Главная | Случайная
Обратная связь

ТОР 5 статей:

Методические подходы к анализу финансового состояния предприятия

Проблема периодизации русской литературы ХХ века. Краткая характеристика второй половины ХХ века

Ценовые и неценовые факторы

Характеристика шлифовальных кругов и ее маркировка

Служебные части речи. Предлог. Союз. Частицы

КАТЕГОРИИ:






Элементарное уравнение кинетики реактора




Пусть реактор в начальный момент времени (tо = 0) был критичен (то есть эффективный коэффициент размножения в нём был равен единице, а реактивность – нулю).

Сообщим этому реактору мгновенным скачком некоторую величину реактивности (для определённости - реактивности положительного знака), вследствие чего эффективный коэффициент размножения kэ мгновенно поднимется над единицей на некоторую величину dkэ, которую мы ранее назвали избыточным коэффициентом размножения (вспомните: избыточный коэффициент размножения - это превышение эффективного коэффициента размножения над единицей, характеризующее степень отклонения реактора от критического состояния dkэ = kэ - 1. Отношение же r = dkэ/kэ называется реактивностью реактора). Нелишне вспомнить также, что эффективный коэффициент размножения реактора - это отношение чисел нейтронов рассматриваемого и непосредственно предшествующего ему поколений:

kэ= ni+1 / ni.

Поэтому за отрезок времени, равный среднему времени жизни поколения нейтронов l (l - первая буква английского слова lifetime - время жизни) средняя по объёму активной зоны плотность тепловых нейтронов возрастёт до величины nkэ, а, значит, за это время она возрастёт на величину

kэn - n = n (kэ - 1) = n dkэ ,

а это значит, что скорость изменения плотности тепловых нейтронов во времени в реакторе в этот промежуток времени l будет составлять:

(11.1)

Дифференциальное уравнение (11.1) называют элементарным уравнением кинетики реактора. Элементарным его назвали не только из-за внешней математической простоты. Позже мы убедимся, что возможности описания кинетических процессов в реакторе с помощью этого уравнения крайне ограничены: с его помощью можно производить лишь грубые оценочные расчёты изменений плотности тепловых нейтронов в реакторе и лишь при очень малых и очень больших величинах реактивностей.

Элементарное уравнение кинетики реактора (ЭУКР) - дифференциальное уравнение с разделяющимися переменными:

.

При начальных условиях: t = 0 n(0) = no - его решение будет:

(11.2)

dkэ=0.25% n(t)/n0 dkэ=0

n(t)/no 0.2% 1.0

 

 

0.15% - 0.1%

 

10 0,5

 

0.1%

5 - 0.4%

 

1 0% - 1.0%

0 0

5 10 15 20 25 30 t, с 0 5 10 15 20 25 30 t, c

 

Рис.11.2. Переходные процессы n(t), вытекающие из решения ЭУКР при сообщении

первоначально критическому реактору реактивности различной величины и знака.

Полученное выражение позволяет сделать следующие выводы:

а) Переходный процесс изменения во времени средней плотности тепловых нейтронов в реакторе после сообщения первоначально критическому реактору реактивности любой величины и знака имеет экспоненциальный характер.

б) Крутизна и характер экспоненты, описывающей переходный процесс n(t) при сообщении критическому реактору реактивности, определяются величиной и знаком сообщаемой реактору реактивности, что иллюстрируется семейством экспонент на графике рис.11.2.

Заметим, что при малых отклонениях kэ от единицы (что практически всегда имеет место в реальных реакторах) величина реактивности реактора r = dkэ/ kэ @ dkэ то есть мало отличается от величины избыточного коэффициента размножения. Следовательно, в подавляющем большинстве случаев эти две величины практически одинаковы, и выражения типа “реактору сообщена реактивность r = 0.1%” и “реактору сообщён избыточный коэффициент размножения, равный dkэ = 0.1%” практически идентичны.

