Главная | Случайная
Обратная связь

ТОР 5 статей:

Методические подходы к анализу финансового состояния предприятия

Проблема периодизации русской литературы ХХ века. Краткая характеристика второй половины ХХ века

Ценовые и неценовые факторы

Характеристика шлифовальных кругов и ее маркировка

Служебные части речи. Предлог. Союз. Частицы

КАТЕГОРИИ:






БОГОСЛУЖЕНИЕ В ЦЕРКВАХ КЛАДБИЩЕНСКИХ 5 страница




[251] В праздники, имеющие знак красного креста, полиелей поется при закрытых Царских вратах, которые отверзаются только к чтению Евангелия, и икона праздника во все время пения полиелея и величания остается на своем обычном месте, а не износится на средину, и священнослужители для каждения храма исходят из алтаря северною дверию (Типикон, глава 2 в конце). Так и такими мелкими деталями разнообразит наш Устав свое богослужение, прилагая все меры к тому, чтобы оно не было однотонным, шаблонным, однообразным, даже в таких как будто мелких деталях обстановки.

[252] При полиелее отменяются не только панихиды в субботу, но и ежедневные обычные литии.

[253] А праздник Усекновения Главы Предтечи в древности имел даже один день предпразднства. Арх. Сергий. Месяц. Вост., т. II, 263.

[254] Например, благоверный князь Георгий Владимирович, 4 февраля.

[255] Разве только то, что обличал воинов. Лк. 3, 24.

[256] Церк. Ведомости, 1904, 6.

[257] Древняя Русь хотела совершать непредусмотренное Уставом поминовение усопших в дни, ближайшие к Пасхе. Для этого она избрала на Фоминой неделе вторник, а не понедельник, ибо знала, что вечером под понедельник нельзя еще совершать ни панихиды, ни даже литии за упокой, так как в вечер Фомина воскресения совершается праздничная великая вечерня со входом и с великим прокимном.

Пред праздником Святой Троицы древняя Русь совершала великое дело христианской любви на Убогих домах. К этому дню приурочивалось погребение и поминовение всех в течение минувшего года почему-либо оставшихся неотпетыми и непогребенными. Совершение погребения непогребенных и поминовение их именно пред праздником Святой Троицы имеет свой глубокий смысл, как и поминовение всех усопших в субботу Пятидесятницы. Но в самую субботу невозможно совершать доброе дело на Убогих домах, так как всем нужно быть в своих приходских храмах, всем должно поминать своих усопших, всем хочется побывать на родных могилках. Поэтому погребение и поминовение на Убогих домах было перенесено на ин день и именно на предшествующий четверток, а не на пяток. Древняя Русь хорошо знала, что в пяток пред Троицей совершается отдание Вознесения, когда поется вся служба праздника и когда, следовательно, несоответственно было бы совершать погребальные и поминальные обряды в качестве общего, всеградского, всенародного дела.

В XIV веке нашли нужным установить особый день для поминовения воинов, убиенных на Куликовом поле. Для этого избрали не день битвы, 8 сентября, — в этот день ради двунадесятого праздника не может быть поминовения усопших. Поминовение приличнее всего приурочить к субботе. При этом избрали не субботу пред 8 сентября, ибо эта суббота в некоторые годы может совпадать с праздником Индикта пли предпразднством Рождества Богородицы, а избрали субботу пред днем святого великомученика Димитрия Солунского, которого русские считали своим особым покровителем и помощи которого, в частности, приписывали свою победу над Мамаем.

В XVII веке и мiряне во главе с царями знали Церковный Устав иногда до мелочей. Трудно представить, чтобы тогда в великий праздник было узаконено поминовение усопших.

С XVIII века иная картина. Мiряне во главе с сильными мiра сего мало интересуются Церковным Уставом, не знают и знать не хотят, когда что можно и что нельзя. А совершители богослужения, идя навстречу вкусам и желаниям мiрян (надо сказать, далеко не большинства и не лучших представителей церковного общества) и освобождая себя от трудов вникать в детали и подробности Церковного Устава, постепенно переходят к тому бесцветному, однообразному, шаблонному богослужению, когда, например, о всенощной, молебне, панихиде приходится сказать, что это лишь «нечто вроде» всенощной, молебна, панихиды. Только мать церквей русских — Московский Успенский Собор и строгие иноческие обители были хранителями истового, уставного богослужения.

