Главная | Случайная
Обратная связь

ТОР 5 статей:

Методические подходы к анализу финансового состояния предприятия

Проблема периодизации русской литературы ХХ века. Краткая характеристика второй половины ХХ века

Ценовые и неценовые факторы

Характеристика шлифовальных кругов и ее маркировка

Служебные части речи. Предлог. Союз. Частицы

КАТЕГОРИИ:






Оригинальное название: Promise Me Light (Promise Me #2) by Paige Weaver, 2013 5 страница




Я застыла, не могла и на дюйм двинуться. Все, что я видела, это обнаженное тело Райдера. Его идеальное обнаженное тело. Которое занималось сексом.

— Святое дерьмо! — ругнулся Райдер, когда увидел меня в дверном проеме. В несколько секунд он слез с девушки и начал искать свои джинсы.

— Ты чертов ублюдок! Что ты делаешь с моей сестрой? — прорычал Джереми, отталкивая меня с пути.

Я в ужасе наблюдала, как Джереми ворвался в комнату, желая пролить кровь. Прижав голову к своей массивной груди, он зарычал и побежал на Райдера, напоминая мне быка, атакующего матадора.

Райдер откинул джинсы и пригнулся, едва упустив в нескольких дюймах от себя кулак парня.

Из-за пьяного состояния реакция Джереми была замедленной. Он не увидел, что случилось дальше. Последовал весомый удар Райдера, его кулак встретился к костью. Джереми, покряхтывая, тяжело приземлился на пол. Отключился. Был признан побежденным. Бой завершен.

Я все еще стояла месте и смотрела. Мой взгляд прошелся по обнаженному телу Райдера. Его грудь от тяжелого дыхания поднималась и опускалась, пока он смотрел на мужчину в отключке. Его взгляд медленно переместился на меня, и он испугался, когда понял, что я все еще стою здесь.

— Господи, Мэдди! — произнес он, поднимая откинутые ранее джинсы с пола. Перепрыгивая с одной ноги на другую, он старался натянуть штаны, не сводя с меня взгляда. — Дерьмо! Блядь! Что ты здесь делаешь?

Натан схватил меня за предплечье и попытался вытянуть из комнаты. Но я отказывалась двигаться. Я находилась в состоянии странного транса и не двигалась. Мне хотелось отвести взгляд от Райдера, но я не могла. В полутемной комнате я наблюдала, как он застегнул свои джинсы, прикрывая то, что я видела только несколько секунд. Божечки мой! Я моргнула, задаваясь вопросом, все ли правильно разглядела. Его тело было... вау. Просто вау.

Не отводя взгляд от Райдера, я попыталась вырвать руку от Натана, но его хватка была крепкой. Когда Райдер, пошатываясь, подошел ближе, мне стало плевать на руку Натана. Меня волновало только то, что я пялилась на обнаженную грудь Райдера, с четко выраженной мускулатурой.

Я шокировано наблюдала, как Райдер поднял футболку и быстро натянул ее, не отводя от меня взгляд. Он выглядел взволнованным. Напуганным.

Он выглядел так, будто ему хотелось протошниться.

Рыжеволосая девушка на кровати захихикала, ее больше невозможно было игнорировать. Она села, обнаженная, на постели, не потрудившись прикрыться. Не беспокоясь, что ее брат был в отключке, распластался на полу. Макияж тек по ее лицу, волосы были спутаны, и она покачивалась на постели. Сказать, что она была пьяна, значит преуменьшить.

— Пойдем, — сказал Натан, потягивая меня за руку.

— Перестань меня трогать! — произнесла я, срывая свое смущение и ревность на нем.

Позади меня раздался глубокий голос Райдера.

— Не трогай, блядь, ее, Натан.

Я увидела, как за несколько секунд лицо Натана побелело, а потом повернулась. Райдер стоял в дюймах от нас, пошатываясь. Несмотря на состояние опьянения, его взгляд был пристальным и злобно сверлил Натана.

