Главная | Случайная
Обратная связь

ТОР 5 статей:

Методические подходы к анализу финансового состояния предприятия

Проблема периодизации русской литературы ХХ века. Краткая характеристика второй половины ХХ века

Ценовые и неценовые факторы

Характеристика шлифовальных кругов и ее маркировка

Служебные части речи. Предлог. Союз. Частицы

КАТЕГОРИИ:






Когда одно кажется двумя . 6 страница




другому. И так как нет никого другого, то в любом случае и некому это передавать. Вся идея передачи энергии или просветления от одного к другому основана на неправильном представлении о личном просветлении или на идее о том, что есть что-то отдельное под названием «просветление», которым какйм-то образом можно обладать, а затем передавать, или давать кому-то, как будто это конфеты.

Что это за энергетическая штука ?

Бытие безгранично. Есть только безграничность. Есть только бытие, и нет ничего, кроме этого. Попытайтесь найти что-нибудь, что бы не являлось бытием. Есть только бытие и, что удивительно, в этом бытие и возникает идея о том, что нет бытия... что есть я, который ищет бытие, ищет просветление. Это абсолютная совершенная целостность, и в этой совершенной целостности возникает идея о том, что это не совершенная целостность.

Но это не только идея. За нее энергично держатся. Ищущий энергично держится за «я» — «Я в этом теле являюсь отдельным от того, что находится там, вовне!» Держание за «я» — это энергетическая ограниченность, которая происходит из-за страха и потребности в выживании. Эта мнимая ограниченность может рассеяться в безграничности. Энергетический сдвиг кажется происходящим из отсутствия отдельности и, таким образом, не происходит ни с кем.

+ + +

Какое-то время назад вы сказали, что происходит «ничто».

Да, совершенно верно.

Так как же может происходить все и ничего ?

В этом и загадка. Это (хлопает) происходит ничто. Это ничто. Это ни-что хлопает. Трудность для ищущего в том, что он думает, что это что-то, что реально; что происходит с ищущим во времени. Так как ищущий думает, что он — что-то, то он и других воспринимает только как множество других «что-то». Они не отваживаются увидеть это ни-что... это слишком страшно.

Каков же ответ ?

Это загадка. Нет никакого ответа. Но дело не в том, чтобы видеть это или не видеть то. Это и есть все. Это уже и так игра бытия. Даже неудовлетворенность тем, что «Я этого не вижу», является абсолютной игрой бытия.

Так что это не причина и следствие; это не имеет никакого отношения к правильным условиям ?

Нет никаких условий, или причины и следствия, кроме как во сне о становлении.

Но если удариться головой о стену или что-то в этом роде...

Это больно.

Эффект того, что это больно.

Безусловно, так кажется.

Так чем же это не причина и следствие?

Это только кажется причиной и следствием. В проявлении кажется, что есть причина и следствие, и трудность для сновидящего — в том, что он затем накладывает на это какую-либо заданную реальность и смысл. И затем он следует этому, говоря «Если я буду медитировать, то стану недвижимым. Это причина и следствие. Тогда я достигну своей цели». Нет никакого «я», нет никакой цели, и нет никакого времени, за которое можно было бы ее достичь.

Получается, что есть кажущаяся причина и следствие, а не реальная причина и следствие?

Нет ничего, что было бы реальным. Все проявления одновременно и реальны, и нереальны. Это просто бытие. Кошки существуют. Деревья существуют. Стены существуют. Люди существуют, и им снится, что они отдельны от бытия.

Таким образом, ничто не лежит за пределами этого сна?

Да, этот сон — сон о самосознании. Сон, или, если вам угодно, вера в отдельность и ее переживание, присущи только людям. Ни одна кошка не ощущает себя отдельной. Деревья не ощущают себя отдельными. Вы когда-нибудь встречали «я»-сознающее дерево? Мы разгуливаем в качестве бытия и ищем бытие, и это сон, от которого можно пробудиться... видимо.

Но ведь если бы не было людей, то все еще были бы кошки и деревья?

Нет.

Нет ? Их не было бы ? Это похоже на старую притчу о том, что если в лесу упадет дерево, не будет никого, кто бы это услышал...

Да. Или если мужчина стоит посреди пустыни, и на протяжении 2000 миль нет ни одной женщины, значит ли это, что он по-прежнему не прав?

