Главная | Случайная
Обратная связь

ТОР 5 статей:

Методические подходы к анализу финансового состояния предприятия

Проблема периодизации русской литературы ХХ века. Краткая характеристика второй половины ХХ века

Ценовые и неценовые факторы

Характеристика шлифовальных кругов и ее маркировка

Служебные части речи. Предлог. Союз. Частицы

КАТЕГОРИИ:






Оригинальное название: Promise Me Light (Promise Me #2) by Paige Weaver, 2013 9 страница




Я мило улыбнулась ему фальшивой улыбкой.

— Я в порядке, Райдер. Просто наслаждаюсь творчеством этого парня.

Улыбка Райдера стала шире, он знал, что я врала. Я спорила с ним насчет того, чтобы не идти сюда, но он настаивал, утверждая, что хочет моего присутствия. Я знала, что это чушь собачья, но сдалась, как и всегда.

Час назад он стоял на моем пороге, грустный и злой. Хотел что-нибудь ударить. Нуждался в разговоре. Он снова поссорился с родителями, в этот раз из-за того, что сломал руку во время драки в баре. Я слушала, как он ругался и матерился, ненавидя то, что Гэвин — идеальный сын. Ненавидел себя за то, что не был таким, каким хотели его видеть родители. Когда он наконец успокоился, то умолял меня залезть в его грузовик и прокатиться с ним. Он хотел сделать татуировку — еще один способ противостоять.

— Вы двое пара или кто? — спросил татуировщик, кивая головой в мою сторону, но все еще работая.

— Или кто, — произнес громко Райдер, слегка улыбнувшись.

— Очень плохо, чувак. Она миленькая, — сказал мужчина.

— Да, но она — злючка, — сказал Райдер, глядя на меня.

— Злючки самые лучшие. Не дают расслабиться. Никакой скуки. Лучше хватай ее, пока кто другой этого не сделал, — произнес мужчина, промокнул салфеткой кожу Райдера и снова опустил иголку.

— Буду иметь в виду, — сказал Райдер хрипло, его глаза медленно рассматривали мое тело.

Я прикусила себя за щеку, осматривая комнату. Мы были все еще окружены людьми, большинство которых были покрыты татуировками. Но казалось, что были только Райдер и я. Странно. Я думала, такое случается только в книгах.

Мастер тату начал напевать, погрузившись в свои мысли, которые, очевидно, включали в себя музыку, которая и наполовину не звучала плохо. Я попыталась выяснить, что это за песня, когда мое внимание привлек Райдер, который подозвал меня кивком головы.

— Иди сюда, — сказал он, игнорируя иголку, оставлявшую след на его руке.

Комната была настолько забита людьми и оборудованием, что мне пришлось протискиваться вокруг стула, на котором он сидел. Мои обнаженные ноги коснулись его колен, облаченных в джинсы. Внутри меня образовалось новое и необычное чувство. В комнате внезапно стало жарко. И почему я потела?

Облизнув свои сухие губы, я встала возле Райдера. Он наблюдал за мной, его взгляд на секунду упал на мои губы.

— Больно? — спросила я, показывая на его руку.

— Немного, — признался Райдер, смотря на иголку на коже.

Я секунду понаблюдала за татуировщиком, все еще шокированная тем, что Райдер делал это. Его первая тату, и я была здесь с ним.

— Спасибо, что пришла со мной, — сказал он достаточно тихо, чтобы только я смогла его услышать. — И спасибо, что выслушала мое скуление.

— Для этого и существуют друзья, — ответила я, пожимая плечами. Я снова посмотрела на тату на его руке. На его коже она была красной. Выглядело больно.

Он секунду молчал, просто наблюдал, как я загляделась на чернила, которые будут там вечность.

— Тебе нравится тату? — спросил он, глядя на руку.

Его бицепс обхватывал замысловатый рисунок, который будто брал во власть его тело.

— Она идеальная, — сказала я, имея это в виду. Из-за тату Райдер не выглядел опасным, — он таким и был сам по себе — но смотрелась она очень круто.

