Главная | Случайная
Обратная связь

ТОР 5 статей:

Методические подходы к анализу финансового состояния предприятия

Проблема периодизации русской литературы ХХ века. Краткая характеристика второй половины ХХ века

Ценовые и неценовые факторы

Характеристика шлифовальных кругов и ее маркировка

Служебные части речи. Предлог. Союз. Частицы

КАТЕГОРИИ:






Южная стена пройдена




 

 

Мысловский отвечает, что мистера Рая в лагере нет - он болен, лечится где-то ниже. На камбузе у Володи Воскобойникова уже полнейший ажур. "Китчен-бои" в белых халатах разносят еду.

Эдик отправляет Натембу рассчитываться с ледовыми носильщиками: договор с ними был заключен на 40 дней, срок уже истек. Оборотистые торговцы пригнали из Ямпхудина мулов, груженных спиртным - ракией и чангом (рисовой водкой). У портеров интересы сосредоточены не на работе, а на открывшейся "торговой точке". Еще новость, узнаем ее от Мысловского на вечернем сборе: не хватает спальных мешков. Валиев уточняет: их не хватает для трех высотных лагерей. Никто из руководства эту информацию не опровергает. Интересные дела! На многократно задаваемые вопросы - почему нет спальников? - никто ничего вразумительного не отвечает. Начинаются разговоры про другое, дескать, участники брали резиновые сапоги, предназначенные для ледовых портеров. Сапоги брали 20 дней назад, сейчас эта проблема чрезвычайно "актуальна". Как в старом анекдоте: "Старий, на базарі був? - Був.- Волів продав? - Продав.- А гроші де? - Спати, стара, спати".

Команды Москвы и России дошли до высоты 7500.

28 марта. Лагерь с утра заносит снегом. У нас после завтрака медосмотр, функциональные пробы. У меня после 15 приседаний восстанавливаемость пульса - 2 минуты.

А. П. - Прости, дилетантский вопрос: о чем говорит этот показатель - 2 минуты?

С. Б. - О том, что я был в очень хорошей форме. На равнине норма восстанавливаемости пульса после такой нагрузки 1-3 минуты. С подъемом на высоту работоспособность резко снижается, до того, как наступает акклиматизация, - чуть ли не вдвое. Для того чтобы ее не терять в горах, мы и тренируемся круглый год.

Отправляемся за продуктами в ледовый лагерь. По пути встречаем Анитри - брата Натембы, он несет из Катманду свежую почту и деньги. Пастух тут же на тропе берется разбирать письма. И не зря - ему адресованы сразу шесть. Еще обнаруживаем с десяток газет. В основном номера "Комсомолки". Видимо, в посольстве решили - раз спортсмены, значит молодежь. А мы тут почти дедушки бородатые. "Почти дедушки", конечно, не все, а вот бородатые - поголовно.

Мысловский получил письмо из "Аннапурна-трекинг". Мистер Пандей выставил дополнительно к счету еще 15 тысяч долларов. Такой кругленькой суммой обернулось увеличение количества носильщиков в начале пути. Их было около 600 человек! Мало того, Пандей еще и стращает, мол, если не уплатим, следующим советским экспедициям придется в Непале неважно. Наверное, фирмач понял, что имеет дело с государственной машиной, из которой, если поднажать, много чего можно вытрясти. А Эдик ломает голову, как сэкономить на премиях шерпам. Разве это выход? Считаю, тем, кто уже ходит на 7000, надо платить не задумываясь, но это мое мнение.

А. П. - Хотелось бы знать, насколько успех экспедиции зависит от шерпов?

С. Б. - Альпийский стиль восхождений, я уже говорил, позволяет вообще без них обходиться. Тем более если экспедиция немногочисленная, 6-8 человек,- считаю, именно за такими экспедициями будущее.

В базовом лагере доктор с недоумением спрашивает, почему мы не идем вниз, в лесную зону, отдыхать. Разве непонятно? Мы еще не так устали и не так много сделали, чтобы брать недельный тайм-аут.

Ефимов передал по рации, что в лагере-2 унесло палатку киношников вместе с аппаратурой, спальниками и другим снаряжением. Палатка была "Салева", с тентом.

Москвичи и команда России пытались выйти из лагеря-3 наверх, но из-за снегопада возвратились. Непогода - не единственная причина. Они навесили перила до высоты 7350 и не увидели впереди хорошей площадки для следующего лагеря. А идти в такую погоду, не имея надежного тыла, опасно.

29 марта. Похоже, снег не прекращался и ночью. Все вокруг в белой пелене. За завтраком узнаем от Мысловского, что киногруппа сегодня спускается вниз. Во второй ледовый лагерь идут Халитов, доктор и шерпы. Эдик говорит, что возможны спасработы - там очень плохо чувствует себя один из ледовых портеров. Я мрачно шучу насчет "похоронного" опыта нашей группы. Ребята уходят, несмотря на непогоду. А мы в палатке развлекаемся "пулей". По дороге на обед замечаю, что флаги на мачте приспущены. Видимо, случилось самое худшее. В кают-компании узнаем, что так и есть - умер. А ведь вчера там был Витя Пастух, опытный врач, спасший в горах (и не только) многих! Ни Коля Черный, ни шерпы ничего нам не сказали, не показали Виктору больного. Почему?! Диагноз Валеры Карпенко - смерть наступила от отека легкого. Ужасно! Наверное, вчера его еще можно было спасти.

Непостижимо, поразительно отношение шерпов, товарищей этого бедняги, к факту смерти. Ни тени скорби, никаких эмоций. Мол, ничего особенного - переселился человек в другой мир. Как будто из второго ледового в первый перешел. Говорят, у умершего осталось шесть детей...

А. П. - Наверное, если бы такую философию исповедовали и мы, легче переживали бы потери.

С. Б. - Нет, не представляю. Мы живем в другой стране, воспитаны по-другому. Не могу понять такое отношение к смерти. Как это возможно? Ведь мы не дорожили бы друг другом...

В три часа дня снегопад, наконец, прекратился. На связи с Катманду Пандей сообщает, что срок договора с ледовыми носильщиками заканчивается 31 марта, просит позаботиться о них. Какие еще ждут неприятности?

30 марта. Готовимся к выходу. Сегодня наверх вышел Казбек с двумя шерпами. Вечером авансом отмечаем мой день рождения - завтра будем на горе. Всех палатка вместить не смогла, только человек 13. Миша три раза заваривает "трофейный" кофе из высотного польского лагеря. После этого я три часа не могу уснуть. Рядом ворочается Туркевич.

31 марта. Встаем очень рано, чтобы выйти до завтрака. Володя Воскобойников присылает к нам в палатку кухонных шерпов. Вместе с обычным чаем и кофе приносят еще и блинчики с вареньем. А я в это время уже у Мысловского, получаю альтиметр и аккумулятор для рации.

Выходим в 8.30. Я перед выходом кроме кофе выпиваю еще и просто воды - после вчерашнего мучает жажда. Помогло - до лагеря-1 иду очень бодро. В "Зиме" варим чай. За этот час пути нас совсем разморила жара. Группа Казбека вчера дальше лагеря-1 не смогла подняться из-за шерпов. Сегодня они протоптали наверх тропу. Я по пути туда укрепляю на вешках флажки из полимерной пленки, покрытой люминофорной краской - подарок наших с Витей земляков из ПО "Монокристалл-реактив". Флажки очень яркие, хорошо видны издалека.

В лагерь-2 прихожу около 16.30. Там команда Валиева с шерпами.

1 апреля. Из лагеря-2 выходим около 10 часов. Впереди снова "казахи". Я - замыкающий. На высоте 7000 ребята разобрали грузы, вынесенные сюда шерпами. На мою долю остается баул, в котором три каримата и автоклав. Кариматы беру, автоклав оставляю. Рюкзаки у нас не очень легкие. Иду не спеша. Но Витя забеспокоился, вышел навстречу, хотел понести мой рюкзак. Я в этом нисколько не нуждался, но предложение помощи оценил. В лагере-3 "казахи" поселились в высотной палатке, а мы с шерпами заняли "Зиму".

Вечером с нашей "Зимой" начинают твориться чудеса. Застежка на входе у нее на "липучках", она тут же забилась снегом и льдом и не хочет закрываться. Но это еще полбеды. Закрываем вход снаряжением и личными вещами, чтобы не дуло. Только забрались в спальники, как порыв ветра сдвинул стойку, которая проткнула банки вверху палатки. Заменяем их новыми. Все повторяется. Еще раз заменяем - более прочными. Но в третий раз стойка разрывает палатку. Полтора часа латаем дыру, пытаемся разъединить стойку - она замерзла и не поддается. "Кочегарим" примус, отогреваем и разбираем стойку, ставим палатку на укороченную. И все это время двое шерпов в своих спальниках не подают никаких признаков жизни!

