Главная | Случайная
Обратная связь

ТОР 5 статей:

Методические подходы к анализу финансового состояния предприятия

Проблема периодизации русской литературы ХХ века. Краткая характеристика второй половины ХХ века

Ценовые и неценовые факторы

Характеристика шлифовальных кругов и ее маркировка

Служебные части речи. Предлог. Союз. Частицы

КАТЕГОРИИ:






ПРИМЕЧАНИЕ: Все герои, задействованные в сценах сексуального содержания, вымышленны и достигли возраста 18 лет. 6 страница




Встав в центре класса, профессор повернулся лицом к студентам. У Гермионы, взглянувшей на Снейпа, внутри моментально образовался ледяной комок. Его кожа, бледная и рыхлая, выглядела гораздо хуже, чем ей доводилось видеть раньше.

«Возможно, это следствие того, что ему пришлось отнять у Люпина жизнь», - подумала она. Девушка глянула на Гарри и Рона, желая посмотреть, заметили ли они произошедшую перемену. Ребята хотели отомстить за смерть Ремуса, но поклялись Дамблдору, что не станут этого делать. Тогда она перевела взгляд на Малфоя, никак не отреагировавшего на появление главы его Дома. На лице Драко играла ухмылка, выражавшее удовлетворение смертью Ремуса.

- Сегодня вы будете варить Кровевостанавливающее зелье, - глухо произнес Снейп. Его привычный запугивающий тон исчез, и Гермиона тут же насторожилась, понимая, что что-то тут не так. Профессор указал палочкой на доску, на которой появились инструкции. – У вас ровно два часа, чтобы закончить свои зелья. Начали.

Гермиона смотрела, как Снейп подходит к столу и садится. Опершись локтем о стол, он зажал пальцами переносицу, и всю оставшуюся часть урока просидел неподвижно. Может, благодаря тому, что их класс соответствовал уровню Т.Р.И.Т.О.Н., студенты смогли без инцидентов приготовить зелье. Гермиона поглядывала на профессора, проверяя все ли с ним в порядке, она надеялась, что мужчина хоть как-то начнет действовать. В данный момент, она обрадовалась бы даже его ору или издевательским комментариям, но ничего такого он не сделал. Снейп даже не потрудился обойти класс, чтобы проконтролировать выполнение задания.

В конце урока студенты быстро разлили по пузырькам образцы зелий и убрали на столах, а Гермиона тянула, дожидаясь пока большинство учеников, включая Гарри и Рона, не покинут кабинет.

Заполнив пузырек зельем, девушка закупорила его. Медленно выдохнув, Гермиона постаралась выровнять дыхание. Она подошла к столу, за которым Снейп просматривал образцы зелий, оставленные другими студентами. Поставив свое зелье рядом с остальными,

девушка принялась ждать.

- Урок окончен, - резко произнес Снейп, не глядя на нее.

- Я знаю, сэр, но мне нужно только... – предложение оборвалось. «Необходимость», - подумала она. – «Что мне нужно?

Она должна успокоить его, сказать, что смерть Ремуса - не его ошибка. Гермионе нужно было удостовериться, что с преподавателем все в порядке.

- Уходите немедленно, мисс Грейнджер, или из-за вас пострадает Гриффиндор, - обозначил свою позицию Снейп, и девушка, схватив рюкзак, ушла.

Северус следил, как за нею закрылась дверь. Собравшись с силами, он направился в свои комнаты. Скоро ему нужно будет поесть, но Гермиона была нужна Северусу для большего, нежели простое высушивание.

~ * ~ * ~ * ~ * ~ * ~ * ~

Прошла неделя. Гермиона опустила стопку книг на стол в своей комнате. Она не была уверена, что ее утомило сильнее: только что законченная домашняя работа или попытки не дать Гарри и Рону заснуть, заставив их тоже доделать свои задания. Единственно, в чем девушка была точно уверена – она готова принять горячую ванну и заснуть.

Приподняв волосы, Гермиона собрала их в булочку и, стараясь удержать пряди вместе, закрепила их палочкой. Потом она шагнула в ванную, заполненную горячей водой. Добавив напоследок масло сандалового дерева, подаренного Тонкс, девушка закрыла глаза и расслабилась.