— Хорошо. Имеет значение лишь то, нравится ли она тебе, — сказал он, уголки его рта приподнялись. — Больше ничего не имеет значения.

— Черт, чувак, девушки сойдут из-за нее с ума, — сказал мужчина. — Девчонкам нравятся чернила, чувак.

— Мне все равно, — сказал Райдер, его взгляд приклеился ко мне. — Мэдди нравятся тату. Может, я сделаю еще сотню.

 

***

 

Я проснулась, услышав яростные крики. Мои веки казались отяжелевшими, пока я пыталась сосредоточиться на фигуре, которая металась по кровати передо мной.

Мне снова снился сон, но в этот раз Райдер кричал, а не смотрел на меня с желанием.

Голоса заставили мои глаза открыться, нужда поспать отпала.

И тогда я обнаружила, что к кровати подбежали Гэвин и Дженис, один из них нес фонарь. А второй — ружье. Оба выглядели невыспавшимися.

Что происходило? Замешательство заставило меня попытаться избавиться от пелены сна в голове.

Комнату без предупреждения взорвал наполненный болью рев. Я подпрыгнула, но не прежде, чем мое внимание привлекло движение на кровати. Райдер метался из стороны в сторону, его движения были резкими, подушка оказалась на полу.

Дженис с Гэвином добежали до края кровати, и как раз с губ Райдера сорвалось мое имя. Все мысли о сне исчезли. Скинув с ног одеяло, я вскочила со стула и оттолкнула Дженис, чтобы подобраться к Райдеру.

— Черт возьми, Мэдди, отойди! — прокричал Гэвин, хватая Райдера за руки и пытаясь удержать его удары.

Не боясь взлетающих в воздух рук Райдера, я положила руку на его лоб, игнорируя Гэвина.

— Дженис, у него жар, — сказала я, ощущая, будто дотрагивалась до угольков.

— Его лихорадит сильнее, — сказала Дженис, откидывая с Райдера рубашку, чтобы осмотреть повязку вокруг его живота. — Мэдди, возьми фонарь и поднеси его ближе.

Гэвин изо всех своих сил пытался усмирить Райдера, пока я держала фонарь. Дженис сорвала окровавленную повязку, из-за чего Райдер простонал. Из небольшой раны на боку сочился желтый гной.

— Она инфицирована, и он сорвал шов, — произнесла тихо Дженис.

— Думаешь развивается сепсис? — спросил Гэвин, пытаясь удержать Райдера, в то время как тот продолжал крутиться и дергаться.

— Господи, я надеюсь, что нет. Если да, то антибиотики, которые у меня есть, не помогут, — пробормотала Дженис, проверяя бок Райдера.

Он вскрикнул, пытаясь откинуть ее руки.

Я снова прижала свою холодную ладонь к его лбу. Он замолк, моя рука охлаждала его горячую кожу.

— Есть только одно место с сильными дозами антибиотика, если развивается сепсис, — предупредила Дженис.

— Больница, — произнес решительно Гэвин.

— Да, больница, которую опустошили повстанцы несколько дней назад, если сообщения правдивы. — Тыльной стороной руки Дженис откинула с лица седые волосы. Круги под ее глазами в свете фонаря казались темными, выглядела она более изможденной.

— Мы не можем отправиться в больницу, — сказал Гэвин. — Это слишком опасно.

— Я знаю. — Дженис безрадостно посмотрела на меня.

В моей груди образовался узел, взгляд на ее лице напугал меня.

— Я наложу ему швы, — произнесла она мрачно. — Пойду попрошу Роджера нагреть воду. Подержим полчаса на его ране теплый компресс, перерыв на час. Если не поможет...

Я кивнула, слезы жгли глаза. Эти слова не стоило произносить вслух. Райдер может не пережить этого. Инфекция могла гулять по его телу, как огромная волна, уничтожая все на своем пути. Забирая его от меня.

Единственный мужчина, который всегда спасал меня, мог не спастись.

