Главная | Случайная
Обратная связь

ТОР 5 статей:

Методические подходы к анализу финансового состояния предприятия

Проблема периодизации русской литературы ХХ века. Краткая характеристика второй половины ХХ века

Ценовые и неценовые факторы

Характеристика шлифовальных кругов и ее маркировка

Служебные части речи. Предлог. Союз. Частицы

КАТЕГОРИИ:






Основы теоретической психологии 27 страница




 

межличностного общения в группах. Обосновывая общественныйта рактер психической жизни личности, Кули вместе с тем трактовало мо общество как совокупность психологических связей, игнорил тот факт, что любая группа - это не нечто замкнутое и автономно часть общества. Акцентирование внимания на чисто психологичсс] отношениях, возникающих на основе взаимодействия "лицом к цу", не давало подлинной картины межиндивидныхотношений.

 

Психологизирование природы общественных отношений в гд пах присуще и современным исследователям (Дж. Морено, Р. Бе^ М. Аргайл, Ч. Осгуд, Л. Беркович и др.).

 

Начиная с 20-х годов XX века социальная психология станоад ведущим направлением в психологической науке США, Англии,^ мании, Франции и Японии.

 

В. Мёде и Ф. Олпорт положили начало исследованиям по выявят нию влияния (положительного или отрицательного), которое окад вают первичные группы на своих членов в процессе выполнения,ц определенной деятельности. При этом интерес привлекали случапп позитивного, так и негативного отношения индивида к группе.:!) яснилось, что общий эффект деятельности групп находится в прян зависимости оттого, "рядом" или "вместе" они действовали, вьи няя определенные задания. Было даже обнаружено, что присутет наблюдателей из числа авторитетных для группы лиц создавали мосферу, которая приводила к повышению производительности-а группы и отдельных ее членов (эффект фасилитации). '

 

Значительный интерес во всем мире вызвали исследования TOI какой мере межличностные отношения влияют на повышением изводительности труда, на отношение к труду, трудовую дисципя В ходе так называемых хотторнских (Хотторн - город в США) эю риментов Э. Мейо сделал выводы, которые легли в основу послед щих исследований роли психологических факторов в совремеи производстве. Было выявлено, что производительность труда каа го рабочего зависит от его самочувствия в группе и соответствуев1 ще всего не столько его возможностям, сколько системе ценное ориентаций, норм, установок, сложившихся в группе, определю не только оплатой и условиями труда, но и характером возники упрочившихся неформальных отношений. Неформальная стрУ< способна тормозить или, наоборот, обеспечивать процессы упр ния на уровне малых групп.

 

Было установлено, что характер неформальных отношений* ственно влияет на все производственные показатели, в том чяй кие, как производительность труда, текучесть рабочей силы, а" на отношение рабочих к изменению норм, расценок.

 

Основы социальной психологии закладывались первоначально под диянием гештальтпсихологии, бихевиоризма и психоанализа. Это деяние ощущалось и в последующей методологической направлен-uocw работ психологов.

 

Вторая мировая война активизировала исследования процессов группового развития. Сплоченность и боеспособность групп, устойчивость их структуры при действии сил, направленных на разрыв и разрушение внутригрупповых связей, эффективность деятельности групп в зависимости от типа или стиля руководства - все это явилось предметом экспериментального изучения. Группы (формальные и неформальные, первичные и вторичные, референтные и др.) стали объектом особого внимания, а изучение межиндивидных отношений - ведущим направлением в зарубежной социальной психологии.

 

Исследования групповых феноменов вышли за рамки социальной психологии и стали широко использоваться в управлении промышленностью. Эти феномены учитываются при решении сложных вопросов подготовки кадров, научной организации труда, комплектования различных человеческих общностей. В центре исследований и оказалась малая группа, своеобразное промежуточное звено в системе "личность - общество". По отношению к личности малая группа рассматривалась как та социальная среда, которая жестко детерминирует поведение и особенности человека, а по отношению ко всему обществу малая группа выступала, таким образом, аналогом, своеобразной моделью общественных отношений.