— Я просто пытаюсь держать ее подальше от тебя и придурков, которых ты умудряешься позлить, — сказал Натан, отпуская мою руку и кивая головой в сторону находящегося на полу без сознания парня.

— Она — мои хлопоты, — проворчал Райдер, больше не пошатываясь на ногах. — Держись от нее подальше. Она просто ребенок.

Я ощетинилась из-за тона Райдера. Какого черта он называет меня ребенком?! И какого черта он имел в виду, когда сказал, что «я — его хлопоты»? Я — ничьи хлопоты.

— Мне девятнадцать, Райдер, — произнесла я. — И я не ребенок, и не твоя забота.

Девушка упала с постели и захихикала, когда приземлилась на кучу подушек и простыней. Она была совершенно голой и застенчивой, как шлюха в день выплаты заработной платы.

Райдер проигнорировал девицу и холодно посмотрел на меня. Я увидела, как он снова пошатнулся, и почувствовала запах алкоголя, подтверждающий, что да, он пьян, но нет, не сильно.

— Ты ребенок, Мэдди, — заявил он.

— Она не выглядит ребенком, Райдер. Не веди себя с ней так, — сказал Натан, очевидно поймав волну бесстрашия. Он с ума сошел? Разве он не видел, как Райдер отключил парня всего одним ударом?

— Почему бы тебе не вернуться к своей...вечеринке, а я позабочусь о Мэдди, пока ты не закончишь? Я даже ради тебя вытащу отсюда Джереми, — добавил Натан.

Райдер подошел ближе, размер его тела заставил Натана заткнуться.

— За кого ты меня принимаешь? Ты и правда думаешь, что я охотно оставлю Мэдди с тобой?

К настоящему моменту мы собрали небольшую толпу в коридоре. Я осмотрела все взволнованные лица, каждый ждал, что разразится драка, и надеялся, что, возможно, вечеринка оживет. Думаю, что даже слышала, как кто-то подбадривал Райдера нанести удар.

— Послушайте, вы двое... угомонитесь, — произнесла я, желая успокоить Райдера до того, как он набросится на Натана. Пьяный Райдер играл жестко.

— Заткнись, Мэдди, — резко произнес Райдер, не отводя взгляд от Натана.

Хорошо. Ну все. Он пересек черту.

— Нет, это ты послушай меня...

Когда он схватил меня за предплечье, я взвизгнула. Не потрудившись быть нежным, он протащил меня мимо Натана в заполненный людьми коридор, растолкал всех и даже не извинился за это.

Он, не отпуская, повел меня вниз по лестнице. Я попыталась вырваться больше раз, чем могла сосчитать, но ему было все равно.

Внизу лестницы мимо меня протанцевал парень, практически сбивая с ног. (Возможно, он по пьяне сходил с ума, кто его знает.) Я начала опрокидываться вперед, когда Райдер дернул меня ближе к себе и прижал к боку, уберегая.

— Осторожней, приятель! — огрызнулся Райдер, награждая парня взглядом отвали-либо-поплатишься и все еще прижимая меня к себе.

Парень, казалось, напугался до смерти, и убежал. Он только что заглянул дьяволу в глаза и выжил, чтобы рассказать о пережитом. Этот взгляд я видела много раз, когда мужчины встречались лицом к лицу с Райдером.

Как только парень ушел, Райдер снова направился по фойе, придерживая меня сбоку.

— Ты сказал, что пьян, но так не кажется, — сказала я, упираясь ногами и замедляя его, как только мы подошли ближе к двери.

— Я и был пьян, но когда увидел, как Натан трогает тебя, быстро протрезвел.

— Он не делал мне больно. Как некоторые люди, — пробормотала я, сердито смотря на него.

Он остановился и повернулся, чтобы посмотреть на меня. Его взгляд прожигал, как и рука, которая опустилась с моего предплечья до запястья, заставляя кожу под кардиганом гореть.

— Я делаю тебе больно, Мэдди?

