Главная | Случайная
Обратная связь

ТОР 5 статей:

Методические подходы к анализу финансового состояния предприятия

Проблема периодизации русской литературы ХХ века. Краткая характеристика второй половины ХХ века

Ценовые и неценовые факторы

Характеристика шлифовальных кругов и ее маркировка

Служебные части речи. Предлог. Союз. Частицы

КАТЕГОРИИ:






Оригинальное название: Promise Me Light (Promise Me #2) by Paige Weaver, 2013 12 страница




— Просыпайся, Райдер. Пожалуйста, — дрожащим голосом сказала я. Я знала, что Райдер никогда не навредит мне, но сейчас это был не Райдер, а человек, погрязший в кошмаре.

Я подтолкнула его, пытаясь заставить его отступить. Плохое решение.

Это привело его в ярость, он перехватил мое запястье и дернул меня на себя.

— Не смей меня трогать, — прорычал он подобно взбесившемуся зверю.

— Райдер, пожалуйста! — вскрикнула я, так как мои пальцы начали неметь от его хватки. Для того, кто провел последние недели прикованным к постели, он был до странного силен.

Похоже, он меня даже не услышал. Так и не отпустив запястье, он дернул меня на себя. Я впечаталась ему в грудь, прижавшись едва выступающим животом.

— Это я. Мэдди. Ты в безопасности, — сказала я успокаивающим голосом. Готовая на все, лишь бы достучаться до него. Опустила свободную руку ему на грудь в надежде, что хоть это сможет разбудить его. Но не вышло.

У него из груди вырвался ужасающий звук. Он оттолкнул меня, выпуская запястье. С моей координацией я потеряла равновесие и навалилась на шкаф. Ударилась головой о деревянную дверцу и вскрикнула, перед глазами замелькали звезды. Я смогла проморгаться и увидела, что Райдер летит на меня со свирепым видом.

— Не трогайте ее! — крикнул он.

Я закричала ему остановиться. Я уже не представляла, как его можно разбудить.

Райдер уже возвышался надо мной, когда дверь спальни распахнулась и ударила о стену. Я взглянула на влетевшего в комнату Роджера в сопровождении Гэвина и Кэша. Стоило им увидеть зависшего надо мной Райдера, как они полетели на него словно два полузащитника, перехватывающие большого и мускулистого квотербека.

Именно в этот момент Райдер и проснулся. За секунду до того, как Кэш набросился на него, я заметила в его глазах узнавание. Райдер задохнулся от боли, когда плечо Кэша встретилось с его животом.

Я закричала, когда Райдер от неожиданности отскочил на несколько шагов. Но его удивление длилось недолго, после этого воцарился настоящий хаос.

Райдер восстановил равновесие и пошел на Кэша с одержимой жаждой повалить того. Удар кулаком пришелся Кэшу в челюсть. Его голова дернулась, от звуков ударов кулаками по плоти я начала ежиться.

Дернувшись вперед, я планировала встать между ними, но Гэвин схватил меня за предплечье и одернул в сторону.

— Отпусти, Гэвин! — закричала я, глядя, как Кэш берет Райдера в медвежьи объятия и оттаскивает на несколько шагов. Рйадер пнул Кэша по ребрам, но Кэш не разжал рук.

— Он проснулся! Отпустите его! — закричала я, пытаясь вырваться из хватки Гэвина.

Райдер резко повернул голову в мою сторону. Его глаза заметали молнии, когда он увидел, как Гэвин удерживает меня, но еще в его взгляде было непонимание. Он ничего не помнит!

Воспользовавшись шансом, Кэш метнулся к Райдеру, но он явно забыл, с кем имеет дело. Райдер был экспертом по части драк, и этот навык из него не выбить. Доказано сломанными костями, ушибами и синяками.

За секунду до атаки Кэша Райдер обернулся. Выставив руку, Райдер с силой ударил Кэша по лицу. Но Кэш превратился в бульдога, преследующего косточку; он не сдавался. Отойдя от удара, он перехватил Райдера за живот и бросил на тумбочку.

Райдер зашипел от боли, ведь ему под раненый бок попала лампа. Она закачалась и полетела на пол, а драка продолжалась. Райдер зарычал и, вытянув кулаки, начал лупить ими Кэша по голове, не замечая появившихся в комнате Еву и Броди.

Кэш пригнулся, пытаясь извернуться от ударов Райдера. Но Райдер не сдавался. Его кулак попал Кэшу в голову, рядом с ухом. Но Кэш, подобно стервятнику, не отступал.

