Главная | Случайная
Обратная связь

ТОР 5 статей:

Методические подходы к анализу финансового состояния предприятия

Проблема периодизации русской литературы ХХ века. Краткая характеристика второй половины ХХ века

Ценовые и неценовые факторы

Характеристика шлифовальных кругов и ее маркировка

Служебные части речи. Предлог. Союз. Частицы

КАТЕГОРИИ:






ПРИМЕЧАНИЕ: Все герои, задействованные в сценах сексуального содержания, вымышленны и достигли возраста 18 лет. 11 страница




- А теперь, - Альбус, повернувшись к членам Ордена, хлопнул в ладони. – Нам предстоит подготовиться к сражению.

 

Беллатрикс и Люциус склонились перед Темным лордом, опустившись на одно колено. Для них только что закончился изнуряющий допрос с помощью легилименции, и теперь они ждали приговора Господина.

- Встаньте, - медленно произнес Волдеморт. Оба встали на ноги, замерев перед Лордом. Он говорил опасно тихим голосом. - Забудем пока о том факте, что вы осмелились проигнорировать мой приказ. Северус умрет сегодня ночью, - Волдеморт поднял палочку и коснулся Темной метки на руке Люциуса.

 

Veinte Cuarto

 

Весь Орден в ожидании находился на кухне. Внезапно, Гермиона схватилась за левую руку. Кивнув остальным, она сразу же аппарировала неизвестно куда. Девушка не успела даже понять, куда попала, как кто-то швырнул ее на землю, и, навалившись сверху, зажал рот.

- Не говори ни слова, - прошипел человек. – Ты знаешь, где Снейп? - Гермиона не ответила, подчиняясь его первому приказу. – Темный Лорд знает о его связи с Орденом. Ты знаешь, где Снейп? - Гермиона все так же молчала. – Глупая грязнокровка, - пробормотал напавший, и тут она узнала Драко. – Оставайся здесь. Тебя и Снейпа приказали убить, - зрачки девушки расширились от страха. – Ну, как я понял, до тебя дошло, наконец, - Гермиона кивнула, и Драко отпустил ее. Нацепив маску, юноша присоединился к начавшим появляться Пожирателям.

Перекатившись на живот, Гермиона осмотрелась. Луны, взошедшей на три четверти, хватало, чтобы слабо осветить окрестности, вызывая к жизни множество теней. Примерно в пятидесяти метрах девушка увидела Пожирателей Смерти, занимавших свои места в Круге, но из-за деревьев четкого обзора у Гермионы не было.

Услышав еще несколько хлопков, она осталась лежать. Пожиратели продолжали аппарировать, и Гермиона ничем не посмела выдать свое присутствие. Закрыв глаза, девушка попыталась почувствовать Северуса; она стремилась узнать, рядом ли он, а если да, то в безопасности ли? Не ощутив его присутствия, девушку начало трясти, но она заставила себя успокоиться. «Потерпи», - убеждала она себя.

Когда стало ясно, что никто из Пожирателей больше не собирается сюда аппарировать, Гермиона спокойно встала на ноги. Голос Волдеморт звучал слишком приглушенно и, чтобы понять, о чем он говорит, ей следовало подобраться поближе. Держа палочку в руке, она изменила оттенок мантии на незаметный ночью черный цвет, и пошла к нему. Сухая трава под ногами громко хрустела, и ей пришлось наложить на ботинки заклинание тишины. Приблизившись к кругу Пожирателей, Гермиона смогла услышать лишь стук собственного сердца, грохотом отдающийся в ушах. Казалось, оно сейчас выскочит из груди, таким сильным было охватившее ее напряжение. Сделав несколько глубоких вдохов, девушка постаралась успокоиться. Подойдя еще ближе, она начала слушать.

- Будьте готовы … понять … победа … - даже здесь она могла расслышать только обрывки фраз. Осмелься Гермиона подойти еще ближе, и ее бы сразу заметили. Внимательнее разглядывая прибывших, девушка поняла - по сравнению с предыдущей встречей сегодня собралось значительно больше людей. Круг был гораздо шире и вмещал в себя три или, даже, четыре ряда Пожирателей. Закрыв глаза, Гермиона снова попробовала почувствовать Северуса, но следующая услышанная фраза заставила ее потерять сосредоточенность.

