Главная | Случайная
Обратная связь

ТОР 5 статей:

Методические подходы к анализу финансового состояния предприятия

Проблема периодизации русской литературы ХХ века. Краткая характеристика второй половины ХХ века

Ценовые и неценовые факторы

Характеристика шлифовальных кругов и ее маркировка

Служебные части речи. Предлог. Союз. Частицы

КАТЕГОРИИ:






Лексическая синтагматика и средства ее описания 1 страница




До сих пор мы рассматривали отношения между значениями слов на парадигматической оси — семантические корреляции — и знакоми­лись со средствами и методами описания этого вида отношений. Теперь мы обратимся к другому типу отношений между значениями слов — к отношениям синтагматическим, которые проявляются не при сопоста-нлении слов как элементов лексической системы, а при употреблении слов в речи. Синтагматические семантические отношения называются также семантическими реляциями.Они устанавливаются между значени­ями слов в пределах одного речевого отрезка — словосочетания или предложения. Так, например, сопоставляя слова брить и бритва в систе­ме языка, можно установить корреляцию семантической производности «действие — инструмент действия» (или S^",*1 (брить) = бритва). Если же мы рассматриваем отношение, которое связывает эти слова в предложе­нии Незнакомец брился старинной бритвой, то мы устанавливаем реляцию «действие — его инструмент».

Помимо отношения инструмента, в значение данного предложения входят также семантические отношения, связывающие действие с тем, кто его исполняет, а также отношения, связывающие объект и его свойство.

Семантические реляции являются той информацией, которую надо добавить к значениям слов, чтобы получить общее значение целого речевого отрезка.

Хотя реализоваться лексико-семантическая реляция может только в речевом отрезке, она является фактом языка. Одна и та же реляция связывает многочисленные пары слов в многочисленном (практически бесконечном) классе речевых отрезков. Так, одна и та же реляция «ин­струмента» связывает слова в сочетаниях рубить топором, размешивать ложечкой, чертить при помощи циркуля, причесываться пятерней и т.д. Связь между содержанием отношения и его формальным выражением подчинена определенным правилам, которые закреплены в языке и от­ражаются в речи, в конкретных высказываниях.

Информация о правилах соединения знака с другими знаками в тек­сте называется синтактикойзнака. Такая информация, как мы говорили в разделе 1.3.3, составляет содержание синтаксического слоя значения лексической единицы. Ясно, что лексическую семантику интересует не все в синтактике слова. Так, все те правила соединения слова с другими


136 Раздел II. Лексическая семантика


Глава 7. Лексическая синтагматика и средства ее описания 137


 


словами, которые обусловлены принадлежностью слова к определенной части речи и могут быть сформулированы безотносительно к конкретно­му лексическому значению данного слова, изучаются не в лексической семантике, а в синтаксисе. Так, например, тот факт, что всякое русское существительное может иметь при себе прилагательное, которое согла­суется с существительным по ряду грамматических категорий, — это компетенция синтаксиса. Лексическую семантику интересуют все прочие особенности синтактики слова, которые обусловлены либо принадлеж­ностью слова к определенному семантическому классу (иначе говоря, наличием в его значении определенного семантического признака), либо вообще специфичны для данного конкретного слова, как например, свой­ство слова понурить допускать при себе в качестве прямого дополнения только слово голова.

Каждое слово в языке характеризуется определенным набором се­мантических отношений, в которые оно может вступать с другими слова­ми в тексте. Точнее было бы сказать, что набор семантических отношений, присущий данному слову, связывает его значение со значениями других слов в пределах речевого отрезка. Информация о количестве и содержа­нии семантических отношений, связывающих денотативное и сигнифи­кативное значение данного слова с денотативными и сигнификативными значениями других слов в тексте, входит в качестве основной части в особый слой значения слова — синтаксический слой, или синтактику слова.

Для представления этой информации в семантической теории необ­ходимы специальные метаязыковые средства. Средства эти разнообразны. Остановимся подробнее на некоторых наиболее распространенных.

7.1. Способы представления семантических отношений

Наиболее распространенным способом графического представления семантического отношения между значениями слов является предста­вление его в виде направленной дуги или стрелки, связывающей между собой точки, или узлы, соответствующие значениям слов.