Cемейства графиков переходных процессов n(t), приведенных на рис.11.2, свидетельствуют, что вид переходных процессов, вытекающих из решения ЭУКР, не противоречит тем представлениям о работе реактора, которыми мы располагаем, а именно:

- при сообщении критическому реактору положительных реактивностей экспоненциальный процесс n(t) - процесс возрастающий, причём, тем более круто, чем больше величина сообщённой реактору реактивности;

- при сообщении реактору отрицательных реактивностей показатели экспонент имеют отрицательный знак, а это значит, что переходный процесс n(t) - убывающий;

- наконец, если реактору “сообщается нулевая реактивность”, экспонента с нулевым показателем равна единице, и переходного процесса, приводящего к изменению плотности нейтронов в реакторе, не будет.

Общий вывод:

Чем больше абсолютная величина сообщаемой первоначально критичному реактору реактивности, тем круче, интенсивнее, протекают в реакторе переходные процессы изменения плотности нейтронов.

 

в) Интенсивность протекания переходных процессов n(t) в реакторе зависит также и от величины среднего времени жизни поколения нейтронов l. Для того, чтобы получить представление о важности этой зависимости в деле реализации безопасного управления реактором, подсчитаем, во сколько раз увеличится плотность нейтронов в реакторе за одну секунду после сообщения реактору положительной реактивности r = 0.001 (или 0.1%) при разных значениях (хотя бы по порядку величины) среднего времени жизни поколения нейтронов в реакторе: l = 10-4c, l = 10-3c, l = 10-2c, l = 10-1c.

В первом случае секундное увеличение плотности тепловых нейтронов в реакторе получается равным n(1c)/no = exp (0.001/0.0001) = e10 @ 22000.

Ясно, что управлять таким реактором, в котором за 1 с после сообщения ему небольшой положительной реактивности мощность взрывоподобно увеличивается (в 22000 раз!), явно невозможно: это лежит вне пределов не только нормальных человеческих возможностей, но даже вне возможностей самой совершенной автоматики.

Во втором случае секундное увеличение мощности реактора получается равным е @ 2.71828..., то есть почти троекратным. Разумеется, и в этом случае управление реактором практически невозможно.

В третьем случае секундное увеличение мощности оказывается равным е0.1, что составляет приблизительно 1.10. Управление мощностью такого реактора, в котором за каждую секунду мощность возрастает на 10%, для человека с нормальными реакциями уже возможно, но такие темпы роста мощности опасны для самого реактора: за те 7 - 8 с, в течение которых мощность реактора приблизительно утраивается, невозможно организовать синхронное увеличение теплоотвода от активной зоны реактора.

Наконец, в четвёртом случае, когда l = 0.1 c, секундное увеличение мощности реактора составляет е0.01 @ 1.01, то есть всего на 1% от начального значения. Управление таким реактором в составе атомной ППУ безопасно во всех отношениях и не вызовет затруднений у оператора с самым флегматичным темпераментом.

Сравнение приведенных выше решений ЭУКР с переходными процессами в реальных реакторах позволяет выявить кое-что общее, что есть и в тех, и в других переходных процессах, а именно: экспоненциальный характер изменений n(t) в развитой части переходных процессов. Но это же сравнение делает очевидным и их различия. Во-первых, решение ЭУКР не даёт и намёка на природу начальных скачков плотности нейтронов (в начальном интервале времени реальных переходных процессов). Во-вторых, в реальных переходных процессах n(t) экспоненциальные спады плотности нейтронов при сообщении реактору отрицательных реактивностей завершаются не полной идеальной остановкой реактора (то есть снижением плотности нейтронов до нуля), а стабилизацией величины плотности нейтронов на некотором малом уровне, величина которого зависит от величины сообщённой реактору отрицательной реактивности (и не только от неё!).