Ночью палатку треплет ветер. Спим беспокойно не только из-за непогоды - на этом выходе все плохо переносят высоту. Интересная деталь: из всей группы фонарь наверх захватил только я.

2 апреля. Выходим в лагерь-4 с грузовой ходкой. Там принимаемся строить площадку под палатку - сюда уже вынесли "Салеву". Но работать мешает очень сильный ветер. Миша забыл взять пуховку. Решаем спускаться в лагерь-3. Кроме веревок и "железа" мы вынесли сюда два баллона с кислородом.

В лагере-3 ребята берутся раскапывать пещеру, вырытую киношниками,- ее занесло снегом, ночевка в "Зиме" никому не улыбается. Пока ребята трудятся, я целеустремленно гоняюсь по плато за унесенной ветром рукавицей. В брезентовой оболочке еще две варежки - просто шерстяная и из верблюжьей шерсти. Догоняю!

Валиев с ребятами (с ними и шерпы) сделали ходку до 7800 и ушли в лагерь-2. Мы с комфортом ночуем в пещере. Лучше и безопаснее такого "дома" на высотных восхождениях не знаю.

3 апреля. Готовлю завтрак, что занимает часа полтора. Все это время - в меховых внутренних ботинках, которые были со мной на Эвересте. К моменту выхода ноги здорово замерзли. Пока навел порядок, мыл посуду и отогревал ноги, на часах - десять. Снова иду последним. В лагерь-4 прихожу к трем часам. Пастух с Туркевичем уже строят площадку под "Салеву" из камней и снежных блоков. С Ринатом, который шел со мной, включаемся в работу. До пяти часов занимаемся палаткой, укрепляем ее. Сказать, что все время дует ветер, - мало. Это не ветер, а ураган.

Мишу такая "работа адова" склоняет к мысли о необходимости немедленно бежать вниз. Я категорически против.

А. П. -Почему? Разве не логичнее постараться избежать ненужного риска?

С. Б. - В какой-то степени риск, конечно, присутствовал. Но в то же время - если отступать по поводу каждого момента риска... Отступишь раз (это характерно для всех видов спорта, связанных с большими физическими и моральными нагрузками: скажем, марафонского бега, лыжных гонок на 50 км и др.) - может выработаться стереотип. И тогда, как только будут возникать трудности, ты будешь "соскакивать". А многого ли сможешь добиться? Не сходить с дистанции как бы ни было трудно - мое жизненное кредо.

Как можем продолжаем укреплять "Салеву", но временами ветер просто распластывает ее по площадке. Понадобился нож. Прошу Пастуха достать его из клапана моего рюкзака. Он пытается проделать это, не снимая пуховых рукавиц. Естественно, ничего не выходит. Не выдерживаю, подхожу и делаю все сам. Без рукавиц, голыми руками продолжаю привязывать палатку.

А. П. - Витя же хирург, наверное, старался беречь руки. Хотя они всем нужны, не только хирургам. Скажи, трудно в таких ситуациях сдержаться, обойтись без комментариев?

С. Б. - Здесь я, наверное, не сдержался. Как комментировал ситуацию, представить нетрудно. Почему дал волю эмоциям? Ситуация усложнилась, а ребята повели себя не так, как всегда.

Только в шесть вечера вконец измотанные влезаем в "Салеву". Там полчаса не можем разжечь примус - неисправен насос. Непонятно: те, кто нес его сюда, что, не удосужились проверить? Холодно. Ребята и в палатке не снимают рукавицы. На вечерней связи говорю, что такие "пляжные" палатки, как "Салева", выше базового лагеря ставить нельзя. У нас нет уверенности, что до утра ее не разорвет. Радиопереговоры проходят под аккомпанемент ураганного ветра. Ефимов - единственный, кто сразу понял всю опасность нашего положения. Я чувствую его беспокойство. Благодарю за советы.

Ужин - чисто символический: едва притронулись к еде мы с Ринатом, Витя только попил чаю, а Миша, как только оказался в палатке, сразу влез в спальник и остался в нем до утра. Через час после ужина, когда все уже улеглись, оторвало половину тента палатки. Он оглушительно хлопает. Ветер продувает насквозь, в "Салеве" почти так же холодно, как и снаружи. Решаем с Ринатом, что тент нужно срезать, иначе с ним вместе может сорвать и палатку. Обуваюсь и вылезаю наружу. Обрезаю тент.

В палатку влезаю обессиленный. Благо, хоть раздеваться не надо. Снимаю только верхние пластиковые ботинки, связываю шнурками, прищелкиваю к карману палатки, чтобы в случае чего быстро найти ночью. Влезаю в спальник. На такой высоте, пока настоящей акклиматизации еще нет, ночь - это не сон, а какой-то полубред. Не покидает ощущение тревоги: вот сейчас разорвет палатку...

Все же до утра мы продержались. Витя Пастух начал еще с вечера отогревать ноги, которые прихватило, он уверен, во время строительства площадки. Растирание не помогает. Начинает дышать кислородом (0,5 литра в минуту). Становится чуть лучше, но Витя продолжает растирать ступни в спальнике. Все сильно кашляют.

А. П. - В первой гималайской экспедиции были, помнится, и серьезные обморожения, например у Мысловского. Как удалось избежать этого во второй? Можно ли вообще без этих неприятностей обойтись?

С. Б. - Мне кажется, нам и погода помогла (за исключением южной ветки). Опять же, сказался опыт первого восхождения на восьмитысячник, зимних восхождений на семитысячники. Нет, обморожения - совсем не обязательная "дань" высочайшим вершинам. Мне кажется, отсутствие травм, обморожений - подтверждение высокого класса команды. Хотя иных "болельщиков" такой итог нашей экспедиции откровенно разочаровал.

4 апреля. Витя начинает копошиться, как только рассвело. Работа с примусом требует железных нервов и выдержки. С трудом согреваем немного какао, закусываем его шоколадом. Завтракают на этот раз все, но едим очень мало - сказывается высота, все-таки уже 7800. (Заметка на полях, сделанная позже: как потом выяснилось, высотомер "ошибался" на 200 метров в сторону уменьшения. К обозначениям всех высот в моем дневнике надо добавлять те же 200 м. То есть мы были уже на 8000!).

В палатке гораздо холоднее, чем вечером. Снаружи все тот же ураганный ветер. Работать на маршруте невозможно. Сообщаем по связи, sjjo возвращаемся вниз. Команда РСФСР выходит нам навстречу. Казбек с ребятами делают грузовую ходку на 7800. Группа Хрищатого идет в лагерь-4.

Выходим вниз в 9 утра. Как только начал спускаться по перилам, почувствовал, как сильно мерзнут пальцы на ногах, на руках еще сильнее. Дает о себе знать гипоксия. Спускаемся очень медленно, к 10.30 мы только возле лагеря-3. Навстречу - трое из команды РСФСР. Почему только трое? Саша Погорелов заболел. Похоже, ангина. Женя Виноградский принял решение спускать его вниз с нашей группой.

Чем ниже, тем слабее ветер. Облачности нет. Солнце. Пока спускались к лагерю-2, так перегрелся, что еле дошел. Пришлось на ходу снимать лишние одежки. В лагере-2 Сережа Ефимов. Греем воду, едим консервы. Витя спускается позже всех. Ефимов и Погорелов уходят вниз, а мы не спешим - гоняем чаи.

В лагере-1 застаем только Погорелова. Вите Пастуху плохо, начал принимать таблетки. В базовый лагерь спускаемся к шести вечера. Нас встречают Венделовский с микрофоном и Голубев с кинокамерой. Роль кинозвезды, может, и не самая неприятная, но достаточно утомительная. Особенно после такого выхода.

На вечерней радиосвязи Виноградский говорит, что они переставили палатку двумя веревками выше. Ветер там по-прежнему очень сильный. Они очень поздно подошли к лагерю-4. Валиев вернулся ночевать на 7500.

А. П. - Интересно, как осуществлялась у вас радиосвязь?

С. Б. - На связь выходили три раза в день радиостанциями "Нокия" на УКВ. Рации работали на аккумуляторах - они постоянно подзаряжались в базовом лагере. Каждая группа брала на выход заряженный аккумулятор, на ночь, чтобы не замерз, прятали его в спальнике. В общем, радиосвязь была довольно устойчивая, а вот весили рации довольно много - больше 1 кг.