Я прикусила внутреннюю сторону щеки.

— Ну, нет.

Его взгляд переместился на мой рот. Он знал, что я кусаю себя. Это его злило. Ну и хорошо.

Я громко выдохнула и освободила щеку. Удовлетворенный Райдер вывел меня сквозь входную дверь, теперь его пальцы обхватывали мое запястье. Его прикосновение было почти как ласка. Сильное, твердое, но как ласка.

Мои шлепки похлопывали по ногам, мы выбрались из дома. Нас встретил теплый техасский воздух, из-за влажности кожа стала липкой.

— Ты там что-нибудь пила? — спросил он, отпуская мое запястье.

— Нет, — ответила я, торопясь за ним.

— Хорошо. Правило номер один в колледже — не пей и точно не пей то, что протягивает тебе парень. Напиток может быть отравлен.

— Ха! — фыркнула я. Кто называет котелок черным? — Но разве не в этом смысл колледжа? Выпивка и вечеринки? Секс со всеми подряд? — Последнюю часть я добавила, чтобы подначить его.

Он сжал губы. Я увидела, как его челюсть напряглась под короткой щетиной.

— Не для тебя, лучше бы было не так.

— Ты кто такой? Мой...

Он внезапно обернулся лицом ко мне. Луна светила ярко, освещая ночь, как огромный фонарь в небе. Из-за чего разглядеть его было легко.

Он раздраженно скрестил руки на груди.

— Какого черта ты туда поперлась, Мэдди?

— Мгм, потому что ты не отвечал на мои сообщения. Я отправила их около миллиона, — объяснила я. Приподняла бровь, бросая ему вызов поспорить со мной. Когда это не произошло, ушла, оставив его стоять в одиночестве. Мягкая, идеально подстриженная трава не издавала ни звука, пока я шла по двору к грузовику.

— Я видел сообщения, — сказал он, догнав меня. — Не миллион, но близко к этому.

Я остановилась у грузовика и глубоко выдохнула. Мне не стоило на него злиться. Он и правда ничего не сделал плохого, кроме как вытащил меня посреди ночи, чтобы я забрала его пьяную задницу. Что еще он сделал — не мое дело, лишь бы не пил и не ездил пьяным за рулем.

Я повернулась и удивилась, когда увидела, что он стоял близко позади меня. Очень близко. Середина его груди была на уровне моих глаз. Мой взгляд двинулся по его футболке, замечая, как идеально она на нем сидела. Яркая картинка того, что было под ней, появилась у меня в голове. Затем я вспомнила рыжеволосую.

Глубоко вдохнув, я посмотрела на него.

— Извини, что прервала твою...ночь... но я волновалась. Думала, что, может быть, ты уехал, не дожидаясь меня, и...

Он начал качать головой до того, как я даже закончила говорить.

— Я бы никогда так с тобой не поступил, — прошептал он, будто рассказывая мне секрет.

Я неопределенно пожала плечами и открыла дверцу грузовика. Откуда бы мне знать, что он сделал бы или не сделал бы? Когда дело касалось девиц, Райдер мог продать свою душу за секс. Случалось многое.

Свет внутри грузовика едва освещал салон, делая акцент на трещинах и дырах кожаного сиденья. Я начала забираться внутрь, но остановилась, заметив, что Райдер не двигался. Он все еще стоял на том месте, выглядя немного потерянным. Немного взволнованным.

— То, что ты видела сегодня... — начал он хрипло.

Я пожала плечами.

— Это не мое дело, Райдер.

— Она ничего для меня не значит, Мэдди.

— Выглядит так, будто она что-то значит, — ответила я. Почему он объяснялся? Он никогда не оправдывался за то, что сделал или сказал. Был уверен в себе. Именно это я, среди всего остального, уважала и обожала в нем.

— Я не жду от тебя ответа, — добавила я.

— Нет, я должен. — Его голос стал тише, более притягательным. — Не потому, что я должен, а потому что хочу.