[258] Типикон. О храмах. Глава 1, 2-е «Зри»: Того же дне вечера бывает отдание за почесть храма... И тако отдается служба храма непременно.

[259] Триодион. Неделя Мытаря и фарисея. После вечерни ЗРИ: Праздник храма не переносится на ин день даже при совпадении с великими праздниками Вознесения и Пятидесятницы, с службой которых соединяется и служба храмовому святому, причём на литургии опускаются даже праздничные антифоны только ради того, чтобы на входе можно было почтить память святого песнию его канона. Скабалланович. Толковый Типикон. Вып. III, Киев, 1915, стр. 19.

[260] У нас в быту не особенно любят заупокойные песнопения, панихидные напевы, — их пугаются, как предвещающих горе, их боятся, как омрачающих радостное или просто беззаботное настроение; не любят у нас и вообще вспоминать о покойниках. А когда Святая Церковь, желая, чтобы наша праздничная радость ничем не была омрачена, запрещает употребление заупокойных песнопений, совершение поминальных последований, тогда у нас, как бы наперекор Церковному Уставу, является желание поминать усопших и непременно вслух, тогда у нас требуют пения заупокойных песнопений. Если бы на именинном, тем более на брачном торжестве кто-либо из присутствующих после многих поздравительных тостов выступил с такой, примерно, речью: «Мы многолетствовали и желали всякого блага виновникам торжества. Но с нами нет родителей их, горячо ими любимых и всеми нами уважаемых. Они скончались. Присоединим и их к нашему празднику. Споем им: „Вечную память“». Как отнеслись бы к такому выступлению присутствующие? Не внесло ли бы оно в среду их смущение, расстройство, беспокойство? Не омрачило ли бы оно праздничную радость, не было ли бы принято за дурное предзнаменование, не вселило ли бы суеверного страха за будущее благополучие виновников торжества? А на светлых, радостных церковных праздниках мы не задумываясь возглашаем «Вечную память» и не считаем, что это будет грубейшим диссонансом, резко нарушающим стройную гармонию православного богослужения, что это омрачит, во всяком случае будет неуместно на светлом торжестве Церкви, справляемом Ею в честь Ее Небесного Жениха или в честь Его святых друзей — именинников.

[261] По дониконовскому, как было уже отмечено (см. выше примечание 24), в воскресные дни и в великие праздники исключались все заупокойные прошения и из ектении повечерия и полунощницы.

[262] Голубинский, Е. К., История Русской Церкви, т. II, 2-ая половина, стр. 580.

[263] Например, на литургии Златоуста... и всех святых Твоих молитвами ПОСЕТИ НЫ, Боже, и помяни всех усопших... и УПОКОЙ ИХ идеже присешает свет лица Твоего.

[264] Сохраняя традиции первенствующей Церкви, когда не делалось строгого различия между первыми христианскими мучениками и всеми другими усопшими христианами. «Мы совершаем, — говорит Ориген, — память СВЯТЫХ И РОДИТЕЛЕЙ НАШИХ, также чествуем память ДРУЗЕЙ, умирающих в вере». Цитата у Скабаллановича. Толков. Типикон, 1, 140. Ср. выше примечание 109.

[265] Успенский, Ф. Синодик в Неделю православия. Одесса, 1892.

Исчисление святых, коим возглашалась в Неделю православия в Московском соборе вечная память, см. в издании проф. А. П. Голубцова. Чиновник Моск. Усп. соб., М., 1908, стр. 93: ...Архидиакон станет кликати Вечную память... на имя коему-либо святому... а протопопы поют Вечную память и по крылосам певчие поют также Вечную память. Там же, стр. 91.

