Главная | Случайная
Обратная связь

ТОР 5 статей:

Методические подходы к анализу финансового состояния предприятия

Проблема периодизации русской литературы ХХ века. Краткая характеристика второй половины ХХ века

Ценовые и неценовые факторы

Характеристика шлифовальных кругов и ее маркировка

Служебные части речи. Предлог. Союз. Частицы

КАТЕГОРИИ:






ПРИМЕЧАНИЕ: Все герои, задействованные в сценах сексуального содержания, вымышленны и достигли возраста 18 лет. 9 страница




 

- Доброе утро, класс! - бодро поздоровалась Тонкс, вынырнув из глубины кабинета. На ней были профессорская мантия ярко фиолетового цвета, резко контрастирующая с розовыми волосам, она шла так быстро, что мантия вилась позади нее. – Я всю ночь тренировалась. Ну, как, у меня получилось? - кивнула она на мантию.

 

Ответной реакции Тонкс дождалась лишь от Рона, и то это был всего лишь чих.

 

- Хмм… бесчувственный народ, - пробормотала девушка, но ее это не смутило. Тонкс просмотрела инструкцию по приготовлению зелья в учебнике, дважды проверив все ли ингредиенты на месте

 

- Мы сейчас сварим нечто офигенное, - заявление привлекло внимание нескольких студентов.

 

Гарри и Рон сидели на своих местах, а Гермиона была рядом с Драко, по бокам у них находились Кребб и Гойл. Девушка решила не сопротивляться Малфою и дать ему возможность выполнить приказ «охранять ее».

 

- Мы будем готовить любовное зелье. Сначала следует взять яйца пеплозмея, я купила их для сегодняшнего урока, - она достала две дюжины яиц.

 

- Они же заморожены, правда? - поинтересовалась Гермиона. Гриффиндорка была знакома со свойствами этого ингредиента – пока яйца оставались в холоде, вреда от них не было.

 

- Заморожены? – переспросила Тонкс. - Ой. Кажется, я так переволновалась, что забыла про холод. В глазах Гермионы загорелся страх, но уже было поздно. Яйца вспыхнули пламенем, и через минуту класс полностью был в огне.

 

Тонкс продержалась всего один урок, прежде чем ее заменили, да еще и потратила целую неделю, приводя в порядок кабинет зелий. Все ученики успели повыскакивать в коридор, отделавшись незначительными повреждениями. После этого случая, Тонкс было поручено помогать новому преподавателю по ЗОТС. Профессор Макгонагал сказала, что так будет безопаснее для всех.

 

~ * ~ * ~ * ~ * ~ * ~ * ~

 

Гермиона сидела в своей новой комнате и смотрела в окно. Прошла еще одна неделя и никаких известий от Северуса, но это не главное. Связь между ними была сильна, сообщая, что суженый в безопасности.

 

Профессор Макгонагал знала, что девушка живет в слизеринских комнатах. Всякий раз, стоило только Гермионе приблизиться к декану, чтобы обговорить этот вопрос, Макгонагал находила ту или иную отговорку, чтобы отослать ученицу прочь. Гермиона мучилась, понимая, что Глава Дома тоже считает ее предательницей, но, не смотря на это и вопреки пожеланиям остальных студентов, она до сих пор оставалась старостой. И с усердием выполнял свои обязанности. Время от времени, когда приходилось снимать балы с нарушителей, особенно с гриффиндорцев, Гермиона чувствовала неловкость, но всегда серьезно относилась к своим обязанностям. Одним из главных козырей при наказании нарушителей был страх – теперь девушка никогда не ходила одна, всегда находясь в компании слизеринцев, и это отбивало желание у других студентов задираться.

 

Накинув на плечи поверх гриффиндорской формы мантию, и спрятав палочку во внутренний карман, девушка в последний раз перед сном отправилась патрулировать коридоры. Она была гриффиндоркой, и если Сортировочная Шляпа так сказала, то она с гордостью будет носить цвета своего Дома.