— Да отцепись ты от меня! — закричал Райдер, пытаясь оттолкнуть Кэша, который крепко сжал Райдера, как удав свой ужин.

— Остынь, Райдер! — крикнул Кэш и пригнул голову, когда Райдер снова высвободил руки и приступил к очередной серии ударов.

— Отпусти меня, Гэвин! — закричала я, увидев, что Кэш поднял кулаки и начал бить Райдера по голове.

— НЕТ! — закричал Гэвин, крепко удерживая меня, когда я начала вырываться.

— Я убью тебя! — зарычал Райдер, отталкивая Кэша. Метнувшись к нам, он остановил свой смертоносный взгляд на брате. — Отошел от нее, Гэвин!

Роджер прислонил свое ружье к косяку и неуклюже вошел в комнату, в холодную погоду его беспокоили колени — артрит. Он схватил Райдера за плечи и оттащил к кровати. Броди тоже подскочил и всей своей массой встал перед Райдером.

При виде того, как скручивают Райдера, у меня потекли по щекам слезы. Стало тяжело дышать. Тяжело и больно видеть столько боли и злости в Райдере.

Он сопротивлялся, каждые несколько секунд бросая на меня взгляд, полный отчаяния и ярости. Я попыталась подойти к нему, но Гэвин встал передо мной, закрывая обзор.

— Ты в порядке? — спросил он.

Я кивнула, не в состоянии отвечать.

— Мэдди! — воскликнула Ева, мчась ко мне. — Он тебя не ранил? Если да, то клянусь...

Я перебила ее.

— Я в норме, Ева, — сквозь слезы сказала я, глядя на вбегающую в комнату Дженис. Я прекрасно слышала, как Райдер пытается вырваться, приказывая всем убрать от него руки.

— Ты уверена? — спросил Гэвин, изучая мое лицо.

— Я только ударилась головой, — ответила я, пытаясь посмотреть ему за спину.

— Я предупреждала его, что если он тебе что-то сделает, то ему не жить, — сказала Ева, разворачиваясь. — И плевать мне на ПТСР.

Не успела я ничего понять, как она побежала в другой конец комнаты.

Гэвин отступил ровно в тот момент, когда она подбежала к Райдеру. Она замахнулась и обрушила кулак прямо на нос Райдера.

— ЕВА! — закричала я, видя, как дернулась голова Райдера.

— Это тебе за то, что навредил моей лучшей подруге, — выплюнула она. — В следующий раз буду бить ниже.

Внимание Райдера приковалось ко мне, от слов Евы он побледнел. Он перестал сопротивляться Кэшу и Броди.

Гэвин подошел ко мне, закрывая от меня Райдера. Его ладонь опустилась мне на талию, не давая двинуться в сторону.

— Я осмотрю твою голову, — сказал он. Не успела я выразить протест, как его рука начала ощупывать мою голову на наличие ран.

— Она ранена? Черт! Да скажите, она ранена?! — закричал Райдер. Я выглянула из-за Гэвина и наткнулась на бешеный взгляд Райдера, снова начавшего бороться с Броди и Кэшем. Он превратился в дикаря, жаждущего добраться до меня.

— Райдер, успокойся, у тебя же швы разойдутся! — запричитала его мама, не боясь его гнева. Она дотронулась до его разбитой брови, и он замер.

Райдер неотрывно смотрел мне в глаза, осторожно убирая руку своей матери. Он двинулся в мою сторону, но Кэш остановил его.

— Мэдди, поговори со мной, — произнес Райдер, уронив руки.

— Иди, — пробормотал Гэвин, беря меня за руку и подталкивая к двери. — Он слишком непредсказуем.

— Нет! — закричала я, пытаясь вырваться.

— Отпусти ее! — зарычал Райдер, пытаясь прорваться мимо Кэша и Броди.

— Отпусти меня, Гэвин! — завизжала я, пытаясь вырвать свою руку.

— Нет, ты к нему не подойдешь! — закричал Гэвин. — Он уже отличился! Тебе нельзя к нему подходить, пока он не вернет себе мозги!

Я дернула руку, я устала от удерживаний Гэвина. Устала от такой жизни. От разлуки с Райдером. Устала от всего, что принесла нам эта война.

Я обернулась, взметнув длинные волосы в воздух. И помчалась по комнате, пробежав за Дженис и мимо Броди и Кэша. Мне нужен Райдер. Нужно, чтобы он знал, что со мной все хорошо. Что теперь вообще все будет хорошо.