 

Соответствующий раздел социальной психологии получил название "исследование малых групп", или "групповая динамика". Один из крупнейших социальных психологов США Л. Фестингер отмечает, что групповая динамика возникла как ответ на вопрос, почему одни группы имеют влияние на своих членов, а другие-нет. Чтобы объяснить это различие, могущее иметь широкое практическое значение, нужно было найти такие законы группового развития, которые позволили бы не только объяснить, но и предсказывать способность "РУППЫ влиять на своих членов в области их установок и поведения.

 

К. Левин, как уже говорилось, видел источники и движущие силы ^"ития взаимоотношений людей в их социальной жизни. Он рас-^тривал потребности как стержень направленности личности, на-^ая их главным генератором, источником активности человека. ^чтр внимания переместился на изучение эффективности группо-"° взаимодействия, лидерства, коммуникаций, распространения ^Пия и создания авторитета. Левин применял понятия "силовое ^ ^ - "напряженность", "вектор", заимствованные у физики, пы-^ связать ее законы с человеческим поведением.

 

"^ 305

 

На общее развитие групповой динамики как особой области циальной психологии оказали в наши дни несомненное влияние^ только теория "поля" К.. Левина, но и иные социально-психологи^ ские концепции, связанные с именами Дж. Морено, Л. Фестинг^ и др. ,^.

 

Принцип деятельностного опосредствования отношений людей в группе

 

Одна из характеристик особенностей развития социальной п хологии за рубежом, в первую очередь в США, - огромное колияв во накопленного эмпирического материала (библиография тольк прикладным аспектам социальной психологии достигает в СШД< ше 10 000 наименований). : Начиная с экспериментов С. Дш М. Шерифа (40-е годы, США), считал установленным, что поддавлениемг) пы по меньшей мере треть индивидов няет свое мнение и принимает навя

 

ное большинством, обнаруживая нежелание высказывать и от вать собственное мнение в условиях, когда оно не совпадаете* ками остальных участников эксперимента, то есть проявляя ко> мизм. Индивид, находясь в условиях групповогодавления.мож^ либо конформистом, либо нонконформистом. Дальнейшие ис< вания носили характер уточнения этого вывода. Выяснилось, j вается ли конформизм при увеличении группы, как сами исг мые интерпретируют свое конформистское поведение, выявл половые и возрастные особенности конформистских реакций я^

 

Указанная альтернатива оборачивалась педагогической диле> либо видеть смысл воспитания в формировании личности, Hi щейся в непрерывном противостоянии с социальным окруже то есть негативиста, либо воспитывать индивидов, склонных^ соглашаться с остальными, не умеющих и не желающих проти> ять влиянию группы, то есть конформистов. Очевидная неудовл рительность подобной постановки вопроса наводила на мыс ошибочности исходной альтернативы. Видимо, в самом поник сущности взаимодействия личности и группы крылась некая с< ная методологическая ошибка, заводящая психолога в тупик. 1 из этой ситуации состоял в том, чтобы переместить сущност* цепции групповой динамики и выяснить, насколько правомеЩ пользование предложенной в ней модели группового взаимодейС

 

Казалось бы, теория малых групп учитывала общественный^ тор. Однако на поверку вышло не так. Что представляет собой гр которая воздействует на индивида в классических экспериК С. Аша, Р. Крачфилда, М. Шерифа? Это - случайное объединен> дей.то, что может быть названо диффузной группой (от лат. W

 

^ ссеикшие", "разлитие", антоним "сплоченности"). По условиям

 

перимента предусматривалось изучение чисто механического воз-аствяя группы наличность, группы как простой совокупности ин-цидок, ничем, кроме места и времени пребывания друг с другом, ^связанных.