Мы смотрели друг на друга несколько секунд. На нас давил зной. Музыка из дома окружала нас, наполняла воздух музыкой техно. Я потерялась во взгляде Райдера. В нем скрывалось столько эмоций, что я не знала, где начать их различать. Сожаление. Смущение. Злость. Расстройство. Слишком много эмоций.

Он сделал шаг ближе, его взгляд пробежался по мне и остановился на моих шортах. Эмоции испарились, будто никогда и не существовали. Выражение его лица стало жестким.

— Черт, Мэдди, могла бы и надеть какую-нибудь одежду, прежде чем приехать за мной?

Мое лицо покраснело и я одернула топик с эмблемой университета Техаса. Шорты для бега, которые были надеты на мне, внезапно перестали быть такими удобными, как несколько часов назад.

— Середина ночи, Райдер. Мне было все равно, во что я одета, когда торопилась спасти тебя.

Он осмотрел меня с головы до ног, в этот раз быстрее. Наконец, он отвел взгляд.

— Дерьмо, — пробормотал он, проводя рукой по волосам.

Раздраженно посмотрел на меня и обогнул грузовик к пассажирской двери. Открыл ее и забрался внутрь.

Я понятия не имела, в чем его проблема, но и не собиралась выяснять. Он пил, а я прервала его частную секс-вечеринку. Очевидно, прямо сейчас он не был мне так рад.

Я забралась на пассажирское сиденье и засунула ключи в зажигание. Грузовик завелся, рыча больше как новенький мустанг, чем как старый пикап Шевроле. Задом выехала со двора, стараясь не врезаться в порше, припаркованный сзади. Да, я определенно не подхожу этой вечеринке.

— Тебя утром нужно отвезти, чтобы забрать Бронко? — спросила я, вглядываясь в темную дорогу.

— Неа, Гэвина попрошу. Он в городе.

Пару миль мы молчали. Тишина была неловкой и необычной. Обычно мы обо всем говорили, но сегодня все... ухудшилось.

Я взглянула на него, его профиль осветился под фонарем. На его глаза падали пряди светлых волос, из-за чего он одновременно выглядел сексуальным и непокорным. Его челюсть была сурово сжата, и я сделала заключение, что он был зол. Одна его рука лежала на сидении, и он казался напряженным, готовым выпрыгнуть из грузовика, если я сделаю внезапное движение.

— Так вот какой дома Натана? — спросила я, заполняя неловкую тишину.

Он вытянул длинные ноги и провел рукой по бедру, прежде чем ответить.

— Ага, — сказал он, все еще смотря наружу.

— Не знала, что вы двое друзья.

Он посмотрел на меня с настороженностью в глазах.

— А тебе-то что? У тебя же к нему ничего нет, не так ли?

Я пожала плечами и глянула в зеркало заднего вида, избегая его взгляд.

— Все девочки в старшей школе думали, что он привлекателен. Вот и все.

Райдер вышел из себя.

— Вот и все? Правда?

— Ага, — скопировала я его, быстро кинула на него взгляд, а затем снова уставилась на дорогу.

Он изучал меня, нахмурившись. Я поняла, что он раскусил мое лукавство. Он всегда мог это сделать.

— Держись подальше от Натана, — предупредил Райдер.

— Почему? Я думала, он твой друг.

Он посмотрел на мои обнаженные бедра, выглядывающие из-под шортов.

— Да, но это не значит, что ты должна крутиться вокруг него. Он — неприятности.

— Судя по твоим словам, каждый парень, которые со мной заговаривает, — неприятность, — произнесла я раздраженно. — Ты угрожал Кэшу избить его до полусмерти, когда он пригласил меня на выпускной, и напугал того парня так, что он отказался от нашего свидания на прошлой неделе. Я просто не понимаю. Почему ты продолжаешь это делать?

Когда он ничего не ответил, я глянула на него. Он продолжал смотреть в окно, отказываясь отвечать мне.