 


Глава 14

 

— Как он?

Я посмотрела на Еву, как только вошла на кухню. Она сидела за столом, держа в руках дымящуюся чашку с чем-то горячим. Она закуталась в огромное пальто, которое, возможно, принадлежало Роджеру.

Нас было семеро, а пальто не хватало. Поэтому мы делали то, что должны были делать — делились всем. Либо так, либо замерзнем до смерти. Наши варианты были очень ограничены, но мы мужественно переносили трудности с тем, что у нас было.

Мойка и сушка Дженис теперь стояли в амбаре, выпотрошенные Броди в поисках проводов и шлангов. Он был нашим штатным инженером, способным соорудить все своими руками. В ванной, благодаря его конструкции накапливания дождевой воды и отведения ее по трубам, была холодная вода. Наше переносное радио все еще работало благодаря ему, и он также пытался перенастроить одно из транспортных средств, чтобы оно ехало без горючего. Думаю, те годы занятий по инженерии, имели свой результат.

— Алло? Земля вызывает Мэдди? Ты ответишь на мой вопрос или будешь меня игнорировать? — спросила снова Ева, приподнимая одну светлую бровь.

Проходя мимо нее, я балансировала миской с грязной водой в руках, стараясь не пролить воду через край. Я только что закончила промывать раны Райдера, надеясь предотвратить распространение инфекции по его телу. На данный момент пока не получилось.

— Думаю, ему лучше. Температура не так уж высока, но рана все еще выглядит инфицированной, — сказала я, обнаружив, что было невозможно не сломаться. Последние несколько дней я умудрялась оставаться сильной, воздвигая плотную стену, хотя хотелось только плакать.

Ева преподнесла чашку к губам, но замерла прежде, чем выпить.

— Не беспокойся, Мэдди, он справится. Слишком уж он упрямый сукин сын, чтобы не справиться.

Я знала, что она права. Райдер был слишком упрямым, чтобы так легко сдаться, но я боялась, что в этот раз инфекция и его раны были достойными соперниками.

Я сдержала боль, которая поднялась во мне.

— Где все? — пробормотала я.

Ева пожала плечами, ее тонкие плечи едва двигались под огромным пальто.

— Рассредоточились по округе. Гэвин с Броди собирались проехаться по дороге и все проверить. Кэш, как обычно, ушел в самоволку. Дженис с Роджером пытаются поймать на ужин немного рыбы.

Я вцепилась в миску одной рукой, пока тянулась к дверной ручке.

— Пойду вылью эту воду, а затем вернусь, — сказала я, выходя наружу. На меня подул свежий ветерок, запутывая мои волосы и бросая их в мое лицо.

Я была на полпути через двор, когда волосы на моей шее встали. Я замедлилась, прислушиваясь к тому, как все внутри предупреждало о том, что что-то не так. Может это просто возвращался Кэш, тихо подкрадываясь ко мне. Я повернула голову и мельком увидела, что кто-то следовал за мной.

Это был не Кэш. Это был незнакомец.

— Эй! Послушайте! — позвал он.

Мое сердце начало биться чаще, пульс бесконтрольно мчался. Стараясь не делать резких движений, я ускорила шаг, не обращая внимания, что вода выливалась за края миски, которую я несла. Мои инстинкты кричали мне бежать. Убирайся! Прочь отсюда, СЕЙЧАС ЖЕ!

Я швырнула миску на землю и ускорилась, мой взгляд приклеился к амбару. Если я смогу оказаться внутри, то вооружусь каким-нибудь оружием — лопатой, молотком. Все было лучше моих пустых рук.

Мое сердце колотилось в ушах, из-за чего было сложно слышать, воздух вырывался из моих легких. Я была на полпути через двор, когда голос мужчины остановил меня.

— Эй! Остановись на минуту, ладно? — крикнул мужчина.

— Что вам надо? — прокричала я через плечо, практически на бегу.

— Еда. Вода. С кем можно поговорить, — ответил он, его ботинки тяжело ступали на землю, пока он следовал за мной.

