Главная | Случайная
Обратная связь

ТОР 5 статей:

Методические подходы к анализу финансового состояния предприятия

Проблема периодизации русской литературы ХХ века. Краткая характеристика второй половины ХХ века

Ценовые и неценовые факторы

Характеристика шлифовальных кругов и ее маркировка

Служебные части речи. Предлог. Союз. Частицы

КАТЕГОРИИ:






Глава 11. В глубины — высвобождение глубинных чувств из живота




 

Живот — это наш следующий шаг внутрь, или вниз, в процессе освобождения от панциря. Здесь возникают чувства. Отсюда начинают движение импульсы энергии.

Верхние сегменты могут быть средствами выражения этих чувств и импульсов, в то время как живот — их источник. Подобным же образом верхние сегменты могут быть приёмниками впечатлений, приходящих извне, однако именно живот на них откликается.

Что бы мы ни чувствовали — боль, отвращение, отторжение, страх, гнев… источник этих чувств находится в животе.

В западных странах люди в большей степени приучены ориентироваться на голову, поэтому представление о животе как о вместилище чувств может поначалу показаться странным. Например, когда возникает чувство отвращения, мы можем подумать, что оно зарождается в голове, а непосредственное выражение отвращения обычно ограничивается ртом, который кривится в гримасе неодобрения, или, может быть, областью горла, где возникают соответствующие звуки, указывающие на неприязнь.

Однако в традиционных китайской и японской культурах живот рассматривается как место сосредоточения психологического и эмоционального благополучия. Это особенно касается хары, которая располагается в нижней части живота, примерно на три пальца ниже пупка, и считается источником жизненной энергии.

В индийской системе чакр в нижней части живота, поблизости от хары, находится вторая чакра, отвечающая за социальное взаимодействие, групповую энергию и общение, а также — за эмоции и чувства.

Вторая чакра надстраивается над первой, как следующая ступенька восходящей лестницы человеческих потребностей. Первая чакра заботится об основных, необходимых для выживания нуждах — еде, убежище и сексе. И только тогда, когда они удовлетворены, появляется возможность наслаждаться социальным взаимодействием — племенной и семейной жизнью, а также возникающей при этом эмоциональной атмосферой.

Принимая всё это во внимание, можно предположить, что западная привычка отводить уму доминирующее положение — не более чем местная культурная особенность. В действительности, как я уже говорила, процессы мышления и чувствования распределены по всему телу.

Переходя к животу в ходе райхианского процесса освобождения от панциря, мы продолжаем начатую ранее работу. С первого дня любой группы или тренинга, с того самого момента, когда я представляю основную дыхательную позицию, мы начинаем дышать в живот, чтобы достучаться до энергии и жизненной силы, находящихся в нижних сегментах. Таким образом, дыхание животом осуществляется с самого начала. Однако как мы видели в предыдущей главе, естественное дыхание животом включает в себя пульсацию диафрагмы, которая должна обладать способностью на вдохе легко смещаться вниз, а на выдохе — вверх.

Люди, чья диафрагма не способна к такой свободной пульсации, будут испытывать трудности с дыханием в живот. Приглашая клиента дышать таким образом с самого начала курса, я понимаю, что это будет иметь лишь ограниченный эффект и что потребуется большая работа по освобождению и открытию верхних сегментов, прежде чем сможет восстановиться настоящее дыхание в живот.

После того как верхние сегменты стали более расслабленными, а диафрагма обрела подвижность, мы можем идти в более глубокие слои чувств, проникая в омут эмоций, обитающих в животе — одном из двух главных центров чувств в теле. Другим таким центром является сердце.

Живот — это место, где мы ещё до рождения через пуповину были связаны с матерью. Поэтому именно здесь располагаются все эти первичные чувства «младенец-мать» — потребности и их удовлетворение, питание и поддержка — чувства, возникшие ещё в утробе и перенесённые в младенчество.

Вследствие своей примитивной доречевой природы эти чувства естественным образом оказываются погребенными под многочисленными последующими переживаниями, ложащимися слой за слоем и заталкивающими наши первичные эмоции в подсознание. Из-за этого в области живота присутствует ощущение окружающей его бессознательности, атмосферы чего-то неизвестного, глубоко запрятанного — в том числе и наших самых старых и самых ранних травм — и особенно тех, что связаны со страхом.