R

a b

Отношение получает некоторую помету, символизирующую семан­тическое содержание данного отношения. Такому графическому способу


представления отношений соответствует представление отношения в ви­да, характерном для классической аристотелевской логики: a R Ь, где t и b - значения слов, a R — отношение между ними. При таком подходе к описанию семантических отношений перед исследователем hi чает задача выработки конечного набора семантических отношений, • помощью которых можно было бы отразить все реальное многообразие у мысловых связей, в которые вступают значения слов во фразах языка. И эдесь мы сталкиваемся с той же проблемой, с которой сталкивается i смасиолог, сводя разнообразные конкретные употребления слов в тексте i> ограниченному набору узуальных значений. Это предполагает пере-м)д от максимально конкретной интерпретации смысловой связи меж-IV словами к интерпретации обобщенной. Содержательные отношения, по шикающие между словами в конкретном фрагменте текста, зависят in семантики данных конкретных слов. В этом смысле отношения между t повами во фразах Мальчик спит, Мальчик болеет и, например, Мальчик чсдет ни в коем случае не-идентичны. Однако на более высоком уровне обобщения мы можем отождествить семантические реляции в данных пювосочетаниях, как относящиеся к одному семантическому классу. Инвариант семантических отношений (далее СО) между конкретными словами в тексте, которые мы признали на том или ином основании iобщественными, и будет тем обобщенным семантическим отношением, которое должно войти в ограниченный набор СО для данного языка. Гак, в нашем случае мы можем ввести в набор отношение, связывающее некоторое состояние с тем лицом, которое находится в данном состоя­нии. Такое отношение выделяется в падежной грамматике Филлмора под названием «Экспериенцер», или «Датив». В разных системах формально-гемантического описания, выделяются разные наборы СО. Так, в падеж­ной грамматике Ч. Филлмора выделяется 6 СО, называемых «глубинными падежами»:

1. Агентов (А) — падеж одушевленного инициатора действия.

2. Инструменталис (I) — падеж неодушевленной силы или предме­та, который включен в действие или состояние, называемое глаголом, и качестве его причины.

3. Датив (D) — падеж одушевленного существа, которое затрагива­ется состоянием или действием, называемым глаголом.

4. Фактитив (F) — падеж предмета или существа, которое возникает м результате действия или состояния, называемого глаголом.

5. Локатив (L) — местоположение или пространственная ориента­ция действия или состояния, называемого глаголом.

6. Объектив (О) — семантически наиболее нейтральный падеж: что-либо, что может быть обозначено существительным, роль которо­го в действии или состоянии, которое называет глагол, определяется интерпретацией самого глагола.



Раздел II. Лексическая семантика


Глава 7. Лексическая синтагматика и средства ее описания 139


 


В книге Ю. Д. Апресяна выделено 25 СО (см. [Апресян 1974: 125-126]). Н.Н.Леонтьева использует в своем информационном языке до 100 СО. Эти различия объясняются тем, что в зависимости от це­ли, для которой разрабатывался соответствующий метаязык, и от общей структуры модели, исследователь останавливался на том или ином уровне обобщения конкретных содержательных отношений, наблюдаемых меж­ду словами, синтаксически связанными в тексте. Так, в ряде метаязыков, выделяются в качестве разных СО такие отношения, как:

I »

1) «входить в класс»: a ISA b (Фидо собака);

I \

2) «быть инициатором действия»: а агентив b (Мальчик бежит.);

I \

3) «испытывать состояние»: а экспериенцер b (Мальчик болеет.);

4) «иметь свойство»: а атрибут Ь.

Но в системе СО Апресяна все эти отношения сведены к одному — отношению субъекта. Сам он признает, что отношение субъекта менее семантически содержательно, чем валентности целесообразного деятеля или носителя свойства, и было введено потому, что его система 25 семантических отношений выросла из синтаксических штудий, и потому : синтаксические факторы играют заметную роль в определении некоторых отношений, в частности, как раз субъекта, объекта и содержания.

Выше мы познакомились уже с теми системами семантического описания, в которых значения слов представляются в виде элементарных смысловых единиц — сем, связанных элементарными семантическими отношениями. Для таких систем естественно встает вопрос: как соотно­сятся между собой два множества — множество семантических отноше­ний между значениями слов во фразе и множество отношений между семантическими компонентами в составе толкования слова?

На этот вопрос в принципе может быть два ответа: 1) СО между се­мами в описании значения слова и СО между значениями слов в тексте — это два разных, не связанных между собой набора СО; 2) все СО между значениями слов в тексте могут быть сведены к минимальному количе­ству СО, составляющему синтаксис метаязыка для описания значения слов.