- Альбус Дамблдор… - произнес Волдеморт. Гермиона огляделась, ожидая увидеть директора, но поняла: Темный Лорд просто упомянул его в своей речи. Сердце начало колотиться вновь, и в этот раз Гермиона ничего не смогла с собой поделать. Девушке казалось, что грудная клетка сейчас просто лопнет, и решила вернуться назад и укрыться в зарослях.

Вдруг ее накрыло волной тепла, и она ощутила умиротворенность, стук сердца стал замедляться, входя в ритм с сердцем, бьющимся за спиной. Гермиона почувствовала на талии мужские руки, потянувшие ее назад, вглубь небольшой рощицы.

«Одно тело, один разум, одно сердце…», - подумала она.

Ночь была залита лунным светом. Северус мог видеть ее глаза, а значит, был способен заглянуть в разум, и Гермиона впустила его туда. Она ничего не скрывала от любимого. Девушка даже провела его по воспоминаниям, позволяя увидеть встречу Ордена и подготовку к сражению. До того, как Северус ушел, Гермиона впустила его в еще одно воспоминание. Она показала ему себя, сидевшую в холе на втором этаже на Гриммуальд-плейс 12 и ожидавшую его возвращения от Волдеморта. Со страхом и беспокойством, исказившими черты, девушка часами ждала его прихода. И, когда Снейп, наконец, вошел в двери, на лице отразилось облегчение, а потом она улыбнулась. Воспоминание принадлежало еще к тому времени, когда он не пил ее крови, не обладал ею. Гермиона хотела, чтобы Северус понял – даже до того, как она стала принадлежать ему, все мысли были только о нем.

Покинув разум девушки, Северус отступил назад и посмотрел на нее. Понимая, что это будет в последний раз, он нежно поцеловал суженую в губы.

- Я люблю тебя, - шепнул он. Потом Снейп перевел взгляд в сторону Волдеморта. Глаза сузились, когда мужчина сосредоточился на своей цели. Оглянувшись на Гермиону, зельевар, дождавшись кивка, подтверждающего, что девушка готова, ушел.

 

- Том Редл, - прозвучали слова, прервавшие речь Волдеморта. Все Пожиратели повернулись на звук голоса. Это был Альбус Дамблдор. Старик, одетый в голубую мантию, резко контрастирующую с чернотой ночи, стоял в нескольких мерах от Круга. Послышалось несколько хлопков – это аппарировали члены Ордена. Взмахнув палочкой, Альбус наложил антиаппарацонное заклинание.

- По местам! - прошипел Волдеморт. Пожиратели Смерти, поворачиваясь лицами к прибывшим, заключили Хозяина в круг.

Гарри, Рон и Тонкс оказались с одной стороны, а Люпин с Биллом, близнецами и остальными членами ордена – с другой. Кроме них, здесь присутствовали и члены Армия Дамблдора вместе с некоторыми представителями Министерства, но при всем при этом Пожиратели Смерти все равно превосходили их числом.

- На первый взгляд все складывается не очень-то хорошо, приятель, - сказал Рон.

- Держи позицию, - ответил Гарри. Рон кивнул, поднимая палочку выше.

Некоторые из Пожирателей во внешнем Кругу запаниковали, увидев живого Дамблдора с палочкой в руках, и попытались дисаппарировать, но моментально были оглушены и скованы.

- НА ПОЗИЦИИ! – заорал Волдеморт. Было ясно, что его жизнь зависит от верных слуг. Пожиратели из внутренней части Круга заполнили опустевшие места.

- Видишь? – Они нас бояться, ведь мы верим в наше дело, - сказал Гарри. Рон вздохнул, страх немного отпустил юношу.

- Сдавайся, Том. Все кончено, - спокойно предложил Альбус.

- Дурак, - выплюнул Волдеморт. – Ты серьезно полагаешь, что я сдамся? Тебе придется меня убить… если сможешь. Но такое зверство недостойно тебя, верно? - вскинув палочку, Лорд выпустил первое проклятие. Не успел луч попасть в цель, как члены Ордена начали швырять ответные заклинания. Множество вспышек расцветило ночное небо, вокруг раздавались крики проклинавших и проклятых.

