Главная | Случайная

КАТЕГОРИИ:






Статистические и выборочные исследования. Связь между преступлением и преступностью как между единичным и общим.

Хотя количество преступлений складывается стихийно, образуясь из числа всех отдельно совершенных в данный период времени и в данном обществе преступных деяний, — сама преступность не механическая их сумма, а их органичная совокупность, составные элементы которой взаимосвязаны и взаимообусловлены. Между всеми признаками преступности как социального явления существует диалектическое единство. Оно проявляется, помимо тех общих ее черт, о которых было сказано выше, в количественных (состояние, динамика) и качественных (структура, характер) признаках, находящихся во взаимосвязи. Изменение хотя бы одной из этих характеристик в целом либо в отдельной части ведет к изменению преступности в целом. Познание качественных я количественных характеристик преступности, уяснение их сущности, закономерностей движения и т. п. есть важнейший компонент изучения преступности как социального явления.

Соотношение преступности и преступлений — конкретных и их видов — это диалектическая связь общего, единичного и особенного. Общее глубже отражает природу, дает более глубокое знание о единичном, ибо указывает направленность, глазное в единичном.

В преступности получают свое выражение существенные черты отдельных деяний. Случайные же признаки, имеющие значение для конкретных преступлении, теряют свое значение, «размываются» на уровне общего — преступности.

И.Б. Михайловская рассматривает преступность как абстрактное социальное явление, противопоставляя ей поступки людей, имеющих якобы индивидуальный социально-психологический характер и потому не «вписывающихся» в преступность как часть в целое. Михайловская возражает против понимания соотношения преступности и преступления как общего и отдельного, говоря, что нельзя преступность сводить к совокупности преступлений. Но этот аргумент бьет мимо цели, ибо никто и не сводит преступность к совокупности преступлений. Преступность всегда и всеми криминологами (советскими, во всяком случае) рассматривалась и рассматривается как сложное отрицательное явление, со всеми вытекающими отсюда последствиями в смысле ее всестороннего анализа. Но никому не уйти от того непреложного факта, что масса преступности складывается из суммы преступлений (совокупности) и единичное все равно входит в целое как его часть, какие бы возражения против этого ни выдвигались.

Е.В. Шипилов: «Само преступное поведение, как и любое другое, представляется явлением социально-психологического уровня. Преступность же — явление социального уровня. Именно в этом качественное различие между совокупностью преступлений и преступностью». Он тоже старается доказать, что кто-то рассматривает преступность лишь как совокупность преступлений. И, «доказывая» это, он как раз сам и нарушает диалектическую связь между общим и отдельным, целым и частью. Пытаясь найти «качественные» различия между отдельным преступлением и преступностью (а они есть, их и «искать» не надо), он, образно говоря, выплескивает вместе с водой и ребенка (отдельное!) – привет мусаеляну. Нельзя игнорировать то, что из обобщений отдельных фактов складывается картина явления, которая, будучи дополнена качественным анализом, и представляет целое.

Рассматривая проблему соотношения общего и отдельного, необходимо иметь в виду следующее высказывание К. Маркса: «...Преступления, взятые в большом масштабе, обнаруживают по своему числу и по своей классификации такую же закономерность, как и явления природы...»

Показатель преступности проявляется прежде всего как статистическая цифра, однако не сводится к ней.

Рассмотрим теперь количественные и качественные характеристики преступности.

Количествeнные характеристики преступности — это ее со состояние и динамика.

Состояние преступности — это число совершенных преступлений и лиц, их совершивших, на определенной территории за определенное время.

При характеристике состояния преступности необходимо иметь в виду следующее: в общем количестве совершенных преступлений должны быть учтены данные о числе лиц, осужденных судами, в том числе условно с обязательным привлечением к труду; о числе всех лиц, переданных на исправление и перевоспитание коллективам трудящихся как судами, так и органами расследования (материалы о преступлениях, которые рассматривались товарищескими судами и общественными организациями); уголовные дела, прекращенные производством вследствие недоказанности участия обвиняемых в совершенных преступлениях; данные о количестве нераскрытых преступлений.

Особые трудности вызывает включение нераскрытых преступлений в общие данные о преступности, ибо их количество не позволяет в должной мере судить о числе действительно совершенных преступлений. Кроме того, следует иметь в виду нередко наблюдаемое искажение этих данных, что может быть результатом недостаточного учета и других нарушений.

Между понятиями преступности и судимости имеются различия. В данные о судимости не включаются сведения о лицах, переданных на исправление и перевоспитание трудовым коллективам без возбуждения уголовного дела.