(смех)

+ + +

Я читал, что когда становишься просветленным или свободным, то наступает покой, радость и блаженство.

Это способ что-то сказать. Все учение о просветлении гласит, что это «вы» что-то получаете, а ирония в том, что просветление — это утрата. Это когда «вас» нет. И есть очень много учителей, которые будут говорить об этом всякие красивые слова. Они начнут с того, что скажут: «Есть только единство. Никто не может ничего сделать, чтобы получить освобождение. Оно находится полностью за пределами всего — но, тем временем, чтобы понять это, вам нужно медитировать, или заниматься самоисследованием»... или тем, что там еще на повестке дня. Вам нужно подготовить себя к тому, чтобы обнаружить, что нет никого и не к чему подготавливаться. (смеется)

Каково ваше мнение о всех этихразных описаниях типа «пробуждение», «самореализация», «освобождение»?

Я использую слова «пробуждение» и «освобождение», так как мне не приходит в голову ничего другого,

что можно было бы использовать. Однако нет такой вещи, как пробуждение или освобождение, так как ничто не происходит. Есть только игра бытия, так что ничто не нуждается в освобождении. Но для ищущего это просто слова. Эти чисто концептуальные учения не проясняют видимую дилемму ищущего, и они также полностью игнорируют самую мощную из всех вещей — энергетический элемент.

Пробуждение — это энергетический сдвиг. Это жизненность всего этого... того, что происходит. В квинтэссенции того, что ощущается, кроется дар. Можете вечно повторять концептуальные идеи, но идеи — это всего лишь истории обо всем этом. Для меня «пробуждение» — это ближайшее описание, которого я могу добиться, того, что я вижу как кажущееся пробуждение ото сна или веры и переживания того, что существует отдельный индивид. Однако нет никого, кто бы пробуждался.

Получается, что окружающие вас люди будут «хлоп!», и «лопаться» ?

Безусловно, нет, так как это не имеет никакого отношения к тому, чтобы быть рядом со мной, так как нет никакого «я». Однако то, с чем ищущий сталкивается, — это ни-что, и когда это мнимое «что-то» встречается с «ничто», может произойти энергетический сдвиг. В этой свободе уже больше нет никаких ожиданий или требований по отношению к кому-либо, и все ощущение борьбы и усилия исчезает. Все уже и так видится в целостности. Суть этого — в повторном обнаружении чего-то, что уже и так есть бытие. Но по самой своей природе оно не является чем-то, что кто-то может отдать или принять.

Получается, что я — тот, кто видит сон, а не персонаж из сна. Или и тот, и другой?

Это сон только об отдельности. После окончания сна, после кажущегося освобождения, все еще остаются характеристики. Все еще есть тело-ум, которое обладает какими-то характеристиками... это жизненность, которая кажется происходящей.

Тогда в виде персонажа из сна?

Нет, этот сон — только о сновидении, в котором мы являемся отдельной сущностью.

Но сон закончился ?

Да, при кажущемся освобождении этого сна об отдельном существовании больше нет.

Любопытно, что взрослые увековечивают иллюзию отдельности, но невозможно остановить эту иллюзию, так как в ту минуту как вы назвали своего ребенка, вы навесили на него ярлык.

В этом нет ничего неправильного. Это бытие играет в игру отождествления. И все в мире это укрепляет. Приклеивание ярлыков, наделение именем, все, чему вас учат, чтобы иметь дело с миром. И вы вырастаете, пытаясь сделать так, чтобы ваша жизнь удалась. И один из способов, которым вы это делаете, — вы пытаетесь узнать все. «Мне нужно все знать, чтобы его контролировать». И, может быть, когда вам лет 18, вы влюбляетесь в эту совершенно божественную женщину. Вы влюбляетесь, и вдруг вновь появляется неизведанное, так как влюбляться — значит испытывать нечто очень- очень на это похожее. И вы влюбляетесь в это совершенно божественное создание... по крайней мере, на неделю, (смеется)

А затем что происходит ?

А затем вы пытаетесь узнать, какая она. А затем часы вновь начинают тикать, и вы вновь стараетесь что-то познать, чтобы это контролировать. Или вам снится, что вы это делаете.

