другие, и они не спешили отступать. Даже подбитый описал большую неуклюжую дугу и вернулся в бой. Ландо навел перекрестье прицела на того, кто показался ему лидером, и почти звериным рыком вдавил спусковые кнопки. Еще один огненный шар. Второе попадание в уже помятый корабль — тот, качаясь, направился в сторону, но взорвался вдруг. Оставшийся истребитель метнулся из зоны поражения. Придется ждать его возвращения.

 

— Все чисто! Поворачивай корабль!

 

— Поздно, масса, я уничтожил два истребителя, остальные девять отступили за пределы досягаемости.

 

Воцарилась недоуменная пауза, которая чуть не стоила жизни человеку и дроиду. На полной скорости над ними прошел одинокий истребитель и выпустил весь заряд по выхлопным трубам на корме, по самой уязвимой части щитов. Ландо вздрогнул, напуганный скорее собственным невниманием, чем противником. Он развернул счетверенные орудия и стрелял, пока истребитель не исчез в клубах дыма И тут прошел ступор Калриссиана.

 

— Повтори, что ты сказал?! Ты уничтожил два истребителя? Ты же пацифист!

 

На крыше фрахтовика находились две небольшие лазерные установки, управляемые из кабины.

 

Куда менее эффективные, чем прочее вооружение «Сокола», они все же были оружием. Ландо как-то попросил дроида их синхронизировать, чтобы увеличить мощность, и день назад Вуффи Раа наконец добрался до них.

 

Из кабины не пришло ответа.

 

— Вуффи Раа, ты там жив? Нет ответа.

 

Истребители пока держались вдалеке, наверняка, зализывали раны и примерялись к «Соколу». Если это действительно люди Шанги, они небось сильно удивились, получив удар из двух групп орудий вместо одной. Или нет? Технически они знали, что Вуффи Раа не способен к драке, но политически (психологически? социологически?) он был для них самым смертоносным из всех существ в их истории. Интересно, как они собираются разрешить этот вопрос?

 

— Вуффи Раа, скажи хоть слово!

 

— Да, масса. Прошу прощения. Я расскажу все позже, сейчас возвращаются наши друзья.

 

В этот раз они решили взять численностью, Ландо успел насчитать семнадцать, прежде чем стало не до подсчетов. Ему жутко хотелось курить, но было и не до сигар. Дело приняло серьезный оборот. Калриссиан стрелял непрерывно, и по то и дело меркнущему свету было понятно, что Вуффи Раа занимается тем же одновременно с управлением кораблем. Вражеские удары градом сыпались на щиты, и по коротким докладам робота капитан знал, что на панели управления уже горит треть красных и желтых лампочек.

 

И вдруг ослепительный свет возник там, куда не были повернуты орудия Ландо и не могли стрелять пушки Вуффи Раа. Там величественно раскинул крылья Лехесу. Он повернулся к следующему истребителю и «крикнул»; машину свернуло жгутом. Освафт исчез и тут же возник по другому борту фрахтовика. Истребители удрали на безопасное расстояние. На короткое время воцарился мир.

 

— Лехесу, ты крут! А я-то думал, ты со своими!

 

— Мой народ остается разумным где угодно, капитан-масса. И я увидел, что вам нужна помощь.

 

— Ну вообще-то, — нахмурился картежник, — не нужна нам была помощь, не особенно.

 

Наконец-то можно было закурить, и Калриссиан немедленно воспользовался моментом — вытащил сигару из голенища сапога, зажег и откинулся на спинку кресла.

 

— Спасибо тебе, Лехесу, — сказал Вуффи Раа- За помощь и за разговор. Похоже, мне удалось разрешить конфликт в программе.

 

Поглядывая на экран в ожидании следующего вторжения, Ландо поинтересовался:

 

— Как у вас там, Лехесу? Дожидаетесь начала?

 

— Нет, капитан-масса. Мы решили последовать не вашим словам, а вашему примеру. Они выступили против флота вместо того, чтобы ждать его.

 

 

* * *

Существо, которое Ландо называл Сен, было благодарно. Много больше чем тысяча освафт плыли сейчас за ним, куда больше, чем он рассчитывал Их пристыдил отважный пример человека. И возможно, его успех в бою с первой волной противника сыграл не последнюю роль. Он направил мысль Фэю:

 

— Как думаешь, старый друг, сколько нас здесь?

 

— Вероятно, миллион. Остальные последовали второму совету человека и прячутся теперь в стенах ТонБоки.

 

— Может быть, они правы и их действия спасут нас от вымирания лучше, чем битва с этими монстрами. Предложение Лехесу разделиться было правильным. Разные мнения создают различные способы выживания, один из которых может оказаться удачным там, где не подействуют все прочие.

 

— Не знаю, — ответил Фэй. — Думаю, я предпочел бы сейчас играть в сабакк. Вероятность быть убитым…

 

— …вдыхает новую жизнь, — закончил за него старший из двоих. — Лехесу прав, лучше так, чем сидеть на месте и впадать в стагнацию.

 

— Каждому свое, — недовольно пробурчал Фэй.

 

 

* * *

На борту «Верного» помощник артиллериста с круглыми глазами повернулся к командиру.

 

— Сэр, их там миллионы! Империя спаси нас!

 

Тот с не менее ошарашенным видом поспешил лично удостовериться в том, что казалось жестокой неуместной шуткой.

vikidalka.ru - 2015-2017 год. Все права принадлежат их авторам!