В большинстве случаев увеличение числа судимых будет свидетельствовать и об увеличении цифры преступности; соответственно уменьшение числа судимых свидетельствует о снижении преступности. Однако это не обязательно. Например, уменьшение судимости может иметь место даже в случае роста преступности, если ухудшилось качество расследования преступлений. Далее, на данные о состоянии преступности (и судимости) могут влиять изменения в законодательстве либо в практике его применения. Законодательство, как известно, меняется, особенно по отдельным видам и составам преступлений. Принятие нового законодательного акта, вводящего уголовную ответственность, неизбежно повлечет увеличение цифры преступности. И, наоборот, отмена закона уменьшит эту цифру.

Для анализа состояния преступности используется коэффициент преступности, т.е. соотношение числа преступлений и количества населения из расчета на 10 тысяч или на 100 тысяч жителей.

Возьмем, к примеру, преступность несовершеннолетних.

Желательно при этом число преступлений брать в соотношении не к общему количеству жителей, а только к населению, не достигшему 18 лет. Предположим, что в исходном периоде преступлений подростков было 50, в сравниваемом стало 55 (увеличение на 10%); всех же несовершеннолетних в составе населения было 10 тыс. чел., а стало 16 тысяч. Удельный вес преступлений (в расчете на 10 тыс. несовершеннолетних) стал в сравниваемом периоде меньше, чем в исходном. Такое положение, несмотря на 10-ти процентное увеличение числа преступлений, может быть расценено даже как некоторое улучшение положения дел с преступностью несовершеннолетних. Конечно, идеальным положительным показателем состояния преступности было бы как снижение коэффициента преступности в расчете на определенное число граждан, так и снижение общего количества совершенных преступлений.

Говоря о коэффициенте преступности как об одном из количественных показателей, характеризующих ее состояние, следует избегать его абсолютной фетишизации. Если сравнить этот показатель в крупном городе, где велика концентрация населения на сравнительно небольшой территории, с областью или краем, где на большой территории такое же количество населения, то такое сравнение не будет абсолютно правильным. Дело в том, что при прочих равных условиях концентрация преступности представляет более опасное явление, чем ее «равномерное» распределение. Поэтому необходимо обращать внимание не только на состояние преступности в области или крае в целом, но и на те конкретные участки территории, которые в большей степени поражены преступностью. Очевидно, что для сравнения состояния преступности и для оценки эффективности борьбы с нею нужно выбирать примерно равные по социально-экономической характеристике районы, города или иные административно-территориальные единицы. Нельзя не учитывать и такие факторы, как движение (миграция) населения, изменения в территориальном административном делении, изменения возрастных групп населения и т. п.

Состояние преступности оценивается не только по общему количеству совершенных преступлений, но и по количеству преступлений, представляющих повышенную общественную опасность, их удельному весу в общей массе преступлений. Механизм расчета как числа таких преступлений, так и их удельного веса такой же, как и в приведенном выше примере. Важно не допускать того, чтобы цифрами общего снижения преступности фактически вуалировался рост числа опасных преступлений, предупреждение которых представляет большую сложность. О действительном состоянии преступности можно судить по удельному весу наиболее опасных преступлений, а не только по общей цифре. При характеристике состояния преступности нельзя игнорировать ни один из ее показателей.

Состояние преступности оценивается и по уровню рецидивной преступности.

Для правильной оценки состояния преступности необходимо рассматривать ее в динамике, т. е. в движении и изменении.

Как всякое социальное явление, преступность не неизменна. Цифра ее постоянно изменяется как в силу того, что на нее оказывают влияние (положительное или отрицательное) социальные процессы, происходящие в обществе (обострение либо, наоборот, смягчение противоречий и конфликтов), так и в силу того, что изменяется уголовное законодательство.

Важно следить за всеми изменениями преступности. Анализ краткосрочный (по декадам, месяцам, кварталам, полугодиям) необходим для ориентации органов, ведущих борьбу с преступностью.

Для более глубокого осмысления состояния преступности, выявления тенденций в преступности, причин и условий совершения преступлений, для разработки прогнозов и комплексных планов профилактики анализ должен быть более долговременным. Только сравнения, производимые за длительный период, помогают выявить устойчивость или подвижность как состояния преступности в целом, так и отдельных ее видов. Например, если в какой-то области наметилась устойчивая тенденция к снижению общего количества преступлений, но при этом число краж государственного или общественного имущества стабильно растет, то очевидно, что усилия правоохранительных органов должны быть направлены на проведение соответствующих мероприятий по их предупреждению. Эффективные меры в этом направлении, как правило, сказываются и на положении дел в целом, ибо все проявления преступности взаимосвязаны.

Качественные показатели преступности —это ее структура и характер.

Стру ктура- преступности — это удельный вес и соотношения различных видов преступлений в общем их числе за определенный период времени на определенной территории. От того, какова структура преступности, должно зависеть, образно говоря, и «направление главного удара» в борьбе с ней.