По Чиновнику Новгородского Софийского собора (издание проф. Голубцова, М., 1899, стр. 168), между прочим: «Никите епискому... поют... чудотворцу вечную память демественную». В чине Православия по Типикону Шио-Мгвимского монастыря (1247—1269) не только возглашение Вечной памяти прославленным угодникам Божиим: «Стефану, святому мученику и новому исповеднику, вечная память... святой равноапостольской Нине, просветительнице Грузии, вечная память...», но что особенно характерно, в этом чине возглашение Вечной памяти усопшим деятелям не изолируется, а чередуется с многолетием живым. После Вечной памяти почившим святым следует: «Боговенчанному царю нашему (имя) многая лета». Непосредственно за сим следует Вечная память царям и царицам Греческим и Грузинским, патриархам Константинопольским (и причисленным к лику святых, и не причисленным), патриархам Антиохийским (Грузия приняла христианство из Антиохи). Вслед за этим: «Святейшему патриарху нашему католикосу (имя) многая лета», и сейчас же: «Православным католикосам Грузии... вечная память». Кекелидзе, Литургич. груз. памятники, стр. 35—36.

[266] В свое время Московскому Митрополиту Филарету предложено было составить текст многолетия, долженствовавшего быть сказанным при открытии памятника 1000-летия России. Требуемый текст был составлен Митрополитом применительно к соответствующему тексту чина Православия, причем назначалось дважды возглашение Вечной памяти. В примечании Митрополит Филарет писал: «Лучше, чтобы певчие «Вечная память» пели не печальным напевом, как на похоронах, а другим, величественным». Собр. мнений и отзывов. Митрополит Филарет, т. V, стр. 263.

[267] Самый чин с текстом молитвы дается в конце служебника. Одна молитва в 45 главе Большого Требника.

[268] Обычно у нас он совершается только один раз в год, в Пяток первой седмицы Великого поста. Но в Афонских храмах и теперь держится обычай освящать коливо на большие праздники. Прилуцкий. Частное богослужение в Русской Церкви в XIII- XVI вв. Киев, 1912, стр. 381, прим. 1. Совершается он доселе и в южно-славянских церквах, особенно в храмовые праздники. Скабалланович. Толк. Типикон, вып. III, 788. В половине прошлого столетия коливо приносилось в праздничные дни и в Черниговской епархии, о чем свидетельствует архиеп. Филарет (занимавший Черниговскую кафедру в 1859-1866 гг.) в своем Историко-статистическом описании Черниговской епархии. См. Голубинский. История Русской Церкви, т. II, ч. I, 569.

[269] Обычай принесения в праздник кутии соблюдался у нас в древней Руси, особенно на севере, в Новгородской области. По уставу Новгородского Софийского собора кутия приносилась, например, в главный соборный праздник Успения Пресвятой Богородицы к молебну, бывшему накануне после вечерни, и к концу праздничной литургии (Голубцов. Чиновники Новгор. Соф. собора, М., 1899, стр. 139-141, 143). Приносилась она и в другие праздники, например, Рождество Богородицы (стр. 22), Владимирской иконы Божией Матери (стр. 32), преп. Сергия Радонежского — 25 сент. (стр. 34), ап. Иоанна Богослова — 26 сент. (стр. 33), св. Иоанна Злат. — 13 ноября (стр. 50), св. Иоанна Новгор. — 1 декабря (стр. 55), св. Никиты Новгор. —30 апреля (стр. 113) ив других случаях. В Московской Руси, по-видимому, этот обычай не имел такого распространения и кутия приносилась по преимуществу при поминовении усопших.

[270] Следует обратить внимание на то, что устав довольно точно указывает, из чего и как оно должно быть приготовлено.

[271] В богослужебных книгах нередко можно прочитать на одной строке: ПРИЧАСТЕН такой-то. НА ТРАПЕЗЕ УТЕШЕНИЕ БРАТИИ.

[272] Тех именно служб, после которых может быть трапеза.

[273] См. у Голубинского. Преп. Сергий Радонежский и созданная им Троицкая Лавра. М., 1900, стр. 42, примечание, начавшееся на предшествующей странице.