Эти несоответствия теоретических представлений с опытом реальных переходных процессов подталкивают к мысли о том, что при выводе элементарного уравнения кинетики реактора явно что-то не учтено. И это реальное нечто, обойдённое нашим вниманием, должно быть связано с величиной среднего времени жизни поколения нейтронов в реакторе: иных характеристик самого реактора в ЭУКР нет. Следовательно, для того, чтобы в большей степени приблизиться к реальности в описании кинетических переходных процессов в реакторах, необходимо более детально проанализировать величину среднего времени жизни поколения нейтронов в реакторе и вникнуть в то, чем определяется эта величина и с какими свойствами активной зоны реактора она связана.

Мгновенные и запаздывающие нейтроны и их характеристики. Ранее уже упоминалось о существовании мгновенных и запаздывающих нейтронов.

Образование

осколков

Трансформации «обычных» осколков

Образование составного

Поглощение нейтрона возбуждённого ядра (a-, b- и g-распады)

 

Испускание мгновенных нейтронов

1no Деление

235U 236U* Испускание ЗН

 

ЯПЗН ЯИЗН

b-распад

 

Время деления Время

~ (10-15¸10-13) с запаздывания Время

~ (10-3¸102) с испускания

ЗН ~ (10-13) с

 

Рис.11.3. Схема генерации мгновенных и запаздывающих нейтронов в делениях ядер 235U.

Мгновенными нейтроны названы потому, что они испускаются возбуждёнными осколками деления в течение времени не более 10-13 с, по порядку величины совпадающего со временем деления ядра урана-235, что позволяет представлять их рождающимися не после, а в процессе деления, «мгновенно». Напомним также, что в одном акте деления ядер 235U тепловым нейтроном появляется в среднем n5 = 2.416 быстрых нейтронов деления, средняя кинетическая энергия которых равна Е = 2 МэВ, и эти нейтроны по энергиям распределяются по спектру Уатта. В последующем мы узнали, что время замедления нейтронов в реакторе составляет величину порядка 10-5 с, а время диффузии получаемых из них тепловых нейтронов - порядка 10-4 с. Отмечалось также, что мгновенные нейтроны испускаются практически всеми типами образующихся при делении ядер топлива осколков деления, причём число установленных типов осколков в настоящее время уже перевалило 600.

Но наряду с “обычными” возбуждёнными осколками деления (то есть такими, которые после испускания мгновенных нейтронов продолжают свои a-, b-или g-радиоактивные трансформации, но в цепочках которых нет нейтроноактивных продуктов) встречаются более 60 типов осколков деления, которые, испытав первым b-распад, становятся нейтроноактивными, то есть способными испускать нейтроны. Благодаря тому, что последние появляются в свободном состоянии значительно позже мгновенных нейтронов, они и названы запаздывающими нейтронами. Запаздывают они с появлением на величину среднего времени жизни своего осколка-родоначальника (который также называют ядром-предшественником запаздывающих нейтронов (ЯПЗН), в отличие от ядра-излучателя (ЯИЗН), которое получается в результате b-распада ядра-предшественника и непосредственно испускает запаздывающий нейтрон).

Каждый из упомянутых осколков-предшественников запаздывающих нейтронов, как и всякий возбуждённый осколок деления, характеризуется своей величиной удельного выхода (gi) и постоянной b-распада li (или другой величиной - периодом полураспада Т1/2i, связанной с величиной постоянной распада соотношением T1/2i = 0.693/ li).

Далеко не все шесть десятков типов предшественников запаздывающих нейтронов играют существенную роль в процессе размножения нейтронов в реакторе. Если исключить из их числа осколки-предшественники с очень малой величиной удельного выхода (gi < 10-5), предшественники с очень малым периодом полураспада (Тi < 10-6 c) и предшественники с очень большим периодом полураспада (Тi > 103 с), то из упомянутых шести десятков типов осколков-предшественников останутся всего тринадцать, которые и дают более 98% всех генерируемых запаздывающих нейтронов.