Так что мы, видимо, пытаемся построить мир, который мы думаем, что знаем. Мы думаем, что мы это делаем. Бытие это делает. Мы верим, что мы продолжаем это делать, и таким образом мир становится известным и скучным... и, по-видимому, безопасным. Мы говорим о том, чтобы полностью вновь пробудиться к абсолютному изумлению и неприкрытой, живойА детской невинности. Это удивительным образом освобождает, но это также и опасно. Это бытие в незнании.

А страх присутствует ?

Страх все еще может возникать. Возникает все, что угодно... для «никого»... Это абсолютная, безграничная, страстная жизненность.

Это звучит так потрясающе.

Да, но это потрясающе для «никого».

Эта страстная жизненность продолжается?

Она не продолжается, так как никогда не начиналась и не заканчивалась, она никогда не приходит и не уходит. Она вечна.

Вы видите все через пелену. Вы видите все с точки зрения отдельного сновидящего в происходящей во времени истории. Из чего-то, что видит лишь что-то другое. Поэтому вы и не видите, чем является стена на самом деле. Вы видите ее такой, какой она вам снится... а снится она вам чем-то отдельным... а не в качестве ничто, которое суть все.

Хорошо. Яне только искатель снов; все, что я вижу, — это также сон ?

Это так выглядит.

Хорошо. А если затем происходит пробуждение, появляется что-то другое.

В каком-то смысле это имеет отношение к ничему и всему. Или, только в этом разговоре, давайте назовем их «ничто» и «все». Сновидящий ищущий воспринимает себя только как «что-то» и, таким образом, также воспринимает стену как что-то другое. А когда нет никакого сна, стена воспринимается как ничто и все. То, что сновидящий ищущий не видит, и слишком боится, чтобы увидеть, — это «ничто» во всем, что проявляется.

А если никого нет, то...

То все — суть «ничто» и «что-то».

Хорошо. Значит, тогда они — одно и то же.

Да, но в каком-то смысле все воспринимается иначе, так как оно видится таким, какое оно есть на самом деле, — как ничто, возникающее как все, что и есть бытие.

Но мы уже... никогда так не было, чтобы не было «никого.» ?

Безусловно, нет. Есть только бытие. Но теперь, я боюсь, мы вновь вернулись к иносказаниям. Есть только ничто, возникающее как все, а у индивида возникает идея, что есть индивид, который видит только лишь что-то отдельное.

У меня появились очень явные, глубокие чувства о том, о чем вы говорите.

Да. О том, чтобы ощущать эту непосредственную, живую жизненность, в чувствах, которые являются этим даром незнания.

+ + +

Что вы ощущаете, стоя сейчас здесь ?Можно это как- то описать?

Тепло. Тепло, возбуждение, ноги на полу. Кто-то вон там только что переместился. Машины проезжают мимо.

Но все это не складывается в своего рода «нечто» ?

Нет, это просто то, что кажется происходящим. Бесформенное, имеющее форму... бытие.

Хорошо, значит, они не соединяются. Я думаю, что, быть может, это мы их соединяем.

Это отдельная сущность их соединяет и превращает в историю, которая может быть познана. И им также

снится, будто то, что происходит, происходит с ними, и что оно намеревается чего-то достичь.

То, что я ощущаю, — абсолютная правда — этоуди- вительное чувство уязвимости, будто с меня спал панцирь.

Да.

И у меня даже мурашки по телу бегают. У меня такое чувство, что это...

Рискованно?

Да. Такое ощущение, что с тебя сняли какую-то кожуру. Будто ты — креветка, или что-то в этом роде. Если снять кожуру, то вообще остаешься без защиты. И чувствуешь себя неуютно. Если я не войду в какую-нибудь историю, возникает физическая неловкость.

Вы вновь становитесь самими собой и ощущаете себя в безопасности, когда вы входите в видимую историю самих себя во времени.

Да, но нужно просто уживаться с этой уязвимостью и смиряться с ней ?

Нет никого, кто бы с чем-то смирялся, есть лишь нагота.

Значит, все это просто происходит ?

Это подобно тому, как быть голым и открытым всему, и в этом есть ощущение рискованности. Все вдруг неизведанное и очень живое... нет никаких фильтров.

К этому привыкаешь ?

Нет никого, кто бы мог к чему-то привыкнуть. Нет никаких искусственных фильтров, которые вы ставили раньше, будучи индивидом. Поэтому это не имеет никакого отношения к тому, что люди называют отстраненностью. Это совершенная, полнейшая жизненность... для «никого».