 

Концепция "группового давления" позволила выяснить особен-QQ-fn некоторых форм взаимодействия личности с группой и возни-д^щих явлений конформизма, но вместе с тем невольно заставляла следователей вращаться в замкнутом кругу представлений о том, ^о единственной альтернативой конформности является нонконфор-Mwcn, асуггестивность (устойчивостьличности к внушению). В группе людей, лишь внешне взаимодействующих друг с другом; притом по поводу объектов, не связанных с их реальной деятельностью и жизненными ценностями, иного результата и не приходилось ожидать: подразделение членов группы на конформистов и нонконформистов делалось неизбежным. Однакодавало ли такое исследование возможность сделать вывод, что перед нами была модель отношений в любой группе, деятельность в которой имеетличностно значимое и общественно ценное содержание?

 

В свете данного вопроса становится понятным, что составляет суть концепции "малой группы", принятой исследователями групповой динамики. Взаимоотношения людей мыслятся ими как непосредственные, взятые безотносительно к реальному содержанию совместной деятельности, оторванные от социальных процессов, частью которых они на самом деле являются. В этой связи была выдвинута гипотеза, что в общностях, объединяющих людей на основе совместной деятельности, взаимоотношения людей опосредствуются ее содержанием и ценностями (А. В. Петровский). Если это так, то подлинной альтернативой конформности должен выступить не нонконформизм (негативизм, независимость), а некоторое особое качество, которое предстояло изучить экспериментально.

 

Гипотеза определила тактику экспериментальных исследований. Ь1Ла сделана попытка сопоставить внушающее воздействие на лич-^ть неорганизованной группы и сложившегося коллектива. И со-^Шенно неожиданно выяснилось, что внушающее влияние случай-° собравшихся людей на индивида проявляется в большей степени,

 

влияние организованного коллектива, <которому данный инди-^ принадлежит.

 

р Стояние индивида в незнакомой, случайной, неорганизованной сп ^ " УСЛОВИЯХ дефицита информации о лицах, ее образующих, и ^стнует повышению внушаемости (связь между неопределен-^ ситуации и внушаемостью отмечалась многими авторами). ll>

 

Таким образом, если поведение человека в неорганизованной чайной группе определяется исключительно местом, которое он i бираетдля себя (чаще всего непреднамеренно) в градации "авто мия - подчиненность группе", то в коллективе существует еще <ц специфическая возможность - самоопределение личности. Личнс избирательно относится к воздействиям конкретной общности, г нимая одно и отвергая другое в зависимости от опосредствующих^ торов - оценок, убеждений, идеалов.

 

Таким образом, было выявлено, что дилемме "автономия - i чиненность группе" противостоит самоопределение личности, а i тивоположность неосознаваемым установкам внушаемости соста) ют осознаваемые волевые акты, в которых реализуется самоопр> ление. Все это позволило сформулировать задачу новой серии и& дований.

 

Если побуждать личность якобы от имени коллектива, к котор она принадлежит (методика "подставной группы"), отказаться OTI нятых в нем ценностных ориентаций, то возникает конфликтная^ туация, которая разделяет индивидов, проявляющих конформной и индивидов, способных осуществить акты самоопределения, то^ действовать в соответствии со своими внутренними ценностями^

 

Самоопределение возникает в том случае, когда поведение^ ности в условиях специально организованного группового давдц обусловлено не непосредственным влиянием группы и не инди>^ альной склонностью к внушаемости, а главным образом принятц в группе целями и задачами деятельности, устойчивыми ценно( ми ориентациями. В высокоразвитой группе, в отличие отди(1 ной, самоопределение является преобладающим способом pea личности на групповое давление и потому выступает как формо зующий признак. Обратимся к конкретному эксперименту.