Вдыхая аромат, она ощутила, как между ножек нарастает возбуждение. Грудь начало покалывать, а дыхание замедлилось. Гермиона неторопливо вдыхала и выдыхала воздух, подстегивая желание, приводящее в восторг и разум, и тело.

Она услышала шепот, доносившийся со всех сторон, и поняла, что окружена тьмой.

Выхватив из волос палочку, Гермиона быстро открыла глаза и огляделась. Ванная комната была освещена, а на двери стояла защита. Наложив на вход еще одно защитное заклятие, девушка снова погрузилась в воду.

- Просто расслабься, Гермиона, - шепнула она сама себе. Приподняв волосы, девушка снова связала их в узел. Кончики волос теперь касались воды. Опять закрыв глаза, она опустила голову на край мраморной ванной. Начав расслабляться, Гермиона снова скользнула во тьму, но в этот раз не стала сопротивляться.

Шепот был неразличимым, но успокаивающим. Похотливое желание вернулось, покоряя разум и плоть. Тело жаждало прикосновений, и Гермиона, поднеся сзади к шее руку, принялась неторопливо ласкать кожу. Пальцы ленивыми круговыми движениями спустились ниже, от затылка к горлу. Она провела пальцем по ключице, скользнув к плечу.

Шепот не прекращался.

Рука прошлась по груди, задев предплечьем сосок. Когда ее рука двинулась в обратную сторону, пальцы коснулись уже твердой горошины соска, и по ее телу пробежала волна холода.

- Коснись груди, - услышала она. Гермиона впервые сумела разобрать, что ей шепчут. Повинуясь голосу, пальцы обвели возбужденный сосок. Девушка остро осознала, как участилось дыхание, когда она принялась перекатывать сосок между большим и средним пальцами. Свободная рука тоже опустилась на грудь. Еще одна волна возбуждения хлынула вниз, когда девушка коснулась ладонью полушария. Рука неторопливо двинулась ко второму соску, зажимая его между пальцами, от чего тело Гермионы выгнулось дугой. Она месила ладонями груди, касаясь пальцами сосков. Жар между ног усилился, и вместе с ним возрос похотливый голод, зародившийся глубоко внутри. Одна рука нырнула в воду, направляясь вниз, к животу и бедрам. Спустившись туда, Гермиона принялась играть с завитками.

- Тронь себя, - прозвучало шепотом.

Пальцы прошлись по складочкам, старательно раздвигая их и позволяя теплой воде просочиться внутрь. Волна страсти и желания накрыла девушку, вокруг продолжали звучать шепотки, но теперь она чувствовала на шее теплое дыхание.

- Ласкай себя.

Пальцы скользнули дальше, между жаркими сгибами, собирая выступившую там влагу. Чья-то ладонь накрыла руку девушки, направляя движения. Пальцы вновь прошлись по складочкам, и прикосновение к клитору заставило Гермиону резко выдохнуть. Она медленно погладила бутон, сначала одним пальцем, потом двумя. Частота прикосновений возросла, приводя тело в экстаз. Она еще ни разу не чувствовала такого всепожирающего желания. Рука, сжимавшая ее кисть, управляла каждым движением.

- Открой глаза, - приказал звучный шелковистый голос.

Гермиона покорно подняла ресницы и встретилась взглядом с парой черных глаз. Его желание хлынуло в душу девушки, мгновенно вызвав у нее яростный оргазм.

Гермиона сжала клитор и, расплескивая воду, взбрыкнула бедрами. Ее частые вздохи сливались с его вздохами. Почувствовав на лице и губах горячее дыхание, девушка ввела в себя пальцы. Касаясь большим пальцем клитора, она довела себя до нового оргазма. Закрывая глаза, Гермиона почувствовала, как начали сокращаться внутренние стенки.

- Держи глаза открытыми, - требовательно произнес голос. И Гермиона подчинилась, пристально всматриваясь в черные глаза.

- Моя, - шептал голос. – Ты моя.