Подбежав к нему, я повисла на его шее. Встав на цыпочки, я спрятала лицо у него на груди. Он был горячим, просто горел. Его грудь вздымалась и опадала от тяжелого дыхания. Я слышала его сердцебиение, такое же быстрое, как и мое.

Райдер застыл, запал отпустил его. Напряжение покинуло его тело, стоило мне просто прижаться к нему.

— Отпустите меня. Отпустите, — хрипло попросил он мужчин, удерживающих его.

Медленно, словно опасаясь резких движений, Кэш и Броди отпустили Райдера, но все равно были готовы наброситься на него в любой момент.

Не понадобилось.

Райдер обнял меня, так осторожно, словно боясь сломать.

— Что произошло? — пробормотал он мне в волосы, поглаживая при этом по спине.

Я замотала головой, отказываясь рассказывать. По щекам потекли слезы. Ему было больно. Мне хотелось забрать его боль. Забрать себе, чтобы ему не приходилось ее терпеть.

— Ты в порядке, Мэдди? — спросил Кэш, стоя в паре шагов.

Я кивнула, уткнувшись в грудь Райдера, отказываясь отстраняться.

— Может, поспишь сегодня в другой комнате, чтобы Райдер мог отдохнуть? — предложила Дженис.

— Нет, — ответили мы одновременно. Дженис вздохнула, уступая. Все равно, что все они думают; я его не оставлю.

Минуту спустя я услышала хлопок двери. Нас оставили одних.

Отстранившись так, чтобы видеть мое лицо, Райдер взглянул на меня.

— Что произошло?

Я замотала головой, избегая его взгляда. Я не смогу рассказать. Ему ведь станет еще больнее. Если он узнает, что напугал меня, его это убьет.

— Мэдди, поговори со мной, — повторил он, рукой касаясь волос и обхватывая мой затылок.

Я сделала глубокий вдох. И как всегда сдалась ему.

— Тебе приснился кошмар...

— Да, это я помню, — сказал он, когда я делаю паузу. — Террористы избивали меня, а я пытался сбежать. Но это было только... — Он нахмурился. — Что я сделал? Ева сказала, что ты пострадала.

— Ты принял меня за одного из них.

— Вот дерьмо! — ругнулся он, отпуская меня и хватаясь за голову. Отвернувшись, он начал ходить по комнате как загнанный зверь. — Твою мать! Твою мать!

Я вздрогнула, в глазах выступили слезы. Не хочу, чтобы он страдал. Ненавижу когда ему больно.

Он продолжал ходить туда-сюда по деревянному полу. Мы находились в его детской спальне, месте, где так часто играли. Где детьми делились секретами и смеялись. Где придумывали мечты и представляли будущее. И вот мы взрослые, но нам не весело. Мы не обсуждаем будущее. А лишь теряем голову.

Райдер резко остановился, возвышаясь в темноте. Сквозь лунный свет я видела, как он напряжен, как сжата его челюсть.

— Я напал на тебя? Навредил ребенку? — срывающимся голосом спросил он. Весь разбитый.

— Нет.

— Тогда почему Гэвин ощупывал твою голову? Он трогал тебя. Его чертовы руки касались твоих волос, будто ему разрешили, — сказал он, делая шаг ко мне.

Я отвернулась и нервно прикусила губу. Волнение мешало отвечать и нормально дышать.

— Черт! Я что-то сделал, ведь так?! Ева сказала правду.

На его лице проступило отчаяние. Он схватился за голову, костяшки пальцев побелели среди светло-каштановых прядей. Но вдруг он опустил руки и двумя стремительными шагами подошел ко мне.

— Прости меня, Мэдди. Господи, мне так жаль, — сказал он, печально глядя на меня. — Я не хотел причинять тебе боль. Для меня нет никого важнее тебя.

— Райдер, я в нооормеее.

— Если ты пострадала... — Его голос оборвался. Расставив ноги, он обнял меня и ладонями обхватил голову.

Мы так простояли, наверно, целую вечность. Он просто обнимал меня. Время ушло на задний план. Все вокруг исчезло. Война, его кошмары, мои переживания — все испарилось. Остались только мы. Лучшие друзья. Два человека, по-прежнему верящие в любовь, в дружбу. Ради него я готова на все; ради меня он готов на все. Он держался за меня как спасательный круг. За единственную ниточку, связывающую с действительностью, связывающую с прошлым. Свою надежду. Он — мое единственное будущее.