Я уже объясняла, как плоский живот худощавых женщин связан со страхом, удерживаемым вблизи ядра энергетического тела. Любая работа с животом, скорее всего, затронет этот слой страха, а вместе с ним — и целый спектр чувств, таких как беспомощность, упадок сил, желание убежать, скрыться, не оставаться здесь ни на секунду.

Иногда, когда эти чувства затрагиваются, люди буквально скрываются в животе. Они не могут убежать наружу, и вместо этого их внимание уходит глубоко внутрь. Это становится способом отсекания себя от любых пробудившихся страхов.

Такая стратегия выживания, выработанная в детстве, эквивалентна вошедшему в поговорку поведению страуса, прячущего голову в песок, чтобы не видеть приближающейся опасности.

Я не могу себе представить, что страусы действительно поступают таким образом, потому что в дикой природе это привело бы к неминуемой смерти. Однако этот образ отлично работает в качестве метафоры для определённых форм человеческого поведения, особенно для поведения беспомощного ребёнка, который не может убежать от сердитого или агрессивного родителя. Ему остаётся единственный выход — скрыться внутри.

Одной из самых сильных эмоций, с которыми, скорее всего, предстоит встретиться в области живота, является страх. К этому наполненному страхом сжатию необходимо приближаться очень бережно, так как оно может быть связано с шоком, и тогда энергичный подход лишь вызовет повторную травму или усилит первоначальное переживание шока.

Обычно, чтобы проникнуть в ядро, я делаю акцент на глубоких вдохах в живот с одновременным сохранением контакта глазами. При этом я мягко кладу ладонь на те области живота, которые ощущаются как твёрдые или напряжённые.

Часто я даже не касаюсь физического тела, а лишь держу руку в одном-двух дюймах над кожей, устанавливая связь с энергетическим. Энергетическое тело в этом месте легко доступно, потому что физическое тело здесь относительно мягкое и текучее. В животе нет костных структур, суставов или связок. Есть лишь стенка, образованная мышцами и удерживающая внутренности, а также их постоянно движущееся содержимое.

В отличие от напряжения, удерживаемого в мышцах верхней половины тела, которое обычно накапливается во вполне определённых местах, таких как челюсть, боковые части горла и прочих, напряжение в области живота существует преимущественно в виде аморфной массы. В такой ситуации прямое нажатие на мышцы пальцами и ладонями, скорее всего, будет менее эффективным, чем воздействие на энергетическом уровне. Особенно это касается работы со страхом.

Я могу медленно или быстро двигать руками, не прикасаясь к животу, и энергия, истекающая из моих рук, будет стимулировать и приводить в движение энергетическое тело клиента, а оно, в свою очередь, установит связь с эмоцией, запертой в мышцах. Если этой эмоцией является страх, то главное, что на этой стадии должен делать клиент — это не убегать, не прятаться, а оставаться в контакте с обнаруженным чувством. Здесь требуются храбрость и осознание, потому что инстинктивная реакция заключается в том, чтобы скрыться, сбежать либо внутрь, либо наружу.

Если страх удалось ощутить и высвободить, то открывается путь для выброса гнева, который часто бывает очень впечатляющим.

В предыдущей главе я обсуждала тему контроля в связи с диафрагмой. Та же тема находит своё продолжение и в животе, причём особенно глубоко она связана с ранними переживаниями насилия или принуждения, например, с приучением к горшку, с необходимостью есть в определённое время и не есть в остальное время, а также с необходимостью одеваться определённым образом.

Принуждение может включать в себя следующие приказы:

«Сейчас ты должен сходить в туалет»;

«Сейчас ты должен поесть»;

«Сейчас ты должен ложиться спать».

Нетрудно вообразить, какая ярость может подняться после того, как был высвобожден страх, блокировавший естественный отклик ребёнка, и появилась возможность подлинной реакции на такие команды.

Представим, что ребёнок живёт в обстановке постоянной угрозы для жизни: к примеру, у него вспыльчивый или почти всегда пьяный отец. Этот ребёнок не может проявить свою ярость или гнев, поскольку это спровоцирует ещё большее насилие. Такие эмоции должны быть спрятаны глубоко в животе, где затем они могут лежать годами. И когда человек в конце концов получает разрешение войти в контакт с этими давно забытыми чувствами и высвободить их, они часто проявляются как смертельная ярость, направленная на родителя, совершавшего насилие.