Мои шаги замедлились. Все, что мне нужно было сделать — дать ему несколько банок еды и пару бутылок с водой, и он уйдет? Казалось очень просто. Но, возможно, он не был угрозой. Может он просто был человеком, отчаянно желавшим поесть. Я повернулась, осознавая, что выбора у меня особо нет.

Мужчина, стоящий в нескольких футах от меня, был средним по комплекции и не поддающимся описанию. Я понятия не имела, был ли он одним из мятежников — не кавказец и не азиат. Не русский и не афганец. Не молодой и не старый. Он был незапоминающимся. Ни чем не примечательным.

Его внешность была необычной. Он выглядел здоровым. Чистым. Что-то не вязалось — большинство людей голодали. Как он умудрялся иметь чистую одежду, когда у большинства людей даже не было чистой воды, не говоря уже о том, чтобы иметь возможность стирать?

Я отступила от него и подняла подбородок, показывая свою неготовность бояться.

— Я могу принести вам немного воды и еды, — сказала я, оглядываясь на дом и надеясь увидеть помощь.

Он последовал за моим взглядом. Не увидев ничего необычного в доме, его взгляд двинулся по окрестности, оценивая все вокруг. Наконец он снова посмотрел на меня и улыбнулся. Его белые зубы казались слишком идеальными, сверкали на солнце.

— Хорошо, — произнес он доверительно. — Я подожду вас здесь. Не волнуйтесь.

Меня заполнило тревожное чувство, пока я обходила мужчину. Наблюдая за ним уголком глаза, я сдержала порыв положить руку на живот.

Он был выше меня, но не такой же высокий как Райдер. Его каштановые волосы были подстрижены коротко, слишком идеально для мира, живущего без электробритв. И его челюсть была гладкой, ни единой щетинки. Он засунул руки в карманы куртки — еще один жест расслабленности. Я не верила всему этому.

Когда я прошла мимо него, на крыльцо вышла Ева. Ее взгляд моментально сосредоточился на незнакомце. Когда она посмотрела на меня, я увидела страх в ее глазах. Я покачала головой — это движение было небольшим, чтобы она распознала предупреждение.

Иди внутрь, Ева! Мне хотелось кричать на нее.

— Мэдди? — выкрикнула она вопросительно, с опаской наблюдая за незнакомцем.

Прежде чем я смогла ответить, из нее вырвался леденящий кровь крик.

Чувствуя себя так, будто двигалась в замедленном действии, я обернулась. Напротив меня стоял мужчина, в этот раз целясь пистолетом прямо мне в сердце.

Я застыла, единственной мыслью было спасти ребенка. Я обернула руки вокруг живота, стараясь не пялиться на девять миллиметров в нескольких дюймах от меня.

— Где он? — спросил незнакомец, его фальшивая улыбка исчезла.

— Кто? — спросила я трясущимся голосом, делая шаг назад.

— Мужчина. Высокий, — ответил он, крепко держа пистолет. — С несколькими пулевыми ранениями.

Райдер.

Я сглотнула и практически потеряла равновесие, когда наступила на камень позади себя.

— Я...Я не знаю, о ком выговорите, — пробормотала я, собравшись с силами.

— Ох, я думаю, ты знаешь. Я следовал за ним до этого места. — Он приподнял бровь, и из-за опущенных уголков его рта выражение его лица стало неодобрительным. — Это достаточно легко сделать благодаря тропинке из крови, что он оставил после себя.

Мое лицо побледнело от мысли, что Райдер оставлял тропинку из крови. Мы несколько дней подряд беспокоились, что кто-то следовал за ним. Думаю, мы были правы.

Мужчина сделал шаг вперед, его темные глаза стали почти черными, пока бурили дыру в моих.

— Я потерял его след в поле недалеко отсюда. Но потом нашел ваш дом и подумал, может он здесь. Поэтому я спрятался и осмотрелся, ожидая того, кого хотел, но он не появился. Когда сегодня ваши мужчины уехали, — он пожал плечами, — я решил, что сегодня именно тот день, когда я найду человека, которого искал. Где он?