 

Сначала выявлялись общие позиции согласия или несогласия^ нов группы с предложенными этическими суждениями. Как пра< выделялась основная масса испытуемых, которые выражали согя с общепринятыми нормами, отраженными в предложенных экси ментатором суждениях, и небольшая группалиц, которые занимал* гативную позицию. В дальнейшие эксперименты последняя групЯ включалась, так как изучение нагативизма как психологической^ блемы не входило в задачи данного исследования. По отношенШ всем остальным возникал вопрос: что означает психологически ^ гласие с предложенными этическими суждениями? Является M'i результатом подчинения групповому давлению, неявно выражеШ в самом факте общепринятости моральной нормы? Другими сло> не результат ли это конформизма? Но можно было выдвинуть ДИЯ

 

^о противоположное предположение: быть может, согласие есть ' подчинение групповому давлению, не конформизм, а результат со-дения ценностей личности с общепринятыми этическими сужде-иями, выраженными экспериментатором? И тогда то, что внешне вы-ддит как конформизм, несет в себе иной психологический смысл и щупает как подлинная альтернатива конформизму. Последующий эксперимент был построен таким образом, чтобы дрдение группы (это была, разумеется, "подставная группа") напра-р^т-ь вразрез с общепринятыми ценностями и создать конфликтную ситуацию, в которой должно было быть подтверждено или опровергнуто одно из выдвинутых выше предположений. Тем самым производилась экспериментальная дифференциация группы на конформистов и людей, которые обнаруживают самоопределение, беря на себя защиту общегрупповых ценностей даже в тех случаях, когда от них "отказывается" остальная часть группы.

 

Постановка вопроса о самоопределении связывала проблему внут-ригруппового взаимодействия с содержанием того, что воздействует наличность через групповые коммуникации. Это позволяло отвергнуть представление о фатальном приоритете коммуникации и коммуникатора перед объективным содержанием информации.

 

Формула "стимул - реакция" была пригодна для психологической интерпретации искусственно созданной экспериментальной ситуации. Однако при обращении к реальным отношениям эта схема (или конформист, или нонконформист) обнаруживала свою несостоятельность.

 

Феномен самоопределения оказался той самой искомой "клеточкой", в которой обнаруживаются важнейшие социально-психологические характеристики живого социального организма - группы. Отношения между двумя или несколькими индивидами не могут быть сведены к непосредственной связи между ними. Относительно непосредственные взаимоотношения могутбытьзафиксированы вдиффуз-ной группе. В группах же, осуществляющих совместную деятельность, отношения неизбежно опосредствуются содержанием, ценностями и Целями совместной деятельности. Таким образом, по своим психологическим характеристикам группа высокого уровня развития качественно отличается от других малых групп. Поэтому попытка распространить те выводы, которые были сделаны при их изучении, на груп-У высокого уровня развития обречены на неудачу.

 

Тот факт, что межличностные отношения опо-^ногоуровневая средствуются содержанием реальной деятельно-""У^"уро межлич-сти, позволяет увидеть объемную структуру вы-^тных отношений сокоразвитой группы. Если в традиционно трактуемой группе отношения между индивидами

 

выступают как иерархизиронанные по отношению к групповой' тельности, ее целям и принципам, то п высокоразвитой группе 14 повые процессы иерархизируются, образуя многоуровневую струн ру. В этой многоуровневой структуре можно выделить несколько ст (слоев), имеющих различные психологические характеристики, щ менительно к которым обнаруживают действие различные социа но-психологические закономерности.

 

Центральное звено групповой структуры (/1) образует сама гр повая деятельность, ее содержательная характеристика. По сути ев это хотя и ядерное - по отношению к психологическим стратам^ не собственно психологическое образование. Это предметно-деят^ ностная характеристика группы. В настоящее время выделен наЛ эмпирических показателей, которые могли бы быть сведены вбло оценок предметной деятельности, дающие общую характеристику^ ра групповых процессов.