Остальные предшественники при описании переходных процессов игнорируются по следующим причинам. Предшественники с малым удельным выходом - именно потому, что их образуется мало, а значит и запаздывающих нейтронов их излучателями испускается относительно очень мало. Предшественники с малым периодом полураспада - потому, что они испускают запаздывающие нейтроны, практически неотличимые от мгновенных нейтронов. Предшественники с очень большим периодом полураспада - потому, что, запаздывая с появлением на время, сравнимое по величине со временем протекания всего переходного процесса в реакторе, они не могут оказать влияние на этот переходный процесс. К тому же, предшественники с большим и малым значениями периода полураспада в большинстве своём имеют и малый удельный выход.

Итак, число предшественников запаздывающих нейтронов, оказывающих влияние на кинетику процессов размножения в реакторе, - (ах-ах!) - тринадцать.

С таким числом уже можно браться за описание кинетики реактора.

Я.Зельдович и Ю.Харитон ешё в большей степени упростили подход к описанию процесса: заметив, что величины удельных выходов и постоянных b-распада некоторых из этих 13 предшественников довольно близки, они предложили разбить их на шесть групп с усреднёнными характеристиками, причём усреднение произвести по принципу:

- удельный выход каждой группы равен сумме удельных выходов входящих в неё предшественников, то есть:

(11.3)

- средняя постоянная b-распада группы находится как средневзвешенное значение постоянных b-распада составляющих группу предшественников.

(11.4)

Период полураспада группы находится по общему правилу (то есть как величина, обратная постоянной распада группы, по формуле Т1/2 = 0.693 / lгр ).

Основные характеристики ядер-предшественников и сформированных из них шести групп-предшественников запаздывающих нейтронов приведены в табл. 11.1.

 

Таблица 11.1. Характеристики тринадцати родоначальников запаздывающих нейтронов и шести групп их с усреднёнными свойствами.

 

Родона-чальник Период полурас- пада Номер группы Средний удельный выход группы Средний период полураспада группы Абсолютная доля выхода группы
87Br 54 c      
142Cs 66 c 0.00052 55.72 c 0.00021
137I 24.2 c      
93Br 15.5 c      
136Te 20.0 c 0.00346 22.72 c 0.00140
138I 5.9 c      
89Br 3.9 c 0.00310 6.22 c 0.00126
139I 2.7 c      
94Kr 1.4 c      
144Cs 1.9 c 0.00624 2.30 c 0.00253
140I 0.5 c 0.00182 0.50 c 0.00074
93Br 0.16 c      
145Cs 0.19 c 0.00066 0.18 c 0.00027

 

До сих пор речь шла о характеристиках родоначальников запаздывающих нейтронов. После их объединения в шесть групп следует сказать несколько слов о характеристиках самих запаздывающих нейтронов этих шести групп.

Запаздывающие нейтроны шести усреднённых групп отличаются друг от друга по нескольким параметрам.

а) Доля выхода группы среди всех генерируемых нейтронов - bi. Покажем, что величину абсолютной доли выхода запаздывающих нейтронов любой (i-ой) группы можно выразить исходя из трёх постоянных величин.

Пусть удельный выход осколка-предшественника i-го типа равен gi. Это означает, что в одном акте деления ядра урана-235 под действием теплового нейтрона вероятность появления именно этого предшественника равна gi. Но этот осколок может испытать сразу после образования не только b-распад, но и g-распад, не приводящий к появлению нейтроноактивного ядра-излучателя. Если обозначить вероятность того, что осколок-родоначальник первым актом своей радиоактивной трансформации будет иметь b-распад, величиной pb i, то величина произведения gi pbi - есть не что иное как эффективный удельный выход ядер-излучателей i-ой группы, то есть среднее число излучателей запаздывающих нейтронов этой группы, появляющихся в каждом делении ядра 235U. А так как каждое ядро-излучатель испускает один запаздывающий нейтрон, то величина этого произведения одновременно является и величиной удельного выхода самих запаздывающих нейтронов этой группы в одном акте деления ядра 235U (то есть среднее число запаздывающих нейтронов i-ой группы, получаемых в одном акте деления). Но так как в одном акте деления ядра 235U под действием теплового нейтрона рождается в среднем n5 = 2.416 нейтронов деления (то есть всех - и мгновенных, и запаздывающих), то величина доли выхода запаздывающих нейтронов i-ой группы будет очевидно равна