Только второй ответ на этот вопрос соответствует задаче построения интегрального семантического описания языка. Такое описание в част­ности предполагает, что фразы, признаваемые имеющими одно и то же значение, должны получить тождественные описания. Но если СО между словами никак не соотносятся с СО между семантическими компонен­тами, то мы не сможем дать одинаковые репрезентации синонимичным


фразам, в одной из которых некоторый фрагмент информации выражен хамим словом, а в другой — сочетанием слов. Рассмотрим, например, i имонимичные предложения: А допускает, что Р и А считает, что Р ччшожно.

Если отношение между семами 'считать' и 'возможно' будет рас-> матриваться как принципиально отличное от отношения между словами i читать и возможно, то мы не сможем сопоставить данным равнозначным фразам одно и то же семантическое описание. Если же мы признаем, что побор СО между семами в принципе не отличается от набора СО, уста-штливаемых между значениями слов, то мы придем к формулированию единого представления для данных фраз:

Sub

, , Com
считает --------------- л

'возможно'

I Sub

р

Мы знаем, что количество элементарных семантических единиц (сем) меньше количества описываемых с их помощью слов. Точно так лее и количество СО между семами меньше количества отношений меж­ду значениями слов во фразе. В языке для описания значений слов, предложенном Ю.Д.Апресяном в его «Лексической семантике», между семами устанавливается всего восемь элементарных СО (ЭСО): субъекта, объекта, контрагента, содержания, места, времени, количества и опре­делительное. Те же отношения мы видим и среди СО, устанавливаемых между значениями слов в тексте. Но кроме них есть и другие, например отношение адресата. Откуда возникают эти дополнительные по отно­шению к основным отношения? Оказывается, что все такие отношения являются производными от базовых элементарных отношений. Они мо­гут быть проинтерпретированы в терминах элементарных семантических единиц (ЭСЕ) и ЭСО. Так, отношение «адресат» может быть проинтер­претировано с помощью ЭСО субъекта и объекта и ЭСЕ 'каузировать' и 'иметь информацию':

каузировать' —>• РИНфоРм. —► А = 'каузировать РИНфоРм. —> А

Гаким образом адресат — это субъект вызванного кем-то информаци­онного процесса. В работе [Апресян 1974] рассматриваются различные способы наследования словом тех СО, которые присутствуют у семанти­ческих компонентов, входящих в состав данного слова.

Кратко остановимся еще на одном способе отражения в семанти­ческой теории такого явления, как СО. Он отличается от только что рассмотренного тем, что СО в нем не задаются списком из конечно-го числа элементов, распространяемого затем на все случаи отношений



Раздел И. Лексическая семантика


Глава 7. Лексическая синтагматика и средства ее описания 141


 


между значениями слов в тексте, а определяются индивидуально для ка- » ждой лексической единицы в качестве внутренне присущего ей свойства (см. ниже понятие валентности). В некотором смысле можно говорить, что здесь признается ровно одно синтагматическое отношение между ' семантическими единицами: отношение заполнения словом или семой определенного места, открываемого другим предикатным словом или другой предикатной семой. Такой способ принят в МСТ И. А. Мельчу­ка [Мельчук 1974]. См. ниже пример подобной трактовки СО в модели управления глагола ударять.

7.2. Семантические валентности лексемы как семантические отношения, обусловленные ее лексическим значением

Интересными для лексической семантики синтаксическими свой­ствами слова являются, в первую очередь, его семантические валентности.

Мы говорим, что у некоторого слова Л есть семантическая валент­ностьX, если слово Л описывает ситуацию, в которой есть обязательный участник, выполняющий роль X. Значения слов, связанных с Л и обо­значающих обязательных участников описываемой словом Л ситуации, называются семантическими актантамиэтого слова. Семантические актан­ты слова Л заполняют семантические валентности слова Л. Подчеркнем, что, хотя понятия актанта и валентности нередко смешивают, они име­ют разную логическую природу. Если семантический актант слова Л — некоторое значение, отличное от значения самого Л и переменное в том смысле, что в разных предложениях со словом Л оно разное, то семан­тическая валентность слова Л — это постоянное внутреннее свойство самого Л, обусловленное его значением. Содержание семантических ва­лентностей слова — это роли участников ситуации — агенс, пациенс, инструмент, место и т. п. Эти роли суть части лексического значения данного слова.