 

Гермиона присоединилась к бою, заняв свое место между Гарри и Роном. Троица, встав спинами друг к другу, накладывала проклятие за проклятием. Гермиона смогла даже отбить несколько заклинаний, предназначенных ребятам из Армии Дамблдора, сражавшимся сразу с двумя-тремя Пожирателями. Когда она направила заклинание в одного из слуг Темного Лорда, чье-то проклятие попало в правую руку, заставив выронить палочку.

Рухнув от боли на землю, девушка принялась искать ее.

- Берегитесь, - крикнула она друзьям, и ребята изменили положение, встав так, чтобы подруга оказалась между ними, под их защитой.

- Гермиона, с тобой все в порядке? - прокричал Рон, продолжая сражаться с Пожирателем Смерти.

- У меня рука ранена, - крикнула она в ответ. Добравшись до палочки, девушка наложила несколько заклятий, останавливающих кровь, но они не помогали. – Кровь не останавливается!

- Что это было за проклятие? – крикнул Гарри, не отрываясь от боя.

- Я не знаю, но … - сжавшись, ответила она. – Я не могу заставить кровь остановиться...

- Джордж! - закричал Рон. – Фред! - близнецы, отбиваясь от Пожирателей, подбежали к ним. – Гермиона ранена. Она не может остановить кровь.

- Нет проблем, родная, - сказал Джордж. Засунув руку в карман, он достал особую ириску. – Вот, съешь ее, дорогая, - у Гермионы не было времени спорить с ним. Взяв конфету, она засунула ее в рот. Рана немедленно закрылась, и Джордж улыбнулся девушке.

Вскочив на ноги, она моментально окружила парня защитным заклинанием, и в тот же момент фиолетовый луч врезался в щит. Сила удара была такова, что Джордж отлетел назад на пять футов, но остался невредим. Подмигнув Гермионе, они с Фредом умчались прочь.

В небе вспыхивали зеленые и красные искры, по полю были раскиданы тела убитых, стоны эхом отзывались в ночи.

- Где Снейп? – прокричал Гарри.

- Он здесь! – ответила Гермиона. Гарри кивнул, надеясь, тот скоро появится

- Продолжайте двигаться в ту сторону! - приказал он. Гермиона и Рон последовали за Гарри, медленно пробираясь к Волдеморту.

Темного Лорда надежно защищали Пожиратели, и это очень беспокоило юношу. Он никогда не думал, что в бою Лорд станет прятаться от него. Тем не менее, Гарри продолжил драться. Сражая врагов одного за другим, ребята шли к Волдеморту.

 

Кингсли бился с Малфоем. Беллатрикс, кивнув Люциусу, подкралась к аврору сзади, и из ее палочки вырвался красный луч, полетевший Шаклболту в спину. Неожиданно Кингсли, до того, как в него успело попасть проклятие, дернулся и на несколько футов взлетел в воздух.

- НЕТ! – раздался вопль Беллы. Заклинание попало в Люциуса Малфоя. Маска упала на землю, открывая лицо, на котором отразились удивление и замешательство. Колени мужчины подогнулись, и он рухнул на землю. Невыразительно, безо всяких эмоций Люциус посмотрел на Беллатрикс, а потом ткнулся лицом в землю.

Разгневанная и обезумевшая женщина начала озираться, ища врага, вытащившего Кингсли из-под проклятия. Она увидела одинокого Пожирателя Смерти без маски, сжимавшего в вытянутой руке палочку.

- Ты, маленький ублюдок! - выкрикнула она. – Ты только что убил своего отца! - Драко прищурился, впиваясь в женщину взглядом. Из уголка рта у него текла кровь – в бою в него тоже попала пара-тройка проклятий. Парень вытер губы тыльной стороной ладони, а потом сплюнул кровью под ноги Белле.

- Нет, тетя Беллатрикс, я только что отомстил за смерть матери! - ухмыльнулся он. Глаза Беллы расширились, крылья носа затрепетали. Вскинув палочку, она закричала:

- АВАДА КЕДА….

- Круцио!!! – прокричал другой голос, и Пожирательница, извиваясь и крича, полетела на землю. Драко увидел, кто наложил проклятие и ухмыльнулся.