 

Так, были выделены три критерия оценки группы: 1) оценка! полнения основной общественной функции - участия в обществ ном разделении труда; 2) оценка соответствия группы социальй нормам; 3) оценка способности группы обеспечить каждому ее чЛ возможность для развития. Все психологические характеристИ группы оказываются зависимыми от этих социально обусловлен^ образований. ''

 

Выделение указанных блоков оценки совместной предметной1 ятельности позволяет определить социально-психологические пЩ метры групп разного уровня развития. ^

 

Следующая за описанным выше слоем страта Б- психологичес по своей сущности - фиксирует отношение каждого члена групй групповой деятельности, ее целям, задачам, принципам, на кото^ она строится, мотивацию деятельности, ее социальный смысл '. каждого участника.

 

В страте ^локализуются характеристики межличностных OTHOI ний, опосредствованных содержанием совместной деятельности (eel лями и задачами, ходом выполнения), атакже принятыми вгруппеп^ ципами, идеями, ценностными ориентациями. Именно сюда, вид^ следует отнести различные феномены межличностных отношений,^ пример, самоопределение личности и другие, о которых речь поЯ дальше. Деятельностное опосредствование - принцип существо> и принцип понимания феноменов этой психологической страты.

 

Наконец, последний, поверхностный слой межличностных о шений (/) предполагает наличие связей (главным образом эмси нальных), по отношению к которым ни цели деятельности rpyi ни общезначимые для нее ценностные ориентации не выступа>

 

ugcJBe основного фактора. Это не значит, что такие связи в полном ^ле слова непосредственные. Вряд ли можно предположить, что-д, отношения любых двух людей не имели опосредствующего звена иде тех или иных интересов, вкусов, эмпатических тяготений, суг-^рных влияний, привычных ожиданий и т.д. Но содержание груп-дрой деятельности на этих связях, по существу, не сказывается или д^аруживается в очень слабой степени.

 

Подобно тому, как недопустим перенос закономерностей, свойственных диффузной группе, на высокоразвитую группу, было бы неправомерно универсализиропать выводы, полученные при изучении феноменов поверхностного слоя межличностных отношений в группе. Точно так же связи в страте ^являются необходимыми, хотя и недостаточными для характеристики группы без учета данных о страте Б, то есть без выяснения социального смысла деятельности ее участников, мотивов их деятельности и т. д.

 

В ряде социально-психологических исследований высокоразвитых групп (производственных, учебных, спортивных), особенно имеющих прикладной характер, результаты экспериментального изучения поверхностного слоя используются для характеристики группы в целом. При этом определяющая роль приписывается шкале приемлемости, коммуникативности и прочим факторам, не связанным с предметной деятельностью группы. Естественно, что психологические оценки, предлагаемые в результате этих обследований, не являются адекватными, а иногда могут оказаться дезориентирующими.

 

Анализ феномена самоопределения личности позволил предположить, что в развитой группе закономерно должны обнаруживаться и другие социально-психологические феномены, качественно отличающиеся от явлений, характерных для случайного скопления людей.

 

Традиционная социальная психология абсолютизировала схему взаимоотношений и взаимодействия, которая вводила в условия эксперимента лишь групповые стимулы и групповые реакции, но не принимала во внимание бесчисленное многообразие промежуточных звеньев. "Надсознательный категориальный строй" психологии, замыкая исследователя в круг поведенческих характеристик, заранее от-^кал возможность направить эксперимент на изучение содержательной и мотивационной сторон межличностных отношений.

 

Что же составляет принципиальное отличие высокоразвитой группы от других их видов? В высокоразвитой группе в качестве определяющих выступают взаимодействие и взаимоотношения людей, опос-Рсдствованные целями, задачами и ценностями совместной деятельности, то есть ее реальным содержанием. С данной точки зрения, груп-^ высокого уровня развития - это группа, где межличностные отношения опосредствуются общественно ценными личностно значимым содержанием совместной деятельности. Это качественное отличит как выяснилось, поддается исследованиям, в которых принципиаль-J ное значение приобретает как раз учет указанного опосредствующего звена и возможность экспериментально выделить его существенно важные параметры. К их числу может быть отнесено преобладание проявлений самоопределения личности и снижение конформных реакций в значимых для коллектива ситуациях. Но как далее станет очевидным, этот параметр является лишь первым в ряду других. Сторонники групповой динамики не сумели прийти к соглашению по во-* просу о типологии групп, потому что не сумели выделить главные фак-* торы, обеспечивающие формирование группы. В концепциях груца повой динамики они либо отсутствуют, либо оказываются рядополож-ными с второстепенными факторами (размер группы, число rpуппo' вых коммуникаций и т.д.).