(11.5)

Следует сразу отметить, что полученная постоянная величина bi является статической теоретической долей выхода запаздывающих нейтронов этой группы, поскольку она присуща, во-первых, только критическому реактору, а, во-вторых, только реактору бесконечных размеров (то есть реактору, который лишён утечки нейтронов).

Мы рассуждали об одиночных родоначальниках запаздывающих нейтронов и об одиночных излучателях, получаемых из них, но вряд ли у вас могут появиться сомнения в том, что величину доли выхода запаздывающих нейтронов группы, состоящей из двух - трёх сортов родоначальников запаздывающих нейтронов можно так же усреднить, как усреднялись основные характеристики для каждой группы. В последнем столбце табл.11.1. приведены именно эти, усреднённые, значения теоретических долей выхода запаздывающих нейтронов для указанных групп.

Суммарная доля выхода запаздывающих нейтронов всех 6 групп

(11.6)

И поскольку величина теоретической доли выхода запаздывающих нейтронов каждой из групп является нейтронно-физической константой, то суммарная доля выхода запаздывающих нейтронов всех 6 групп также является нейтронно-физической константой делящихся ядер. В частности,

n для ядер 235U b5 = 0.0064,

n для ядер 239Pu b9 = 0.0021

Смысл этих величин, несмотря на довольно сложные предшествующие рассуждения, достаточно прозрачен:

b - это среднее число запаздывающих нейтронов, приходящееся на один получаемый нейтрон деления в критическом реакторе бесконечных размеров.

Иначе говоря, в делениях ядер 235U из каждых 10000 нейтронов деления лишь 64 нейтрона будут запаздывающими, а остальные 9936 нейтронов - мгновенными (или 0.64% всех нейтронов - запаздывающие, а остальные 99.36% нейтронов - мгновенные). Для ядер плутония-239 эти цифры выглядят соответственно как 0.21% и 99.79%.

Как видим, запаздывающих нейтронов даже в гипотетическом реакторе бесконечных размеров рождается относительно мало (менее 1%), и на первый взгляд может показаться, что они вряд ли способны сыграть заметную роль в процессе размножения нейтронов в реакторе. Но это - только кажется ...

Дело в том, что запаздывающие нейтроны любой из групп рождаются с существенно меньшей кинетической энергией, чем мгновенные нейтроны, из-за чего... Впрочем, давайте по порядку.

б) Величина начальной кинетической энергии Еi запаздывающих нейтронов. Детальное рассмотрение показывает, что величины начальных кинетических энергий, с которыми рождаются запаздывающие нейтроны любой из групп, лежат в пределах от 0.25 до 0.63 МэВ, то есть, как и мгновенные нейтроны, они рождаются быстрыми. Средняя же начальная кинетическая энергия запаздывающих нейтронов всех шести групп

( 11.7)

то есть приблизительно в четыре раза меньше, чем средняя кинетическая энергия мгновенных нейтронов (Емн = 2 МэВ). А это значит, что в тепловом реакторе запаздывающие нейтроны замедляются до теплового уровня быстрее, чем мгновенные, поскольку энергетический диапазон их замедления (от 0.49 МэВ до энергии сшивки Ес) в 4 раза меньше диапазона замедления мгновенных нейтронов (от 2 МэВ до Ес). Из этого следует, что возраст запаздывающих нейтронов tз меньше величины возраста мгновенных нейтронов tм, а значит величина В2 tз < В2 tм, а значит exp (- B2 tз) > exp (- B2tм), а т.к. экспоненциал с показателем (- В2t) есть не что иное как величина вероятности избежания утечки замедляющихся нейтронов, то приходится признать, что вероятность избежания утечки в процессе замедления у запаздывающих нейтронов в реакторе конечных размеров выше, чем вероятность избежания утечки при замедлении у мгновенных нейтронов!