- Ты должен желать причинить боль, когда накладываешь это проклятие, верно, Лестранж? – издевательски осведомился Лонгботтом. Малфой уважительно кивнул Невиллу и вернулся к бою, продолжая сражаться на стороне Ордена.

 

- Это не сработает, - закричал Рон. – Мы потеряли слишком многих.

- Гарри Поттер, - зашипел Волдеморт. – Сегодня ночью все завершится! - Темный Лорд бросился мимо Пожирателей, направляясь к Гарри. Юноша крепче сжал палочку. Готовясь к бою. Не дожидаясь никого, оба одновременно швырнули друг в друга заклинаниями – зеленая молния навстречу красной. Поскольку, теперь их палочки больше не были связаны, то проклятия, встретившись на полпути, просто взорвались.

Волдеморт сразу же послал следующее заклинание, но Гарри сумел его отбить. Все, кто остался в живых из Ордена, старались добраться к Поттеру и помочь. Волдеморт швырнул пару заклинаний, убивая шестерых человек, среди которых были и два Пожирателя, попавших под перекрестный огонь. Взрыв от проклятий сбил Гарри с ног, заставив выронить палочку. Волдеморт молниеносно кинулся к нему, собираясь добить врага, но тут неожиданно появился Северус и вступил в бой. В руках у вампира не было палочки, когда он бросился на Темного Лорда.

Заметив Снейпа, Волдеморт обернулся, наводя на того палочку, и на мгновение их пристальные взгляды встретились. Северус без предупреждения с огромной скоростью и силой бросился вперед, но Темный Лорд, вместо того, чтобы защищаться, опустил руку. Когда вампир схватил его за плечи, на лице Волдеморта заиграла высокомерная ухмылка.

Крик боли, раздавшийся на поле битвы, заставил многих замереть и прислушаться. Волдеморт лежал на спине, хватаясь дрожащими руками за Северуса в бесплодной попытке оторвать того от себя, но зубы вампира, пьющего кровь, намертво сомкнулись на горле.

Точно зная, что Снейп способен убить его, высушив полностью, Лорд специально превратил свою кровь в яд для вампира. В двух вещах они с Северусом были схожи – это желание жить и страх смерти. Волдеморт был готов поспорить: стоит зельевару глотнуть ядовитой крови, и у него не останется никакого выбора, только прекратить пить. Но Снейп не отступал. Лицо темного мага из высокомерного и самодовольного превратилось в испуганное.

- О, Боже! – выкрикнула Гермиона, опускаясь на колени. - НЕТ! НЕТ! - продолжала кричать она.

- Что такое? – спросил Гарри, подбегая к ней.

- У него кровь ядовитая! Кровь Волдеморта – это яд! Если Северус не перестанет пить, то тоже умрет! - кричала она, падая грудью на землю. Гарри встал на колени рядом с подругой, пытаясь помочь ей.

Гермиона, задрожав всем телом, перевернулась на спину.

- Помоги ему, пожалуйста, - напрягшись, попросила она. – Заставь Северуса остановиться, - Гарри посмотрел на Снейпа, потом на Гермиону, начиная догадываться об их связи.

- Если Снейп умрет, Гермиона тоже умрет! - прокричал он Рону. – Нужно остановить его!

Ребята помчались к вампиру, но были остановлены. Кингсли схватил Гарри, а Драко удерживал Рона, не давая приблизиться.

- Если мы не остановим его, то Гермиона погибнет! – прокричал Гарри.

- Нет, она не умрет, - сказал Кингсли, изо всех сил пытаясь сдержать юношу. Гарри рвался вперед, но аврор был сильнее его. Драко заключил Рона в непроницаемую воздушную сферу, выводя того из строя.

Северус был готов к тому, что Хозяин сделает нечто подобное, и его подозрения подтвердились, когда первые капли крови обожгли горло, и все-таки он не отступил. Вампир поклялся, что, если из его смерти и будет какой-нибудь толк, то пусть это будет ради освобождения Гермионы. Она больше не будет принадлежать Темному Лорду, и так же не будет подчинена Ордену. Она станет свободна.