Хрищатый - в лагере-3. У него улетели рюкзак и радиостанция. Валера пришел туда, чтобы на базе не волновались. Ведь из лагеря-4 выйти на связь он не мог. Попросил Казбека, который завтра спускается, помочь ему в поисках рюкзака.

А. П. - А тебе приходилось бывать в такой ситуации, когда, например, улетает рюкзак? Чем это чревато?

С. Б. - Нет, не приходилось. Потеря снаряжения, скажем рюкзака с палаткой, понятно чем грозит: холодной ночевкой, обморожениями, а возможно, ситуациями и похуже. Поэтому на любой стоянке, на склоне или на скале обязательно прищелкиваем рюкзак к крючьям или перилам.

5 апреля. Ночь в базовом лагере. Для нас его высота 5500 (почти вершина Эльбруса) сейчас - как равнина. Ровный, спокойный сон, какое это наслаждение! Если бы не кашель...

Утром согреваем воду, с удовольствием моемся, стираем. Традиционное развлечение - преферанс в компании Васи Сенаторова. Вечером приходят "казахи". Вид у всех довольно измученный. Ужин сегодня знатный. "Гвоздь программы" - мясо буйвола. Хоть и жуется с трудом, но все же натуральное.

Как всегда после выхода - разбор. Рассказываю о сильном ветре, о том, что если бы утром все же попытались идти наверх, были бы обморожения. Прошу тренеров оценить наши действия. Мысловский говорит, что решение спускаться - правильное. Потом рассказывает о своем выходе Казбек. Говорит, что удивлен моим сообщением об ураганном ветре. У них дуло, но не слишком. Его группа дошла до высоты 8000! Занесли туда палатку, бензин, снаряжение. Нашли остатки лагеря какой-то экспедиции. Говорят, впечатление такое, будто оттуда до гребня, соединяющего Ялунг-Канг с Главной, метров 100. То и дело в разговоре мелькает словосочетание "группа траверсантов". Интересно, что произносится это так, будто речь идет о посторонних людях, а не о нас.

Всех беспокоит, что до траверса у всех групп остается по одному выходу, а многое не готово. Шерпы в лагерь-3 не ходят. По всей вероятности, придется каждой из групп делать грузовую ходку наверх. Иванов вдруг выражает недовольство положением дел на нашем направлении, мол, две группы сходили, а ничего не сделали, ничего конструктивного для исправления ситуации не предложили, а Туркевич сказал, что работы там на два месяца. Миша возражает: паниковать рано, а про два месяца он не говорил. И главное: почему это мы ничего не предложили, если я высказался предельно конкретно - стартовать на траверс нужно именно с южного направления? Поэтому группа должна будет не только обработать маршрут, но и вывести туда побольше грузов.

6 апреля. Сон, даже в палатке базового лагеря, уже не восстанавливает. Утром просыпаемся если и не больными, то, во всяком случае, и не здоровыми. Насморк, болит горло, кашель буквально разрывает на части. Большинство ребят спустились вниз. Дружно лечимся и... по-прежнему кашляем.

7 апреля. Уже три ночи мы в базовом лагере, а дела со здоровьем не лучше: кашляем, хрипим. В полдень группа Валиева и с ней Букреев уходят в лесную зону. Из этой команды в базовом остался только Дедий. У него разболелся зуб. Вещь и внизу малоприятная, а уж здесь тем более. Валера Карпенко включил "хонду" (не мотоцикл, а японскую портативную электростанцию) и бормашиной просверлил больной зуб. Витя лежит в палатке, опухоль не спадает. Это уже вторая зубная "операция", проведенная здесь Валерой. Еще раньше он удалил зуб Сереже Арсентьеву - удачно.

Наш режим дня, да и образ жизни, больше всего напоминает больницу. По сигналу ходим в столовую - очень медленно. От нашей палатки метров сто, не больше, вверх по склону. Но если идти в обычном темпе, сразу сбиваешь дыхание и начинается приступ кашля. Поэтому ходим неспешно, осторожно. В остальное время - "постельный режим" - книги, карты (да-да, из песни слова не выкинешь, есть такой грех), радио - тоненькая живая ниточка, связывающая нас с Большой землей, и - сон, он почти не снимает накопившуюся усталость, но все равно желанный.

А. П. -Видимо, высота, предельные нагрузки - физические и психологические - заставляют организм выставлять какие-то ограничения, самозащиту. Поэтому, я думаю, не очень популярны серьезные книги, шахматы - все это требует напряжения мысли. А вообще, чего больше всего хочется на отдыхе? О чем вы говорите, что вспоминаете?

С. Б. -На досуге - книги, нарды, карты... Были у нас и любители шахмат - Бэл, Володя Воскобойников. Еще одно развлечение - дневники, почти все в этой экспедиции стали "писателями". А серьезное чтение в самом деле не идет, может, потому, что все мысли - об экспедиции. Чего больше всего хочется? Попариться в сауне или хотя бы в бане... Воспоминания, конечно, чаще всего - о доме. У меня, по крайней мере. Представлял своих детей, особенно часто - младших, Марину и Настю.

Мы с друзьями ходим в горы столько лет, что знаем друг о друге, кажется, все. Приходится в который раз слушать одни и те же случаи из жизни, одни и те же любимые анекдоты. Но все научились воспринимать их так, будто слышат впервые. Иначе, наверное, нельзя, если хочешь понимать других и чтобы тебя понимали.

9 апреля. Светает рано. Сегодня впервые после возвращения сверху встаю раньше семи. Погода по-прежнему "звенит". Даже ветер утих. Готовимся к выходу. Я подсчитал: чтобы в этот выход взойти на Южную вершину, нам нужно вынести в лагерь-4 еще 500 м веревки, высотную палатку, 10 баллонов кислорода. Это примерно 60 кг грузов.

А. П. - А если бы вы не подняли наверх эти грузы, состоялся бы траверс?

С. Б. - Думаю, он состоялся бы и в этом случае. Возможно, чуть позже. Пришлось бы еще какой-то группе вести работы на этой ветке. Ведь Иванов после предыдущего (нашего и команды России) выхода в этом направлении был близок к панике, предлагал бросить туда чуть ли не все силы. Но тут уж в нас взыграло самолюбие. Тем более, что москвичи... Словом, давай вернемся к дневнику.

На дневной связи в 13 часов москвичи сообщают, что вышли на перемычку. Но мы и без сообщения знаем об этом - видим их и в бинокли, и в стереотрубу. Ребята начали движение по гребню в сторону Главной вершины, а на связи в 16 часов (до этого назначили связь на 17, почему вышли на час раньше - неизвестно, возможно, был "секретный" договор с Мысловским) сообщают, что час назад были на Главной вершине!

Да, неизвестный путь оказался не таким уж проблемным. За 3,5 часа пройти от перемычки до вершины - значит не встретить особых трудностей. Тренеры счастливы. Остальные... Переживают, сложны чувства. Особенно "гималайцы". Ревность - вот что это такое. Почему они, а не мы?!! Туркевич мрачно комментирует: можно сворачивать экспедицию - цель достигнута. Москвичи возвращаются в лагерь-4 уже в темноте. На вечерней связи сообщают подробности. Вышли около 11 часов. Расход кислорода поставили 1,5 литра в минуту. Взяли с собой по баллону - этого хватило. Елагин оставил на перемычке еще и запасной баллон. С перемычки - путь по снегу и легким скалам. На вершине они видели два желтых баллона из-под кислорода и шест, на котором написали свои имена. Поздравляем ребят - искренне, но не без примеси зависти. Молодцы, мужики! Вечером торжественный ужин. Мистер Рай от имени правительства Непала поздравляет нас всех.

10 апреля. Просыпаюсь в начале шестого. Уже светло. Но всю ночь и утром не унимается сильный ветер. Вчера я предложил выйти пораньше, часов в 6-7. Но Туркевич и Пастух подняли на смех эту идею. Что ж, пусть каждый выходит, когда хочет. Я собрался к семи, вещи на выход сложил с вечера. Бужу Рината и потихоньку выхожу.

Поначалу идти совсем не могу - из-за кашля. Неделя между выходами совсем его не сняла. Валера Карпенко то ли в шутку, то ли серьезно отказывается помогать, говорит, что нас лечит Виктор. А для хирурга Пастуха кашель - не болезнь.

Первые шаги по леднику. Кашель выворачивает наизнанку, до изнеможения, до рвоты, но постепенно приноровился. В лагере-1 перекусил, попил воды из фляги. Пора идти...

Двухнедельная полоса хорошей погоды, похоже, заканчивается.