[274] С кутьей приносился не мед-сырец, а мед, как известным способом приготовленный напиток. Софийский ключарь пред праздником посылал за медом в софийские погреба (Чинов. Новг. Соф. соб., стр. 34, 35 и др.); мед мерили ведрами и кружками (стр. 37—38 и др.); его творили, т. е. как-то приготовляли (о преп. Сергии см. ниже). По местам у нас и теперь вместе с кутьей (иногда вместо кутьи) приносят мед-сырец или подслащенную кутью. Но это только потому, что помнят от старины самое слово «мед» и совсем забыли, что представляли собою древнерусские меды. Принесение меда-сырца не имеет того смысла и того значения, какой был в принесении меда-напитка.

Мед, приносившийся с кутьей, назывался у нас «кануном». Слово «канун» — это в русском произношении «канон» (правило), каковым именем в богослужебных книгах обозначается ряд песнопений, составленных по известному правилу. В старину у нас праздничные каноны обычно пелись полностью на молебнах накануне праздников после вечерни пред иконою праздника, около которой поставлялись праздничные кутья и мед. Заупокойные каноны пелись на панихиде (древняя Русь не знала наших коротких, куцых молебнов и панихид без канонов). При панихиде тоже поставлялись кутья и мед или на самой гробнице, или на особом столе (о заздравных праздничных кутьях см. выше примечание 179; о заупокойных см., например, Чинов. Моск. Успенск. собора, стр. 86—87 и др., Чинов. Новгор. Соф. соб., стр. 35, 37—38, 41 и др.). От канона, как основной части молебна или панихиды, слово канон-канун было перенесено на поставлявшееся при этом питие, не имевшее нарочитого церковного названия (ястие имело такое название — «кутия»). Канун («канун — пиво или брага, сваренная к празднику или для поминовения умерших». Русская хрестоматия Ф. Буслаева под ред. акад. Соболевского, М., 1917) или мед, над которым был пет молебен или панихида, раздавался на благословение. В монастырях был запас такого «петаго» меда (Голубинский. Преподобный Сергий, стр. 42, примечание). Преподобный Сергий приготовление меда-напитка, приносившегося в церковь, считал столь важным делом, что не доверял другим, а, как сам пек просфоры, так сам и «канонь творяше» (там же). Так же поступал и преп. Геннадий Любимоградский († 23 янв. 1565 г.), «кутию варяше и просфоры печаше». (Житие, составленное около 1580 г. учеником его игуменом Алексием. В приложениях к службе. М., 1888, стр. 15).

Канун в виде напитка чаще всего приносился в храм под большие праздники или пред поминальными днями, когда после вечерни около этого кануна торжественно пелся праздничный или заупокойный канон. Отсюда и название «канун» в смысле дня, предшествующего празднику или поминкам.

[275] Уставная форма благословения трапезы: «Христе Боже, благослови ЯСТИЕ И ПИТИЕ рабов Твоих».

[276] Благословляя праздничное коливо, Святая Церковь устами священнослужителя просит милости устроителям его: «Подаждь же, Блаже, благоукрасившимсия и память (святых и усопших) совершающим вся яже ко спасению прошения и вечных благ наслаждение». И принимающие коливо, как и всякую милостыню, по древнему обычаю приговаривают (так, по крайней мере, было в доброе старое время): «Дай Бог родителям вашим (в смысле родственников: см. выше примечание 4) Царствие небесное, а вам (подавшим) доброго здоровья».

[277] Если же заупокойную требу никак нельзя перенести с перечисленных дней на другой, то ее должно совершать только после полного окончания всего общественного богослужения и лучше всего в притворе. Вообще большинство треб, в том числе и заупокойных, не исключая чина отпевания, по Уставу полагается совершать в притворе. А в данном случае это необходимо для того, чтобы сильнее подчеркнуть неудобство совершения в эти дни заупокойных молений в храме.

[278] Арх. Сергий. Полный Месяцеслов Востока, т. II. Владимир, 1901, часть 2, стр. 14, 519-522.