И. А. Мельчук так поясняет понятия семантической валентности и семантического актанта [Мельчук 1974]. Возьмем слово наказывать. Чтобы определить, каковы его семантические валентности и семанти­ческие актанты, надо сделать то же, что мы делали при компонентном анализе, т. е. проанализировать обозначаемую этим словом ситуацию. О наказании можно говорить только в том случае, когда лицо В со­вершило проступок С, а другое лицо А причиняет В некоторое зло D с целью заставить самого В (или ему подобных лиц) исправиться и впредь не совершать проступков типа С. Эти А, В, С и D и есть обязательные «участники» ситуации «наказания», т. е. ее переменные семантические ак­танты. («Участник» здесь понимается широко — это может быть не только физический объект, но и действие). Они необходимы и достаточны, т.е. полностью определяют ситуацию наказания: если хотя бы один из них


отсутствует, слово наказывать употреблять нельзя. Если убрать А — це-ченаправленного деятеля, то останется зло D для лица В, возникшее само по себе, и проступок С этого лица В. Для описания такой ситуации слово наказать если и может быть употреблено, то лишь фигурально. Если убрать В, то от описанной ситуации вообще ничего не останется. Если убрать проступок С, то останется только то, что А причиняет В зло D, и это опять не наказание, а просто, например, истязание. Наконец, если убрать зло D, то останется воздействие лица А на лицо В, совершившее проступок, с целью исправить В, но такая ситуация не есть наказание, н например, порицание и т. п.

Если же А, В, С и D присутствуют в соответствующих ролях и вы­ступают: А — в роли целесообразного деятеля, инициатора описываемой ситуации — агенса, В — в роли лица, затрагиваемого описываемой ситуацией, — пациенса, С — в роли события, мотивирующего описы­ваемую ситуацию, и Д — в роли средства осуществления ситуации, то происходящее всегда можно назвать наказанием.

Если мы вспомним теперь, какова практика описания значения предикатных слов в лингвистических теориях, рассматривающих опи­сание значений слов как интегральную часть описания языка в целом, таких как МСТ, а также различные версии порождающих грамматик, мы увидим, что число семантических актантов и семантических валент­ностей слова равно числу переменных в описании его значения, т. е. и толковании.

Семантические актанты и валентности слов необходимо последо-иательно отличать от синтаксических актантови валентностей.Семан­тические актанты и валентности — это единицы и отношения плана содержания речевого отрезка, а синтаксические актанты и валентно­сти — это единицы и отношения, характеризующие план выражения речевого отрезка. Вторые выступают в качестве означающего для первых.

Синтаксические актанты слова— это возможные при данном слове в тексте «сильноуправляемые» зависимые члены — подлежащее и до­полнения. Так, у наказывать имеется четыре синтаксических актанта. Помимо актантов слово может чисто грамматически подчинять себе много других слов. Например, к глаголу наказать вполне способны при­соединяться такие словосочетания, как например в прошлый четверг, в пионерском лагере, с большим удовольствием и т. п. Эти именные группы не будут, однако, синтаксическими актантами. Различие между актан­тами и не-актантами проводится по следующему признаку: если слово У синтаксически зависит от слова X и при этом морфо-синтаксическое оформление У зависит не только от типа синтаксической связи, ее со­держания, части речи и формы У, но и конкретно от X как лексемы, то У является синтаксическим актантом (дополнением), в противном случае — определением или обстоятельством.

В рамках интегральных моделей описания языка, в которых слово должно быть описано так, чтобы затем можно было построить семап-



Раздел II. Лексическая семантика


Глава 7. Лексическая синтагматика и средства ее описания 143


 


тическую интерпретацию предложения с этим словом, необходимо тем или иным способом обеспечить соотнесение синтаксических актантов лексемы с ее семантическими валентностями. В МСТ этой цели служит модель управления(далее МУ) — таблица, количество столбцов которой соответствует количеству семантических актантов лексемы, и для каждого из семантических актантов в отведенном для него столбце указываются все способы оформления соответствующего ему синтаксического актанта.

Сразу же следует подчеркнуть, что взаимно-однозначного соответ­ствия между семантическими и синтаксическими актантами, семантиче­скими и синтаксическими валентностями не существует.

В качестве примера рассмотрим МУ слова ударять.

Чтобы построить МУ, надо определить количество валентностей у данной лексемы, а для этого надо знать, какое количество переменных содержится в ее толковании. В несколько упрощенном виде толкование ударять приведено ниже:

А ударяет Y-a Х-ом = А резко и кратковременно каузирует X приходить в контакт с Y-ом (ср. [Апресян 1974: 108]).