— Я не знаю, о ком вы говорите, — повторила я, продолжая двигаться назад. Если бы я могла просто добраться до дома, то была бы в безопасности.

Я могла слышать, как позади меня Ева побежала вниз по ступеням крыльца, крича мужчине не трогать меня.

Тогда я поняла, что настало время броситься наутек.

Как маленькое животное, отчаянно желавшее избежать неминуемой смерти, я дернулась прочь. Прежде чем смогла убежать очень далеко, мужчина протянул руку и схватил меня. Я пронзительно закричала. Его пальцы впились в мою кожу через слой куртки. Я боролась с ним, пытаясь вырвать руку. Устав от битвы, он сильно тряхнул меня, из-за чего мои волосы упали на лицо и ослепили меня.

Крутанув пистолет, он поднял его над моей головой. Дуло теперь находилось в его кулаке, стало страшно до смерти. Он собирался ударить меня им, подумала я с ужасом.

Прежде чем у меня появился шанс побороться с ним, прозвучал выстрел. Я закричала, когда пуля воткнулась в землю около ноги мужчины, в дюймах от моей собственной ноги. Грязь и трава разлетелись в разные стороны, осыпая мои туфли.

Незнакомец повернул меня лицом в сторону дома, прижав спиной к себе. Используя меня как живой щит, он удерживал меня у своего тела.

И тогда я увидела Райдера, стоящего на крыльце, ружье упиралось в его плечо и дуло целилось в незнакомца. Его рубашка была расстегнута, полы развевались на ветру. Вылинявшие джинсы висели на его бедрах, застегнутые на ширинку, но не на пуговицы. Я могла представить, как он в спешке натягивал их, чтобы добраться до меня, из-за чего они висели на нем. Живот был обмотан бинтом, который выглядывал из под края рубашки и джинсов. Как он умудрился подняться и выбраться из кровати было для меня немыслимо.

— Отпусти ее! — крикнул Райдер, смотря на дуло ружья.

Мужчина, удерживавший меня, крутанул пистолет, ткнув его в мои ребра.

— Мои поиски завершились. Я наконец нашел того, кого искал, — пробормотал он, усиливая хватку на мне.

Я услышала возведение ружья за секунду до того, как раздался еще один выстрел. Прямо над моей головой. В ушах зазвенело, я оглохла на секунду из-за выстрела.

— Я сказал, отпусти ее или ты мертвец! — прорычал Райдер, снова возводя ружье. Его глаза среди нечесаной бороды мерцали опасным синим. Желанием убить.

— Я пришел за тобой, мой друг, — крикнул в ответ мужчина. — Мне эта женщина не нужна.

Его американский акцент исчез и сменился тем, который я не узнавала.

— Лучше бы тебе отпустить эту женщину или следующий твой вздох станет последним, — проревел Райдер, опустив голову низко к ружью и целясь дулом.

Я задержала дыхание, стараясь не морщиться от того, что в грудную клетку болезненно упирался пистолет. Я ждала, когда прозвучит выстрел, тот, из-за которого закончится жизнь человека позади меня. Я знала, что Райдер так сделает. Он нажмет на курок и убьет мужчину, чтобы защитить меня.

Но ему не пришлось так поступать. Мужчина отпустил меня, давая свободу. Я ошарашенно повернулась, наблюдая, как он отступал. Он поднял руки над головой, сдаваясь, чему я не верила.

Его темные глаза оставались настороженными, пока он смотрел на Райдера. Уголок его рта приподнялся.

— Говорят, ты покойник, мой друг. Люди думают, что ты стал привидением, которое разгуливает среди людей. Они ошибаются. Ты счастливчик. Но однажды удача отвернется от тебя, и я буду рядом, когда это произойдет.

Он продолжал двигаться назад, его следующие слова были полны предупреждения.