«Я убил бы тебя!» — именно такого типа эмоции исходят из живота.

Контакт с этими глубоко лежащими чувствами не возникает сразу же, с самого начала сессии. Обычно движение в процесс эмоционального высвобождения у клиента начинается в верхней части тела, чаще всего в области грудной клетки. Затем, по мере того как открывается диафрагма, выражение углубляется и, наконец, эмоция с огромной силой начинает изливаться с уровня живота, непосредственно из кишечника.

В качестве руководителя и терапевта я следую за тем, что проявляется слой за слоем, сегмент за сегментом, и это не всегда движение в одном направлении. Иногда, после последовательной проработки сегментов до самого живота, высвобожденная энергия и эмоции начинают подниматься через диафрагму, но блокируются в груди или горле.

Тогда я должна снова обратить внимание на верхнюю часть тела и поработать над высвобождением напряжения в заблокированном сегменте, а затем опять вернуться к животу. Я продолжаю возвращаться к животу, приглашая чувства подниматься с максимально возможной глубины — я постоянно ориентирована именно на это.

После любого вида высвобождения какой бы то ни было эмоции неизбежно должна последовать фаза релаксации. Таков естественный цикл, зафиксированный Райхом в его оргазмической формуле — заряд, напряжение, разрядка, расслабление, — которую я постоянно использую в своей практике.

На стадии релаксации я приглашаю человека закрыть глаза и начать медленно и глубоко дышать в живот, одновременно удерживая внимание на нижних сегментах и ногах — это помогает вновь зарядить область живота. Возможно, через несколько минут поднимется ещё одна волна эмоций, которую также можно будет разрядить через верхние сегменты.

В итоге после многих сессий, пройденных клиентом, наступает момент, когда на всём пути до самого живота открывается свободный канал, и тогда человек обретает способность устойчиво работать из глубины.

Обычно это происходит к концу курса, когда клиенты уже способны соединяться с тем, что находится в наиболее глубокой части их существа, и принимать то, что они не хотели видеть в течение всей своей взрослой жизни — «выворачивающую кишки» грусть, горе или боль. Это может быть пережитая в детстве огромная потеря, такая, например, как потеря матери в возрасте трёх-четырёх лет.

Я вспоминаю, как испытывала подобное чувство боли, когда моя семья переехала. Я тогда очень сильно любила своего маленького двоюродного братика — нам обоим было по семь лет, и мы всё делали вместе. Наши семьи жили в соседних домах, и мы с ним почти не расставались. Потом мои родители переехали в другой штат, до которого нужно было добираться девять часов, и это полностью разорвало нашу связь. С тех пор мы виделись с ним только раз в год. Несколько месяцев я ощущала сильную грусть, и теперь я понимаю, что просто похоронила её, затем снова похоронила, и продолжала хоронить до тех пор, пока со временем она не исчезла из виду.

Именно такого рода чувства — тяжесть утраты, разрушительное разочарование, глубочайшая ярость — удерживаются в области живота и энергетического ядра.

С теми же самыми темами можно встретиться и в процессе работы с верхними сегментами. Мы можем много раз сталкиваться психологически или эмоционально с каким-либо травмирующим случаем, но всякий раз, работая глубже, мы понемногу приближаемся к чувству, обитающему внутри ядра. И вдруг, неожиданно провалившись в живот, мы оказываемся в самой его середине, в полном и абсолютном контакте с ним.

С этим связано упражнение, которое я обычно провожу в своих группах, когда процесс уже близится к завершению, и которое называется «Незавершённое дело».

Я рассказываю об этом упражнении именно сейчас, потому что в нём активно участвует брюшной сегмент. Оно в большой степени ориентировано на «чувствование» и предназначено для того, чтобы помочь людям взглянуть в прошлое и обнаружить там некую незавершённую ситуацию с конкретным человеком, что-то, оставшееся без внимания и запертое в подсознательном уме, какое-то чувство, которое никогда не было выражено или признано существующим.

Из-за того, что ситуация остаётся незавершённой, мы продолжаем нести её в форме хронического напряжения в панцире тела, а также в виде свободных байтов психологических данных, блуждающих в биокомпьютере нашего ума Упражнение «Незавершённое дело», работающее одновременно на психологическом и эмоциональном уровнях, позволяет разрешить эту ситуацию.