— Это очень раздражает, — добавила я, еще больше раздражаясь из-за его молчания. — Я взрослая женщина, Райдер. Я сама могу подыскать для себя пару, спасибо большое.

— Ты просто не знаешь, какими могут быть парни, Мэдди. А я знаю. Я знаю, как они говорят. Что думают. Чего хотят. А с такими, которые выглядят как ты, они хотят только одного.

Я не была уверена, сделал ли он мне комплимент или нет. То, как это произнес, больше было похоже на смертный приговор, смертоносную болезнь, чем на приятное замечание.

Наконец мне пришлось спросить.

— Как именно я выгляжу, Райдер?

Я почувствовала, как он смотрит на меня в темноте салона грузовика, пронзает меня своим взглядом. Я прочистила горло и посмотрела на него, подготовившись к чему-то, что больше было бы похоже на саркастическое замечание. Его взгляд бурил меня, заглядывая глубоко внутрь. В мою душу. В то место, частью которого он был так долго, насколько я могла вспомнить.

— Как я выгляжу? — спросила я снова.

— Ты словно ангел, умоляющий, чтобы с него сорвали её нимб.

Я почувствовала, как ускорилось мое сердцебиение, в то время, как я вглядывалась в лобовое стекло. Крепко сжала руль, костяшки побелели, над нами нависло напряжение занимая в грузовике все свободное место, как невидимая сущность, которая не хочет уйти.

Украдкой глянула на него и поерзала на сидении. Его внимание снова было сконцентрировано на виде за окном, он был потерян в своих собственных мыслях. Его слова эхом раздавались в моей голове, воспроизводясь, как старая запись. Я знала, что должна задать еще один вопрос.

— И что это значит для тебя, Райдер?

Он хмыкнул, но не посмотрел на меня, когда ответил.

— Я тьма, Мэдди. Держись подальше от таких мужчин, как я. Только пострадаешь.

 

***

 

Он был прав. Я пострадала. Когда он не вернулся, мне было больно. Я жила, не ощущая ничего, кроме душевной боли, которая угрожала изувечить меня. Мне хотелось кричать на небеса за то, что забрали у меня отца моего ребенка. За то, что украли единственного мужчину, которого я когда-либо любила. Но мне также хотелось и поблагодарить. Во мне росла крохотная новая жизнь. Та, которую следует воспитывать и любить. Та, за которую я была благодарна Райдеру. Но с тем, как в мире становилось холодно, а с деревьев начинали падать коричневые листья, я все еще ощущала себя одинокой. Неполной. Я просила Бога. Молилась и плакала. Но Райдер все равно не вернулся.

И вот я сижу и жду новостей. Надеюсь найти Райдера. Эта попытка найти его была последней до того, как установится плохая погода. Последняя попытка. Ох, Господи! Я не могу это сделать. Я не могу сдаться! Я закрыла глаза, сильно сжимая веки. Боль не уменьшалась. А уменьшится ли когда-нибудь?

— Где он, черт возьми?

Я подпрыгнула от звука голоса Гэвина, глаза распахнулись. Он выхаживал у костра, игнорируя дым, следующий в его сторону.

— Где он в этой забытой богом стране? — снова пробормотал он.

Я уставилась вдаль, ничего не видя. Было поздно, несколько часов назад настала ночь. Дождь и изморозь прекратились, поэтому мы смогли развести небольшой костер, чтобы согреться. Плотные облака скрывали луну и звезды, подул холодный ветерок, но даже если бы и солнце светило, то мне было бы все равно.

Два часа назад Кэш уехал в город, снабдившись оружием, патронами и надеждой. Гэвин отказался оставить меня одну или подвести ближе к городу, абсолютно уверенный в том, что моя беременность все изменила. Я не согласилась, но не было смысла с ним спорить.