Н. Ф. Кузнецова, характеризуя структуру преступности, выделяет следующие ее показатели: а) соотношение тяжких, менее тяжких и малозначительных преступлений; б) соотношение умышленных и неосторожных преступлений; в) соотношение и удельный вес групп преступлений, исходя из дифференциации по главам особенной части УК; г) удельный вес и соотношение 6—8 наиболее распространенных преступлений (хищений социалистического имущества, преступлений против жизни, здоровья, чести и достоинства, а также половой неприкосновенности граждан, хулиганства, краж личной собственности, автотранспортных преступлений; д) удельный вес рецидивной, профессиональной, групповой преступности; е) доля преступности несовершеннолетних3 .

Характер преступности определяется тем, каково количество наиболее опасных преступлений в структуре преступности, а также тем, какова характеристика личностей тех, кто совершает преступления.

Т.е. характер преступности выявляется через ее структуру. При этом структура и характер преступности также не неизменны и зависят прежде всего от исторических и общественно-экономических условий жизни общества (например, от уровня миграции, возрастного состава населения, его образовательного уровня, культуры и воспитания, от экономической характеристики конкретных территорий — промышленная, сельскохозяйственная и пр., от национальных традиций, нравов, привычек, обычаев), а также от изменений в уголовном законодательстве и т. п.

Среди статистико-демографических характеристик преступности существенное значение имеет деление ее на женскую преступность и мужскую.

Женская преступность достаточно стабильна и составляет в РФ в среднем 12—15% от числа совершенных преступлений. Их характер, тяжесть и общественная опасность тесно связаны с ролью женщины в социальной жизни, ее социальными и индивидуально-психологическими характеристиками, а также физическими особенностями, возможностями и состоянием. Исследования со всей очевидностью показали несостоятельность объяснений женской преступности биологической предрасположенностью. В то же время социальный статус женщины, ее занятость в определенных сферах производства, как и ее физические возможности, накладывают своего рода ограничительные рамки на круг и объем ее деятельности, в том числе и антиобщественного характера. Так, по некоторым видам преступлений (например, в обмеривании и обвешивании потребителей) процент женщин выше, что впрочем, связано и с тем, что в сфере торговли весьма высок процент работающих там женщин.

Структура преступности.не может быть полностью охарактеризована без выделения преступности несовершеннолетних. Под нею понимается преступность людей в возрасте от 16 до 18 лет, а по некоторым видам преступлений — с 14 до 18 лет. Хотя этот вид и ограничен возрастными пределами, однако все то, что характеризует преступность как социальное явление, полностью относится и к преступности несовершеннолетних. Важное значение имеет изучение не только абсолютного и относительного числа преступлений несовершеннолетних в общей массе преступности, но и изучение их видов, рецидивной и групповой преступности несовершеннолетних, преступности девочек и мальчиков, изучение наиболее типичных форм совершения преступлений несовершеннолетними, временных ее характеристик, наконец, личности правонарушителя-несовершеннолетнего.

Исследования показывают, что интенсивность антиобщественного поведения людей (включая преступное поведение) в числе прочего зависит и от возраста человека. В криминологии иногда употребляется термин «молодой возраст». Пока что среди ученых (не только юристов) нет единого понимания границ этого возраста. Между тем это имеет значение для выработки четких возрастных категорий преступников и в соответствии с этим определения наиболее характерных видов преступлений для определенных возрастов, а также причин и условий совершения преступлений преступниками различных возрастов. Необходимо также иметь в виду, что уголовное законодательство связывает возраст и с последствиями преступления (снижение наказания несовершеннолетним, смягчение наказания престарелым и т. п.)

Структура преступности не может быть понята без выявления особенностей рецидивной преступности. В науке различают три понятия рецидивной преступности:

а) законодательное (уголовно-правовое) - это повторное совершение преступления после осуждения за совершение преступления при условии, если судимость не погашена или не истекли давностные сроки;

б) криминологическое - сам факт совершения второго или более преступлений, независимо от того, был ли виновный осужден за первое преступление;

в) пенитенциарное - повторное пребывание преступника в местах лишения свободы.

При определении правовых последствий для лица, совершившего второе и более преступление, определяющее значение имеет, конечно, первый вид понятия рецидива. В то же время криминологическое определение дает более точную характеристику личностных особенностей преступника, устойчивости антиобщественных взглядов, навыков, привычек и т. п. Пенитенциарное определение наиболее утилитарно, но оно важно для анализа работы исправительно-трудовых учреждений. Все категории рецидивистов должны тщательно изучаться, ибо рецидив говорит о повышенной общественной опасности и преступника, и преступности.