 

Миновав слизеринскую гостиную, Гермиона нашла Гойла, храпящего на кушетке. Сегодня была его очередь сторожить ее. Гермиона даже и не подумала его разбудить. Вообще-то, она с нетерпением ждала момента, когда сможет пройтись по замку без сопровождения.

 

Гермиона всегда чувствовала близость Северуса, когда спускалась в подземелья или находилась рядом с его покоями - сейчас ощущение было иным. При спуске в глубь подземелий, факелы всегда освещали дорогу, отбрасывая свет в нужном направлении, но сегодня даже тени были другими. Волоски на затылке встали дыбом, а по позвоночнику пробежал холодок страха. Поняв, что она не одна, Гермиона быстро выхватила палочку, но было слишком поздно: девушка оказалась прижата к каменной стене.

 

 

Vigеsimo

 

Гермиона прижималась щекой к холодному твердому камню стены, запястья девушки были перехвачены чьей-то сильной рукой. Потом руки оказались заведены за голову, а прижимавшееся к ней тело, еще сильнее выдавило ее в стену. Ладонь, забравшаяся под юбку, скользнула к бедру. По телу пробежала дрожь, заставив Гермиону улыбнуться.

Она лишь шепнула его имя:

- Северус.

Его рука поднялась выше к изгибу бедер, ища трусики. Мужчина запустил пальцы под резинку, касаясь завитков, и от его прикосновений по телу побежали волны пламени. Между ножек стало неожиданно влажно, выдавая возбуждение Гермионы. Она хотела повернуться и посмотреть на Северуса, обнять его, коснуться, но он, пользуясь тем, что сильнее не дал этого сделать. Тогда, закрыв глаза, девушка сосредоточилась на его прикосновениях.

Не вытаскивая руки из трусиков, Северус, скользнув пальцами по коже, устремился к ягодицам. Отпустив запястья, он направил освободившуюся руку вниз. Чуть отодвинувшись, Снейп задрал ей юбку, открывая взгляду округлую попку. Когда он обоими руками сорвал с Гермионы трусики, девушка вздрогнула.

- Они только мешают, - шепнул он. По телу Гермионы снова пробежал холодок, и у нее перехватило дыхание. Маг отошел чуть дальше, давая девушке отодвинуться от холодной стены.

Продолжая оставаться за спиной у Гермионы, Снейп потянулся к блузке. Одним стремительным рывком, мужчина распахнул ее, и Гермиона услышала стук запрыгавших по каменному полу пуговиц, отозвавшийся эхом в пустом коридоре. Северус немедленно устремился к лифчику и проделал с ним тоже самое. Холодный воздух подземелий обжег девушке грудь. Когда Гермиона попыталась обернуться опять, зельевар толкнул ее к стене, заставив в очередной раз прерывисто вздохнуть. Соски, коснувшись холодного камня, моментально отвердели, а по коже побежали мурашки. Накрыв девушку своим телом, вампир прижался к ней сзади возбужденным органом.

Северус отвел волосы Гермионы в сторону, открывая взгляду шею. Опустив голову, он нашел губами нежную плоть и медленно провел по коже языком, одновременно стягивая блузу с плеча. Опустившись ртом к ключице, он начал покусывать и прихватывать губами мягкую кожу. Гермиона почувствовала, как по телу побежали мурашки, и жар между ног разгорелся еще сильнее.

Северус вновь отстранился, потянув ее за собой. Заставив девушку чуть наклониться вперед, он, просунув колено ей между ног, раздвинул их шире. Чтобы не упасть, Гермиона оперлась ладошками о стену. Рука мужчины заскользила по спине к бедрам, а потом нашла ее сгибы. Не теряя времени, маг вошел пальцами в глубины тела. Гермиона покраснела, поняв, что сейчас Снейп узнает, как сильно он ее возбудил.

Ее желание и тяга к нему поразили Северуса. Поднеся пальцы ко рту, он попробовал ее нектар.