Поэтому Кэш уехал один и сказал, что сможет подобраться ближе к городу без толпы людей у него на хвосте. Я знала, что он малозаметен и был прежде в тюремном лагере, но все равно беспокоилась. Могло случиться все, что угодно. Его могли поймать или, хуже всего, подстрелить. Он также мог не вернуться к нам, мы потеряли бы еще одного члена группы. У меня забрали бы еще одну жизнь.

Я посильнее обернулась в одеяло, когда холод проник до костей. Согреюсь ли я когда-нибудь снова? Моя грусть приводила меня в уныние больше, чем холод.

— Он должен был уже вернуться, — пробормотал тихонько Гэвин, больше разговаривая с собой, чем со мной.

Я заправила волосы за ухо и смиренно выдохнула. Может Гэвин и производил впечатление несговорчивого, но настолько же нервничал по поводу этой поездки, насколько и я. Если в этот раз не найдем Райдера... ну, мне не хотелось об этом думать.

— Мы все еще можем устроить еще одну вылазку в город, если в этот раз его не найдем, — аргументировала я, надеясь, что он согласится со мной и успокоит меня.

Он продолжил ходить, но покачал головой.

— Нет, в том-то и дело. — Он махнул рукой в воздухе, отсекая мое предложение. — Зима для всех будет сложной. Мне не хочется покидать ранчо на долгое время. Люди начнут голодать, если уже не начали. Станут более отчаянно искать пропитание. Перед улучшением станет намного хуже. Мы не можем кататься в город, надеясь его найти. Стоит быть реалистами.

Я почувствовала накопившиеся под веками слезы. Уставившись на огонь, прижала руку к своему животу. Перед глазами промелькнули следующие несколько месяцев, беременность без Райдера. Новая жизнь без него. Как я могла это сделать?

— Я скучаю по нему, Гэвин, — прошептала я. — Не уверена, как жить дальше. Что, если он никогда не вернется?

Я не могла заставить себя думать о Райдере, как об умершем. Я даже не могла произнести эти слова.

Гэвин перестал бродить, напряжение в его лице исчезло. Вздохнув, он сел рядом со мной. Бревно подо мной прогнулось от его веса, из-за чего я склонилась к нему. Тепло, исходящее от него, было заманчивым, но я отодвинулась, чтобы дать ему больше места.

— Райдер будет бороться изо всех сил, чтобы вернуться, — сказал он. — Поверь мне. Этот парень упрям, как бык.

— Вот чего я и боюсь, он слишком упрям. Он никогда не знает, когда прекратить. Если он попытается выбраться, то у него это может не получиться, — сказала я.

— Он силен и умен. Он сделает то, что нужно, чтобы выжить. — Он на секунду замолчал и уставился на огонь. — Хочу, чтобы ты знала, что не одна. Я здесь, и мне больно так же, как и тебе. Мы пройдем через это вместе. У твоего ребенка будет семья.

Может у моего ребенка и будет семья, но мне не хотелось думать от том, что она или он будет расти без отца. Из своего опыта знала, что жить только с одним родителем трудно. Я прожила так большую часть своей жизни. И мне не хотелось такого для моего ребенка.

Мы с Гэвином больше не говорили. Что еще здесь сказать? Гэвин беспокоился о своем брате. Я беспокоилась о человеке, который знал меня лучше других.

Я закрыла глаза, вслушиваясь в потрескивание огня. Мысленно представляла, что Райдер наблюдал за мной. Почувствовала его руки на своих бедрах, притягивающие меня ближе. По щеке скатилась одинокая слеза, за ней последовала еще одна.

Мне хотелось, чтобы он был дома.


 

Глава 6

Должно быть, я уснула, потому что когда проснулась, костер почти погас, а солнце поднималось из-за горизонта.

Где-то вблизи я слышала ржание лошади. Мы с Гэвином подскочили, разыскивая источник звука. Гэвин схватил лежащее рядом ружье, готовый в том случае, если это была угроза, а не тот, кого мы надеялись увидеть.