— Вы, американцы, сказали, что террористы вторглись на ваши земли. Знай, мой друг, я вторгнусь на твою. — Он посмотрел на меня, его намерения были ясны.

Прозвучал еще один выстрел. В этот раз он достиг цели.

Мужчину откинуло назад, пуля разорвала ему плечо. Струя крови метнулась в воздух, практически достигая меня. Незнакомец каким-то образом умудрился удержаться на ногах, несмотря на кровь, бегущую по его руке. Вцепившись в плечо, он секунду смотрел на Райдера, а потом бросился через двор.

— Мэдди!

Я обернулась, забыв о незнакомце, когда услышала как Райдер прокричал мое имя. Он шатался на верхней ступени, его взгляд оставался на мне.

Я поспешила к крыльцу, из-за страха двигаться было сложно. Райдер все смотрел на меня, его глаза один раз закатились, но он снова заставил их открыться. К тому времени, как я добежала до крыльца, он побледнел и старался изо всех сил стоять прямо.

— Мэдди, — проскрежетал он так тихо, что я практически не расслышала. — Идем в дом.

Кровь смочила его повязку, белое превратилось в красное. Я сразу же обвила руку вокруг его талии, что выглядело так, будто он мог потерять сознание. Он прислонился ко мне и положил руку на мои плечи, держась за меня.

Ева обняла его рукой с другой стороны, помогая мне ввести его в дом. Как только мы оказались внутри, заперли дверь, оставляя опасность снаружи.

— Кому-то стоит пойти за этим мужчиной, — сказал Ева, глядя на меня с напуганным выражением лица. — Он может вернуться и привести сюда остальных.

— Нет, — проскрежетал сквозь зубы Райдер. — Это слишком опасно.

Он становился тяжелее, покачивался на ногах. Мы с Евой едва затащили его внутрь, когда он упал, увлекая нас обеих за собой на пол кухни.

Я встал на колени возле него. Его рука лежала на мне, пока я проверяла его рану. Кровь сочилась по его боку, повязка не останавливала ее.

— Ты в порядке? — спросил он слабым голосом.

Я проигнорировала слезы, текущие по лицу и капающие на колени. Райдер лежал на полу в крови, с пулевым ранением в бок, но беспокоился за меня. Меня! И Ева удивлялась, почему я любила его? Разве есть еще сомнения?

— Я в порядке, — сказала я, схватила полотенце с кухонного стола и прижала к его ране. Сделала хоть что-то, чтобы остановить кровь.

Я увидела, что он сдался и потерял сознание, его рука все еще лежала на мне. Слезы потекли быстрее по моему лицу, оставляя полоски на щеках.

Вот она, правда. Причина, по которой мы оба жили и дышали. Кто-то называл это дружбой. Кто-то любовью. Я называла это двумя вариантами.

Мы нужны были друг другу, чтобы выжить.

 


Глава 15

 

Я шла по двору, холодный ветер хлестал по телу, будто стараясь изо всех сил сбить меня с ног. Опустив лицо к поднятому воротнику пальто, я попыталась спрятаться от ужасного мороза. Конец моего хвоста бил по груди и ощущался тяжелым на грудной кости. Я натянула на лоб вязаную шапку, а затем засунула руки в карманы в поисках тепла для пальцев.

Я настолько утомилась, но для усталости не было времени. Несколько дней подряд мы все были на нервах, ожидая, когда же покажутся террористы, но все было тихо. Никто не решался забрести на ранчо, никакого знака незаконного проникновения. Может, мы были в безопасности. Может, они позабудут про нас.

Я могла только мечтать.

В животе заурчало, ощущение голода теперь стало постоянным. Кусочек хлеба, банка с фруктами, твердый кусок копченого мяса — наши завтраки, обеды и ужины за последние несколько недель. Рис и бобы всегда в нашем меню — они, боюсь я, никогда не переведутся. Я их так ненавидела. Кофе теперь закончился. Все, что осталось для питья, это профильтрованная вода из ущелья. Мне так сильно хотелось диетической колы, что я практически ощущала ее вкус во рту — холодная и шипучая.