- Идеально, - послышался его шепот. Опустив руку, мужчина начал возиться с брюками. Достав возбужденный орган, он, отперевшись о стену одной рукой, второй задрал Гермионе юбку. Просунув ногу между ее бедер, вампир отставил вторую немного назад и, взяв член в руки, ввел его во влажные сгибы. От стремительного толчка у обоих перехватило дыхание. Гермиона была пока что слишком тесной, нужно время, чтобы ее тело привыкло к его размерам, но сейчас Северуса было все равно. И судя по стонам, девушку это тоже не слишком волновало. Она подалась назад, на встречу его движениям. Снейп был гораздо выше, и ей пришлось встать на цыпочки, еще сильнее облокотившись о стену.

Скользнув рукой вдоль тела, зельевар нашел грудь и грубо сжал ее в ладони. Не прекращая брать ее, он начал перекатывать между пальцами отвердевший сосок, то пощипывая его, то сжимая.

Скользнув свободной рукой к животу Гермионы и ниже, Снейп нашел клитор и принялся играть с ним. Когда пальцы суженого коснулись сладкого бугорка, бедра девушки дернулись навстречу ему навстречу. Каждое движение было наградой: Гермиона чувствовала его внутри себя, одновременно ощущая прикосновения пальцев к клитору. Продолжая опираться о камень, девушка откинула голову Северусу на грудь. Их ритмичные движения не останавливались ни на миг, Северус размеренно вдыхал и выдыхал воздух, а вот дыхание Гермионы стало прерывистым. Бедра девушки задрожали, а стенки влагалища начали ритмично сжиматься.

Северус прекратил двигаться, но из тела любовницы не вышел. Продолжая ласкать пальцами чувствительный бугорок, он привел девушку к кульминации. Теперь и вампир тяжело и прерывисто дышал, сдерживая желание снова начать двигаться. Гермиона толкнулась в него бедрами. Стенки канала, нежные, словно теплый бархат, ритмично сокращаясь, сжали его мужественность, доставляя удовольствие. С губ Гермионы сорвался тихий стон, ее голова свесилась вперед, и оргазм накрыл ее с головой.

Вампир еле ленивыми движениями касался клитора, потом он отступил назад и заставил Гермиону согнуться чуть ниже. Гермиона почувствовала, как руки любимого снова нашли нежные складочки. После соития и полученного оргазма девушка была очень влажной. Снейп, раздвинув ягодицы, распространил эту влагу по заднему проходу, смазывая ее.

Наклонив Гермиону еще ниже, он приставил головку члена к маленькому розовому входу и двинулся вперед. Та выгнула спину, поощряя мужчину продолжать.

Девушка знала, что будет больно, но у нее не было причин бояться Северуса.

Когда член начала прорываться сквозь тугое кольцо мускулов, Гермиона застонала от боли, но все равно продолжала наклоняться вперед. Когда же головка полностью вошла в проход, боль немного утихла. Снейп медленно вышел из нее, но не отступил, снова двинувшись вперед, но уже напористее, чем в первый раз. Его дыхание теперь было тяжелым, и при каждом толчке вампир негромко рычал. Каждый раз, когда он глубоко входил в тело, Гермиона стонала. Подобный секс был для нее неизведанной территорией, но доверие к Северусу помогло немного расслабиться и, даже, немного возбудиться при мысли, что отныне только он может сделать с ней такое. Никогда не будет никого другого, с кем она могла бы испытать такое удовольствие.

Северус вернул пальцы обратно к клитору, начиная массировать тугой бутон. Гермиона и так возбудилась оттого, что он взял ее столь необычным способом, так что для достижения второго оргазма ей не понадобилось много времени. Стенки прохода начали ритмично сжиматься, но в этот раз она прекрасно сознавала, насколько сильно мускулы сжимают член возлюбленного - когда Гермиона достигла пика, он тоже застонал. Теперь его движения стали сильнее и быстрее, принося девушку к той грани, за которой крылась боль, но Гермиону уже ничего не волновало. Ей хотелось поделиться с любимым таким же удовольствием, каким он одарил ее раньше. Девушка сдержала стон, не желая помешать Северусу, и в награду услышала его гортанный вскрик. С этим последним рычанием, он, наконец, кончил, выплескивая в нее горячую жидкость.

Обняв Гермиону рукой за талию, второй рукой вампир оперся о стену. Когда они оба отдышались, мужчина чуть отстранился, не выпуская Гермиону из рук.