Тони, это ощущение уязвимости возникает потому, что отпали все фильтры. Я иногда думаю, а что это такое было ? Что это было за ощущение безопасности, что за фильтры?

Это ложное ощущение, что, во-первых, есть кто-то. «Я — отдельный человек, и все, что есть, — отдельно от меня, и, так или иначе, является угрожающим. Поэтому я ставлю фильтры. Я защищаюсь, пытаясь подавлять чувства. Еще один способ, которым я защищаюсь от всего того, что проявляется как угрожающее, — пытаюсь понять, чем они являются». В основном мы пытаемся понять, что же там есть такое, что кажется угрожающим, чтобы мы могли это знать и контролировать. Это искусственный фильтр, который мы воздвигаем в гипнотическом состоянии пребывания в отдельности.

Я помню, что как-то раз ощущал эту уязвимость и сказал сам себе: «Это — так, а то — эдак», и сразу ощутил себя гораздо более защищенным.

Довольно часто люди говорят мне, что произошла открытость. «Недавно это случилось». И тут же ум придумал историю или еще что-нибудь, чтобы они вновь стали личностью. «О Боже, давайте я о чем-нибудь подумаю... например о моем превышении кредита в банке,

о чем угодно, что приведет меня обратно к состоянию, когда я — индивид». И у людей, видимо, есть игры, которые удерживают их в индивидуальности, из-за боязни безграничности.

Так что в каком-то смысле вы говорите, что вместо того, чтобы быть контрольной точкой на карте, мы становимся самой картой?

Да, мне это нравится. Но нет никакого «я», которое бы где-то было.

Ощущение местонахождения — это что-то, что, несомненно, происходит ?

В освобождении все еще может быть ощущение местонахождения там, где просто есть то, что происходит. Нет никаких контрольных точек. Нет ничего, что бы происходило для чего-то. Есть только то, что происходит.

И нет никакой разницы между тем, чтобы быть где- аибо и где-либо еще?

Разумеется, нет. Есть только бытие.

Когда я вернусь в Соединенные Штаты, мои родители будут встречать меня в аэропорту, и я пытался придумать, как же описать эту неделю (смеется), и я подумал, что скажу: «Япоехал в Англию учиться у человека, который говорит, что его там не существует, и которому нечему учить; и меня там тоже нет. Все это бессмысленно и безнадежно, и я заплатил за это внушительную сумму денег, и подумываю о том, чтобы поехать еще раз в ноябре следующего года», (смеется) Мне кажется, над этим нужно еще немного поработать.

Да, я тоже так думаю, а то они могут отправить вас прямиком в лечебницу.

Что касается Тони Парсонса, то я научился на собственном опыте, что когда приедешь домой, лучшее, что можно сделать, — найти себе тихий уголок и ничего никому не говорить, так как нельзя объяснить необъяснимое. Лучше говорить как можно меньше.

+ + +

Единственное — очень легко вернуться к концепциям обо всем этом, обо «мне» и о «бытии», и о том, что никого нет, что есть только бытие, и ко всем подобным идеям, и потерять основную суть всего этого.

Вы описали, как скажете кому-то, когда вернетесь домой, что «Я встретил человека, который говорит, что никого нет, и что меня нет, и что нет никакого смысла».

Все это часть этого послания, которое не оставляет мнимому ищущему ничего, за что он мог бы ухватиться. Однако самое жизненно важное в этой открытой тайне — та яркая жизненность того, что происходит... видения, слышания, дыхания, мышления, а также возникновения чувств.

В нас возникают ощущения, а мы склонны тыкать их палкой, (смеется) Ум скажет: «Так почему же я ощущаю гнев или грусть?» И нам нужно понять, почему, или мы должны что-то сделать с гневом или грустью, например уважать их или поделиться ими с другими. Мы не можем позволить им просто там быть! И это послание — об этой абсолютной жизненности, жизненности, которая простая, и присутствует в данный момент, и является единственной константой.

Это песнь любви. Песнь любви находится в нашем теле, в наших чувствах, она все время постоянно есть и разговаривает с нами посредством тела. И все это — и то, что никого нет, и что нет смысла — все это второстепенно по отношению к этой абсолютной страстной жизненности.