11 апреля. Утром сильный ветер. Облака разметало. Все шерпы идут вниз. Мы - дальше. Вес рюкзаков небольшой - около 10 кг. Такое впечатление, что непогода каждый раз ждет именно нашего выхода. Иванов с Ефимовым в один голос говорят, что если там, где сейчас наш лагерь-4, снова ураганный ветер, то маршрут надо менять, идти по кулуарам. Как-то оно будет? Пока идем к лагерю-3. Ветер не прекращается. Временами кажется, что двигаться просто невозможно: шаг вперед, два назад. Пару раз меня просто сбрасывает на несколько метров вниз. Вчера Вася Елагин дал мне защитную маску для дыхания. Не верится: почти не кашляю. В лагере-3 мы сейчас одни. Занимаем снежную пещеру киношников. Тот, кто никогда не ночевал в этом древнем жилище, не в состоянии оценить его прелести. Снаружи шквалистый ветер, а у нас - благодать. На вечерней связи Мысловский говорит, что завтра наверх выходит группа Валиева. Первая ходка у них будет сюда - с кислородными баллонами.

12 апреля. Выходим в 9 утра. Впереди Пастух. Он и не собирается отдыхать перед бергшрундом. А мне идти очень тяжело. Сильно пересохло во рту. Кричу Вите, чтобы подождал или бросил мне флягу. Он, видимо, не

слышит - продолжает идти. Кричу громче, и с употреблением более крепких выражений. Тут уж Пастух услышал, оставляет питье.

На двух прошлых выходах я чувствовал себя гораздо лучше. Сейчас - настоящая "горняшка". У Миши и Рината самочувствие тоже не блестящее. А Витя на подъеме, мчится вперед, как резвый конь. У нашего бывшего лагеря нагружаем рюкзаки. Пастух делает еще и дополнительную ходку. Очень долго, до 9 часов, греем чай и консервы. Ветер за стенками палатки беснуется по-прежнему.

В начале шестого вечера Миша берет две веревки и идет обрабатывать маршрут дальше. А я с рюкзаком бреду к нашей старой площадке: группа Виноградского часть грузов бросила там.

13 апреля. В палатке очень холодно. Вылезать из теплого спальника мучительно не хочется, но надо. Берем с Туркевичем по четыре 9-миллиметровые веревки по 90 м, все необходимое "железо" и - наверх. Вначале маршрут несложный, скалы со снегом. Дальше выходим на Юго-Западный гребень. По контрфорсу лезть нельзя. Там заглаженные скалы типа "бараньих лбов". Взяли левее. Миша навесил 5 веревок. Затем первым полез я.

Навесил две 90-метровые. В 3 часа останавливаемся передохнуть. В этом месте можно организовать лагерь-5. Альтиметр показывает 7900. Значит, высота 8150. Ринат с Витей сегодня вынесли тяжелые рюкзаки из лагеря-3 в лагерь-4, а оттуда подносят грузы выше. Потом все идем вниз, в лагерь-4, ночевать.

14 апреля. Сегодня моей младшей дочке Насте 4 месяца. А у нас переход в лагерь-5. Берем по 9 кг общественного груза. У нас с Мишей еще и кинокамера "Красногорск" с пленками. Погода ничего, правда, иногда налетает ветер, такой, что укладывает на землю. Через 3 часа мы в лагере-5. Миша снимает кино. Я спускаюсь, чтобы помочь Вите и Ринату донести вчерашние грузы. Потом мы с Туркевичем начинаем рыть в снегу пещеру, а Пастух с Хайбулиным обрабатывают путь дальше.

15 апреля. Эти записи уже делаю задним числом, в Тсераме, где мы на отдыхе. Записи в высотном дневнике неполные, поэтому возвращаюсь к последнему выходу.

...Ребята ушли на маршрут, а Туркевич с лопатой в руках приступил к "шахтерским" операциям. После полутора часов работы наткнулся на камень, размеры его таковы, что о пещере говорить не приходится. Я, уже предвкушавший тихую ночь в надежном убежище, не могу сразу смириться с мыслью о крушении надежд. Здорово было бы утром стартовать на Южную из пещеры. Поэтому начинаю строительство на склоне уже с индийской стороны. Но и здесь - фиаско. Натыкаюсь на лед, снега явно мало. Завалив Мишино сооружение, устанавливаем на месте несостоявшейся пещеры высотную палатку.

Когда начали возиться с примусом, вернулись Ринат с Витей. Решаем, что утром выйдем пораньше и все свои вещи возьмем с собой. Предусмотрели и такой вариант: если на Южную поднимемся до полудня, то сходим еще и на Средний пик, тогда в лагерь-4 спустимся по средней ветке. На вечерней связи узнаем у Иванова, что лагерь-4 будет свободен. Хрищатый и его группа сделают туда заброску.

Просыпаемся в 6 утра. Витя Пастух согрел чаю, подогрел черную икру, разогрел баночку консервированной осетрины. Слегка позавтракав, Миша первым выходит из палатки. За ним остальные. Ветер, бушевавший всю ночь, и утром не прекратился. Вся индийская сторона забита облачностью. Начинаю движение по перилам последним, после утреннего сеанса радиосвязи и уборки палатки. На часах - 8.45.

Первые 150 метров подъема - внутренние углы и камины. Скалы очень разрушены и есть опасность сбросить камни друг на друга, поэтому поднимаемся на безопасном расстоянии. Поднимаю голову. Как красиво! По скалам поднимаются Витя и Ринат. Вокруг них нимб из снежной пыли, сверкающей в лучах солнца. Разве можно упустить такие кадры? Лезу в рюкзак за кинокамерой. Пока возился с ней, прихватило морозом пальцы. Кое-что все же снимаю, хотя из-за двух фильтров объект съемки почти не виден в видоискателе. Когда подхожу к концу веревок, обработанных вчера, Миша уже пошел дальше - резко траверсом влево. Временами налетает ветер. Порывы такие сильные, что стоять на склоне, ни за что не держась, невозможно, валит с ног. Проходим влево метров 250-300 по снежному склону и находим в одном месте вариант прохождения скального бастиона.

А. П. - Этот бастион был ключевым местом вашего восхождения на Южную? Вообще, расскажи подробнее о маршруте, ведь в дневнике об этом ты пишешь очень скупо.

С. Б. - Ключевым, я думаю, можно считать не только бастион, но и весь отрезок маршрута, начиная с высоты 8000 м и до 8400 м. Некоторые участки 4-5-й категории сложности напоминали наш эверестовский маршрут. Плюс, не забывай, восьмикилометровая высота.

За бастионом уже виден предвершинный гребень. Длина перехода - 120 м. Пастух идет последним. Нижний конец веревки оставляет незакрепленным. Когда все проходим бастион, веревку - 90 метров - вытаскиваем за собой.

А. П. - Незакрепленный нижний конец веревки? Это ведь могло иметь непредсказуемые последствия.

С. Б. - Дело в том, что у нас оставалась только одна веревка длиной 90 метров. Если бы мы ее закрепили внизу, дальше не на чем было бы идти. А впереди оставалось метров 40 сложного лазания. Мы выдернули веревку и пошли дальше, до старых перил, оставленных японской экспедицией. На обратном пути мы этот сложный участок обошли - навесили перила в другом месте, менее сложном.

Миша в это время уже был на снежном склоне, там местами закреплена желтая пластиковая веревка, оставленная японцами. Дальше связываемся своей "сороковкой" и идем все одновременно. Вот уже вершинный гребень! Со стороны Индии - широкие снежно-ледовые надувы. Пройдя метров 200 на северо-восток, останавливаемся в высшей точке. Следов пребывания людей не видно. В сторону Среднего пика идут такие же надувы и ровный гребень. Убедившись, что это и есть вершина, начинаем кино- и фотосъемки. Время 14.40. Базовый лагерь все время на приеме. Валя Иванов поздравляет нас с вершиной.

Все наше ущелье закрыто облаками, как и ущелья с индийской стороны. Облачность - высотой? глубиной? - до третьего лагеря. Кинокадры снимаем с Мишей по очереди. Пока работаем с камерой, начинают белеть пальцы на руках. Тут же их отогреваем. Здесь не равнина, легко можно лишиться пальцев. На вершине оставляем значок с гербом Харькова, номер газеты "Комсомольское знамя", вымпелы Сумского, Донецкого и Харьковского альпклубов, пустой кислородный баллон. Это Мишин: подходя к вершине, N^ вдруг почувствовал, что кислород закончился. Говорит, что попросил кого-то из нас поставить регулятор расхода на 1,5 литра в минуту, а поставили, видимо, больше. Пришлось ему подключаться к новому баллону.