Для начала я предлагаю разогревающие упражнения — несколько мягких биоэнергетических напряжённых позиций, предназначенных для того, чтобы помочь людям соединиться со своим животом. Я прошу всех лечь спиной на матрац, приняв основную дыхательную позицию, согнув колени и всей плоскостью поставив стопы на пол, а затем начать постукивать кончиками пальцев в области живота, чтобы обнаружить, где в этом сегменте существует напряжение, и помочь его расслаблению. После этого я приглашаю участников, дыша в живот, приподнять голову над матрасом и посмотреть прямо вперёд в направлении собственных согнутых коленей. Большинство людей, чтобы поднять голову, используют мышцы живота, и тогда живот сразу же напрягается, а дыхание становится стеснённым.

Затем я прошу их выдохнуть и опустить голову на матрас, обратив при этом внимание на то, как: расслабляются мышцы живота Для того чтобы удерживать голову приподнятой, — объясняю я, — можно использовать другие мышцы, например, те, что располагаются в задней части шеи. В этом случае живот может оставаться мягким.

Я предлагаю участникам попробовать сделать это снова, самостоятельно, в течение пятнадцати-двадцати циклов дыхания поднимая и опуская голову, экспериментируя, узнавая, могут ли они удерживать живот в состоянии расслабления. Эта простая техника даёт людям возможность почувствовать, как напряжение в животе нередко создаётся без всякой необходимости.

В другом упражнении, которое также начинается в основной дыхательной позиции, я приглашаю участников взяться за колени руками — правой рукой за правое колено, а левой рукой за левое колено, — подтянуть колени к груди и позволить бёдрам и пояснице перекатываться по матрасу. Эта поза, напоминающая младенческую, помогает в игривой форме расслабить область таза и сексуального центра.

Затем я предлагаю участникам, удерживая таз на полу, высоко поднять ноги так, чтобы стопы были перпендикулярны ногам и смотрели бы в потолок. В этой позиции они должны выталкивать пятки вверх настолько, чтобы в задней стороне ног оглушалось бы напряжение.

В принципе, поддерживать ноги над телом можно с помощью мышц бёдер. Но поскольку мышцы поясницы обычно слишком сжаты, то людям приходится удерживать ноги в вертикальном положении, используя и мышцы живота. Чтобы глубже исследовать эту позицию, я предлагаю участникам для дополнительной поддержки поместить кулаки под ягодицы, сосредоточив при этом внимание на напряжённых мышцах живота и поясницы (обе эти области входят в состав брюшного сегмента).

Эти два упражнения направляют энергию и внимание в область живота. После них мы можем перейти к структуре «Незавершённого дела».

Это упражнение сочетает в себе классическую технику гештальта (разговор от лица каждого участника ситуации) и неорайхианское дыхание, привносящее больший энергетический заряд. Упражнение выполняется вдвоём, один из партнёров участвует в нём как клиент, а другой — как помощник. Клиент лежит на матрасе в основной дыхательной позиции, а помощник сидит рядом с ним.

Сначала клиенты накапливают в теле заряд энергии посредством глубокого дыхания в живот, а одна из задач помогающего партнёра состоит в том, чтобы поддерживать это глубокое дыхание на протяжении всего упражнения.

Тем временем я включаю мягкую музыку, часто — с оттенком грусти или детской простоты, что создаёт соответствующее настроение, и прошу клиентов закрыть глаза. Затем начинается погружение в прошлое. Я приглашаю их оглянуться на прожитые годы и вспомнить нескольких людей, которые были для них эмоционально значимыми, людей, которых они любили, людей, которые любили их, людей, с которыми они были очень близки. Эти люди всё ещё живут внутри нас — люди, которые нам небезразличны в том или ином смысле.

Я прошу участников вспомнить конкретную ситуацию с одним человеком. Это может быть ситуация, наполненная негативными чувствами, например, обидой или болью, или же ситуация с позитивными чувствами, которые, однако, никогда не были полностью выражены — может быть, они любили кого-то, но так и не разрешили себе открыто сказать: «Я люблю тебя».

Возможно, это один из родителей, дедушка или бабушка, или кто-то ещё, тот, кто был важен, когда они были моложе. Это может быть брат, сестра, кто-то из близких родственников или же кто-нибудь из недавнего прошлого — друг, подруга, муж, жена, возлюбленный… Возможно, это тот, кто уже умер, тот, кого они больше никогда не увидят.