Наконец он нарушил повисшее молчание.

— Каждый день я сидел в той богом забытой яме, избитый и едва живой. Смотрел, как умирают другие. Но стоило мне закрыть глаза, и я видел тебя, Мэдди. Благодаря тебе я смог выжить. Они могли сломить меня. Они пытались это сделать. Черт, они прилагали все усилия, чтобы сломить меня, но они не могли добраться до моих мыслей и воспоминаний о тебе.

Его ладони переместились на мою шею, он начал поглаживать большими пальцами кожу. Сквозь лунный свет он наблюдал за своими движениями.

— Только мысли о тебе вернули меня домой. Я должен был снова увидеть тебя, снова коснуться. Я выжил благодаря тебе. Это твоя заслуга. Ты всегда спасала меня.

Наклонившись, он захватил мои губы, так нежно, что внутри защемило. Его ладони переместились к моему лицу, он с наслаждением начал легкими поцелуями покрывать уголки моего рта.

— Я молил Бога об еще одной встрече с тобой. Хотя бы о секунде вместе. О ночи с тобой, — говорил он, гладя пальцем мою нижнюю губу. Приподняв мою голову, он проследил, как я языком лизнула его соленую кожу.

— Но я не хочу ранить тебя, Мэдди. Я разбит. Я всегда был сломлен. Даже родной матери я был не нужен. Тебе нельзя быть со мной. Ради собственной же безопасности. — Он заглянул мне в глаза, а следующие его слова, такие тихие, я едва расслышала.

— Уходи от меня. И как можно быстрее.

— Никогда, — прошептала я. — Если я куда-то уйду, то только с тобой.


Глава 19

 

Райдеру продолжали сниться кошмары. Бывало, он просто метался по постели, сопротивляясь невидимым силам. Но бывало и такое, что он кричал, умолял не трогать его. Я постоянно сидела рядом с ним, отказываясь уходить. Отказываясь бояться. Когда он просыпался, весь в поту и дрожи, — обнимала. Плакала, видя ужас в родных глазах.

Никогда я откажусь от него.

Когда Райдеру стало лучше, мы все перебрались в его дом, даже Дженис и Роджер. Там было безопаснее, спокойнее в некотором роде. Этот дом тщательнее скрыт, он расположен отдаленнее от дороги.

Я помню бесчисленное количество дней, проведенных в его доме. Времена, когда мы были просто двумя друзьями. Которые тайно хотели быть друг с другом, но отказывались делать первые шаги. Но теперь между нами не осталось ничего тайного.

Райдер обнял меня за талию и притянул к себе. Прижал спиной к своей груди — идеальное сочетание. Протянув руку, он приспустил воротник моей рубашки и прижался губами к обнажившемуся плечу. По телу прошла дрожь, заставившая меня заерзать на месте. Он провел губами вдоль моей шеи, отодвинул волосы и коснулся чувствительной точки за ухом. Своей попкой я прижалась к его паху, ощущая твердую эрекцию.

Я прикрыла глаза, в то время как его губы ласкали каждый сантиметр моей шеи. Его руки погладили мой животик и начали подниматься к грудям. И они почти достигли своей цели, но кто-то громко постучал в закрытую дверь спальни.

Мы застыли.

В дверь снова постучали, на этот раз громче.

— Будете дрыхнуть и свалите на нас всю работу, или все-таки соизволите подняться? — проорал Броди по ту сторону двери.

— Черт, — пробормотал Райдер мне в шею, отчего по телу побежали мурашки. — Нам нужен собственный дом. Хотя бы на несколько дней или недельку.

Он прав. Здесь слишком уж многолюдно и шумно. Но между нами было заключено соглашение: не разделяться. Вместе попали и вместе выживаем. Полагаемся друг на друга и защищаем. Вот уже сколько месяцев так, и этого не изменит увеличившееся количество людей на квадратный метр.

Остальные разместились в гостиной, греясь и деля тепло, идущее от камина. Райдер же настоял на том, чтобы мы с ним жили в его комнате. И последние несколько ночей мы делились с ним теплом, и не только...

Броди снова заколотил в дверь, с явно растущим нетерпением.

Райдер притворился, что зол, и притворно зарычал, затем потерся щетинистым подбородком о нежную кожу плеча, заставляя хихикать и ерзать. Он только крепче обнял, отказываясь отпускать.

— У меня большие планы на разные уголки этого дома, — сказал он, накрывая меня своим телом. Его руки уперлись в кровать по обе стороны от меня, заключив в ловушку.