+ + +

Эта жизненность такая же живая, как и «ничто» ?

Эта жизненность — ничто, которое суть нечто, так что жизненность одновременно реальна и нереальна; это «ничто», которое кажется жизнью.

Это (хлопает) ничто хлопает. Мы склонны думать с точки зрения пребывания в месте под названием «освобождение» или как там вы еще его называете, или даже пребывания в месте под названием «бытие». Бытие —• вот в этом (хлопает), все есть бытие. Это именно так просто и так непосредственно. Это — то, что происхо-

дит, это жизненность, бытие. Его нельзя познать, да и не нужно познавать или удерживать.

Несколько лет назад я прочитал книгу одного целителя, в которой он писал, что это ближе к нам, чем даже наше дыхание, ближе, чем наши руки и ноги, — вроде как оно прямо здесь.

Оно даже не близко. Оно не «прямо здесь», оно — все, что есть и чего нет. Все, что мы ищем, уже и так постоянно находится в том, что есть, в жизненности, в том, что происходит. Это и так постоянно является всем, что есть... и чего нет.

Не знаю, переживал ли кто-нибудь нечто подобное. Несколько раз я просто делал что-то очень обыденное — например, вытирал руки — и вот я смотрел вниз, и было такое ощущение, что я впервые вижу свои руки. Это так отличалось от всех остальных разов, когда я их явно видел, но я не мог отпустить, я просто хотел это сделать — хотя вообще сделал — я вроде как просто оставил их там, пока все это со временем не прошло.

Да, это удивительно, это непосредственность всего этого, именно там все и есть, секрет — в квинтэссенции жизненности.

Мы вообще этого не замечаем, верно, мы даже этого уже не видим?

Мы вообще этого не замечаем, мы постоянно ждем того, что же будет дальше. Мы постоянно смотрим куда- то туда, когда на самом деле оно прямо здесь с нами, прямо в этом. Мы сидим на нем.

Но удивительный парадокс в том, что и это отвлечение внимания ищущего также является совершенным бытием.

Ваш пример, когда вы хлопаете в ладоши, — отличный, так как это именно то, чем оно и является. Это просто хлопание, просто мгновение изумления, «ух ты!», это просто «ух ты!». Это нечто такое обычное, такое абсолютно обычное, но такое прекрасное.

Как говорит моя жена, это внезапное «ух ты!», которое становится более мягким, неуловимым, постоянным «ух ты!».

+ + +

Что это за механизм, который делает отдельность возможной?

Нет никакого механизма, это просто то, что кажется происходящим. А происходит пребывание в отдельности, и появляется своего рода очарованность этим: «Я — отдельный, и я могу это сделать. Я могу это сделать». Это притягательный сон.

Это просто притягательность, и она нас захватывает ?

Да, но это не имеет значения, так как все это совершенно. Это не неправильно, это абсолютно совершенная игра, в которую играет бытие — игра в то, чтобы быть полностью очарованным тем, чтобы быть отдельной сущностью и все делать. Мир такой, каким мы его видим — это абсолютное выражение того, что кажется индивидуальной креативностью. Или действием. Так что это бытие, возникающее как полнейшая очарованность идеей о том, чтобы иметь отдельное существование и что-либо делать.

Тони, в чем разница между тем, чтобы видеть проблеск, или проблески этого, и пробуждением ?

Нет никакой разницы. То, что мы называем проблеском, который, как мы думаем, длится полсекунды, — на самом деле вечность, так что это и есть пробуждение. Это бытие единства для «никого».

Я видел проблески этого, однако я не чувствую, чтобы произошло пробуждение.

Оно произошло.

Не говорите моей жене.

Не скажу вашей жене, (смеется) Самое классное, что я когда-либо слышал, сказал один американец: «Мой самый большой кошмар — что моя жена станет просветленной раньше меня», (смеется) И это вовсе не обязательно означает, что после этого еще что-нибудь случится.

Жизнь продолжается. А освобождения там нет.

Оно там есть, оно все там, только вы так не думаете.

Хорошо.

Если хотите, я мог бы выслать вам сертификат, (смех)

Вы запрашиваете за них какую-то цену?

Пробуждение третьего уровня, (смех) Как табель успеваемости ?

Однако довольно дорогостоящий, (смех)

Тони, у вас же должен быть какой-то центр восприятия ?