Этот факт делает запаздывающие нейтроны в реальном реакторе более ценными, чем мгновенные нейтроны: ведь именно остающиеся после замедления в активной зоне нейтроны выполняют созидательную функцию размножения путём деления ядер топлива.

Как отражается этот факт на величине эффективной доли выхода запаздывающих нейтронов, поясним на простом числовом примере.

В критической активной зоне бесконечных размеров, в которой топливом является 235U (считая для простоты, что он является единственным делящимся тепловыми нейтронами компонентом топлива) из каждых 10000 появляющихся нейтронов деления 9936 являются мгновенными, а остальные 64 - запаздывающими нейтронами. В реальной активной зоне конечных размеров соотношение количеств генерируемых мгновенных и запаздывающих нейтронов - то же, что и в бесконечной размножающей среде. Но предположим, что утечки при замедлении в реальной активной зоне избегают лишь 90% мгновенных нейтронов, а у запаздывающих нейтронов шансы на избежание утечки в процессе замедления повыше - 98%. Это значит, что после замедления в активной зоне останутся:

0.90 ´ 9936 = 8942.4 мгновенных нейтрона и

0.98 ´ 64 = 62.72 запаздывающих нейтрона, то есть всего в активной зоне останутся 8942.4 + 62.72 = 9005.12 нейтрона. Значит, из всех нейтронов, которые имеют возможность после окончания замедления принять участие в процессе размножения в активной зоне конечных размеров, доля мгновенных нейтронов 8942.4 / 9005.12 = 0.99304 (99.304%), а доля запаздывающих нейтронов будет равна 62.72 / 9005/12 = 0.006965 (или 0.6965%), что выше величины статической теоретической доли выхода запаздывающих нейтронов в гипотетическом реакторе бесконечных размеров (0.0064 или 0.64%).

Вот эта-то величина и называется эффективной долей выхода запаздывающих нейтронов, хотя, между нами, она названа явно не своим именем, потому что доли выхода запаздывающих нейтронов, если придерживаться здравого смысла, и в бесконечном, и в конечном критических реакторах совершенно одинаковы. Просто эффективная доля выхода в реальном реакторе конечных размеров условно учитывает неравновероятность избежания утечки мгновенных и запаздывающих нейтронов. Иными словами, реальный реактор словно бы заменяется реактором бесконечных размеров, в котором скорости образования и поглощения мгновенных и запаздывающих нейтронов реальны, но скорости исчезновения мгновенных и запаздывающих нейтронов за счёт утечки их из активной зоны не равны.

Число, показывающее, во сколько раз величина эффективной доли запаздывающих нейтронов в реальном реакторе (конечных размеров) больше величины статической теоретической доли выхода запаздывающих нейтронов (свойственной критическому реактору бесконечных размеров), называется ценностью запаздывающих нейтронов в данном реакторе.

Подчёркивая последние слова этого определения, нелишне обратить внимание на то, что величина ценности запаздывающих нейтронов является характеристикой не запаздывающих нейтронов, а реактора, поскольку, как вы догадываетесь, соотношение вероятностей избежания утечки при замедлении для мгновенных и запаздывающих нейтронов определяется только размерами и формой реактора. Ценность обозначается символом c:

c = bэ / b (11.8)

Мы уже знаем, что форма и размеры реактора характеризуются величиной его геометрического параметра В2. Представление о величинах c для энергетических реакторов даёт эмпирическая зависимость:

c @ 1 + 20 В2 (11.9)

(Величина геометрического параметра подставляется в см -2).