- Я твоя, - шепнула она в ответ.

Гермиона проснулась в расстеленной кровати. В комнате, если не считать лунного света, проникавшего через щель в шторах, было темно. Она хотела сесть, но тут осознала, что полностью раздета. Лихорадочно соображая, Гермиона попыталась вспомнить произошедшие события. Все, что ей удалось припомнить – черные глаза и полученное ею эротическое удовольствие.

Снова укладываясь на кровати, она, сомкнув ресницы, уснула.

~ * ~ * ~ * ~ * ~ * ~ * ~

Северус, потягивал бренди, сидя на низеньком кожаном диванчике. Его сила вновь была восстановлена, но какой ценой? Он мог получить Гермиону в любое время, стоит только захотеть, но, чтобы все было по правилам, девушка сама должна прийти к нему.

Допив бренди, вампир взмахом руки погасил свечи.

 

Decimotercero

 

- Люциус, - прошипел Волдеморт. – Задержись, - Темный Лорд отпустил остальных Пожирателей Смерти. - Ты просил меня об аудиенции. Говори.

После возвращения Волдеморта три года назад Северус быстро возвысился над остальными, и в том, что Люциус завидовал вниманию, которое оказывал старому приятелю Хозяин, не было никаких сомнений.

- Спасибо, мой Лорд. По словам моего сына Драко, Снейп в Хогвартсе проявлял лояльность к детям Пожирателей Смерти, - Темный Лорд кинул. – Но несколько раз, когда у Драко появлялась возможность сбросить Поттера и его приятелей с занимаемой позиции на ступеньку-другую, Северус тут же появлялся из теней, мешая начать забаву

- Очевидно, его роль требует подобных хитростей, - ответил Волдеморт. Подняв палочку, он нацелил ее на Люциуса. - Не трать больше впустую мое время только потому, что твой сын и его дружки не в состоянии сами играть в свои детские игры.

Малфой вздрогнул и быстро заговорил:

- Нет, мой Лорд, здесь большее. Возможно, Северус колеблется, выбирая, кому он передан, - Темный Лорд опустил палочку.

- Продолжай.

- Я считаю, что он ждет Последней битвы, а потом присоединится к победившей стороне. Пока час Битвы не настал, он служит двум хозяевам.

Встав на ноги, Волдеморт медленно обошел Люциуса. Малфой, поняв, что сумел завладеть вниманием Лорда, продолжил. - Человек не может служить сразу двоим. Ему будет по душе один и ненавистен другой. Кого Снейп презирает, мой Лорд? Вас или Дамблдора?

- Подобные обвинения требуют доказательств, у тебя они есть, Люциус? - прошипел Лорд.

- Нет, мой Лорд.

- Ты ведь понимаешь, что повлекут за собой твои слова?

- Понимаю, мой Лорд. Это против наших убеждений: унижать или наносить урон чести одному из братьев-Пожирателей, но, мой Лорд, я служу вам одному, и скрыть подобную информацию – значит не уважать вас, - Люциус склонил голову, ожидая кары.

- КРУЦИО! - выкрикнул Волдеморт. И пока Люциус корчился под проклятием, Темный Лорд задумался, кому же все-таки Северус предан по-настоящему.

~ * ~ * ~ * ~ * ~ * ~ * ~

Люциус ввалился в комнату Беллатрикс и рухнул на кровать. Белокурые волосы, слипшиеся от пота, выступившего после непростительного заклинания, упали ему на лицо. Дыхание мужчины было неровным, а от судорог, сотрясавших тело после пережитого, его била дрожь.

- Что он сказал? - увидев Малфоя, выкрикнула Белла. - Что наш Хозяин ответил, после того, как ты рассказал ему обо всем? - женщина волновалась, ожидая ответа Люциуса.

- … зелье … - выдавил блондин. Беллатрикс достала пузырек с Перечным зельем и вручила его мужчине. Тот с благодарностью взял флакон и выпил содержимое. Буквально через секунду он почувствовал, как начинает успокаиваться. С проступившей на лице улыбкой, он окинул Беллу взглядом. – Сначала, моя награда, - прошипел он. Схватив женщину за горло, Люциус впился ей в губы полным похоти поцелуем.