 

Для создания типологии групп мы используем следующую моделК Компоненты, ее образующие, с одной стороны, показываютстепей$ опосредствованности межличностных отношений, а с другой - ей> держательнуюсторонуопосредствования, развивающегося вдвухпро* тивоположных направлениях: в направлении, соответствующем (всаЬ мой общей форме) общественно-историческому прогрессу, и в Htffc правлении, препятствующем ему. Назовем первое направление прв^ социальным развитием опосредствующих факторов, а второе - ихай^ тисоциальным развитием. ^"

 

Теперь на основе различного сочетания компонентов можно вы* делить пять типов групп. ""

 

Первая группа несет на себе необходимые признаки группы, отвечающие требованиям общественного прогресса. Высокая социальИ<1 значимость факторов в максимальной степени определяет и опосреЛ* ствует межличностные отношения, делает группу высокосплоченноЙ

 

Вторая - представляет общность, где высокий уровень развитИ^ социальных ценностей лишь в очень слабой мере опосредствует грУ^ новые процессы. Возможно, это только что созданная группа сдаЯ^ ко еще не сложившейся совместной деятельностью. Здесь успех ой* ного человека не определяет успешной деятельности других и неуД^ ча одного не влияет на результаты другого. Нравственные ценности^ такой группе функционируют, но они не отработаны в процессе о^

 

,<<>>

 

щения и совместного труда, а привнесены из широкой социалы среды. Их дальнейшая судьба зависит от того, будет ли налаженаДв^ тельность, которая их повседневно созидает и укрепляет.

 

Третья - представляет группу, где налицо высокий уровень ol> редствования взаимоотношений индивидов, но факторы, которые

 

опосредствуют, враждебны социальному прогрессу. Позиция рассматриваемой фигуры может занять любая антиобщественная корпорация, например мафия.

 

Четвертая - образует общность, где взаимоотношения людей фактически не опосредствуются факторами совместной деятельности, а если такое опосредствование все же имеет место, то антисоциальный характер опосредствующих факторов лишает деятельность группы какой-либо общественной ценности (например, группа хулиганов).

 

Наконец, пятая группа представляет типичную диффузную группу, где на нулевой отметке оказываются и социальная ценность опос-редствующих факторов, и степень их выраженности в системе межличностного взаимодействия. Пример - собранная из случайныхлю-дей экспериментальная группа, которой предлагаются не значимые в социальном отношении задания.

 

В указанном пространстве может быть размещена любая социальная группа. Каждый тип деятельности обладает своим диапазоном опосредствованности межличностных отношений и ее социальной ценности, а тем самым своей сплачивающей силой.

 

Теория и эмпирия в психологии межличностных отношений

 

Социально-психологическая концепция, основывающаяся на таких представлениях о многоуровневой структуре групповой активности и типологии групп, в основу которых положена опосредствованность межличностных отношений содержательно-ценностными аспектами деятельности, получила название стратометрической концепции. Если обратиться к различным социально-психологическим системам, составляющим в совокупности американскую социальную психологию (к топологическим идеям или "теории поля" К. Левина, социометрии

 