Полностью успокоившись, маг, наконец, отпустил девушку, и, шагнув назад, позволил ей обернуться и впервые посмотреть на него. Она стояла перед ним в измятой юбке, с распахнутой блузой и порванным лифчиком, открывавшим обнаженную грудь. Ноги Гермионы немного дрожали. Девушка серьезно посмотрела Северусу в глаза.

Мужчина был одет, как обычно - черная одежда, а сверху накинута черная же мантия. Брюки до сих пор были расстегнуты, не скрывая его мужского достоинства. Сузив черные глаза, Снейп впился в девушку взглядом. Будь она до сих пор его студенткой, то решила бы, что зельевар хочет запугать ее, но сейчас, заглядывая под маску, Гермиона увидела гораздо большее. Она видела неуверенность и сомнение, вызванные тем, что он практически изнасиловал ее. Запутав пальцы в черных волосах, девушка заставила его наклонить голову. Притянув его губы к своим, она властно поцеловала возлюбленного.

Северус не ответил на поцелуй, ничуть не удивив этим Гермиону. Тогда она медленно провела языком по нижней губе мужчины. Взяв зубами губу, девушка не остановилась, а продолжила нежно ласкать ее языком. Внезапно, Гермиона укусила Северуса, заставив вздрогнуть, открывая рот, а сама без промедлений проникла языком внутрь, углубляя поцелуй. Она пробовала его на вкус, изучала каждый уголок, желая показать, что принадлежит только ему одному и ни капли об этом не сожалеет.

Наконец, он обвил руками талию девушки и, притянув к себе, ответил на поцелуй. Снейп старался найти хоть малейший намек на то, что Гермиона сожалеет об их связи, но, даже после такого животного секса, девушка без принуждения принимала его. Положив ладонь ей на затылок, он полностью овладел ее ртом. Прикосновения языков, упивающихся вкусом друг друга, с головой выдавали влечение между мужчиной и женщиной.

Когда поцелуй завершился, Гермиона, откинув голову, заглянула Северусу в глаза. Теперь его взгляд был гораздо мягче, но в нем все еще скользила настороженность. Вампир смотрел на девушку, ожидая ее приговора. Не сводя с мага больших карих глаз, Гермиона тепло улыбнулась, и этого оказалось достаточно, чтобы уничтожить последние крупицы настороженности.

Выпустив любимую, Северус достал палочку. Несколько взмахов и на пару было наложено очищающее заклинание, заклятие исцеления для Гермионы - взяв девушку сзади, он немного повредил ее – и последним заклинанием маг привел в порядок одежду гриффиндорки. Схватив суженую за руку, Снейп потащил ее в свои комнаты – ночь была далека от завершения. Он вернется к Темному Лорду, но не раньше, чем насладиться тем, что принадлежит только ему.

~ * ~ * ~ * ~ * ~ * ~ * ~

Гермиона снова сидела в своей комнате и смотрела в окно. Северус продолжал приходить к ней, причем всегда умудрялся удивить своим появлением, но только до определенного момента. Вскоре, для Гермионы стало предельно ясно: когда он близко, ее стражи становятся ужасно рассеянными, давая возможность сбежать из-под присмотра. А еще, рядом с любимым силы девушки возрастали.

Если верить тому, что она читала, вампиры – существа пронизанные эротизмом, их существование зависит от секса и крови, но девушка даже подумать не могла насколько сильным окажется ее желание и влечение к нему. Хоть она и не была вампиром, но могла поглощать энергию Северуса - такой эффект оказывала связь между ними. Его присутствие – вот и все, что ей было нужно; он дарил Гермионе энергию, дававшую силы с открытым лицом встретить ежедневные проблемы и справиться с ними.

Она неотрывно смотрела на залитый лунным светом школьный двор, наблюдая за тенями пролетающих в воздухе сов. Внезапно девушка почувствовала жжение в Темной Метке. Сжав от боли руку в кулак, Гермиона второй рукой схватилась за предплечье.

- О, Боже, что теперь? - прошептала она. Дверь распахнулась, и в проеме показался Драко, тоже сжимающий левое предплечье.