Белла растаяла от его поцелуев, чувствуя, как между ног становиться влажно. Люциус встал, заставив вместе с ним подняться и ее. Прижав Беллатрикс к стене, он, сомкнув одну руку у нее на горле, второй принялся срывать с женщины одежду, обнажая грудь и ее женственность.

- Давай глянем, как сильно ты меня хочешь, - сквозь зубы шепнул он, вводя в нее пальцы. Женщина была влажной и готовой, впрочем, как и всегда. Сделав несколько движений, он убрал руку. Пальцы блестели от соков, и Люциус протянул их Белле.

- Попробуй себя, Беллатрикс. Ты увидишь, почему мужчин так к тебе тянет.

Она послушно открыла рот и с жадностью дочиста вылизала руку. Малфой наблюдал, как трудится ее язычок. Члену, требующему разрядки, стало тесно в брюках. Он не мог больше ждать. Расстегнув штаны, мужчина достал свой орган. Вернувшись на кровать, он поманил женщину, предлагая ей присоединиться. И Беллатрикс, опускаясь на колени, приступила к выполнению первой части обещанной награды.

~ * ~ * ~ * ~ * ~ * ~ * ~

Собрание Ордена состоялось в следующую субботу. Альбус раскинул руки, призывая всех в комнате к тишине. Когда он начал говорить, шум сразу же прекратился.

- Позвольте развеять возникшие у вас сомнения и беспокойство. Будь добр, присоединяйся к нам… - он повернулся в сторону двери и жестом кого-то позвал. Этим кем-то был Ремус Люпин, оказавшийся живее всех живых. Поняв, что его смерть была подстроена, большая часть орденцев повскакивала на ноги, принявшись поздравлять Люпина «с воскрешением из мертвых». Гермиона, ощутив болезненный приступ вины за свое вмешательство в ночь его «смерти», решила дождаться своей очереди и поговорить с ним позже.

Северус Снейп скрестив руки на груди, и с самодовольным выражением на лице остался стоять в углу. Зельевар прекрасно был осведомлен об обвинениях и угрозах, направленных на него из-за смерти Ремуса. Его не в первый раз недооценили, и вампир знал, что не в последний. Больше сказать здесь нечего.

Когда собрание завершилось, Гермиона отыскала в одной из комнат сидящего в одиночестве Ремуса. Закрыв за собой дверь, она спокойно направилась к нему.

- Ремус, - произнесла она, подходя ближе. Люпин повернулся к ней. Гермиона была настолько рада видеть друга, что кинулась его обнимать, обхватывая руками за шею. От мужчины шел резкий запах алкоголя. - Я не могу передать, как рада, что ты жив, - Ремус не обнял ее в ответ. Вместо этого он скинул руки девушки и отвернулся.

- Гермиона, ты говоришь так, словно простила меня, - голос Люпина был холоден.

- Простила тебя? За что? - спросила девушка, смущенная его поведением.

Обернувшись, Ремус, глядя на нее в упор, прошипел:

- Разве ты забыла, что я пытался убить тебя? - от этой внезапной вспышки гнева глаза Гермионы расширились. Волосы оборотня были спутаны и падали ему налицо, полностью закрывая его.

- Это … это был не ты … это - оборотень … он пытался … - Ремус шагнул к Гермиона и девушка, испугавшись, отступила. От него разило спиртным, а одежда была изодранной и грязной.

- Я - оборотень, - рявкнул он. Гермиона попыталась отойти от него подальше, но каждый шаг девушки назад, заставлял Ремуса продолжить наступление. – Даже сейчас ты меня боишься.

- Ремус, я …

- Отойди от нее, Ремус, или нам больше не придется беспокоиться о том, как сохранить тот факт, что ты остался жив, в тайне, - тихо с угрозой произнес Северус. Услышав этот голос, Гермиона почувствовала, нахлынувшее на нее облегчение. Она быстро спряталась за спину Снейпа. Ремус перевел глаза с девушки на зельевара.