Навалившись на Волдеморта всем телом, Снейп, удерживая его одной рукой, второй запрокинул жертве голову назад. Чтобы разделаться с Лордом наверняка, ему нужно выпить как можно больше крови. Если выпить слишком мало, Волдеморт станет Морои – или живым вампиром, как и сам Снейп. От крови, поступающей в желудок, горло и пищевод покрылись волдырями, но Северус заставил себя пить дальше. Внутренние органы съеживались, пропуская через себя зараженную влагу, но зельевар не остановился.

- Пожалуйста, - шептала Гермиона. - Пожалуйста … я люблю … тебя … - говорила она. Пульс Гермионы начал замедляться … с каждый каждым ударом, каждым глотком ядовитой крови девушка чувствовала, как Северус покидает ее. Она так устала… ее охватило странное спокойствие, и девушку окутала тьма.

~ * ~ * ~ * ~ * ~ * ~ * ~

- Гермиона.

- Гермиона.

- Прошу тебя, родная, очнись.

Открыв глаза, Гермиона увидела склонившихся над нею Гарри и Рона. Она быстро села и огляделась. Вокруг были раскиданы тела людей, медиковедьмы под руководством мадам Помфри помогали раненым. Она быстро оббежала взглядом поле боя, ища его.

- Северус, - прошептала она. – Где Северус?

- Прости, родная, - сказал Гарри. – Он не выжил.

Глаза девушки наполнились слезами, и она отрицательно замотала головой.

- Нет, - прошептала она. По щекам потекли слезы. – Нет, - уже громче. – Нет!

- Хорошая моя, он – герой. Он умер героем, - мягко сказал Рон. Гермиона посмотрела на Рона, потом на Гарри. Закрыв глаза, она зарыдала. Пока девушка плакала, друзья крепко обнимали ее.

Утерев слезы, она спросила:

- Где он?

- Там, - ответил Гарри, указывая на рощицу. Рон помог ей встать на ноги, и ребята повели подругу к Северусу. Тонкс и Молли беззвучно плача стояли над его телом.

Опустив глаза, Гермиона увидела на земле суженого. Его глаза были закрыты, а на лице застыла маска спокойствия. Рухнув на колени, девушка обхватила мужчину руками и снова зарыдала. Тело еще было теплым, но сердце не билось. Гермиона раз за разом выкрикивала его имя, умоляя вернуться к ней. Дав ей время выплакаться, Гарри с Роном попробовали оторвать подругу от тела, но девушка заорала, чтобы они оставили ее в покое. Молли сказала ребятам, что Гермионе нужно побыть одной.

Не прекращая плакать, она прижимала голову возлюбленного к груди. Тело девушки оцепенело, и лишь сердце болело так сильно, как никогда раньше. Прерывисто дыша, Гермиона продолжала безудержно рыдать. Ей тоже хотелось умереть. Она не хотела жить без Северуса. Гермиона, не таясь, оплакивала любимого мужчину.

Следующее, что помнила девушка – кто-то схватил ее за волосы, и, потянув назад, заставил выпрямиться. Она оказалась лицом к лицу с женщиной, вставшей на колени с другой стороны тела. Черные длинные волосы спускались на плечи, укутанные плащом. Продолжая держать Гермиону за волосы, незнакомка посмотрела сначала на Северуса, потом опять перевела взгляд на нее.

- Ты была его суженой, - это был не вопрос, слова прозвучали утвердительно. В голосе женщины звучало сочувствие, но Гермиона отметила серьезность тона.

- Я и сейчас его суженая, - исправила она женщину. Тон Гермионы не оставлял сомнений – она останется с Северусом навечно.

- Нет, - ответила та. – Он мертв. Ваша связь разорвана, - несмотря на нежность, прозвучавшую в голосе, она с легкостью говорила о случившемся.

- Наша связь никогда не разорвется, - отрезала Гермиона. Эта незнакомка разозлила ее.

- Связь длиться до тех пор, пока вы оба живы. Мой сын мертв, ты больше не его суженая, - признание женщины потрясло Гермиону, а та продолжала. – Но ты до сих пор плачешь по нему. Почему?

- Я люблю его, - все было просто. Любовь Гермионы к Северусу никуда не исчезла и была столь же сильна, как и раньше, когда они были связаны.