Глагол ударять представлен здесь как обозначающий ситуацию с тре­мя участниками, соответственно у него три семантических валентности и три семантических актанта — исполнитель действия, объект действия и инструмент. (Отметим, кстати, что в четырехтомном толковом словаре MAC в толковании упоминаются только два участника — исполнитель и объект.) Следовательно, в МУ должно быть три столбца.

Как соотносятся эти семантические актанты с синтаксическими?

Во-первых, вполне правильными и законченными признаются пред­ложения типа: Милиционер ударил грабителя, где семантическому актанту инструмента не соответствует никакого синтаксического актанта. В по­добных случаях говорят о синтаксической факультативностисоответству­ющей валентности, в нашем случае — валентности инструмента. Инфор­мация о синтаксической факультативности актанта должна как-то фик­сироваться в МУ, например, путем заключения соответствующего актанта в круглые скобки. С другой стороны, вполне правильны и предложения типа Милиционер ударил грабителя дубинкой по плечу/коленом в живот, где трем семантическим актантам соответствует четыре синтаксических. В по­добных случаях говорят о расщепленииодной из валентностей,в нашем случае очевидно, что это валентность объекта действия. В таких случаях И. А. Мельчук предлагает соответственно увеличивать число столбцов МУ.

 

1 =А [кто каузирует контакт] 2 = Y [объект] з = х [инструмент] [поражаемая часть объекта Y]
^им ^вин ртвор по 8дет в овин

Главная проблема при определении состава семантических валент­ностей слова состоит в том, чтобы правильно провести границу между кплентностями, связывающими значение слова с его актантами, и более i набым типом семантических зависимостей, соединяюших значение сло­на (или более сложного языкового выражения) с его сирконстантами.При i гом обычно руководствуются следующими соображениями.

1. Обязательность соответствующих аспектов (участников) для обо-
шачаемой словом ситуации говорит о том, что они являются семантичес­
кими актантами. При этом актантами не считаются аспекты (участники),
присущие всем ситуациям вообще, например, такие, как время и место,
которые в большинстве случаев выступают как сирконстанты (ср., одна­
ко, глаголы типа проживать, для которых место выступает как актант,
и глаголы типа датировать, у которых одним из актантов является
иремя). Соответственно, необязательность того или иного аспекта (участ­
ника) для ситуации, как правило, свидетельствует о том, что он является
гирконстантом (см., однако, ниже о факультативности семантических
иалентностей).

Так, для ситуации, описываемой глаголом идти такой ее аспект, как причина, является вообще необязательным, а такой, как время, — присущим всем действиям и состояниям. Выражения с этим значени­ем могут присоединяться к идти (ср. Глубокой ночью он шел пешком через весь город, потому что у негоне было денег на такси),но эта способность характерна не только для данной лексемы и потому соответ­ствующие аспекты рассматриваются как сирконстанты и не включаются it МУ.

2. Семантических валентностей у слова бывает немного, от одной до трех, реже четыре и более.

3. Для семантических актантов характерна идиоматичность мор­фологического выражения: оно зависит не только от содержания со­ответствующих валентностей, но и от лексемы, которой принадлежит актант. Так, участник ситуации с одной и той же семантической ролью адресата при глаголе сообщать выражается именем в дательном падеже, а при глаголе извещать — в винительном. Это явный показатель того, что мы имеем здесь дело с семантическим актантом соответствующих лексем.

Одни семантические отношения (напр., субъект/агенс, объект/паци-енс) всегда являются валентностями лексемы, другие — могут при одних лексемах трактоваться как валентности, а при других как средство при­соединения сирконстантов. Относительно СО второго типа Ю.Д.Апре­сян отмечает: «Значения начальной точки (АЬ), конечной точки (Ad), инструмента (Instr) и средства (Mode) является чаще содержанием се­мантической валентности, чем чисто грамматической зависимостью. Все остальные значения чаще являются содержанием чисто грамматической зависимости» [Апресян 1974: 126].


144 Раздел II. Лексическая семантика


Глава 7. Лексическая синтагматика и средства ее описания 145


 


Проблема определения состава валентностей слова усложняется еще и тем, что помимо упомянутой выше синтаксической факультативно­сти существует еще и семантическая необязательность (факультативность) валентности.Вопреки самому определению семантической валентности, основанному на выделении в ситуации обязательных участников, в ря­де случаев признается, что состав таких участников может варьировать в определенных пределах. Так, семантически факультативна валентность цели (Dest) у большинства глаголов направленного, ориентированного движения. Это должно учитываться при установлении валентностной структуры слова идти и отражаться в его МУ. Теперь посмотрим, имеется ли у глагола идти валентность маршрута?