С самодовольным выражением на лице он чуть невнятно произнес:

- Да, я действительно слышал, что ты в этой специфической ситуации повел себя героически. - Скажи, Северус, что ты чувствуешь, став героем? Эта роль нова для тебя, я ведь прав?

Северус шагнул вперед, но Гермиона, схватив мужчину за руку, удержала его. Взгляд Ремуса вновь упал на Гермиону, и он фыркнул. Наполнив в очередной раз стакан, Люпин опустошил его. Поставив стакан рядом с практически пустой бутылкой, Люпин опять повернулся к Снейпу и Гермионе.

- Так, Северус, - не сводя с девушки глаз, невнятно произнес он, - я никогда не знал, что ты можешь так долго держать женщину при себе. Она, должно быть, хороша.

Рванувшись вперед, Северус повалил Люпина на стол, где стояли бутылка огневиски и стакан. Под весом мужчин стекло треснуло. Когда Ремус оказался на спине, Снейп схватил его за воротник рубашки и потянул на себя.

- Ты не будешь так говорить о ней, - убийственным тоном прошипел он, швыряя оборотня через всю комнату. Ремус врезался в стену, сбив с нее гобелен. Пошатываясь, он поднялся на ноги и, отшвырнув гобелен, выхватил палочку.

- Ассио, дерево! – выкрикнул Ремус. В его руке оказался большой кусок разломанного стола. Северус тоже вытащил палочку, но, прежде чем успел наложить какое-нибудь заклинание, в него полетела деревянная щепа, пробившая вампиру грудь.

Снейп отлетел назад, врезаясь в противоположную стену. Увидев кол, торчащий из груди зельевара, Гермиона издала крик, встревоживший остальных обитателей дома.

- Заткнись! – зашипел на девушку Северус. Схватив Гермиону за руку, он покинул комнату через другую дверь, как раз в тот момент, когда в помещение ворвались члены Ордена.

- Ремус! – вскрикнула вбежавшая первой Тонкс. Остальные достали палочки, готовясь к неожиданностям. Метаморф быстро побежала к Люпину и опустилась рядом с ним на колени.

- Что случилось?

- Ничего, - выплюнул он, пытаясь подняться на ноги. Только он успел встать, как сразу же, потеряв сознание, повалился лицом вниз. Тонкс оглядела собравшихся, потом перевела взгляд на Альбуса.

- Я позабочусь о нем, - сказала она. Дамблдор кивнул, выпроваживая остальных из комнаты.

Каждый в душе понимал, почему напился Ремус. По большей части, Люпин, как и Сириус до него, находился под домашним арестом.

~ * ~ * ~ * ~ * ~ * ~ * ~

Северус, таща за собой Гермиону, вошел в одну из спален. Заперев за собой заклинанием двери, он уделил внимание торчащему из груди куску дерева. Гермиона пораженно уставилась на профессора, когда тот выдернул кол. Из раны тут же хлынула кровь, но, прежде чем Гермиона успела хоть как-то отреагировать, зияющая дыра затянулась, и рана была исцелена.

Стараясь осмыслить то, чему только что стала свидетельницей, девушка, не сводя глаз со Снейпа, сделала несколько глубоких вдохов. Не зная, о чем говорить, она села. В комнате повисла неловкая тишина, и Гермиона, не выдержав, наконец, заговорила.

- Почему Ремус это сделал? – спросила она. Северус как раз накладывал на одежду последнее из заклинаний, избавляясь от дыр, оставленных колом.

- У него такое извращенное чувство юмора. Годы, проведенные с Блеком, оставили

свой отпечаток, - насмешливо ответил он. Гермиона не увидела в его словах ничего смешного. – Гермиона, Люпин попробовал человеческой крови. Он потерян. Его душа осуждена.

- Но я выжила. И не стала оборотнем.

- Дело не в выживании, а в том, что теперь он знает вкус человеческой крови.