Восприятие возникает в бытии, но не имеет центра или воспринимающего.

Яне понимаю.

Нет никакого воспринимающего, который бы воспринимал что-либо еще... есть только то, что есть, бытие. Восприятие возникает в бытии, но бытие не может быть воспринято или познано.

Хорошо.

Это бытие. Есть только бытие. С практической точки зрения, этот организм тела-ума воспримет открывающуюся дверь и войдет в нее. Через стены он тоже проходит, но только по четвергам, (смех)

Иными словами, все продолжается так, как раньше, но есть только бытие.

Так что, даже несмотря на то что есть зрение, это не восприятие?

Это не чье-то восприятие... это просто восприятие, которое происходит, но оно происходит в бытии. Так

что функции все еще, как кажется, происходят, но нет никакого центра, из которого они происходят.

Конечно, но жизнь ведь также воспринимается, и, предположительно, посредством чувств?

Это происходит, но для «никого» и «всего», находящихся в бытии. Это вне времени.

И есть скорее осознание этого, нежели сосредоточие?

Вовсе нет никакого осознания или сосредоточия, есть только бытие.

Хорошо, но это ведь не является отдельным от внешности объектов, не так ли ?

Нет, вовсе нет. Это есть все...

Итак, это является «единым с...»?

Нет, это абсолютно не является единым с чем-либо, это ничто, которое суть все. И это загадка, так как загадка в том, что мы всегда думаем, что это так или иначе должно быть познано или воспринято.

Как я уже говорил раньше, буддийская идея о конечном просветлении — это познание того, что может быть познано. Но для этого нужен познающий и нужен объект познания, поэтому это все еще находится в истории о двоих, так же, как и осознанность и внимательность.

Все, что есть, — бытие... оно не может быть познано... это загадка и чудо не-знания... неописуемое, невыразимое бытие. Это не какое-то удивительное место, в котором нужно пребывать, которое находится где-то еще;

это то, что есть сейчас в этой комнате, вот и все. Оно является — полностью, естественно, обыкновенно — вот этим.

И даже несмотря на то что нам до этого вовсе нет дела, разве не возможно, чтобы дальнейшие аспекты загадки в какой-то момент проявились?

Почему нам всегда хочется больше! Это сущее безумие и ненасытная жадность, которой нужно больше, чем все. Удивительно. Не могу себе представить, чтобы было нечто большее, чем ничто и все. (смех)

Но вы употребили слово «загадка».

Но для меня загадка — в не-знании, в замечательно рискованной жизненности свободного падения. Ум никогда не может увидеть, как может быть просто бытие, как может существовать что-то, что не познано, так как ум хочет знать, хочет все контролировать. Поэтому я говорю, что для ума это абсолютная загадка. Для освобождения нет никакой загадки, есть лишь то, что есть, но оно, как кажется, возникает в не-знании.

Поэтому когда вы говорите «загадка», вы имеете в виду то, что это необъяснимо?

Это в своей основе необъяснимо для ума, тогда как в освобождении больше нет ничего, что нуждалось бы в объяснении... что нуждалось бы в познании.

Это потому, что мы хотим сузить мышление, мы не можем втиснуть его в мысль.

Нет, вы не можете этого сделать. Вы не можете этого познать. Это подобно глазу, который пытается увидеть сам себя.

+ + +

И устойчивый парадокс в том, что пока есть отдельность, есть и ищущий, а пока есть ищущий, есть и отдельность. Это парадокс. Начало конца этого парадокса кроется в том, чтобы увидеть, что отдельность — это и есть «то» ?

Нет никакого начала. Можно сказать, что пробуждение, вневременное чудо всего этого, показывает, что, как кажется, отдельность имела место быть. Но признание отдельности — это лишь признание отдельности. Это еще одно переживание. Безусловно, в этом есть что- то, что проливает на все это свет, но не более. Иными словами, тогда появляется кто-то, кто просвещен в отношении понимания и понимает, что поиск подпитывает отдельность.

Но на самом деле я думаю, что вы просто говорите о ясности. А то, что все взрывает, — это «ничто». Вы идете по улице, и тут вдруг — «ничто». «Бах!» И после этого все уже не так, как прежде. И не будет иметь значения, если потом за всю вашу жизнь больше вообще ничего не произойдет — все равно после этого все станет другим. Ничто уже никогда не станет таким, как прежде, вы никогда не вернетесь к тому, где вы были до этого.