[279] Характерно, что в древнейшие времена Церковь совсем или почти совсем не имела особых праздников в честь Богоматери, «потому что Ей праздновали вместе со Спасителем в Господские праздники». Арх. Сергий. Месяцеслов Востока, т. I, 12. Но потом такое соединение было признано неудобным и праздники Богородичные были отделены от господских, причем в службах этих последних совсем нет так часто во всех остальных службах употребляемых богородичнов. Лишь как воспоминание о древней практике празднования Богородице у нас на праздничной литургии всех великих Господских праздников, не исключая и Святой Пасхи, к стихам первого антифона литургии сохраняется припев: «Молитвами Богородицы, Спасе, спаси нас», да в воскресной службе октоиха в каждом гласе даются Богородичные стихиры, стиховны на малой вечерне и на Господи воззвах на великой вечерне, и Богородичный канон на утрени. Кроме того, еще только в службе Вознесения каждая песнь обоих канонов заканчивается богородичным, а второй канон имеет и ирмосы Богородичные: «Отверзу уста моя...», ибо и на иконах сего праздника в центре изображение Богородицы, окруженной апостолами.

[280] Об этом см. в 1-й главе, примечание 67.

[281] В служебнике после литургии Златоуста помещается: «Указ како подобает глаголати отпусты во Владычи праздники и Богоматере», имеющий обязательное значение точно определенных уставом правил. В нем, между прочим, говорится: сице глаголи, аще праздник Богородицы, Рождества Ея или Успения и прочих, и далее приводится полный текст отпуста, не упоминающий ни Богоотцев (даже и в Рождество Богородицы их не должно поминать на отпусте — они будут помянуты завтра), ни составителя литургии, ни, тем более, какое-либо другое имя. В требнике, в чине Богоявленского водоосвящения, которым заканчивается литургия Василия Великого с вечерней (или одна вечерня), отпуст напечатан также полностью от начала до конца, и в нем нет упоминания ни Василия Великого, ни Крестителя (он будет воспоминаться на другой день праздника), ни Богоотцев. Полный текст отпуста печатается в Триоди цветной в конце утрени первого дня Пасхи и, конечно, ограничивается поминовением только «Пречистыя Своея Матере и всех святых». Тот же самый отпуст предписывается возглашать и в конце литургии: «посем настоятель глаголет опуст со крестом по обычаю ЯКОЖЕ УКАЗАСЯ НА УТРЕНИ».

Эти частные указания подтверждают общее предписание, данное в служебнике, что, как в Богородичные празники, так тем паче в Господние, на отпусте не должно быть произносимо ни одного имени. Исключением из общего правила является праздник Пятидесятницы. По особым обстоятельствам в этот день, в который завершилось устроение Церкви Божией на земле, первыми и основными столпами которой были апостолы, надо помянуть апостолов, и потому праздничный отпуст с упоминанием апостолов полностью печатается в Триоди цветной дважды: в конце утрени и в конце вечерни дня Пятидесятницы. Но и здесь, после поминовения Богоматери, за общим поминовением апостолов (на вечерне распространенным несколькими особыми, более никогда не повторяющимися эпитетами) следует прямо «и всех святых». Таким образом, и этот отпуст подтверждает общее правило: в великие праздники на отпусте не должно быть воспоминаемо ни одного имени, ни апостолов, ни храмовых святых, ни составителя литургии, ни даже Богоотцев.

[282] Ин. 3,29.

[283] Эта мысль часто высказывается в церковных песнопениях. См. выше, примечание 14.

[284] Ин. 3,30.

[285] На всенощном бдении поминовение святых по именам, помимо совершаемой в притворе литии, бывает еще и после Евангелия, на второй раз возглашаемом литийном прошении «Спаси Боже люди Твоя». Но где помнят отеческое правило о мере во всем, где не только знают букву устава, но понимают дух его, там после двукратного перечисления на литии имен многих святых, на «Спаси Боже» после Евангелия возглашение имен святых сокращают до минимума, ограничиваясь присоединением к общим формулам имен лишь празднуемых и храмовых святых.

[286] «Ты уже не раб, но сын, а если сын, то и наследник Божий чрез Иисуса Христа» (Гал. 4,7).