Спуск начинаем в 15.30. Понятно, что о Среднем пике в такое время нечего и думать. Сложные скалы, по которым поднимались, на спуске обходим, нашли путь попроще и навешиваем перила по более простым полкам. Ниже лагеря-5 только в двух местах нет перил. Вспомнилось неприятное: когда лезли вверх, Витя Пастух стал советовать Мише (тот уже был на бастионе), какой маршрут выбрать. Потом они с Ринатом решили подниматься другим путем. Пришлось остановить. Витя стал объяснять, что их вариант короче и легче. И видя, что не смог убедить, все больше раздражался: "Куда нам, вы - супермены, а мы кто?" Ну и ну! Перебранка, в которой и я был не на высоте,- на самой, можно сказать, вершине. Каламбур в данном случае - совершенно невольный. Даже не заметил его поначалу, обдумывая, как поточнее обрисовать ситуацию. Нелестную для нас, что и говорить. Как там у Высоцкого? "Весь мир на ладони, ты счастлив и нем..." Умиротворением и не пахло. Немыми мы не были, это уж точно...

16 апреля. Утром узнаем, что Хрищатый с группой были на Среднем пике. Из лагеря-3 без кислорода утром вышли на восхождение. Иванов спрашивает: "Что вы оставили на вершине?" - "Свои следы!" - "Так вы были на вершине?!! Что видели?" - "Такие надувы, каких я не видел ни на Памире, ни на Тянь-Шане, ни на Кавказе! Ветер был ураганный".- "Что будете делать дальше?" - "Грузовую ходку в лагерь-4". - "Спускайтесь вниз!" - "Нет, будем делать ходку". Вот такие интересные переговоры. Гипоксия (кислородное голодание). Это, конечно, она. Валера "плывет".

А. П. - Разве можно было Хрищатому в таком состоянии оставаться наверху? А если нельзя, почему руководители решительно не потребовали спускаться?

С. Б. - Группа Хрищатого все же сделала грузовую ходку из лагеря-3 в лагерь-4. Причем трое ребят работали уже с кислородом, а Балыбердин - без. Команда оказалась неуправляемой. Тренерам по радио не удалось убедить их. Как потом оказалось, эта ветка так и не была проработана до перемычки между Главной и Средней вершинами: местами отсутствовали перила, палатку в лагере-5 сбило ветром и чудом не унесло. В результате несделанное на этом участке группами Елагина и Хрищатого пришлось доводить до ума группе Вити Пастуха. Мне по сей день непонятна фраза Иванова на разборе перед траверсом, что все группы отработали на первом этапе добросовестно. Если бы мы позволили себе что-то подобное на Южной вершине, оттуда нельзя было бы начинать траверс.

В 9 утра начинаем спуск в лагерь-2. Там пьем чай, принимаем поздравления Коли Черного, доктора и Мысловского, идем в базовый лагерь. Вот мы и дома! Как раз к обеду. Киношники не дремлют - это их час. Позируя, предвкушаем удовольствие от баньки. Но начинается снег и... там, прямо скажем, не Африка.

Вечером Венделовский решил сделать синхронные записи: на кинопленку и магнитофон. Пытается обыграть конфликт "Иванов и мы" (когда Валентин сказал, что мы на предыдущем выходе ничего не сделали). А, в основном, подводит к тому, что на Эвересте было лучше, а сейчас все пущено на самотек, руководство некомпетентно.

А. П. - Это на взгляд Венделовского. А по-твоему?

С. Б. - На Эвересте, мне кажется, уровень дисциплины был повыше, мы безоговорочно выполняли распоряжения Тамма и Овчинникова. Здесь же руководителями были наши товарищи по предыдущим восхождениям, по Эвересту. Может, потому многие решения приводили к спорам. А может, дело в том, что время изменилось - демократия, гласность... Но демократия - не анархия. Если пустить на самотек альпинистские мероприятия, начнем таскать трупы.

17 апреля. Утром узнаем от Иванова новость: Казбек на связи сообщил, что они с киношниками были на Главной вершине. Когда мы уходили из лагеря-3, они все вышли из лагеря-4. На дневную связь (в 13 часов) выходили из лагеря-5. И тут же начали восхождение. На вечернюю связь не выходили - вернулись с горы в 21.30. Еще восемь человек на Канченджанге. А всего на вершинах уже побывало двадцать наших восходителей!

В 11 часов уходим из базового лагеря на отдых в лесную зону. Виноградский в это время только начинает восхождение из лагеря-5. Почему так поздно?!!

Венделовский прикрепил к нам кинооператора Васю Иванюка, и тот "подгрузил" нас камерой "Конвас", так что рюкзаки значительно потяжелели. В ледовом лагере встречаем шерпов. Угощают чаем. Их маршрут - наверх, наш - вниз. На леднике проваливаюсь по колено в воду. Естественно, ледяную. Дальше вся дорога - под аккомпанемент хлюпающей в ботинке воды.

Иванюк совсем не может идти, задыхается: простудился. То и дело останавливаемся, ждем его. Поэтому в Рамзе приходим поздно, в 7 вечера. Здесь - Володя Шопин! Радуемся встрече с товарищем по восхождению на Эверест. Володя идет в базовый лагерь как гость киногруппы. Привез письма и кассеты с записями голосов наших дорогих и любимых.

Ребята решают заночевать в Рамзе. Мне перспектива завтрашней прогулки в мокром ботинке не улыбается. В начале восьмого ухожу дальше - один. Первые полчаса сквозь тучи подсвечивает луна. Но потом меня накрывает облаком. Видимость становится 3-5 метров. С трудом удерживаюсь на тропе, налобный фонарик почти не помогает. Очередное ночное путешествие! И все же через 2 часа я в нашем "санатории" в Тсераме, в лесу. Здесь еще не спят - накормили, обогрели. Узнаю, что американцы (они идут на Канченджангу с севера) установили 1-й лагерь.

18 апреля. Утро. Солнце. Чай в постель! На связи базовый лагерь сообщает, что команда России взошла на Южную вершину, сейчас она в лагере-3. А Казбека почти спускали в базовый лагерь. Подозрение на пневмонию. Наш счет в споре с Канченджангой растет: на вершинах уже побывали 24 человека.

Ставлю на магнитофон "домашнюю" кассету. Похоже, микрофон на мое семейство действовал, как удав на кроликов. Натянутые разговоры, ни слова о том, что там в нашем альпклубе и в федерации. Только маленькая Настя кряхтит свободно и раскованно.

В полдень приходят мои ребята. Москвичи уже отдохнули, 4-й день здесь. Сейчас собрались в "экспедицию" вниз. Володя Воскобойников наладил отличное питание.

19 апреля. Блаженствуем. Восстанавливаем силы для решающего штурма. Вчера вечером начали спускаться сюда ребята из групп Хрищатого и Валиева. Казбек кашляет. С Гриши Лунякова хоть икону пиши: вид великомученика с темными страдальческими глазами и черной бородкой. Володя Сувига немного подморозил лицо и палец на ноге. Дедий очень похудел. Только Зинур Халитов выглядит, как всегда. Вся их компания, кроме Казбека, поднималась на Главную без кислорода. Когда они выходили из лагеря-3, Трощиненко и Глуш-ковский сразу же подключились к кислороду - предстояла работа ведь не только на маршруте, но и с кинокамерой. В 13 были в лагере-5 и сразу - дальше. Шли традиционным путем - по "классической полке". На вершину взошли в 17.30. На спуске у Казбека закончился кислород. Глушковский, когда стемнело, шел очень медленно (быстрее идти, я думаю, Сане не позволяло зрение - он носит очки), потому остался ночевать в лагере-5, а Трощиненко с Моисеевым спустились в свою палатку в лагере-4. Ребята из группы Казбека с Саней Глушковским провели всю ночь сидя в спальниках, в высотной' палатке не было места, чтобы лечь. У киношников сели голоса. Теперь казахская команда планирует идти на траверс без кислорода.

В группе Хрищатого, мне кажется, тяжелый настрой. Все находятся в каком-то напряжении. Говорят: если бы сами, без спросу, не пошли на Средний пик, - не было бы вершины, руководство не пустило бы.

А. П. - А ты, Сергей, на месте руководства решился бы дать разрешение?