Я приглашаю клиентов определить, кто этот человек, и, представив, что он прямо сейчас находится здесь, с ними, в этой комнате, несколько раз назвать его вслух по имени, посмотреть ему в глаза и начать говорить с ним, произнося всё то, что ранее не было высказано.

Естественно, что в процессе разговора начинают подниматься эмоции — и я предлагаю разрешить телу двигаться, позволить чувствам выходить наружу — но всё-таки наиболее важным здесь является словесное выражение. Слова соединяют эмоции с разумом и это — именно то, что нам нужно: непосредственный контакт с другим человеком в конкретной ситуации. В результате всё то, что годами оставалось в уме и теле, может быть исцелено и отпущено.

Возможно, в уме мы уже миллион раз говорили все эти вещи сами себе, но, произнося их вслух, мы слышим и понимаем их лучше. Кроме того, звуки слов создают в теле вибрации, которые помогают преобразовать неосознаваемое в осознаваемое.

Помощников я прошу поддержать клиентов энергетически. Они совершают мягкие движения ладонями от живота клиентов вверх вдоль их тела, не прикасаясь к нему, но сохраняя расстояние в пару дюймов. Как я уже объясняла раньше, энергия в руках помощников объединяется с энергией в животе клиента и помогает создать своеобразный «поток выражения» — поток энергии, который движется через живот, сердце и горло и который может очень сильно помочь выражению эмоций.

Через несколько минут многие участники начинают плакать или кричать: прикасаясь к старым ранам, они высвобождают то, что так долго сдерживалось и скрывалось. Я побуждаю их произносить слова, продолжать дышать и позволять телу принимать участие в выражении любым способом, который ощущается правильным — например, бить кулаками по матрасу или же наносить удары ногами.

Примерно через десять минут я прошу клиентов на некоторое время перестать говорить, направить внимание внутрь себя и отдохнуть. Затем я предлагаю им обратить внимание на то, что чувствует другой человек теперь, когда он услышал то, что ему было сказано. Я приглашаю их представить, что они стали этим другим человеком, произнести вслух собственное имя, как будто бы теперь этот человек обращается к ним, и позволить ему говорить.

Обычно для того, чтобы совершить такую смену ролей, требуется пара минут, но большинство людей с этим справляются и в течение следующих десяти минут говорят, выражая точку зрения и чувства этого человека.

Здесь, наверное, стоит сказать о том, что когда я предварительно объясняю это упражнение, некоторые люди возражают против того, чтобы выступать в роли другого человека. Они говорят: «Откуда я могу знать, что тогда думал мой отец?» Но каким-то образом мы это знаем. Когда мы настраиваемся на человека, сосредотачиваемся на нём, мы обнаруживаем глубокую психическую связь и осознаём то, что тогда происходило внутри него.

То, что мы не только обращаемся к этому человеку, но и играем его роль, делает процесс более полным и завершённым. В противном случае он был бы односторонним. Он был бы возможностью выплеснуть эмоции, но в нём не было бы глубины высвобождения, не было бы качества сочувствия и исцеления.

По завершении этой стадии я приглашаю клиентов, снова став самими собой, выразить всё, что требуется, чтобы завершить этот обмен, а затем почувствовать, готовы ли они простить этого человека или попросить у него прощения — в зависимости от того, что уместно в данном случае. Я призываю участников говорить от сердца, чтобы попытаться привнести в отношения новое понимание, способное исцелить рану. Затем я прошу их найти способ попрощаться с этим человеком и отпустить его.

Постепенно я помогаю клиентам вернуться в «реальный мир», в настоящее. Затем я прошу их установить контакт с помощниками и уделить несколько минут тому, чтобы поделиться своими переживаниями, рассказать о том, с кем они разговаривали, и какое значение этот человек имел в их жизни.

Затем, после перерыва участники меняются ролями и выполняют это упражнение еще раз.

Прочитав описание этой техники, вы можете подумать: «Ну что же, я могу сделать это и сам, просто сидя в кресле, закрыв глаза и думая о ком- то».

Короткий ответ на это: «Да, можете». И, на самом деле, подобные упражнения, основанные на методике гештальта, выполняются в процессе психологического консультирования во всём мире. Для них обычно используются две подушки. Сидя на одной из них, клиент представляет себе человека, сидящего на другой подушке, и начинает говорить с ним.