- Мой сын никогда не знал любви, - она отпустила волосы Гермионы и потянулась рукой к лицу сына, касаясь его щеки. – Но я на самом деле люблю тебя, сынок, - прошептала она. Наклонившись к Северусу, мать нежно поцеловала его в щеку. – Я не лишу тебя того, что принадлежит тебе по праву, - с этими словами она прильнула ртом к его горлу и вонзила в него клыки.

 

Veinte Quinto

 

Шокированная Гермиона смотрела, как мать Северуса пьет его кровь, но помешать ей не пыталась. Девушка никак не могла понять причину своего бездействия; все, на что она была способна – смотреть. Женщина делала длинные, большие глотки, отчего кожа Северуса стала еще бледнее, чем раньше. Спустя еще несколько минут вапмирша медленно подняла голову и, посмотрев на сына, тихо сказала:

- Я, правда, тебя люблю, сынок.

- Что вы сделали? - прошептала Гермиона. Женщина молча посмотрела на девушку. И тут ее глаза закатились, а ресницы затрепетали. Когда она забилась в конвульсиях, Гермиона поняла, что теперь вся отравленная кровь находится в венах матери Северуса. Девушка кинулась на помощь, но тело вампирши внезапно вспыхнуло огнем. Гермиона, не веря происходящему, стремительно отскочила назад. Огнь мгновенно исчез. Все, что осталось от незнакомки - кучка пепла.

С трудом сглотнув, девушка посмотрела по сторонам, словно желая убедиться, что остальные тоже наблюдали эту картину. К ней уже мчались Гарри и Рон, но Кингсли и Драко стояли ближе

Без лишних слов, Кингсли, взмахнув палочкой, приподнял тело Северуса на несколько футов над землей. Оглянувшись на Драко, он кивнул юноше, а сам вместе с телом зельевара аппарировал. Гермиона практически перестала дышать, осознав, что Снейп исчез. Девушка, запаниковав, вскочила на ноги и повернулась к младшему Малфою.

- Куда он его забрал? – прорычала она.

- Какая разница. Ты ему теперь не поможешь, - серьезно ответил Драко,

Схватив юношу за отвороты изодранной мантии, она закричала:

- Тогда, зачем Шаклболт забрал его?

- Послушай! - огрызнулся Драко, отрывая от себя Гермиону, но, прежде чем продолжить, сделал глубокий вдох, стараясь успокоиться. – Ты же умная ведьма, Грейнджер. И, конечно же, наверняка читала - учитывая, сколько времени ты проводишь, зарывшись носом в книги - о том, что только что произошло.

Гермиона озадаченно посмотрела на него, потом ее взгляд метнулся к кучке пепла.

- Гермиона, что случилось? - спросил, подбежавший к ней Гарри, но девушка ничего не сказала. Рон защитным жестом притянул ее к себе, но Гермиона продолжала смотреть на пепел, пока, наконец, не осознала суть произошедшего на ее глазах действа.

- Нам нужно идти, Грейнджер, - шикнул Драко, беря ее под руку.

- Не тронь ее! – тут же зашипел Рон. Гермиона ничего не сказала ни первому, ни второму.

Проигнорировав заявление Рона, Малфой повторил:

- Сейчас, Грейнджер, - девушка посмотрела сначала на слизеринца, потом подняла глаза на Гарри.

- Я должна уйти, - мягко сказала она.

- Гермиона, что происходит? - спросил Рон, все еще сжимавший ее в объятиях. Гермиона повернулась и посмотрела на юношу.

- Рон, когда-то ты сказал, что никогда больше не засомневаешься во мне. Я хочу, чтобы сейчас ты подтвердил истинность этих слов, - несмотря на дрожащий голос, глаза девушки были серьезны, и Рон не смог отказать ей.

Схватив Гермиону за руку, Драко аппарировал.

 

Отпуская ладонь девушки, Малфой взмахнул палочкой, зажигая свечи в небольшой комнатке. Здесь были уже знакомые ей кровать и стол.

Оглядевшись, она прошептала:

- Я знаю, где мы…я здесь была.

- Чтобы завершить трансформацию, Северус должен вернуться домой, - сказал Драко, с предосторожностями обходя комнату и накладывая на окна и двери защитные заклинания.