Я сглотнула и оттолкнула воспоминание, пока мелкими шагами двигалась к дому. Мысли о том, что я упускала, только сводили меня с ума. Воспоминания о том, чего у меня не было, выводили меня из себя, отправляли меня в темное место, из которого было невозможно вернуться. Я не могла расстраиваться из-за отсутствия прохладительных напитков или настоящей еды. Так много всего остального, насчет чего стоило побеспокоиться. Например, упадок страны и тысячи смертей. Или страх рождения ребенка без приличной медицинской помощи. Нет, было и так слишком много забот; все, чего мне так не хватало, казалось уже не таким уж важным.

Мое внимание привлек крик у парадных ворот, вырывая меня из сонного транса. Я повернулась лицом по ветру, наблюдая, как Кэш загонял скот в амбар. Козырек его ковбойской шляпы приподнялся на ветру и практически падал с головы. Я увидела, как он натянул шляпу обратно, удерживая ее на месте и посматривая на одну определенную корову, которая не следовала за остальным стадом.

Мой взгляд переместился на Роджера. Он ехал на своей лошади — большом скакуне, который вел себя плохо, но был хорошим тружеником. Скакун загонял скот, из-за чего Роджер выглядел так, будто просто вышел прокатиться.

Я задрожала, когда из амбара вышел Броди с огромным ножом в руках. Я знала, он ждал, когда приведут еще одну корову, чтобы убить ее настолько по-человечески, насколько это было возможно.

Два дня назад мы все сидели вокруг стола, укутанные в одежду, как эскимосы, и ужинали. Радио было включено, заняв почетное место посреди стола. Это был наш новый вид развлечения.

Из маленького радио доносился дребезжащий голос мужчины, заполняя тишину на кухне.

— Войска правительства прочесывают сельскую местность, конфисковывая весь домашний скот. Крупный рогатый скот разделывают на мясо, чтобы накормить голодающих. Лошадей тоже забирают, разделывают на мясо для американской кавалерии. Все, кто откажется отдать скот, будут арестованы. Хозяева ранчо, примите к сведению.

Мы перестали есть, чтобы послушать. Одно слово застряло у меня в голове — конфисковать.

— Я повторяю, нам сообщили о том, что американское правительство конфисковывает весь домашний скот в целях снабжения мясом. — Радиопередача исчезла в помехах, остальные новости исказились.

Броди потянулся, чтобы стукнуть по аппарату — это его представление ремонта. Хотя в этот раз не сработало. Аппарат скончался.

Гэвин отложил вилку, забыв про небольшое количество еды на тарелке.

— Пап? — спросил он, смотря на своего отца в ожидании указаний.

Роджер запихнул в рот несколько консервированных помидоров и тщательно пережевал. Я прямо видела, как завертелись его мысли, пока он обдумывал наше положение. Проглотив, он молча отложил вилку, сложил на столе руки и взглянул на нас.

— Когда я был еще ребенком, моя прабабушка рассказывала мне о Великой Депрессии[2]. Она рассказывала, как правительство изымало весь крупный скот со всех ранчо в Оклахоме и Техасе, чтобы взять под контроль взлетевшие цены на говяжье мясо. Услышав эти новости, прадед и прабабка сами забили всех своих коров. Чтобы чертовому правительству достался лишь шиш. И они законсервировали мясо и припрятали подальше. И только это, как потом выяснилось, спасло их от неминуемой голодной смерти.

Он почесал подбородок, взвешивая свои следующие слова.

— Времена не сильно изменились, детишки. У нас осталось пять коров, спасибо чертовым ворам. Думаю, завтра пора начинать забивать их и разделывать. Полагаю, парочку следует оставить на удой. Мой правнук не останется без свежего молочка.