С. Б. - Думаю, они, как и все группы, были готовы к восхождению на "свой" восьмитысячник. Когда слушал радиопереговоры Хрищатого с Ивановым, у меня не возникло впечатления, что Валентин не разрешал команде идти в этот выход на гopy. Предварительно и наша, и другие группы предупреждали руководство, что будем выходить на "свои" вершины, если установим пятые лагеря и позволит погода. Как поступил бы на месте руководителей? Если бы все было заранее четко оговорено - безусловно, выпустил.

Букреев очень похудел, это сразу бросается в глаза. Арсентьев говорит, что потерял 8 килограммов. После восхождения (на следующий день) они делали грузовую ходку из лагеря-3 в лагерь-4.

Команда России тоже спускается к нам в "санаторий". Сегодня группа вышла из базового лагеря, но до Тсерама не дошла. С ребятами идет Валера Карпенко. Его "вооружение" - электрокардиограф с аккумулятором - принесли "казахи".

20 апреля. Открываю "цирюльню". После завтрака привожу в порядок прически Пастуха и Сувиги. На очереди новый "клиент" - Балыбердин. Моя деятельность не остается без внимания. Вася Иванюк стрекочет кинокамерой, пока я колдую над лысиной Бэла.

Миша с Ринатом с утра взялись строить очаг для парной бани. А я, прикрыв "цирюльню", устраиваю себе двухчасовую прогулку вниз. Там много цветов и гораздо теплее, чем в Тсераме. Богомолов ходил в Торонтан, вернулся с букетом красных рододендронов.

А. П. - Мне кажется, мужчины равнодушны к цветам. Альпинисты - исключение?

С. Б. - Почему тебе кажется, что мужчины к цветам равнодушны? Не согласен! А что касается нас, просидевших больше месяца среди скал и льдов, не согласен вдвойне. Радовались каждой травинке, не говоря уже о цветах!

Перед обедом наконец приходит Женя Виноградский со своей группой. Хорошо выглядит только Погорелов. Сам Женя подморозил нос. Миша Можаев из их группы еще где-то на подходах к Тсераму. Зато спустились Венделовский и Голубев.

Во второй половине дня - разбор восхождений. Сначала отчитываются москвичи. Им задают много вопросов. Делают и замечание: уходя, не закрепили палатку и ее слегка "разобрал" ветер. За москвичами - наша очередь. Рассказываю о восхождении на Южную. Вопросов ко мне мало. Тренеры долго спорят с группой Хрищатого. Те пытаются доказать, что поступили очень хорошо, сказав сначала, что идут с грузовой ходкой в лагерь-4, а потом - что стартуют из лагеря-5 на восхождение (по пути они занесли 8 баллонов кислорода в лагерь-4). На вопрос, почему вдруг резко изменили планы, отвечают очень странно: потому что Балыбердин оставил в лагере-4 ветрозащитный костюм. Вспоминается страничка учебника французского языка: "Что за шум в соседней комнате?" - "Это мой дедушка ест сыр". В ответе ребят логика тоже отсутствует. Иванов подводит итог препирательствам: "У вас нет дисциплины. А у нас нет уверенности в том, что вы сможете выполнить наше поручение". Хрищатый возражает: группа у них очень ровная; если убрать Мишу Можаева, любое задание - не проблема.

А. П. - Почему Валера хотел вывести из групЬц Можаева - не "тянул" или не вписывался в коллектив?

С. Б. - У Миши ниже, чем у других в группе Хрища-того, был уровень высотной работоспособности, он дольше остальных акклиматизировался - не "тянул", как ты говоришь, в их группе.

Слово - Валиеву. Казбек считает, что команда готова к траверсу (за исключением самого капитана) - четверо шли без кислорода. Задание выйти на гребень Ялунга они не выполнили, зато "очень хорошо посмотрели, что там".

Команда России вынесла 18 баллонов кислорода в лагерь-5. Сейчас там осталось 10. Группа вышла на гору очень поздно, видимо, поэтому ребята вернулись в лагерь-3 уже в темноте. Недостающие веревки они так и не навесили!

Можаев в верхней части бастиона перевернулся с рюкзаком на перилах! Все, к счастью, обошлось. Но самый главный "прокол" группы Хрищатого: не закрепили как следует палатки в 4-м и 5-м лагерях. Если наверху разыграется ветер, можем остаться без обоих лагерей. Странно, но факт: никаких выводов по разбору не следует. Почему? На средней ветке так и не установлен лагерь-5, веревки до перемычки не провешены...

После разбора - баня. Миша с Ринатом постарались, очаг получился на славу. Выгребли из него угли, поставили сверху тент от кемпинга. Пар, правда, держится плохо, но все равно удовольствие большое.

21 апреля. Утром за час спускаюсь до святого места - оно называется "Змея" - там камень со светлой жилой в виде змеи и целое святилище - флажки, подношения богам, деньги. Прогулка просто чудесная. Чем ниже, тем больше зелени, тем она щедрее. Цветут фиалки, другие цветы. После 37 дней наверху такие картины согревают душу.

Вечером - тренерский совет. Главный и единственный вопрос - дальнейшие планы. Предложения звучат самые разные. Иванов сообщает мнение руководства: на траверс должны идти 2 группы по 5 человек.

А. П. -Почему именно две, а не одна или четыре? И именно по 5 человек?

С. Б. - Предварительная тактика предусматривала только одну группу - 6-8 человек. Но решено было идти все же двумя - с двух сторон. А количество участников групп ограничивалось вместимостью палаток в верхних лагерях. Высотная палатка рассчитана на четверых, но, потеснившись, можно жить в ней и впятером. И кислород в эти лагеря был занесен с расчетом на 2 группы по 5 человек.

Хрищатый и Балыбердин долго доказывают, что на траверс должны идти как минимум 4 группы. Кроме того, Валера предлагает свою "бескислородную" тактику: идти с палаткой и примусом, но без спальников. На всякий случай у каждого - баллон кислорода. Ночь можно пересидеть, обогревая палатку примусом. Если кому-то станет плохо - подключится к кислороду. Пусть бы все это предлагал новичок в горах, я бы реагировал спокойно! Но Хрищатый! Думаю, бескислородное восхождение повлияло на него не лучшим образом. И Бэл все эти нереальные предложения поддерживает, хотя, по заключению доктора, до сих пор не восстановился.

А. П. - А если бы, допустим, руководителем экспедиции был Хрищатый и на траверс участники пошли, как предлагал он,- каковы были бы последствия?

С. Б. - К счастью, руководителем Валера не был и, думаю, не будет. А если идти, руководствуясь его тактикой, то в случае непогоды, которая в горах не редкость, можно застрять наверху надолго, если не навсегда.

Записываю наши дебаты на диктофон. Продискутировали полтора часа, но так ни к чему и не пришли.

22 апреля. Заседание тренерского совета продолжается. На этот раз - с утра и на свежем воздухе. "Леннаучфильм" во главе с Венделовским, как и вчера, пытается отснять и записать на магнитофон это заседание. Но у руководителей экспедиции отношение к гласности еще застойное. Киногруппа получает категорический отказ Иванова. Венделовский не собирается умалчивать об этом в будущем фильме.

А. П. - Я бы на месте Венделовского тоже постаралась запечатлеть ваши поиски решения. И как зрителю мне жаль, что в фильме нет этого эпизода. Каковы, по-твоему, мотивы отказа? И как бы на месте Иванова поступил ты сам?

С. Б. - Мне, как и Иванову, в этом случае присутствие кинокамеры мешало. Вопрос, кто пойдет на траверс, довольно щекотливый. Съемка отвлекала бы нас: думали бы не о принятии справедливого решения, a о том, как выглядим, насколько убедительны наши речи...

Иванов предлагает назначить руководителями групп траверсантов Васю Елагина и меня. Это вызывает кривые усмешки Хрищатого и Бэла. Я возражаю Валентину: есть более демократичный путь - сначала определить составы команд, а уж они сами могут выбрать руководителей. Но Иванов считает, что в данном случае демократия ни к чему. Всем руководителям групп и членам тренерского совета предлагается назвать кандидатов на траверс и принцип их отбора.

Казбек предлагает взять 2 группы - его и Хрищатого, поскольку они поднимались на вершины без кислорода, и добавить 2 человек из команды Украины. Мое предложение - по 2 человека от каждой из команд. А кого конкретно, пусть скажут руководители групп. Елагин, Туркевич и Виноградский тоже считают это правильным. Но Хрищатый и Бэл стоят на своем - групп должно быть больше.

Мой вариант команды (по связкам): Халитов - Луняков, Хрищатый - Балыбердин, Елагин - Клинецкий, Виноградский - Погорелов, Туркевич - Бершов.

Еще участникам заседания предлагалось ответить на вопрос, с какой группой хотели бы идти на траверс Я, естественно, ответил, что с родной: Туркевичем, Пастухом и Хайбулиным.