- Час настал, - заявил он.

 

Vigesimo primero

 

- Какое еще время? – спросила Гермиона, старавшаяся сохранить самообладание, невзирая на боль, причиняемую Темной Меткой.

- Нас вызывает Темный Лорд, - заявил Драко. Он держался за левое предплечье, на слизеринце была мантия Пожирателя Смерти, а в руках – серебряная маска.

- Я не выйду из замка. И я отказываюсь помогать Волдеморту, от меня все равно будет мало толку, - своим лучшим тоном «всезнайки» ответила девушка. Драко сузил глаза. Он явно был не в настроении для шуток.

- Кто сказал, что от тебя должна быть польза? Возможно, сегодня вечером ты понадобишься только для развлечения, - ухмыльнулся он. Схватив Гермиону за запястье, Малфой потащил девушку в коридор. Она вздрогнула от распространившейся по всей руке усиливающейся боли.

- Если будешь сопротивляться, Темный Лорд сделает боль такой же сильной, как от Круцио, а если с тобой и это не сработает, то возьмется за Снейпа, - продолжал издеваться Драко, сам, при этом, вздрагивающий от боли. Поняв одно: пока они не окажутся перед Лордом, избавиться от мучений будет невозможно, девушка неохотно пошла за блондином.

Быстро добравшись до границы земель Хогвартса, Гермиона спросила:

- Ты умеешь аппарировать?

- Нет. Для нас в этом нет необходимости. Темный Лорд сам обо всем позаботился. Все, что от нас требуется – добраться до того месту, откуда можно аппарировать, - перед тем, как сделать последний шаг и оказаться за воротами Хогвартса, Драко повернулся к Гермионе и сказал. - Постарайся ничего не испортить, Грейнджер.

Девушка удивленно посмотрела на парня. Они одновременно пересекли антиаппарационную границу и оба растворились в ночи.

Драко отвел ее к небольшой рощице, подальше от собравшихся людей – Пожирателей Смерти, как догадалась Гермиона. Поспешно пошарив в траве, он поднял мантию с серебряной маской и вручил их Гермионе.

- Надевай, - приказал он. Сейчас юноша говорил совершенно иным тоном, выражавшим всю серьезность ситуации. Гермиона без лишних споров так и сделала. После этого Драко повел девушку к отведенному для нее месту в круге Пожирателей.

Гермиона оббежала взглядом группу, насчитав больше пятидесяти человек – все в одинаковых плащах и масках. Не смотря на все их старания сохранять анонимность, ее взгляд задержался на Северусе. Связь с вампиром была настолько тесна, что Гермиона нашла бы его даже с завязанными глазами. Снейп едва заметно кивнул, давая понять, что увидел ее.

Все до единого Пожиратели Смерти опустились на одно колено, когда в центр круга аппарировал Темный Лорд. У Гермионы не было никакого желания следовать их примеру, но выбора у нее тоже не было – Драко, ухватив девушку за руку, с силой потянул за собой.

- Мои преданные последователи, - прошипел Волдеморт, впиваясь в Гермиону взглядом, желая показать всю иронию ситуации – здесь для нее хозяин он, а не Северус. – Вы снова откликнулись на мой зов, - продолжил речь Темный Лорд, медленно обходя по кругу присутствующих. – Вставайте. Близиться час, когда нам больше не придется собираться столь малым числом, - Гермиона, почувствовав холодок в груди, поняла: за исключением собравшихся здесь Пожирателей, есть еще много других. Она даже не подозревала, что их ряды так сильно возросли.

- Дураки-магглолюбы, вроде Дамблдора, рискнули открыть наш мир для магглов, - продолжал шипеть Волдеморт. – Магглам, которые устраивали суды над нашими предками только за то, что те принадлежали к волшебному миру. Именно магглы стремились уничтожить наше общество. И сейчас грязнокровки - колдуны и ведьмы с маггловскими корнями - снова несут угрозу нашему обществу! Но, когда мы их уничтожим, то уже никто не сможет помешать нашей главной цели – защитить от магглов магический мир! Магглы – наши враги! Магглорожденные колдуны и ведьмы - наши враги! - в душе Гермионы вскипел гнев, но она поборола в себе желание огрызнуться. – Грязнокровкам нельзя доверять, - выплюнул Лорд, направляясь прямо к Гермионе.