Я стояла тихо, ожидая, когда появится человек. Конечности тряслись. Сердце билось слишком быстро. Я и беспокоилась, и надеялась. Этого момента я ждала. Того момента, когда я, возможно, увижу Райдера.

В наш самодельный лагерь вошел Кэш, таща за собой вожжи своей лошади.

Он был один.

Я на фоне боли, ранящей мое сердце и разрывающей его на кусочки, крепко сжала глаза. Он не нашел Райдера.

Мы с тревогой ждали, когда Кэш привяжет вожжи к ближайшему дереву. Я заметила изнеможение в выражении его лица и почувствовала его отчаяние. Когда его взгляд встретился с моим, я увидела в нем сожаление.

Нет! Пожалуйста, нет!

— Кэш? — спросил его Гэвин, голос его дрогнул.

В уменьшающемся пламени костра я заметила, как Кэш тяжело сглотнул.

— Извини, Гэвин.

Сквозь заполненные слезами глаза я увидела, как Кэш проследовал к костру и внимательно уставился на исчезающее пламя.

Мои руки беспомощно свисали по бокам. Мышцы в ногах стали желеобразными. Отказываясь предаться горю, я обхватила себя руками за живот и ждала, когда Кэш хоть что-нибудь скажет. Я боялась спросить, но мне нужно было знать. Просто не смогла сложить воедино слова.

Внезапно он вышел из себя. Начал кричать, пугая меня до дрожи.

— Сукин сын! Чертовы ублюдки! — Он пнул грязь в костер своими тяжелыми ботинками. — Мерзкие мудаки!

Я в шоке наблюдала за ним, напуганная его выплеском эмоций. Кэш был самым сдержанным в группе. Видеть его таким обескураживало. Лишало мужества.

Он сорвал с головы свою ковбойскую шляпу и раздраженно отшвырнул ее. Засунул глубоко в карманы руки и пристально посмотрел на меня сквозь огонь, все еще в ярости. Сделав два шага, он оказался в нескольких дюймах напротив меня. Я внимательно посмотрела в его глаза и увидела в них такую сильную ненависть, что мне пришлось отступить на шаг назад.

— Извини, Мэдди. Ты не заслуживаешь этого дерьма. Он должен был быть здесь, с тобой и твоим ребенком. А не где-то в земле или какой-то адской тюрьме, — произнес он, выплевывая каждое слово.

— Отойди, Кэш, — сказал Гэвин. — Успокойся и заткнись.

— Черт, нет! Я не заткнусь! Это все так дерьмово! Я от этого устал! — Он вскинул руки, признавая себя побежденным, и пошел прочь. Затем резко остановился и обернулся. — Что же это за жизнь такая? Мы едва выживаем! Сейчас зима, а мы в чертовом волоске от смерти!

Я подошла к нему, проигнорировав обгоревшие поленья всего в дюймах от моих ног.

— Ты что-нибудь видел? Тебе попалась какая-нибудь зацепка того, что он там?

Кэш пристально посмотрел на меня, его злость стала пропадать. Я увидела, как осело его тело, будто он сдавался.

— Он мертв, Мэдди. Как бы мне хотелось не говорить тебе этого, но он мертв, — произнес он шепотом, таким же громким, как выстрелившее ружье.

Нет.

Я почувствовала, как перевернулось все в животе и что-то сжалось в груди.

— Что? — проскрипел Гэвин.

Кэш, не ответив, поднял маленькое полено и швырнул его в костер, который затрещал, подбрасывая вверх искры.

Я сделал шаг к Кэшу. На таком расстоянии у него не было выбора, кроме как смотреть мне в глаза при ответе на мои вопросы.

— Он правда мертв? — Мне не хотелось произносить эти слова, но пришлось.

Когда взгляд Кэша встретился с моим, я увидела свой ответ.

— Да.

Я устояла против порыва положить руку на свой живот, защищая ребенка от безобразия этого мира. Я отказывалась отдаться порыву упасть на землю и никогда не подниматься.

— Откуда ты знаешь? — спросила я, еле выговаривая слова.