- Семь дней, - шепотом подтвердила Гермиона. – А потом он вернется.

Драко кивнул и добавил:

- Если захочет вернуться. Если он вернется, то станет сильнее, чем мы способны себе вообразить.

 

Гермиона неторопливо осмотрела кухню, вспоминая рассказ Снейпа. При взгляде на пол ей не удалось выкинуть из головы образ маленького Северуса, наблюдающего за ссорой отца с матерью.

Между нею и Драко повисла долгая тишина, потом девушка спросила:

- Ты служишь Северусу? – ей было интересно, какую роль играет во всем этом Драко. Юноша на мгновение прожег ее взглядом, а потом ухмыльнулся. Приблизившись к окну, он уставился в темноту за стеклом.

- Нет, - ответил он. У него был такой тон, словно на этом он решил поставить точку, завершая разговор, поэтому Гермиона очень удивилась, когда юноша заговорил вновь. – Он сделал мою мать счастливой.

- Он ее любил? – вопрос сорвался губ до того, как Гермиона успела остановиться. Девушка совсем не была уверена, а хочет ли она вообще знать ответ? Даже сама мысль о том, что Северус мог любить другую, была невыносима. Плотские утехи, которым Снейп предавался с женщинами - совсем другое дело, для вампира это жизненно необходимо.

- Нет, - со вздохом отозвался Драко, продолжая изучать темноту за окном.. – Он хорошо к ней относился, но не любил. Но, - юноша помолчал, - мать любила его. Для нее тяжело было осознавать, что Северус, ради себя и ради шанса выжить, готов поставить под удар любого, - Малфой снова помолчал. – Однажды она сказала, что жалеет о том, что Северус не мой отец. Я возненавидел ее, но спустя какое-то время понял – Северус и так стал для меня отцом больше, чем Люциус. Для меня играло роль только счастье матери. Она меня любила, а я поклялся приложить все свои силы, что б она была счастлива. Я служу не Снейпу, а своей маме.

- Прими мои соболезнования, - тихо сказала Гермиона. Драко кивнул, и между ними снова повисло молчание.

Снова нарушив тишину, Гермиона задала следующий вопрос:

- Кингсли служит Северусу?

- Да, - прозвучал ответ.

- Почему?

- Из-за долга, и предупреждая твой вопрос, я не знаю, в чем он заключается, - отрезал юноша, но, тем не менее, продолжил. – Все, что я могу сказать - Кингсли всегда был рядом, сколько я себя помню, - Гермиона решила воздержаться от новых вопросов. Они провели в тишине час, потом дверь на кухню распахнулась, впуская внутрь Шаклболта.

- Это сделано, - сказал он, стирая с рук грязь носовым платком. Штаны и ботинки тоже оказались измазаны землей. Мужчина заметил взгляд Гермионы:

- Нужно было похоронить его без помощи магии. Теперь выбор за Северусом. Если он решит, то превратится в вампира Стрегу. В противоположном случае – покинет нас навечно. Мисс Грейнджер, нам нужно подготовиться на тот случай, если он пойдет на трансформацию. Северус станет сильнее всех нас вместе взятых, но ему придется принять новые правила, чтобы выжить.

- Что вы имеете в виду? – шепотом спросила она. – Почему бы он отказался от изменений?

- Для выживания одной крови теперь будет не достаточно. Ему потребуются души, - ответил Кингсли. - Северус будет вынужден красть души у живых, чтобы не умереть самому. И он будет бодрствовать только ночью. Нам придется подождать семь дней, а потом мы узнаем его решение. Гермиона, вы должны быть готовы: Северус когда-то поклялся, что никогда не станет Стрегой, - от этих слов в горле девушки встал ком.

- Тогда, зачем вы его похоронили? - прошептала она, стараясь сдержать слезы.

- Потому что большую часть жизни Северус провел, служа двум хозяевам. Теперь он может освободиться, и я дал ему шанс самому решить как. Он может быть свободен, оставшись здесь и став Стрегой, или обретет вечный покой в загробной жизни. Решать ему, но нужно было похоронить его на земле предков, иначе выбор стал бы невозможен. Тогда его бы ждал ад, а я этого никогда не допущу.