Иногда на практике бытуют упрощенные оценки: если увеличился процент рецидивной преступности в общей массе преступлений — значит плохо. При этом, упускается из виду, что оценка уровня рецидива не может быть однозначной вследствие сложности явления. Представим себе, что в какой-либо области было совершено 1000 преступлений. Совершили их 1000 преступников. Из них рецидивистов было 250 (25%). На следующий год в этой же области было совершено тоже 1000 преступлений, рецидив составил 20%, а через год он снизился до 10%. Ясно, что, хотя рецидив уменьшился на 15%, на столько же возросло число так называемых первичных преступников — из числа тех, кто ранее преступлений не совершал. Возможно также, что выбывшие из данной области рецидивисты могли проявить себя где-то в другом месте.

Продолжим пример, несколько изменив исходные данные. В области было совершено 1000 преступлений, рецидив составлял 25%. На следующий год число преступлений увеличилось до 1200, а рецидив остался тем же. Еще через год преступлений стало 1500, а рецидив уменьшился до 20%. Какова должна быть оценка1 Опять будем осторожны, ибо сокращение процента рецидива произошло на фоне общего увеличения числа преступлений; число же рецидивистов в абсолютном исчислении меньше не стало. Значит, в целом дело стало хуже.

Таким образом, можно сделать вывод, что при общем сокращении количества преступлений и лиц, их совершивших, рост доли рецидива не всегда является показателем плохой работы органов, ведущих борьбу с преступностью, как не всегда и свидетельствует об ухудшении состояния преступности.

Идеальный вариант, свидетельствующий о действительном улучшении дела борьбы с преступностью, — это уменьшение количества совершенных преступлений и числа лиц, их совершивших, при одновременном снижении рецидива.

Все это важно учитывать для того, чтобы не допускать поспешности в оценках состояния преступности. Количественный анализ должен обязательно влечь за собой качественный; необходим дифференцированный подход к изучению разных видов преступлений, а также лиц, их совершающих.

Для полной характеристики структуры преступности важное значение имеет учет групповой преступности, т. е. всех преступлений, в которых принимают участие два и более лиц, и обладающей разной степенью организации преступных формирований — стойких, более стойких, случайно сформировавшихся и быстро распадающихся и т. д. и.

Групповая преступность, по общему правилу, представляет собой один из наиболее общественно опасных видов проявлений преступности (в том числе с элементами профессионализма). Поэтому необходимо учитывать ее распространенность, удельный вес в общем числе преступлений, а также качественную и количественную характеристики. Выявление этих ее свойств позволит более глубоко понять, как и почему появляются различные формы соучастия в преступлениях, какая социально-психологическая атмосфера существует в преступных группах, уяснить проблемы рецидивной преступности, в частности, разлагающую роль рецидивистов и преступников — «профессионалов» на остальную массу лиц, вставших на преступный путь. Познание специфических свойств групповой преступности дает возможность определить практические меры борьбы как с преступностью в целом, так и с групповой преступностью, в частности; выработать способы воздействия на преступные группы с тем, чтобы разложить их, изолировать организаторов и подстрекателей, оторвать от группы лиц, случайно или вследствие стечения неблагоприятных обстоятельств втянутых в нее.

Помимо состояния, динамики и структуры преступности в криминологии выделяется также понятие географии преступности, под которой понимают ее распределение по различным регионам (территориям) страны. Изучаются особенности этого количественного и качественного распределения, закономерности и причины, его вызывающие.

 

Опыт показывает, что неравномерность в состоянии и динамике преступности по регионам объясняется, во-первых, конкретными социальными условиями того или иного региона; во-вторых, экономической его характеристикой; в-третьих, национальным составом и структурой населения; в-четвертых, уровнем культурно-воспитательной работы, организации досуга и быта населения. Немаловажное значение имеет и постановка профилактической работы как в целом, так и органами, ведущими борьбу с преступностью.

Территориальные различия преступности имеются не только в целом по стране, но и в каждой республике, крае, области, городе и районе, причем для организации работы по предупреждению преступлений как ученым (для выработки предложений), так и практическим работникам (для проведения конкретных мероприятий) необходимо изучать эти различия весьма детально (включая, например, различия между городской и сельской преступностью, различия внутри района в городах с районным делением, что может быть выражено в выявлении так называемых мест концентрации преступного элемента и т. д.). Выявление и учет территориальных различий в преступности — ключ к эффективным мерам по предупреждению преступлений. При выявлении территориальных различий становятся более видимыми и конкретные причины преступлений, и условия их совершения, что имеет не только познавательный характер, но и служит основой для организации конкретной практической работы .

 

 

<== предыдущая лекция | следующая лекция ==>
Причины и условия преступлений, совершаемых в сфере основ конституционного строя и безопасности государства. | Причины и условия грабежей и разбоев.
vikidalka.ru - 2015-2017 год. Все права принадлежат их авторам!