[287] «Все водимые Духом Божиим суть сыны Божий, потому что мы не приняли духа рабства, чтобы опять жить в страхе, но приняли Духа усыновления, которым взываем: Авва, Отче! Сей самый Дух свидетельствует духу нашему, что мы дети Божий. А если дети, то и наследники, наследники Божий, сонаследники же Христу» (Рим. 8, 14—17).

Соответственно сим и приведенным в предшествующем примечании словам святого апостола Православная Церковь заповедует своим сынам во все воскресные дни и в великие Господские праздники во время молитвы, как на общественном богослужении, так и на домашнем, келейном правиле, совсем не преклонять своих колен, ибо коленопреклонение знаменует рабское состояние и наше падение. В воскресные же дни и в великие праздники мы славим Господа за наше спасение и, как бы забывая о грехе, отчудившем нас от Бога, с сыновним дерзновением, стоя прямо, открытым лицом взирая на Него, вопием: «Авва, Отче!»

Узаконение об отмене коленопреклонений в воскресные дни восходит к глубокой, первохристианской древности. Уже 1-й Вселенский Собор 20-м правилом своим постановляет: «Понеже суть некоторые преклоняющие колена в день Господень и во дни Пятидесятницы, то дабы во всех епархиях все одинаково соблюдаемо было, УГОДНО СВЯТОМУ СОБОРУ да стояще приносят молитвы Богу». И 6-й Вселенский Собор, 90-м правилом своим подтверждая отмену коленопреклонении в воскресные дни, провозглашает: От БОГОНОСНЫХ ОТЕЦ НАШИХ КАНОНИЧЕСКИ ПРЕДАНО не преклоняти колен во дни воскресные ради чести Воскресения Христова. А святой Василий Великий в 91-м правиле говорит: «ЦЕРКОВНЫЕ УСТАВЫ научают нас предпочитати в сии дни прямое положение тела во время молитвы».

К сожалению, у нас почти забыты церковные правила о коленопреклонениях и соборные и отеческие постановления по этому поводу. Наши богомольцы в большинстве, как бы совсем забыв о своем сыновстве, о том, что мы уже не рабы, а искупленные кровью Христовою от рабства сыны Божий, вопреки наставлению Василия Великого, ПРЕДПОЧИТАЮТ во время молитвы коленопреклонение, не считаясь ни с торжественностью совершаемых Церковью праздников, ни с содержанием молитвословий. Обычно чаще всего становятся на колени и совершают поклоны во время наиболее знакомых молитвословий, хотя бы то были хвалебные полиелейные псалмы или торжественное Великое славословие. Становятся на колени даже во время пения на литургии молитвы Господней. Но если какую другую, то наипаче сию, данную самим Господом молитву сыновнего дерзновения, не подобает сопровождать не только коленопреклонениями, но и обычными поясными поклонами, а только в начале ее, поется ли она или читается в храме или дома, подобает оградить себя крестным знамением, как всегда пред началом чтения из Священного Писания, и не полагая поклона, откровенным лицом мысленно взирать ко Отцу Небесному. Лишь по окончании всей молитвы, при заключительном возгласе, должно осенить себя крестным знамением и соотворить поясной поклон.

Характерную иллюстрацию того, как по мере знакомства с обмирщенным христианством Запада православные русские люди стали больше смотреть на землю, чем на небо, как постепенно они стали забывать о своем Богом дарованном сыновстве и проникаться главным образом сознанием своего рабства, — характерную иллюстрацию этого мы находим в нашей иконографии, в частности в изображениях посещения Богоматерию преподобного Сергия Радонежского.

В XVI веке, когда русские люди еще твердо помнили о своем сыновстве, на иконах явления Богоматери преподобному, напр., на иконе, написанной в 1588 г. (Голубинский. Преподобный Сергий Радонежский и созданная им Троицкая Лавра. М., 1909, стр. 192) и находящейся в иконостасе Троицкого собора Лавры над южной алтарной дверью, преп. Сергий и его ученик изображены стоящими прямо. Они, как равные с равными, предстоят пред небожителями, откровенным лицом взирают на Богоматерь и внимают Ее словесам. Только в знак благоговейного предстояния преподобных Богоматери они изображены со слегка наклоненными главами, в то время как сама Богоматерь, в знак милостивого Ее благоволения к преподобному, изображена даже с несколько большим наклоном главы, чем как изображены преподобный и его ученик.