На этом "большой хурал" заканчивается. Киношники начинают съемки и интервью. Потом Иванов с Ефимовым удаляются на совещание. В обед созывается общее собрание с киносъемкой. Его я тоже записываю на диктофон.

23 апреля. Еще до завтрака начинаю топить баньку. Но очаг почему-то гаснет. Ни свет ни заря стали собираться наверх Арсентьев и Шейнов. Валя Венделовский пытается их отговорить - у киногруппы на сегодня намечена съемка всей команды. Арсентьев бросает в ответ: "Ничего страшного, если нас не будет. Снимайте героев - к ним народ уже привык. А мы - отработанный материал..."

Ну-ну. Сходили мальчики на восьмитысячник и решили, что ухватили бога за бороду. Не по сложному маршруту - считай, пешком. И сколько сразу гонору! А ведь те, кто не вошел в состав траверсантов, смогут взойти еще как минимум на одну из вершин в составе своих групп поддержки и взаимодействия.

А. П. - Ну, по-человечески, мне кажется, ребят можно понять. Ведь о траверсе мечтал каждый.

С. Б. - Конечно. Но еще в начале отбора было оговорено: на траверс пойдут не все. И вся тактика строилась, исходя из этого.

На утренней связи узнаем новость: Мысловский и Черный идут на Ялунг-Канг. Днем дежурящий у рации Вася Сенаторов говорит, что они остановились на ночевку в лагере-5 на западной ветке. В базовом лагере - никого из наших, все внизу, а вдруг что-нибудь случится? За Эдиком и Колей вышла четверка шерпов, но где они, никто не знает.

Публика начинает высказываться в том плане, что такая "самодеятельность" руководителей экспедиции всем остальным развязывает руки...

Страсти вокруг траверса отодвинули на второй план неприятный инцидент с шерпами, о котором нельзя не сказать. Три дня назад, когда Ефимов ходил за продуктами в Рамзе, на него там стали нападать шерпы. Ньима толкал, а один молодой шерп ударил! Сергей, правда, сдержался, не ответил. Разбирать инцидент ходил офицер связи. Мы потребовали сообщить о случившемся в министерство туризма Непала, конфисковать выданное шерпам снаряжение и отправить их подобру-поздорову подальше вниз. Чем все закончится, не знаю. Не приходилось слышать, чтобы шерпы бросались на "мембера". А было все как? Шерпы тоже спустились в Тсерам. Но продуктов здесь мало, кроме спортсменов в "санатории" 8 киношников, за стол 3 раза в день садятся 35 человек. Поэтому шерпов отправили в Рамзе. А оттуда - опять вниз. Вот они, возмущенные, напились ракии и стали бросаться на Сергея.

А. П. - И чем же закончился конфликт?

С. Б. - Троих шерпов-зачинщиков изгнали из базового лагеря. Мы встретили их, когда шли наверх, на траверс. Ньима уходил очень грустный. Если в министерстве туризма станет известно об этом случае, то работы в экспедициях ему не видать. Пожелал нам успешных восхождений...

Вечером прекрасно попарились в бане. Желающих немного: все боятся простудиться перед траверсом.

Больше часа нас мучают киношники: снимают участников экспедиции. Как по мне, так зря пленку переводят: руководства и двух участников ведь в Тсераме сейчас нет.

Леша Трощиненко и Миша Можаев до сих пор хрипят. Леша говорит, что выше базового лагеря, наверное, не пойдет. Вендель обхаживает нас с Туркевичем, надеется, что возьмем на траверс кинокамеру. Володя Шопин уходит в Катманду. Передаем с ним письма, я - еще и корреспонденции.

На утренней связи узнаем, что Черный с Мысловским выходят на вершину. Спрашивали, куда навесили перила. По всей вероятности, пойдут на Главную, на Ялунг-Канг перил нет. Иванов с Ефимовым долго отговаривают их от этой затеи, но переубедить не могут. А в "санатории" только и разговоров, что об этом восхождении. Особенно усердствуют, вернее, злорадствуют Хрищатый и Балыбердин. Подогревают страсти: мол, кто куда хочет, пусть туда и идет. Теперь - можно! К чему были все отборы, если на вершину "деды" полезли? Ну, не такие уж в команде и юноши. Средний возраст - 36, самым молодым по 29. Уж их-то, "молодых", хотя бы постеснялись. Но Валера и Бэл, похоже, забыли, что существуют на свете такие вещи, как порядочность,- отпустили все тормоза...

Очень жаль, конечно, что не пойдут с нами Ринат и Витя. Пастух жалуется при нас Валере Карпенко, своему коллеге, что он в прекрасной форме, а на траверс не взяли... Вздыхает: что ж, пусть ребята будут дважды заслуженными. Да мы, когда на Эверест или, только о вершине думали. Восхождение волновало, а не титулы. Похоже, сейчас все изменилось.

А. П. - Как ты думаешь, почему произошла такая перемена, главными для кого-то стали титулы, а не восхождения?

С. Б. - Если говорить о данном конкретном случае, то здесь, думаю, дело было как раз в Эвересте. В первой гималайской экспедиции все, кто побывал на вершине, даже кандидат в мастера Балыбердин, получили заслуженных. Ребята считали, что в этой экспедиции должно быть так же. А если о подмене ценностей - время, наверное, сейчас такое - практичных людей. Хорошо это или плохо, но это так. Помнишь, у Визбора? "Сейчас толкуют о деньгах - в портах, в постелях, в поездах..."

На дневной связи Вася Сенаторов сообщает, что Мысловский с Черным на вершину не пошли, возвращаются. Это известие собравшиеся у рации встречают с восторгом. Ринат, который в это время был на кухне, понял овации по-своему, кричит оттуда: "Что, взошли?" - "Нет",- отвечают.- "Отчего же такая радость?" - недоумевает Хайбулин.

А. П. - Не вижу логики в решении Мысловского. Сначала, несмотря на то, что в базовом лагере нет альпинистов, кто в случае беды смог бы прийти на помощь, все же идти наверх, а потом, почти у вершины,- повернуть. Почему?

С. Б. - Я думаю, Эдик принял такое решение потому, что не захотел нагнетать напряжение. Ведь главная задача экспедиции - траверс - еще не была выполнена. Нам с Мишей, кстати, было очень жаль, что они не пошли на вершину, которая была совсем близко. Восхождение еще больше укрепило бы авторитет Мысловского в УИАА (Международном альпинистском союзе), где он, председатель Федерации альпинизма СССР, представлял нашу страну.

Днем уходим в Рамзе. Витя Пастух остается до завтра. Остаются и Казбек, Трощиненко со своей группой - хотят отдохнуть дня 2-3, никак не отойдут после горы. До Рамзе идем под сплошным снегопадом. Там застаем большой палаточный городок туристов из ФРГ. Месячное путешествие по Непалу стоит каждому 5,5 тысячи марок.

А. П. - Это много? И вообще, расскажи, пожалуйста, что собой представляет индустрия туризма в Непале.

С. Б. - Путешествие обходится в сумму, по нашим понятиям, немалую (5,5 тысячи марок - это около 2,7 тысячи долларов). Но ведь это целый месяц путешествий с перелетами на самолетах! По европейским меркам - не так уж дорого для обеспеченных людей. Что касается индустрии туризма... В отличие от нас, непальцы отлично научились на этом деле зарабатывать: туризм - основной источник валютных поступлений в стране.

Вечером отмечаем день рождения Сережи Ефимова (без него, Сергей в базовом лагере). И конечно, вспоминаем, как праздновали его 8 лет назад, на Эвересте.

25 апреля. Мы в базовом лагере. Кают-компанию украшает стенд "Нас поздравляют": несколько телеграмм москвичам и поздравление всем от советского посольства. После восхождения москвичей никакие сообщения о нас дальше посольства не уходили - корреспондент ТАСС Макаров срочно уехал в Союз, и этим никто не занимался.

Калимулин, прибывший в Катманду, настаивает на неукоснительном соблюдении решения оргкомитета - чтобы на траверс шла одна команда. Удается его убедить, что двумя - лучше.

А. П. - Представляю, как давили на психику директивы "сверху" в той достаточно напряженной обстановке, когда на траверс хотели и могли идти практически все. Тренерам было, наверное, очень непросто...

С. Б. - И тем не менее они проявили себя с лучшей стороны, отстаивая свою точку зрения и выполнив задачу на 200 процентов. И для Мысловского, и для Иванова с Ефимовым главным было не собственное спокойствие, а успех экспедиции.