Впервые с той ночи Гермиона говорила с Северусом, и теперь, находясь с ним наедине, девушка не знала, что сказать. Она должна была волноваться за Ремуса, но мысли и чувства занимало кое-что другое. Все что она могла делать – смотреть на Снейпа, восхищаясь им и понимая, что он сам даже не представляет, как выглядит. Девушка охватила взглядом его тело, от ног к груди и выше, к лицу. Когда их глаза встретились, Гермиону внезапно охватило неописуемое чувство, побуждающее без промедлений отдаться ему. Северус быстро отвел взгляд, напомнив себе, что не должен влиять на девушку, и выбор должен принадлежать ей.

Вскочив на ноги, Гермиона пошла к нему. Взяв мужчину за руку, Гермиона поднесла ладонь к губам и поцеловала, Снейп повторил ее действия. Тогда она подняла на вампира потемневшие карие глаза и шепотом начала говорить:

- Я…

- Северус, мисс Грейнджер, вы собираетесь присоединяться к остальным? - прозвучал голос, заставивший Гермиону резко обернуться и посмотреть на директора, стоявшего в дверях с очень серьезным выражением на лице. Понятно, что охранные заклятия не стали ему помехой. – Мы ждем вашего присутствия, чтобы можно было начать ужинать.

 

Decimotercero

 

Северус явился к директору в кабинет. Он понимал, что просьба прийти связана вовсе не с работой или банальным желанием поболтать, поэтому не удивился, увидев на лице Альбуса серьезное выражение.

 

- Садись, мой мальчик, - кивнув, Снейп устроился на обитом кожей стуле, расположенном возле стола.

 

– Чаю? - предложил директор. Зельевар отказался.

 

Альбус снял очки, и устало потер глаза. Перед тем, как нацепить их обратно, старик, устало вздохнув, бросил на друга взгляд. Ему хотелось побыстрее завершить эту встречу.

 

- Северус, ты работаешь со мной вот уже двадцать лет. И за все эти годы ты проявил чудеса верности, посвятив себя обучению студентов и защите нашего будущего. Мало кто, так верно служит мне. Поэтому, мне тяжело будет произнести, то, что я хочу сказать, - Альбус поднялся и неторопливо начал расхаживать по кабинету, разглядывая подворачивающиеся по ходу вещицы и экспонаты. Несколькими мгновениями позже, он вернулся к Северусу.

 

- За все эти годы я лишил тебя только одного – возможности насыщаться так, как тебе положено. Очевидно, Лорд Волдеморт удовлетворил твои потребности, - сделав паузу, Альбус взглянул поверх очков на Северуса. Тот, выгнув бровь, вернул пристальный взгляд, подтверждая сказанное кивком. Не было смысла отрицать очевидное.

 

- Я должен запретить тебе еще кое-что. Гермиона Грейнджер, - Северус не отреагировал.

 

– Я не знаю, почему ты выбрал именно ее, но Северус, она не для тебя. Ради ее защиты, и твоей тоже, у меня такое чувство, что придется принимать чрезвычайные меры. Твое общение с мисс Грейнджер будет ограничено классом. И ты пресечешь любые попытки с ее стороны встретиться, - Северус откинулся на спинку стула, но продолжал молчать. Альбус дал ему время, чтобы осознать требование, но даже он не смог прочитать по выражению лица, о чем думает зельевар.

 

- Северус, ты понял?

 

Снейп поднялся и, с уважением склонив голову, молча покинул кабинет.

 

Альбус уселся за стол, а Фоукс, подлетев к магу, опустился ему на плечо.

 

- Я принял правильное решение, дружок? – спросил старик верную птицу. Феникс сладкоголосо запел, но не подал ни единого знака, было ли решение верным.

 

~ * ~ * ~ * ~ * ~ * ~ * ~

 

Гермиона, уже в который раз, поймала себя на том, что не может уснуть. Она металась по комнате, потом, остановившись, посмотрела на часы – два ночи. Девушка не помнила, когда спала в последний раз. Единственный, о ком она могла думать – профессор Снейп. За истекшие несколько недель она не раз пыталась заговорить с ним, но ответа так и не получила.