С того вечера я помогала им от зари до зари. Это отвратительно, столько крови. Никогда не забуду как коров забивали, свежевали и разрубали на куски для будущих заготовок. Мужчины взяли на себя все свежевание. А мы с Евой и Дженис нарезали мясо для консервирования. Благодаря умениям Дженис и страсти Роджера собирать все для выживания, у нас нашлись закаточная машинка и достаточно банок, чтобы закатать в них все мясо, да и любую другую еду. Это был долгий, длительный процесс, но зато без провизии нам теперь не остаться.

Я мысленно повторяла себе эти слова, едва держась на ногах от усталости. Сделав глубокий вдох, я поднялась на крыльцо, держась за перила, чтобы не упасть. Как же я устала. Веки стали свинцовыми, а ноги напоминали желе. Еще никогда в своей жизни я так не уставала, даже когда мы возвращались домой после взрыва.

Помимо помощи с консервированием мы по очереди ухаживали за Райдером. Он по прежнему оставался без сознания. Пытался побороть ужасную лихорадку. Сегодня я вытянула короткую соломинку; придется помогать с разделыванием туш.

Открыв дверь дома, я поплелась переодеваться, мечтая опустить голову на что-нибудь мягкое. Подошел бы даже брусок мыла. Чего я никак не ожидала, так это услышать разносящиеся по всему дому крики.

— ДЬЯВОЛ, да где она? Я встану с этой проклятой постели, если вы мне сейчас же не скажете, где Мэдди!

Райдер. Очнулся!

Позабыв об усталости, я рванула по коридору, оставляя за собой грязные следы от обуви. Шарф летел следом, отскакивая от спины, пока я бежала. Спустя несколько секунд я стояла в дверном проеме, глядя на разыгравшуюся здесь сцену.

Меня окружило тепло, идущее от небольшого импровизированного нагревателя, пока я замерла на пороге, согревая свои замерзшие нос и подбородок. Ева стояла рядом с кроватью, уперев руки в бедра и глядя на Райдера, опустившего ноги на пол. Морщась от боли, он держался за раненный бок.

— Он очнулся, Мэдди, — съязвила Ева. — И снова стал Очаровательным Принцем во плоти. Вот так повезло.

Райдер тут же впился в меня взглядом. На его лице сразу проступило облегчение, все волнения отступили.

— Мэдди, — произнес он пропитанным эмоциями голосом. Его взгляд прошелся по моему телу, словно проверяя, цела ли я. Он опустил руку себе на колено ладонью вверх, прося меня подойти.

Я видела его руку и слышала мольбу в голосе, но не могла сдвинуться с места. Мне просто хотелось стоять и смотреть на него. Хотелось впитать в себя образ Райдера.

У него отросли волосы. В каштановой шевелюре появились светлые пряди, отчего я подумала, что он слишком долго пробыл на улице. Невесомые завитки у самой шеи делали его таким невинным, но это только видимость. Густая щетина покрывала большую часть его лица, непривычно видеть его таким. И только яркие голубые глаза убеждали меня, что это действительно он.

— Проклятье, Мэдди, скажи хоть что-нибудь. Пожалуйста. Ты будто призрак увидела. Ты дьявольски пугаешь меня, — сказал он хрипло.

Только тогда я поняла, что он действительно вернулся. Только он умел так сладко ругаться. Мой совсем не идеальный мужчина вернулся.

Уже через секунду я оказалась у него в объятиях.

— Я думала, что потеряла тебя, — сказала я, носом зарываясь ему в шею. Его аромат окружил меня, даря чувство комфорта. Я бы могла так провести вечность. В его объятиях. Прижимаясь к нему.

Его ладони переместились к моей грудной клетке, притягивая меня еще ближе. По лицу заструились слезы, когда его руки обняли меня и прижали к себе. Ему так же было необходимо держать меня, как и мне быть в его объятиях.

Он устроил меня между своих разведенных ног, прижимая к своему напряженному телу. Его руки перемещались по всей моей спине, сантиметр за сантиметром. Его ноги упирались в мои бедра, удерживая меня на месте.

vikidalka.ru - 2015-2018 год. Все права принадлежат их авторам! Нарушение авторских прав | Нарушение персональных данных