Итак, Тони, это переживание того, что ты — «нигде», или «везде», или и того, и другого?

Это неописуемо.

Получается, что «нигде» и «везде» — это одно и то же?

Да, и так уже есть только ничто, которое суть все; абсолютное, которое является относительным.

+ +' +

Тони, л ощущаю — //е только здесь, но также и когда я читаю — это своего рода раздваивающееся бытие, где, с одяой стороны, есть слова и концепции типа «бытие», а с другой — то, наверное, можно назвать поэтическими выражениями типа «возлюбленный», «Дом»; и я не могу связать их между собой, они кажутся противоположностями, как мужчины и женщины, или что-то в этом роде.

Слова всегда борются, они двойственны... основаны на субъекте и объекте. Можно проанализировать все, что говорится, и выявить тщетность вербального выражения на эту тему... это поверхностная деятельность, рожденная из неудовлетворенности от неспособности почувствовать то, на что эти слова указывают.

Но это нечто большее, это не только слова, это имеет отношение не только к словам, на самом деле это имеет отношение к вкусу всего этого. В некотором смысле я думаю, что вы говорите, будто я поглощен описаниями... наверное, иногда это все, что у меня есть.

Ничего страшного; очевидно, что нет ничего неправильного в том, если мы оказываемся зафиксированными в каком-то месте. И, безусловно, со всем этим связаны слова, концепции и идеи, и даже признание того, что поиск питает отдельность — это еще одна концепция. Это подобно тому, как идти по дороге, и налево указывает вывеска с надписью «Давайте поговорим о бытии», а направо указывает вывеска с надписью «Бытие». И мы здесь большую часть времени именно говорим о бытии. И это нормально, это то, что кажется происходящим. Однако здесь также происходит то, что вопросы иссякают... ищущий ум сдается, так как он не может получить ответ, который мог бы питать еще один вопрос.

До настоящего момента это как раз то, что происходило.

Да, может быть. Ищущий найдет любой способ, чтобы не быть, так как ищущий боится быть, так как это означало бы, что ищущий тогда перестал бы быть, прекратил бы свое существование.

Мне кажется, я это знаю. Однако кажется, что за эти дни я обнаружил, что не пытаюсь манипулировать переживанием.

В каком-то смысле есть только эта энергия, но то, чем мы тут занимаемся, — это разговариваем о бытии.

Но с энергетической точки зрения здесь для меня совсем иначе. По сравнению с любой другой группой, которую я когда-либо встречал, эта для меня самая энергетически сильная.

+ + +

Тони, когда вы говорите, что нет причины и следствия... например, вы написали «Открытую тайну», и люди приходят на встречи с вами, и что-то происходит. А вы говорите, что нет причины и следствия. Это потому, что не может быть никакой связи между сном и реальностью?

Но я не писал этой книги, и у нас не проходит никакой встречи, и здесь никого нет. Только кажется, что я написал книгу, и люди об этом узнали и пришли. Это видимость, и затем ум думает, что это доказывает, что есть такая вещь, как причина и следствие. Это возвращает нас к тому странному парадоксу о том, что на самом деле ничего не происходит.

Получается, что причина и следствие есть, но просто мы не можем туда пойти?

Только кажется, что есть причина и следствие — имеется в виду вся эта история.

Нам так кажется, но мы не можем туда пойти ?

Видимость причины и следствия — не больше, чем видимость этой чашки. Это кажется чашкой, и так же кажется, что есть нечто под названием «причина и следствие».

Но как только мы туда входим...

Это то, что кажется происходящим. Оно возникает в бытии, как и все остальное. Оно просто возникает в бытии и является одновременно реальным и нереальным.

Не думаю, чтобы это можно было понять.

Нет, в любом случае, это не имеет значения, так как бытие не может быть понято или познано.

Однако если бы вы демонстрировали законы причины и следствия, и вы бы просто показывали, какработает при - чина и следствие, и вы бы держали эту чашку, и вы бы ее




Не нашли, что искали? Воспользуйтесь поиском:

vikidalka.ru - 2015-2018 год. Все права принадлежат их авторам! Нарушение авторских прав | Нарушение персональных данных