Схватив девушку за волосы, он грубо выдернул ее на середину круга и швырнул на землю. Потом, заставив Гермиону подняться, Волдеморт сорвал с девушки маску, показывая всем ее лицо. Когда маги поняли, кто она такая, то со всех сторон послышались шепотки.

- По словам Северуса, этой грязнокровке можно верить… - Волдеморт медленно кружил вокруг Гермионы, - … не смотря на то, что я доверяю Северусу… мне нужны доказательства, - Пожиратели согласно загомонили. Повернувшись к девушке, Лорд сузил глаза. – Скажи, кому Северус служит?

Гермиона знала - выражение лица может ее выдать, но, вспомнив совет, вычитанный в книге, начала смотреть на Лорда сквозь опущенные ресницы, избегая прямого взгляда. Девушка прекрасно знала, что Волдеморт владеет легиллименцией, и ужасно боялась – к такому она была совсем не готова. Гарри, во время уроков в АД, рассказывал ей, как с помощью очищения разума можно выстоять против легиллиментора, но она ни разу не проверяла эти уроки на практике. И еще, ее никто и никогда не обучал оклюменции.

Метод Волдеморта, рвущегося выяснить правду, заключался в нарушении концентрации жертвы.

- Круцио! – выкрикнул он. Гермиона, крича от боли, упала на землю. Северус хотел было кинуться к ней, но два Пожирателя, стоящие по бокам от него, сдержали зельевара.

Гермионе казалось, что голова и грудь взорвутся от силы проклятия. Девушке казалось, словно с нее заживо сдирают кожу, и в теле не осталось ни единой целой косточки. Ей ужасно хотелось вдохнуть воздуха, но ей мешали усиливающаяся боль и тяжесть в груди. И лишь, когда она уже была готов умолять о смерти, Лорд остановился.

- Ну, грязнокровка, кому же предан Северус?

- В… - воздуха не хватало, но она выдавила из себя слова. - В…вам, - Волдеморт спокойно покачал головой.

- Все мы ждали от тебя именно такого ответа, но мне нужна правда… Круцио!

И Гермиона снова закричала под проклятием, конвульсивно вздрагивая всем телом. Северус, вынужденный наблюдать пытку, опустился на колени. В нем рос гнев, но он заставил себя успокоиться. Сдерживающие его Пожиратели, усилили хватку, мешая подойти хоть чуточку ближе. Он легко мог бы высвободиться, но понимал: ему нужно сохранить свое высокое положение в кругах Волдеморта.

Когда проклятие было снято, Гермиона находилась почти в бессознательном состоянии. Девушка прерывисто дышала, а по лицо стекали капельки пота. Перевернувшись на спину, она уставилась на вечернее звездное небо, и в памяти всплыло воспоминание о другой ночи – ночи, когда ее укусил Ремус. Чтобы не потерять сознания, она тогда начала перечислять названия звезд, а еще она помнила… «Северус собирается убить Ремуса, а потом придет и спасет меня. Он меня спасет».

«Почему? - спросил ее чей-то голос. - Зачем Северусу тебя спасать?»

«Почему? Я помню. Помню ту ночь, когда я нашла его лежащим на земле. Он выпил моей крови... Пил мою кровь, но позволил мне остаться в живых. Он убьет Ремуса, как было приказано, а потом спасет меня. Я ему нужна».

«Но почему он не убил оборотня?»

«Его жизнь связана с моей. Погибну я – погибнет и он. Северус оставил умирающего Ремуса и пошел искать меня».

Голос снова зада вопрос:

«Кому служит Северус?»

«Он предан лишь одному…»

Осознав, что в ее голове во всю хозяйничает Волдеморт, Гермиона пришла в себя, но уже было слишком поздно - благодаря легилименции он с легкостью сможет узнать ответ. Девушка хотела встать на ноги, но Темный Лорд, поставив ногу ей на плечо, пихнул Гермиону обратно. Ударившись головой о землю, она прикусила губу.