 

Гермиону одолевало ужасное желание, увидеть его, пойти и… то, что она должна сделать было необъяснимо даже для нее самой, просто он был ей нужен. Вампир завладел ею эмоционально и духовно. Девушка не лез кусок в рот и сон тоже не шел, она даже забросила учебу и перестала исполнять обязанности старосты. На уроке в его присутствии она только и делала, что теребила в руках палочку или перебирала ингредиенты, перепортив кучу зелий. Юная волшебница могла думать только о нем, и о том, как будет принадлежать ему.

 

Еще пару раз пройдясь по комнате, Гермиона сдалась. Накинув мантию и схватив палочку, она вышла в темный коридор. Гриффиндорка опять собралась на поиски Снейпа, но в этот раз, поклялась себе девушка, она его найдет.

 

- Люмос, - раздался ее шепот. В коридорах было прохладнее, чем обычно, а когда она очутилась в подземельях, стало еще холоднее. Плотнее закутавшись в мантию, Гермиона, приняв все предосторожности, продолжила поиски. Нервы, ясное дело, были на пределе, но это не остановило девушку.

 

Остановившись перед дверью в его комнаты, Гермиона постучала. Ответа не было. Она стучала вновь и вновь, а он продолжал все так же молчать. Тогда Гермиона приняла нестандартное решение – попробовала вломиться внутрь, но не смогла пробиться через охранные заклятия. Пнув напоследок, как следует, дверь, девушка, рухнула на пол и зарыдала.

 

- Пожалуйста, Северус, - тихо причитала она, - ты нужен мне.

 

Гермиона знала, что Снейп за дверью. Она чувствовала его.

 

Северус был с другой стороны двери. Сидя на каменном полу и прижав ладони к крепкому шероховатому дереву, он слышал, чувствовал ее присутствие. Гермиона тоже была ему нужна. Преобразование практически завершилось и если он позволит девушке войти, то она станет не жертвой, а верной спутницей жизни. Таковы последствия того, что он разрешил ей выжить. Северуса предупреждали об этом, и он помнил о предупреждениях, но, когда все случилось, зельевар не смог допустить, чтобы Гермиона умерла.

 

Теперь девушка сидела по ту сторону двери, но ему запретили ее впускать. Она почти на двадцать лет младше, это само по себе было грешно – высушивать таких молодых. Отвернувшись, Северус оперся спиной о двери. Вслушиваясь в тихие всхлипы, вампир, вздохнув, закрыл глаза. Он всем сердцем рвался обнять ее, успокоить, унять боль, но заставлял себя не двигаться с места. Если Гермиона сейчас уйдет, то трансформация начнет замедляться, и девушка больше уже не будет принадлежать ему. Он должен отпустить ее.

 

Прошел почти час, прежде чем плач стих, дыхание девушки выровнялось. Она заснула. Северус не шелохнулся. Он останется рядом с ней, пусть даже их разделяет толстая дверь. Прошел еще один час и вампир услышал звук шагов директора.

Альбус осторожно взял Гермиону на руки и понес девушку обратно в ее комнаты – за последнюю неделю это стало уже обычным делом.

 

Опустив голову и закрыв глаза Северус, не стал сопротивляться слезам. Любовь – бессмертная любовь - являлась частью трансформации, но достичь ее можно, только завершив преобразование. Сейчас он любил сильнее, чем когда-либо сумеет полюбить в своей жизни, и когда одна-единственная слезинка скатилась по щеке, он тихо шепнул Гермионе: «Прощай».

 

~ * ~ * ~ * ~ * ~ * ~ * ~

 

- О, Северус, входи, будь добр, - радостно произнес Альбус. – У меня хорошие новости, - Снейп уставился на старика, потом сел за столом напротив. – Лимонную дольку? - зельевар отказался от угощения. - Северус, я принял решение, и полагаю, ты согласишься, что так будет лучше. Я решил убрать Гермиону Грейнджер из школы, только на время, пока она не научится справляться с возникшей ситуацией.

 

- И что же это за ситуация, сэр? – насмешливо поинтересовался Снейп.