Вечером у Мысловского собрались тренеры и мы с Елагиным. Распределили траверсантов по командам. В моей - Туркевич, Женя Виноградский с Погореловым и Балыбердин. У Елагина - Коротеев, Луняков, Халитов (или Сувига) и Букреев. Непонятно, как быть с Хрищатым. Я прошу его к нам в команду не направлять. Вася - тоже. Возможен и такой вариант: если Бэл до завтра не восстановится, а он что-то никак не восстанавливается, и доктор его на траверс не выпустит, тогда от их команды пойдет Хрищатый. Но - в группе Елагина, а Букреев перейдет к нам. По правде говоря, идти с Бэлом тоже не хотели ни Вася, ни я. Но тренеры решили, что в случае чего мы с Туркевичем справимся с ним.

26 апреля. Пастух встает очень рано, чтобы успеть сшить бахилы (а потом забыть их в палатке базового лагеря). В полдень - общее собрание. Объявляют состав траверсантов. Доктор всем дает добро на выход.

Двое от каждой группы - этого принципа решено придерживаться. Из объявленного тренерами состава не идут на траверс Хрищатый и Сувига. Бэл решил идти в группе Елагина - с юга. Вася не в восторге, но соглашается. Мы выходим наверх завтра, Елагин со своей командой, как и предполагалось, днем позже.

Группа Арсентьева (с Хрищатым) теперь предлагает Иванову, чтобы он их выпустил из базового на вершину. Хотят пройти за один день. Самое непонятное - собираются идти раньше группы траверса!

Дебаты по составу команд продолжаются.

27 апреля. День выхода на траверс. С утра начали собирать личные вещи, чтобы освободить кемпинг. Пока мы будем наверху, наши личные вещи отправят вниз, а кемпинги продадут прямо в базовом лагере шерпам.

Перед выходом тщательно точим кошки - после Южной они сильно стерлись, затупились. Киношникам подавай эффекты, превратили выход в настоящую церемонию: Мысловский торжественно передает нам вымпелы экспедиции и Сумского клуба альпинистов. Потом Венделовский долго снимает нас с увесистым фаянсовым тигром, здорово смахивающим на аляповатые базарные копилки в виде кошечек и собачек. Это все проделки "Палитры", которая взялась рекламировать продукцию какого-то фаянсового завода. Из-за всей этой суеты выходим только в 11.

В лагерь-2 приходим около 16. Погода облачная. И под нами, и над нами - облака. За обедом Букреев опять возвращается к отбору и несправедливости по отношению к тем, кто остался. Мусолим эту тему очень долго.

Да, перед выходом Валера Хрищатый пожелал мне удачи и успехов. Без всяких кавычек, от души. С Мишей они тоже вроде помирились.

А. П. - А разве они ссорились?

С. Б. - Повздорили на тренерском совете. Миша сказал, что мы не ставили перед собой задачу взойти без кислорода. А если бы ставили - взошли бы. На что Хрищатый ответил: "Кишка тонка". А когда мы уходили на траверс, Валера пожелал Мише удачи и взял свои слова обратно.

На связи Мысловский рассказывает, что в базовый лагерь пришел сирдар американской экспедиции. У них "прокол": к кислородным баллонам не подходят редукторы. Посредническая фирма подвела. Эдик отдал им два редуктора с масками и пять баллонов кислорода. С нами в лагерь-3 идут 2 шерпа, несут кислород. Группа Арсентьева выходит туда завтра.

Миша ночует в "Зиме" с шерпами. Когда улеглись, Туркевич кричит, чтобы ему срочно дали баллон с кислородом. Ничего удивительного - за все время экспедиции его соседи практически не мылись.

28 апреля. Утром, в 5.30, Миша и шерпы уже шевелятся, в семь Туркевич готовит завтрак. Шерпы, взяв по 4 баллона с кислородом, выходят впереди "мемберов" - раньше такого не бывало. Вот что значит материальная заинтересованность! Раньше они получали по 36 рупий за каждый день экспедиции - оплата, может быть, и невысокая, но в течение 3 месяцев, да плюс снаряжение - это, по здешниммеркам, не так уж мало. А сейчас им дополнительно оплачивают и выходы наверх, и переноску из базового лагеря вниз.

Мы выходим часов в 10. Я, хотя и иду медленно, добираюсь до лагеря-3 за 4 часа. Ночевать в пещере решаем только мы с Туркевичем. К вечеру подошла группа Арсентьева - прямо из базового лагеря. Ночью валит снег. Пастух на связь не выходит. Мысловскому передали, что в Тапледжунг прилетела специализированная трекинговая группа туристов "Спутника". Куда они дойдут, никто не знает, но до базового лагеря, наверное, не поднимутся.

29 апреля. Выходим из лагеря-3 в 9 утра. Пастух, как оказалось, не выходил вчера на связь, потому что поздно пришел в лагерь-5. Я, Туркевич и Виноградский выходим с кислородом. Букреев с Погореловым - без. До лагеря-4 идем около 4 часов и вначале проскакиваем мимо. Вместо 6 баллонов с кислородом находим там только 4. Мы с Мишей кроме баллонов несем и кинокамеру. Букреев надевает кислородную маску, когда выходим из лагеря-4.

Выше лагеря-3 топчем в снегу тропу. Ночью его выпало много-15-20 сантиметров. Вспомогатели из группы Арсентьева выходить вперед не спешат. В лагере-5 подрубаем лед, удобнее устанавливаем палатку. На бивуаке кислородом не пользуемся - сразу чувствуется высота. Ночью от кислорода отказывается только Погорелов. Впятером в палатке довольно тесно. Новость, полученная по вчерашней связи: Пастух и его группа "сделали" два восьмитысячника!

"Казахи" поставили наш лагёрь-5 на склоне, который никак не защищен. Если будет большой снегопад, этот лагерь может снести лавиной.

30 апреля. Просыпаемся в 6.30. Палатка вся в инее. Я как-то странно пользовался кислородом. Вечером было давление 60 атмосфер, проснулся - 50. Ничего не понимаю. Похоже, поставил вентиль в такое положение, что подача была гораздо меньше чем 0,5 литра в час - то есть спал практически без кислорода. Утром на связи узнаем подробности вчерашнего дня: на Средний пик взошли Пастух, Каратеев и Можаев, а на Главной вершине были они же плюс Богомолов и Хайбулин. Ринат не был на Среднем пике, потому что хотел взойти на Главную без кислорода и у него не хватило на две вершины времени. Он долго шел без кислорода, но недалеко от вершины подключился к баллону.

Сегодня - Пасха. А у нас свой праздник - первопрохождение гребня Ялунга. Здесь "еще не ступала"... Когда в 9.30 мы уходим наверх, к лагерю-5 подходит группа Арсентьева. Вернее, только те трое, кто идет с кислородом. Остальные - далеко.

Миша топчет тропу до 10.30, потом занимается киносъемкой. На гребне и Погорелов подключается к кислороду. Теперь все идем в одном темпе, никто не отстает. С юга - теплый ветер, а с севера - сильный, холодный. Гребень весь в свежем снегу. Местами встречаются и скалы, по которым надо лазать,- не все же пешком ходить. На вершине мы с Мишей в 11.54. Я выхожу первым, а Туркевич снимает "исторический" момент. Потом на вершине снимаются все.

На спуске встречаем группу Арсентьева. Первым идет Виктор Дедий - с кислородом. Он один, не в связке. Еще через полчаса встречаем Клинецкого с кислородом и Сувигу - без. А на подходе к спуску с гребня навстречу идет Хрищатый. Без кислорода. Время - 13.45. Спрашиваем, не поздно ли? Отвечает, что сейчас прибавит. Предлагаем Арсентьеву одну нашу веревку - "сороковку". Берет, но они так и не связываются, идут каждый сам по себе.

(Приписка на полях, сделанная позже: на разборе Арсентьев утверждал, что связываться на Ялунге не требовалось. Я же считаю, что были такие участки, где страховка обязательна,- можно улететь тремя километрами ниже).

У нас - первопрохождение на Ялунг-Канг по гребню!

А. П. -А сколько всего в твоей жизни первовосхождений и первопрохождений? Есть ли среди альпинистов рекордсмены в этом плане, ведется ли такая статистика?

С. Б. - Первовосхождение, первопрохождение маршрутов - самое интересное в альпинизме: подняться на вершину, где до тебя никто не был, пройти никем нехоженый маршрут... Статистика, у кого

vikidalka.ru - 2015-2017 год. Все права принадлежат их авторам! Нарушение авторских прав | Нарушение персональных данных