Идти относится к глаголам перемещения, которые имеют как ми­нимум три валентности, так как для их истолкования необходимо по­мимо самого движущегося тела А, упоминание по крайней мере двух разных точек пространства В и С, в которых А находится в последова­тельные моменты времени. Это хорошо согласуется с тем фактом, что подавляющее большинство таких глаголов свободно сочетается с фор­мами со значениями начальной и конечной точек, а многие глаголы даже управляют ими. Многие глаголы перемещения свободно сочета­ются и с формами со значением маршрута (ср. двигаться по дороге, лететь вдоль берега). Является ли СО маршрута (Itin) валентностью глаголов перемещения, или же присоединяет к данному слову сир-констант?

Из толкования глагола идти, приведенного в [Апресян 1974: 108]:

А идет из Y-a в Z = 'А перемещается из Y-a в Z, передвигая ногами и ни в какой момент не утрачивая полностью контакта с поверхностью, по которой А перемещается'

можно заключить, что СО маршрута не входит в число валентностей данного глагола. Но почему начальная точка Y и конечная точка Z — семантические валентности, а поверхность, по которой А перемещается (а это и есть один из аспектов маршрута) — нет? Принципиальных осно­ваний для такого решения данного вопроса не существует. Не случайно в той же работе среди примеров на валентности, которые могут быть семантическими хотя бы при некоторых словах на валентность маршрута, приводятся примеры идти — по дороге; плыть — через океан [Апресян 1974: 126]. По-видимому, выход в таких спорных случаях и состоит в том, чтобы считать валентность, подобную валентности маршрута у глагола идти семантически факультативной и отражать ее в модели управления1'. С учетом семантически факультативных валентностей МУ глагола идти будет иметь следующий вид:

' Существует и иной выход: отражать в МУ не только актанты, но и сирконстанты лексемы, поскольку, как показано в работе [Плунгян, Рахилина 1990], выражение последних также бывает специфичным для конкретной лексемы.


А идет из В в С (маршрутом D с целью Е)

 

1 =А Sub (субъект) 2 = В АЬ (нач. точка) 3 = С Ad (кон. точка) (4 = D) Itin (маршрут) (5 = Е) Dest (цель)
^им 1. из SpM 2. С Ьрод 3. от Брод 4. Adv J. в овин 2. на 5>вин j. К Одат 4. Adv 5. до Брод 1. отв 2. no S4aT 3. через SBllH и т.д. 1. за + STB 2. на + SBH„ з. vinf 4. чтобы S и т. д.

Все прочие СО, которые могут связывать лексему идти с другими словами в предложениях, уже не могут рассматриваться как ее валентно­сти, потому что им не находится места в толковании (ср. СО в сочетаниях идти впереди /за Npofl / в течение Np(M / шагом, быстро, гуськом и т п.).

Понятию семантической валентности, используемой в модели оСмысл <*=>• Текст», в других теориях языка соответствуют следующие понятия:

1) в падежной грамматике Ч. Филлмора (см. [Филлмор 1976а], |Филлмор 19766]) — глубинный падеж;

2) в универсальной порождающей грамматике Н. Хомского (см. |Chomsky 1981]) — понятие ©-роль (тематическая роль).

©-теорияимеет дело с приписыванием семантических ролей (0-ро­лей) типа «агенс» элементам предложения, подпадающим под действие универсального принципа грамматики языка, называемого 0-критерием:

©-критерий:

— каждому аргументу (синтаксическому актанту) должна быть при­писана 9-роль (семантическая валентность);

— каждая 9-роль (семантическая валентность) может быть припи­сана одному и только одному аргументу (синтаксическому актанту).

9-роли, приписываемые данной лексемой своим аргументам содер­жатся в ее словарной статье наряду с информацией о составе ее аргу­ментов. Так, в словарной статье английского глагола lend «одалживать» эта информация представляется в виде так называемой ©-решетки, соот­носящей синтаксические актанты лексемы с их семантическими ролями (при этом из синтаксических актантов указываются при лексеме только так называемые внутренние аргументы (дополнения), а подлежащее, как внешний аргумент, наличие которого в предложении от лексемы не за­висит, среди актантов не указывается, но семантическая его роль тем не менее отражается в составе семантических требований лексемы:




Не нашли, что искали? Воспользуйтесь поиском:

vikidalka.ru - 2015-2018 год. Все права принадлежат их авторам! Нарушение авторских прав | Нарушение персональных данных