Он нагнулся над ней и, ухмыляясь, спросил:

- Кому? Кому служит Северус?

Гермиона облизала с губы кровь.

- Вам, - выдавила она. – Он предан только вам.

Волдеморт выпрямился и отошел от девушки. На его лице отразилось удовлетворение.

- Грязнокровка говорит правду, - объявил он. Потом Лорд подошел к Люциусу и Беллатрикс. - Никогда больше не смейте сомневаться на его счет, - угрожающе произнес он.

Белла и Люциус поспешно забормотали извинения, но Волдеморт стал их слушать. Он кивнул двум Пожирателям, державшим Северуса. Те освободили зельевара, и он сразу же кинулся к Гермионе. Взяв девушку на руки, мужчина дисаппарировал.

~ * ~ * ~ * ~ * ~ * ~ * ~

- Тебе уже лучше? – спросил Снейп. Он сидел на кожаном диванчике, прижимая к себе Гермиону. Девушка маленькими глоточками пила чай, смешанный с сильным исцеляющим зельем. Оттого, что Северус во всем винит себя, ее душа разрывалась от боли.

- Это не твоя ошибка, Северус, - произнесла она. Сев ровно она заглянула ему в лицо. – Я не позволю тебе взваливать на себя груз вины, у тебя не было никакого выбора, - Северуса постоянно удивляла способность Гермионы угадывать его эмоции, но он-то знал, что она не права. Случившееся можно было предотвратить, если бы только он … еще тогда позволил бы ей умереть? Или умер бы сам? Он уже ничего не знал наверняка.

Гермиона почувствовала его замешательство. Поставив чашку с чаем на пол, она забралась ему на колени, и, обхватив их своими ногами, устроилась поудобнее.

Посмотрев Северусу в глаза, Гермиона увидела в них боль. Улыбнувшись, она обняла любимого, прижимая к себе. Сделав глубокий вдох, девушка медленно выдохнула. Простые слова тут не помогут, но, может, любовь и понимание принесут ему успокоение.

- Северус, как ты превратился в вампира? – спросила девушка. Почувствовав, что Снейп напрягся, Гермиона поняла - эти слова затронули его глубинные эмоции. Гермиона не сводила с него глаз, отказываясь забирать вопрос обратно. Ей нужно узнать. Она хотела понять. – Ты мне расскажешь, пожалуйста?

Снейп на мгновение прикрыл глаза. В ее голосе звучала искренность, и Северус знал – Гермиона действительно хочет узнать о нем больше. Вампир никогда не рассказывал свою историю никому другому, но, ради нее, он постарается найти слова.

- Я отвечу тебе, Гермиона, но дай, для начала, налью себе выпить, - девушка соскользнула с коленей, разрешая ему встать. Пока Северус наливал в бокал бурбон, она уселась на стул. Подтянув колени к груди, Гермиона замерла, ожидая, когда он начнет рассказ. Северус, потягивая бурбон, сел рядом на диванчик.

- Мне было четыре… - начал он, погружаясь вместе с Гермионой в свое детство.

« Северус, ты должен сконцентрироваться!» - прорычал отец, отвесив сыну пощечину. Голова маленького Северуса дернулась в сторону, но ребенок не издал ни звука. - Попробуй еще раз! – рявкнул мужчина. Он возвышался над мальчиком, подавляя его своим присутствием; Северус не смел даже поднять глаз. Вместо этого, мальчик сконцентрировался на заклинании.

Расставив ноги на ширину плеч, ребенок поднял палочку. Щека горела от удара, но мальчишка не обращал на это внимания. Его слишком часто наказывали за неумение накладывать проклятия, и со временем Северус совсем перестал реагировать на боль.

- Диффиндо! – выкрикнул он тоненьким голоском. Из палочки вылетели искры, поразившие цель. Отец всегда заставлял практиковаться на живых существах, чтобы усилить полученные от урока впечатления. Сегодняшней целью был кролик. Когда проклятие поразило его, кроль дернулся. Белая шерстка полетела в стороны, и из него хлынула кровь.