А вот конкретные цифры для различных реакторов:

n учебно-исследовательский реактор ИР-100 (Dаз= 500 мм, Наз= 600 мм) c = 1.25;

n транспортный реактор ОК-350 (Dаз = 1126 мм, Наз = 1000 мм) c = 1.08;

n реактор ВВЭР-1000 (Dаз = 3120 мм, Наз = 3550 мм) c = 1.008;

n реактор РБМК-1000 (Dаз = 11800 мм, Наз = 7000 мм) c = 1.0005.

Введение понятия эффективной доли выхода запаздывающих нейтронов в реакторе даёт возможность построить единую модель кинетики реакторов, независимую от размеров и формы их активных зон. То есть закономерность изменения во времени плотности нейтронов в рамках этой модели единая, а в приложениях к конкретным реакторам интенсивности развития переходных процессов в них имеют отличия, определяемые только величиной bэ.

 

в) Изменчивость величины в процессе кампании активной зоны. До сих пор шёл разговор о самом простом случае для проявления величины bэ, когда ядерное топливо в активной зоне реактора содержит только один делящийся под действием тепловых нейтронов компонент - 235U. В условиях реального реактора таким может быть только свежее топливо в самый первый момент работы реактора. В процессе кампании в твэлах реактора воспроизводится вторичное топливо - плутоний-239 (воспроизводством плутония-241 из за малости можно пренебречь), вследствие чего топливо становится двухкомпонентным ( 235U + 239Pu ). Поэтому величина эффективной доли выхода запаздывающих нейтронов для такого топлива должна находиться как средневзвешенное значение эффективных долей выхода запаздывающих нейтронов для урана и плутония:

bэ =(1- у) bэ5 + у bэ9 = c [0.0064(1- у) + 0.0021 у)] , (11.10)

где величина у = N9 /( N5 + N9 ) - доля ядер плутония-239 от суммарного количества ядер урана-235 и плутония-239 в топливе.

Так как в процессе кампании концентрация урана-235 вследствие его выгорания уменьшается, а концентрация воспроизводимого плутония-239 растёт, то оказывается, что величина эффективной доли выхода запаздывающих нейтронов в процессе кампанииоднозначно падает.

График на рис.11.4. иллюстрирует линейный характер уменьшения величины bэ по мере роста величины у в процессе кампании активной зоны реактора.

 
 


bэ 0.006

 

0.004

 

0.002

 

 

0 0.1 0.2 0.3 0.4 0.5 0.6 0.7 0.8 0.9 y

 

Рис. 11.4. Уменьшение величины эффективной доли выхода запаздывающих нейтронов в активной зоне большого энергетического реактора в зависимости от величины доли ядер 235U в уран-плутониевой смеси (у).

 

г) Время запаздывания. Наконец, самым главным различием запаздывающих нейтронов шести выделенных групп является среднее время их запаздывания, отсчитываемое от момента окончания деления ядра до момента испускания запаздывающих нейтронов ядрами-излучателями группы. Иначе говоря, от момента образования ядер-предшественников до момента образования из них ядер-излучателей запаздывающих нейтронов рассматриваемой группы, то есть, по существу, среднее время запаздывания - есть не что иное как среднее время жизни испытывающих b-распад ядер-предшественников этой группы.

Но среднее время жизни любых радиоактивных ядер - величина, обратная величине постоянной радиоактивного распада, следовательно, среднее время запаздывания - это величина, обратная величине постоянной b-распада ядер-предшественников запаздывающих нейтронов данной группы:

tзi = 1 / li (11.11)

Итак, наличие шести групп запаздывающих нейтронов с различными начальными кинетическими энергиями и различными величинами среднего времени запаздывания наводит на мысль, что величина среднего времени жизни поколения всех (мгновенных и запаздывающих) нейтронов должна быть большей, чем величина времени жизни одних мгновенных нейтронов. А раз это так, то мы вправе ожидать не только взрывоподобного развития процесса размножения нейтронов, но и более плавного и медленного его развития, которым можно управлять.

 

vikidalka.ru - 2015-2018 год. Все права принадлежат их авторам! Нарушение авторских прав | Нарушение персональных данных