Это может быть очень эффективным, особенно в присутствии опытного психолога-консультанта. Однако, по моему опыту, при этом не достигается та эмоциональная глубина, до которой можно добраться, сочетая гештальт с райхианской практикой.

Обычно я провожу это упражнение в последний день пятидневной группы. К этому времени тела у участников расслабились, их энергия течёт более естественным образом, а сами они находятся в контакте со своими эмоциями. В таком состоянии сосредоточение на темах незавершённого дела со значимым человеком неизбежно оказывает глубокое воздействие. Кроме того, положение лёжа с закрытыми глазами в этом процессе в значительной степени способствует регрессии и уязвимости. Вы легко можете превратиться в ребёнка, лежащего в коляске или кроватке, особенно если кто-то сидит рядом с вами и заботится о вас.

Я проводила это упражнение без помощников, когда все участники группы работали самостоятельно, но обнаружила, что присутствие человека, который вас слушает и поддерживает, помогает клиентам держаться правильного курса. Для них становится труднее «улететь» или выйти за пределы структуры упражнения. Более того, происходящее обычно захватывает и помощников. Часто они эмоционально вовлекаются, сопереживают и, бывает, сами всхлипывают, слушая, как перед ними разворачивается некая волнующая история.

Я уже говорила о том, что брюшной сегмент связан с темами детско- материнских отношений, с глубокими чувствами, с неизлеченными эмоциональными ранами — с чем-то негативным, содержащемся в животе. Теперь настало время обратиться к позитивному аспекту.

Живот обладает огромной способностью к наслаждению. К нему относится, например, глубокое наслаждение младенца, свернувшегося на руках у матери, сосущего её грудь или отдыхающего на её теле. Приятные ощущения в физическом теле человек испытывает через энергетический центр живота. Как уже рассказывала, в этом сегменте существует общность между физическим и энергетическим телами и их взаимное проникновение. Поэтому чувства в физическом теле легко ощущаются и вибрируют в теле энергетическом. Ребёнок у груди полностью поглощён своим занятием: его губы сосут, руки прикасаются, желудок наполняется, всё тело получает питание. Эти ощущения питания и наполнения переживаются посредством живота, который воспринимает чувства и передаёт их в энергетическое тело. А оно от наслаждения расширяется, создавая ауру удовлетворения и окутывая всё физическое тело. Ощущение глубокого расслабления и удовлетворённости, которое приходит после того, как ребёнок наелся, является также и переживанием энергетического, или второго, тела.

В райхианской практике после интенсивной сессии клиент, переживший сильное эмоциональное высвобождение, естественным образом попадает в такое пространство приятного расслабления. Это один из тех редких моментов в жизни взрослого человека, когда он действительно может отпустить всё напряжение и беспокойство, ощущая, что ничего не нужно делать, что всё хорошо. Когда клиент входит в это пространство, я осторожно кладу его собственные руки ему на живот. Это усиливает переживание и даёт ощущение пребывания «у себя дома», чувство единства, гармонии.

Бывает, что человек приходит ко мне, чувствуя себя совершенно разбитым, с самыми разнообразными энергетическими расщеплениями в теле. Затем, после выражения и высвобождения этих конфликтующих энергий, каждый сегмент гармонично соединяется со всеми остальными — по крайней мере, на какое-то время. Этому чувству способствует свободное течение энергии через все сегменты. Энергия может двигаться в кончики пальцев, достигать сердца, проникать прямо в сексуальный центр и проходить по ногам и стопам, создавая ощущение целостности, которое каким-то образом воспринимается через живот.

Это чувство органической целостности представляет собой биоэнергетическое явление, очень приятное, но для большинства людей недостижимое в обычной жизни. В каких-то ситуациях мы можем переживать мгновения счастья или возбуждения — например, в критические моменты спортивных соревнований или при удаче в азартной игре. Но эти ощущения не идут ни в какое сравнение с переживанием целостности, вызывающим чувство удовольствия в нашем ядре.

Существует, однако, ещё один вид опыта, который даёт нам почти такое же удовольствие, и это — секс. Сексуальная близость, достижение оргазма, любовь — всё это может привести нас к тем же высотам блаженства. Наша способность наслаждаться такими переживаниями полностью определяется здоровым состоянием и энергетической наполненностью тазового сегмента, к которому мы обратимся в следующей главе.

 

vikidalka.ru - 2015-2018 год. Все права принадлежат их авторам! Нарушение авторских прав | Нарушение персональных данных