 

- Северус, - голос директора посерьезнел, - мальчик мой, не строй из себя скромника. Ты прекрасно знаешь, что дело не только в поведении мисс Грейнджер по отношению к тебе, также пострадали ее оценки и выполнение обязанностей. Ты был таким же прилежным студентом, как и она, и тоже расстроился бы, если бы твои отметки снизились, - сузив глаза, Снейп едва заметно кивнул. – Прекрасно, значит, ты понимаешь, насколько важно увезти ее, не говоря уже о том, что этим мы предотвратим последующие осложнения.

 

- Что-то еще? - поинтересовался Северус.

 

-Нет, можешь идти, - вампир, стараясь совладать с пожирающим его гневом, молча ушел.

 

~ * ~ * ~ * ~ * ~ * ~ * ~

 

Министр магии Гризелда Марчбенкс крепко держала бразды правления. Она отказывалась подчиняться внешнему влиянию, а именно, влиянию со стороны Малфоя. Гризелда считала, что слишком долго прожила на этом свете, чтобы подстраиваться под абсурдные требования семей, пользующихся влиянием, и доказала свою позицию, проявив справедливое отношение ко всем социальным классам. Ее убеждения быстро завевали популярность в волшебном мире, большей частью среди семей, испытывающих финансовые затруднения, в противовес аристократическим семьям, не имеющим подобных проблем.

 

К сожалению, Люциуса Малфоя это не устраивало, ведь, именно манипулируя Министерством, он снискал к себе благосклонность Темного Лорда. По крайней мере, у Корнелиуса Фаджа хватало ума, принимая определенные «пожертвования», обещать взамен защиту. Когда Марчбенкс впервые отказалась от его денег, Люциус был готов свергнуть ее вместе со всем министерством, но Волдеморт посоветовал Малфою проявить терпение и напомнил, что война ведется не ради удовлетворения личной мести. – Все в свое время, сын мой, - сказал тогда Лорд. – Мы нападем, когда это будет выгодно всем нам, а не только тебе.

 

Сегодня радость на лице Люциуса Малфоя была несравнима ни с чем из того, что он испытывал раньше. Сини глаза сияли сквозь прорези маски.

 

- Мои Пожиратели Смерти, сегодня мы победим. Публично заявим, кто всем здесь заправляет. В этот день, мои преданные пожиратели, министр магии и ее кабинет поймут, какую серьезную ошибку совершили, отвернувшись от меня, Лорда Волдеморта!

 

Пожиратели Смерти приветственными криками поддержали Хозяина. Каждый из них, готовясь к сражению, вырядился в черную мантию, черные кожаные перчатки и серебряную маску.

 

На слушании Уизенгамота, кроме Марчбенкс, планировалось также и присутствие Дамблдора.

 

При помощи кучи заклинаний, чар и проклятия Империо, Пожиратели Смерти добрались до Палаты Заседаний. Оказавшись внутри, они захватили помещение, не давая никому аппарировать оттуда.

 

Члены Уизенгамота, выхватив палочки, смело бросились на Пожирателей. Зеленые, красные и синие вспышки проклятий и контрзаклинаний сверкали в воздухе. Но против непростительных заклинаний магические щиты были бесполезны. Погибших, как со стороны Уизенгамота, так и стороны Пожирателей, было множество. Те же, кто остался в живых, игнорируя убитых, продолжили сражение, каждый за свою правду. Северус был ранен, но мага это не остановило, он послал еще несколько заклинаний, сразив сразу четверых членов правительства. Прихрамывая, он подошел к ним, и тихий шепот проклятия решил их судьбу. Рана на груди оказалась ужасно болезненной, но Снейп продолжал драться.

 

Сражение практически завершилось.

 

Вытянув вперед палочку, он крутнулся на месте, ища следующую жертву. Прямо перед собой зельевар увидел Альбуса Дамблдора с поднятой палочкой. За спиной Альбуса стоял Кингсли. На долю секунды, Северус метнул на Кингсли полный угрозы взгляд, а потом перевел глаза обратно на Альбуса.

vikidalka.ru - 2015-2018 год. Все права принадлежат их авторам! Нарушение авторских прав | Нарушение персональных данных