Дж. Морено, теории "когнитивного диссонанса" Л. Фестингера, теории "согласия и привлекательности" Т. Ньюкома и т. д.), то напрашивается такой вывод. Различия между системами относятся не столько к выбору объектов исследования и, что особенно важно, не к представленному в них пониманию сущности взаимодействия и взаимоотношений людей, сколько к способу интерпретации полученных эмпирических данных. Если сравнивать, например, "теорию поля" у ^' Картрайта и А. Зандера и отправляющуюся от идей Б. Скиннера ^орию подкрепления" уД. Тибо и Г. Келли, то можно зафиксировать различия в трактовке сил, сталкивающихся в сфере групповых Процессов, но не в выборе объекта изучения. Объектом исследования неизменно остается взаимодействие индивидов, определяемое в ^Чом случае "структурой поля", а в другом - типом и размерами вознаграждения. Задачи исследования взаимодействия в малой группе

 

всегда остаются одними и теми же - выявляются психологические 1 параметры групповой динамики в зависимости от размера группы, ин-. Э тенсивности оказываемого ею давления, взаимности в социометри^ ^ ческих выборах. ^

 

Таким образом, заметно различаясь в теоретической интерпрета-'"° ции конкретных эмпирических исследований, отдельные направления американской психологии используют одни и те же методологи* ческие предпосылки, имеют дело с одной и той же моделью межличД II ностных отношений, и

 

Можно сказать, что за фактами и закономерностями, выявленных ^ ми путем строго экспериментального исследования, лежит область не^ <' предумышленного постулирования, которая заменяет для представим * телей разных направлений американской социальной психологий < единую теоретическую и методологическую платформу. Не случай^ ? социальные психологи Франции, Нидерландов, Бельгии, ФРГ, F Англии, объединяющиеся вокруг "European Journal of Social Psycho-И logy", уже ряд лет критикуют современную американскую психол^Ц гию, в частности, за то, что они называют "эмпирической предубеж^Ц денностью". Последняя выражается в иллюзии, будто теория мож^Ц возникнуть на основе собирания фактов и измерений, получаемь(1'1 без предварительных теоретических разработок, ,^j

 

Можно допустить безукоризненность экспериментальных данн^ц однако нельзя согласиться, когда эти данные, а следовательно, и идея^ за ними стоящая, неправомерно обретают статус всеобщности, <rn-,j новятся объяснительным принципом для целого класса явлений. ;

 

Так родились и мифы, которые оказались определяющимидлярЙ^ нимания сущности межличностных отношений. Когда российские псЙ^ хологи впервые начали экспериментально изучать межличностныеоду* ношения и взаимодействия, им пришлось иметь дело с этими поступи? тами. В этих условиях сложилась психологическая теория деятельно^ опосредствования межличностных отношений (А.В. Петровский), д1>

 

Эта теория представляет собой систему взаимосвязанных утверЦ? дений и доказательств, она располагает методами объяснения и ПР^Я^' сказания различных социально-психологических феноменов, аТйЦЙЦ:; же эффектов внутригрупповой активности. Выявленная исследйв^^ телем закономерность предполагает - что и присуще теории - п^РЦ' ход от одного утверждения к другому без непосредственного обраи^. ния к чувственному опыту. Исходя из этих соображений можно соИ^ ставить теорию деятельностного опосредствования не с отдельньв^д теоретическими ориентациями, а с традиционной социальной "^ хологией. " ^^

 

 

Другими словами, объектами сопоставления должны быть, с од-^ой стороны, традиционная, как бы само собой разумеющаяся модель группы (групповых процессов, групповой динамики, группового взаимодействия), а с другой - модель групповых процессов, осно-i)y которой составляет теория деятельностного опосредствования. Если в психологии малых групп принято рассматривать межличностные отношения как непосредственное взаимодействие (давление, подчинение, симпатия), то в этой теории межличностные отношения рассматриваются как опосредствованные содержанием совместной групповой деятельности. Это положение, позволяющее в пределах социально-психологического исследования преодолеть постулат "непосредственности", является исходным и определяющим.

vikidalka.ru - 2015-2018 год. Все права принадлежат их авторам! Нарушение авторских прав | Нарушение персональных данных