В миллионный раз в жизни я попала под его очарование. Затрепетала. Словно загипнотизированная. Этот мужчина — суровый, иногда яростный, опасный, сражающийся до конца — любил меня. Меня. Свою лучшую подругу. Тот мужчина, у ног которого падали толпы женщин. Которого опасались люди гораздо старше. Мужчина с невероятными голубыми глазами, такой большой, обладающий самым совершенным лицом и телом. Он. Любил. Меня.

Да, он не идеален. В его прошлом не все так гладко. От него отказалась родная мать. А сам он верил, что никому не нужен. Думал, что недостоин меня. Он много дрался. Много пил. Был падок на женщин. Порочен, но я все равно его любила. И пускай ему кажется обратное — но это довольно просто.

Потянувшись, я провела пальцами по отросшей за последние дни щетине. Мне нравилась эта колючая жесткость. Так символично: жесткость против нежности.

— Кажется, у нас осталось неоконченное дельце. Которое мы начали в ванной твоей квартиры? — спросил он глубоким хриплым голосом, проникающим в каждый уголок моей души. И как ему это удается?

— Думаю, мы уже несколько раз развивали эту тему, — ответила я, мой собственный голос звучал сексуально. По утрам у меня прекрасный голос. Такой сексуальный и переполненный желанием. Или дело в простой жажде... Но мне предпочтительнее первый вариант.

Райдер наклонился, прижался губами к моей шее, в то время как руки его снова пробирались под футболку и оглаживали мой животик.

— Мне хочется взять тебя на тумбе в ванной, Мэдди. Хочется встать между твоих ножек и рассказать, как сильно я тебя хочу. Как сильно хочу тебя трахнуть. Помнишь, о чем я?

Когда я кивнула, он продолжил эту муку:

— Думаю, нам следует переиграть тот момент, — сказал он, спускаясь губами все ниже. — Несколько раз.

Я вспыхнула, кожу объяло жаром.

— Эй, вы двое! Мы ждем! — завопил Броди, ладонью дубася по двери.

Райдер уронил голову мне на шею и разочарованно застонал. Я обхватила его голову и, улыбнувшись, притянула повыше. Какой он нетерпеливый, когда дело касается секса.

С рыком он скинул одеяло и, непрерывно ругаясь себе под нос, соскочил с кровати. Подобрал джинсы с пола и резво натянул их, взглядом испепеляя дверь.

Когда Броди снова начал стучать, Райдер направился к двери, но остановился. Присев, я увидела, как он оборачивается ко мне. В мгновение ока он вернулся к постели и окинул меня пламенным взглядом. Он запустил руки мне в волосы, усугубляя воронье гнездо, сотворенное прошлой ночью.

Я открыла рот, собираясь спросить, что он делает, но он стремительно прижался к моим губам. Давая понять, чего буду лишена, как только он выйдет из комнаты.

Ласки языком, легкие покусывания.

И я растворилась.

Отстранившись, он так и не опустил руки. Мы оба тяжело дышали, жаждая большего.

— Я люблю тебя, Мэдди, — прошептал он.

— А я тебя.

Наконец оторвавшись, развернулся. Как двигалось его тело, какая походка. Так бывает только у человека, у которого все под контролем, начиная с самого себя, заканчивая всем и всеми вокруг.

Резко распахнув дверь спальни, он встретился взглядом с Броди и его протянутой для очередного стука рукой. Броди открыл рот, видя яростное выражение лица Райдера.

— Какого хрена, Броди! Мы были заняты! — сказал Райдер, закрывая за собой дверь. С каждым шагом из голоса звучали все тише.

Я легла обратно и натянула одеяло до самого подбородка. Без него мне так холодно. В кровати, в комнате; без Райдера так пусто.

Улыбнувшись, я вспомнила его руки. Он — моя зависимость, а я его одержимость. Мы никогда не сможем обходиться друг без друга.

Никогда и не могли.

Но мой папочка любил говорить: «Никогда не говори "никогда"».

 

***

 

Все было идеально в нашем небольшом воздушном мирке. Мы жили вдали от остального мира и вдали от террора, охватившего всю страну. Это была жизнь максимально приближенная к идеалу — с учетом бушевавшей войны. Но такое совершенство слишком иллюзорно. И иллюзия может спасть в любую минуту. Рассыпаться за секунду. Сгинуть в мгновение.