В последний час Гермиона старалась не думать об очевидных фактах, но с наступлением ночи начала осознавать, какой выбор встал перед Северусом; рыдая, она рухнула на пол. Драко, не обращая на девушку никакого внимания, продолжал смотреть в окно, но Кингсли подошел к ней. Встав рядом на колени, он принялся успокаивать Гермиону. Но она могла думать только о Северусе, и, в глубине души, понимала, что любимый не вернется.

~ * ~ * ~ * ~ * ~ * ~

Следующие семь дней Гермиона провела в доме Снейпа. Шаклболт заботился о девушке, заставляя есть и пить. Она нехотя подчинялась, но ела совсем немного. Вместе с Кингсли и Драко она охраняли могилу.

Девушка почти сошла с ума, старясь не думать о том, что суженый ушел навсегда. Она дождется седьмого дня, а потом похоронит его как полагается. Гермиона, вопреки здравому смыслу, молилась и надеялась, что он вернется к ней, но, в конечном счете, понимала, что свое решение он принял уже давно. В дом прилетали совы с письмами от Гарри и Рона, но она написала только одно: ей нужно время.

На седьмой день Гермиона, наблюдая за заходом солнца, сидела на маленьком деревянном стульчике в спальне Северуса. Она готовила документы, официально подтверждающие его гибель. И даже, несмотря на то, что Кингсли постоянно был рядом, без возлюбленного девушка чувствовала очень одиноко.

Драко остался сторожить могилу Снейпа, находящегося сейчас в очень уязвимом положении. Сегодня перерождение либо будет завершено, либо вампир навсегда останется спать вечным сном. Драко кружил по двору. Существовал немалый шанс, что Пожиратели Смерти захотят отомстить зельевару за смерть Волдеморта, и ни Малфой, ни Кингсли не желали рисковать, поставив под угрозу возможность Северуса сделать свой выбор.

Стоило только солнцу опуститься за горизонт, как небо окутал мрак и поднялся сильный ветер, воющий в ветвях деревьев. Мантия Драко, мчавшегося к могиле Северуса, вилась на ветру. Кингсли уже ждал его там

Земля задрожала, сбивая Малфоя с ног, а Кингсли отскочил назад и, обхватив растущее неподалеку дерево, постарался удержаться на ногах. Из дома к могиле бежала Гермиона, спотыкавшаяся на каждом шагу. Было уже очень темно, и девушка с трудом видела, что творится вокруг. Пока она пыталась добраться к остальным, земля задрожала еще яростнее. Спутанные волосы хлестали ее по лицу, теперь она уже ползла к цели.

Комья земли на могиле Северуса начали осыпаться, и тут же измазанная грязью рука прорвалась наружу. Рука зашарила вокруг, словно что-то ища. Гермиона, широко распахнув глаза, наблюдала за этой картиной, она знала – это Снейп.

- Северус, - прошептала она, и так же на коленях поползла вперед, потянувшись к руке. Ладонь сжалась, захватывая девушку, и потащила ее в могилу.

- Северус! - закричала она, стараясь вырваться. Из-под земли показалась вторая рука, метнувшись к Гермионе, она схватила девушку за волосы и потянула вниз. Гермиона, не переставая кричать, все сильнее провалилась под землю. Кингсли и Драко пытались добраться до нее, но земля перед ними пошла трещинами, отделяя мужчин от девушки. Гермиона полностью скрылась в могиле, земля, насыпавшаяся сверху, приглушала ее крики.

Внезапно, ветер успокоился, а все вокруг прекратило трястись, позволив Кингсли и Драко подбежать к тому месту, где исчезла Гермиона. И тут, прямо на их глазах, из могилы поднялся Северус. По мере того, как он вставал с волос, плеч, груди осыпалась земля. Одежда была грязной и изодранной. В объятиях он держал Гермиону, крепко прижимая ее к себе. Стоило Снейпу выбраться из могилы, как та закрылась сама собой, и он, выпуская девушку из рук, упал на землю. Она судорожно дышала, выплевывая набившуюся в рот землю.




Не нашли, что искали? Воспользуйтесь поиском:

vikidalka.ru - 2015-2018 год. Все права принадлежат их авторам! Нарушение авторских прав | Нарушение персональных данных