- Еще раз! - проорал отец.

- Диффиндо! - проклятие снова попало в животное, и крови стало больше.

- Еще! Еще! И еще раз! – требовал отец. Северус выкрикнул заклинание раз двенадцать, после этого мех кролика больше уже не был белым, а сам он перестал шевелиться. – Прекрасно, сынок. Наш Хозяин будет гордиться тобой, - мальчик, глянув на отца, только кивнул в ответ.

Обычно малыши, понимая, что родители ими довольны, должны радоваться, но Северус почти не проявил никаких эмоций. Хотя, если посмотреть с другой стороны, детей его возраста не поощряют убивать невинных созданий.

Мужчина повел сына прочь из подземелий. Он был доволен – сын очень быстро выучил новое заклинание, теперь можно начинать подготавливать мальчика к более серьезным заданиям. Толкнув дверь, они оба – отец и сын – вошли на кухню, но застыли на месте, увидев открывшуюся взгляду картину.

Мать Северуса склонилась над лежавшим на полу мертвым мужчиной. Когда дверь распахнулась, женщина сразу же выпрямилась. Она стояла на коленях, а по ее подбородку стекала кровь. Клыки, по сравнению с нормальными зубами, были значительно длиннее. Она быстро поднялась на ноги, вытирая окровавленные губы.

- Мама? – позвал Северус, не понимая, что происходит. Однако отец знал, что здесь случилось, и кинулся к жене, хватая ее за горло.

- Ты, сука! – проорал он. – Я же предупредил тебя – не притаскивай сюда свои жертвы! - после этих слов последовал удар кулаком и хруст раздробленных костей. Мужчина, размахнувшись снова, ударил ее еще несколько раз.

Северус не впервые видел, как отец избивает мать, и моментально спрятался под стол, собираясь переждать там драку. Но в этот раз все было по-другому. Вместо того чтобы отмолотить жену кулаками, отец бросился к кухонному столу и схватился за нож.

Северус ужасно испугался, но, вместо того, чтобы сжаться в комочек, выполз из-под стола и, выхватив палочку, прокричал первое пришедшее в голову заклинание.

- Диффиндо!

Отец вздрогнул, когда проклятие попало в него. Коснувшись щеки тыльной стороной ладони, мужчина увидел на руке кровь. Когда он перевел взгляд на Северуса, в его глазах пылало безумие - точно такой же взгляд был у него тогда, когда он избивал жену.

-Ты заплатишь за это, мальчишка! - Северус попытался убежать, но отец оказался проворнее. Он схватил мальчика и потянул к себе. Северус, которого развернули лицом к матери, увидел, как отце резким движением провел перед ним ножом слева направо. Тогда ребенок поднял глаза и, посмотрев в избитое и израненное лицо матери, увидел, что она плачет. Отец отпустил его, и Северус упал на колени.

Женщина, рыдая, кинулась на мужа. Северус никак не мог понять, что заставило маму расплакаться. Ему захотелось спать, очень сильно захотелось, и он повалился на пол лицом вниз. Лежа на животе, он немного повернул голову и увидел лужу крови. Мальчик услышал вопль, а потом наступила тишина. Он знал, что это кричал отец. В следующий момент тот рухнул на пол рядом с Северусом. Горло отца было разорвано, а в широко распахнутых глазах застыл ужас.

- Северус! – вскрикнула женщина, осторожно переворачивая сына на спину. Северус хотел заговорить, хотел сказать маме, что с ним все в порядке, но не смог выговорить ни слова. Прижав ладони к горлу, мальчик почувствовал, что они покрылись какой-то теплой жидкостью. Он не понимал, что происходит. Поднеся руки к глазам, ребенок увидел кровь. Та лужа на полу – это его кровь. Отец перерезал ему горло. Северус, из глаз которого потекли слезы, запаниковал. Мать уже кричала, умоляя о помощи, но никто на зов не явился – дом был пуст.

vikidalka.ru - 2015-2018 год. Все права принадлежат их авторам! Нарушение авторских прав | Нарушение персональных данных