На иконах, писанных в XVIII веке, преподобный Сергий и его ученик изображаются уже стоящими пред Богоматерию на коленях. Потом стали изображать ученика преподобного Сергия не только стоящим на коленях, но и закрывшим лицо свое мантиею. А на написанной в средине прошлого столетия картине (снимок с которой был у меня, но, к сожалению, затерялся и я не могу вспомнить фамилию художника), и преподобный Сергий и преподобный Михей изображены повергшимися ниц пред Богоматерию в чувстве рабского трепета.

Правда, в собрании Н. П. Лихачева есть образ «Сергиева видения» начала XV века, на котором преп. Сергий изображен коленопреклоненным. Снимок с сего образа дан в «Истории русского искусства» И. Грабаря, том VI, стр. 99. Но при внимательном рассмотрении этого образа нетрудно установить, что здесь древнерусский иконописец изображает преподобного не во время более или менее длительной беседы его с Богоматерию, а лишь короткий момент первой встречи. Как известно, в древней Руси не только монахи, но и все мiряне при встрече их с старшими и уважаемыми людьми, приветствуя их, кланялись им до земли. Естественно, что и преподобный Сергий, узрев Царицу Небесную, с благоговейным восторгом повергся пред Нею ниц. Но это был только первый приветственный поклон для принятия благословения от Высокой Гостьи, а не стояние на коленях на все время беседы. И преподобный, преклонившийся до земли, изображается начинающим уже вставать. Его глава не склонена вперед книзу, а даже несколько откинута назад, что естественно при вставании. Земли касается лишь одно левое его колено, правая же нога уже приподнята и опирается на землю своею ступней. А ученик, находящийся внутри келии и созерцающий видение из некоторого отдаления чрез отверстую дверь, стоит в совершенно прямом положении, лишь слегка склонив главу.

[288] Как неестественно было бы, например, для потерявшего в один день родную мать и друга, оставить гроб матери и пойти хоронить друга.

[289] На сугубой ектении и на литии. Тайное поминовение усопших на праздничной литии может быть совершаемо всеми богомольцами во время многократного пения Господи помилуй.

[290] Но всякая молитва, даже тайно возносимая за богослужением отдельными богомольцами, сливается с молитвами всех и возносится ко Господу чрез предстоятеля, как единая общая молитва Церкви.

[291] У нас не только мiряне, но и многие из священнослужителей не знают о том, что церковный Устав ПРЕДПИСЫВАЕТ и священнослужителям и мiрянам совершать в конце праздничной литии поименное поминовение своих живых и усопших сродников и знаемых. Следовало бы позаботиться о том, чтобы это забытое предписание Устава стало широко известно. А ревнителям праздничного поминовения усопших должно особенно рекомендовать исполнение этого предписания, руководствуясь которым они смогут в полном соответствии с церковным Уставом удовлетворить свою потребность — поминать любимых усопших и в великие праздники.

[292] Так и Константинопольский патриарх Алексий в своем уставе отодвигает на 2 дня вперед от храмовых праздников совершение панихиды. Св. выше, в отделе о поминовении в 3-й, 9-й, 40-й дни.

[293] Вечерня Пятидесятницы, молитва 1.

[294] Там же, молитва 3.

[295] Там же, молитва 5.

[296] Там же.

[297] Там же, молитва 6.

[298] Там же, молитва 5.

[299] Как заключительный в круге всех подвижных праздников.

[300] Утреня Пятидесятницы, седален по 1-й кафизме.

[301] Там же, молитва 6.

[302] Там же, молитва 6.

[303] Заупокойные тропарь и кондак на 9-м часе пред малой вечерней Пятидесятницы.