— Я смог добраться до края города. Все плохо. Очень плохо, — сказал он, проводя рукой по лицу. — Я...я не знаю, как там кто-то может выжить. — Он покачал головой, выглядя мрачно. — Я никаким образом не пробрался бы внутрь, поэтому решил вернуться. Когда я уходил, встретил парня, который сбежал и едва остался жив. Я показал ему фотографию Райдера, которую ты мне дала. Мужчина сказал, что знал его. Он сказал, что Райдера очень сильно ранили. Он сказал, они утащили его тело, чтобы похоронить.

Его следующие слова почти убили меня.

— Он мертв.


 

Глава 7

 

Горе было моим постоянным товарищем. Я не знала ничего, кроме скорби.

Прошли четыре недели. Я выжила. Я жила. Но я была наполовину женщиной.

Установились суровые температуры, обхватывая нас своими холодными, ледяными пальцами. Дни были унылыми, а ночи холодными. Каждый вечер мы рассаживались у огня, укутывались в слои одежды и внимательно слушали радио. Мы забывали, как дышать, в ожидании новостей о войне. Надеялись на минутку мира в страхе, окружающем нас.

Но мир не наступал.

Враг разрастался и вторгался в пограничные штаты, продвигался внутрь. Американцы сражались, и молодые, и старые, теряли свои жизни в попытках отвоевать свободу. Сколько погибло, мы не знали. Да я и не уверена, что хоть кто-то знал.

Мы были слабыми. Как мы могли бороться без власти? Без информации? Электромагнитный импульс, который несколько месяцев назад накрыл США, нанес вред стране и оставил нас на милость мятежникам. Мы вернулись в древние времена, когда мужчины работали руками, защищали семью и боролись за свободу. Ничего больше не было так просто. Смерть стала более привычной, чем жизнь. Недоедание распространялось наряду с голодом и болезнями. Наша страна разрушалась.

На ранчо мы были в безопасности от борьбы. Мы все набились в дом Дженис и Роджера, сберегая тепло, делясь пропитанием и защищая себя от посторонних. Для нас проживание вместе означало выживание. Мы рано поняли, что один в поле не воин. Мы стали хорошо отлаженным механизмом, каждый из нас знал свою роль в выживании. Мы теснились, но были в безопасности. Вот все, что имело значение.

Продовольствия было мало, но его у нас не отобрали, чтобы разделить между множеством бездомных и голодающих Америки, как происходило повсюду. У нас не было комендантского часа, и мы ни за кого не отвечали, кроме себя самих. Ранчо было идеальным местом, чтобы скрыться. Мы держались в уединении от ужаса, происходившего в стране, спрятаны подальше от войны. Ну, почти.

Для меня дни были длинными, а ночи еще длиннее. В течение дня я работала, заставляя себя двигаться по ранчо, куда могла добраться. Ночью, я крутилась и вертелась. Райдер преследовал меня днем и во снах ночью.

 

— Я люблю тебя, Мэдди.

Я посмотрела в глаза Райдера и увидела в них все, что хотела видеть, и в чем нуждалась. Положив руку на заднюю часть его шеи, я притянула его к себе, умирая от желания почувствовать его рот на своем.

— Я тоже тебя люблю, — прошептала я, касаясь его губ своими. — Никогда не покидай меня снова.

Его рот завладел моим, настойчиво и требовательно. Обхватив меня за бедра, он притянул меня ближе. Я застонала, когда одна из его рук пробралась под мою кофту в поисках груди.

— Я никогда не покидал тебя, Мэдди. Я всегда был здесь, с тобой, — сказал он, его губы покинули мой рот, чтобы двинуться к уху.

Он поцеловал чувствительное местечко под мочкой уха, оставляя после себя тепло. Я втянула воздух, когда его пальцы коснулись нижней части моей груди.

vikidalka.ru - 2015-2018 год. Все права принадлежат их авторам! Нарушение авторских прав | Нарушение персональных данных