[304] Общее правило устава: когда одна служба непосредственно без расхода следует за другой, то последующая не имеет обычного начала (Трисвятое по Отче наш), а прямо после окончания предшествующей службы и иерейского начального возгласа, если таковой положен, непосредственно следует: Приидите поклонимся и псалмы. Так всегда бывает и на вечерне, когда она следует за 9-м часом и изобразительными. В вечер же Пятидесятницы не только 9-й час имеет свое полное начало (даже Царю Небесный), хотя он следует непосредственно за отпустом литургии без расхода, но и начинающаяся тотчас же после него вечерня также имеет полное начало, в коем вторично даже и Царю Небесный. Этим устав как бы сильнее хочет подчеркнуть, что богослужение собственно дня Пятидесятницы закончилось совсем и теперь начинается богослужение следующего дня — понедельника.

[305] Например, в Псалтири следованной: Еже во плоти Рождества Господа и Бога и Спаса нашего Иисуса Христа. ПАСХА. Праздник тридневный.

[306] «Не было бы Рожества Христова, не было бы и Воскресения», говорят Отцы.

[307] Окончание 1, 3, и 4 стихир на Господи воззвах и тропарь по 3-й паремии.

[308] 2-й канон, ирм. 6-й п.

[309] «Призри на пение» (2-й кан., ирм. 3-й п.). «Прииди, подавали удобную стезю» (ирм. 6-й песни). «Мати... силу даждь» (ирм. 9-й п.).

[310] Архиеп. Сергий. Полный Месяц. Вост., т. II. Владимир, 1901, ч. 2, стр. 14, 519-522.

[311] Сходство простирается до таких подробностей, что в службе того и другого праздника равное количество специально-просительных прошений. «Помилуй нас» в Рождественской службе четырежды (см. примечание 217), в службе же Богоявления оно встречается трижды (стих, на Господи воззвах, 7 и 2, и ипакон) и однажды «спаси души наша» (седален по 1-м стихословии).

[312] См. выше «Предпразднство и попразднство Рождества Христова».

[313] Совсем отменяются земные поклоны.

[314] 169-е правило Номоканова при Большом требнике.

[315] Рождество — праздник явления на земле ЕДИНАГО от Святыя Троицы. Богоявление — праздник явления ВСЕЙ СВЯТОЙ ТРОИЦЫ. Посему в предпразднство Богоявления поется: «Светел убо мимошедший праздник» (Р. X.), «СВЕТЛЕЙШИЙ ЖЕ, Спасе, приходящий» (2 янв. на вечерне, стиховны, стихира 1). «Ясен убо мимошедший праздник, СЛАВНЕЙШИЙ ЖЕ настоящий день» (там же, стих. 2).

[316] До 1914 года в течение почти ста лет в Православной Русской Церкви в первый день Рождества Христова после литургии совершался особый благодарственный молебен о избавлении державы Российской от нашествия Галлов, в конце которого возглашалась и вечная память защитникам отечества в 1812 г. Установленный по почину и распоряжению светской власти молебен этот, по верному суждению архиепископа Харьковского (впоследствии митрополита Киевского) Антония, «был не церковным», «противоуставным и унижающим нашу веру» добавлением к Рождественскому богослужению, низводившим вечное и всемирное до временного и национально-государственного. Многие 25-го декабря являлись в храм не ради всемiрного праздника Рождества Христова, а ради национального торжества по случаю избавления от Наполеона, не ради праздничной литургии, а ради этого молебна,— не умаление ли это праздника?... Поэтому отмена этого молебна в первый день Рождества Христова должна быть приветствуема как шаг к восстановлению чистоты вселенского празднования Рождества Христовова (подробнее об этом см. статью Н. Д. Кузнецова: Вселенская идея празднования Рождества Христова и современные споры о рождественском молебне. Богосл. Вест., 1915, январь, и отдельная брошюра). Бывшее в конце рождественского молебна возглашение вечной памяти, установленное также по желанию светской власти, как и панихида 29 августа, как не имеющее никакого основания в содержании Рождественского богослужения, ни в какой мере не может служить оправданием возможности возношения, как в 1-й день Рождества Христова, так вообще и в другие праздники, каких бы то ни было заупокойных молений.




Не нашли, что искали? Воспользуйтесь поиском:

vikidalka.ru - 2015-2018 год. Все права принадлежат их авторам! Нарушение авторских прав | Нарушение персональных данных