Я почистила зубы и умыла лицо ледяной водой из ручья; ее сперва стерилизовали, а потом принесли в дом. Расчесывая волосы, я вспоминала о том, кто и как их превратил в такое воронье гнездо. О Райдере и его руках.

Взяв его куртку, я надела ее, а потом вышла из ванной. Проходя по дому, я замерзшими, онемевшими пальцами натягивала шапку на голову. Должно быть, кто-то снова погасил огонь. Здесь так холодно.

Я растерла руки, затем поднесла ко рту и подышала на них. Пасмурное небо погрузило дом во мрак, отчего появлялось давящее чувство. Мне хотелось поймать Райдера и затащить в постель, чтобы весь день обниматься с ним. Но да, Райдер же не занимается такими глупостями, он же только тра...

Я замерла перед входом на кухню, все мысли о Райдере и постели тут же улетучились.

Помещение заполняли тени. Кто-то зажег фонарь и оставил его на столе. Он освещал комнату, но не избавлял от холода.

Как и от напряжения.

Райдер и Гэвин смотрели друг на друга; два гиганта в крошечной кухоньке. Между ними стоял стол, заваленный бутылками воды, тарелками с яичным порошком, превратившимся в пахучее месиво, как и куски вяленой говядины.

— Кэш и Броди останутся здесь с девушками. Отец в своем доме, перепроверяет все, — сказал Гэвин, посмотрев на меня.

Меня охватил страх. Они уходят? Нет! Как Райдер может уйти! Он же только вернулся!

— Куда вы собрались? — спросила я, пытаясь обуять панику, и встала рядом с Райдером.

Он осмотрел меня, взглянул на расчесанные волосы. Его взгляд пожирал, но слова были жесткими, а голос ровным:

— Проверить границы периметра. Похоже, Кэш думает, что засек нескольких сквоттеров, так что лучше перестраховаться.

Гэвин схватил со стола дробовик. Нетерпеливым движением открыл ствол.

— Так ты со мной? — спросил он, глядя, как Райдер вынимает пару патронов для дробовика из коробки. Его черные волосы упали на глаза, пока он заряжал патроны в дробовик.

Райдер отстраненно наблюдал, как Гевин заряжал свое оружие. Как пропадает еще один патрон, прозвучал металлический бряк. Смертельный отзвук. Двумя руками Гэвин с громким щелчком закрыл ствол.

Райдер напрягся всем телом. Опустив взгляд на оружие в руках Гэвина, он никак не изменился в лице. Никому не показывал своих истинных эмоций. Но я знала, что кошмары не отпускали его. Звук, да даже один вид оружия мог всколыхнуть его воспоминания, мысленно отправляя в то темное место.

— Ты уверен? — спросил Гэвин, внимательно изучая Райдера. — Ты как-то побледнел.

Райдер взял нож, задрал рубашку и засунул его в задний карман джинсов. До того как он поправил ее, мой взгляд упал на две небольших белых повязки, прикрывающих пулевые ранения, напоминающие, что он еще не до конца восстановился.

Взглянув на Гэвина, он стиснул зубы в попытке обуять ярость. Жалкой попытке.

— Я в норме, — угрожающе произнес Райдер, всем видом показывая, что не стоит его доставать на эту тему. Его взгляд впился в брата, между ними повисла такая враждебность, что удивительно, как еще не начали летать кулаки.

С тех пор как Райдер набросился на меня в спальне, когда я ударилась головой, напряжение между Райдером и Гэвином значительно возросло. Оно отчетливо витало между ними в воздухе. А когда они смотрели друг на друга, его вообще невозможно было не разглядеть. И прямо сейчас напряжение стало таким, что вот-вот грозило взорваться.

Не уверена, почему между ними выросла такая стена. Мне казалось, что тот факт, что они оказались кузенами, а не родными братьями урезонит соперничество между ними, но я ошибалась. Стало только хуже.

— Просто хочу удостовериться, что мне не придется там с тобой нянчиться, — пожав плечами, усмехнулся Гэвин и, будто проверяя Райдера на слабо, протянул ему дробовик

— На хрен такую няньку, — рыкнул Райдер, выхватывая оружие из рук Гэвина.

Открылась задняя дверь, прерывая срач между двумя братьями. Меня окружил холодный воздух, заставляя мечтать о тепле. Я бы сейчас что угодно отдала, лишь бы из системы вентиляции пошел теплый воздух и разогнал эту стужу. Нельзя! Это прошлое, Мэдди. Забудь о нем.

Кэш вошел и захлопнул за собой дверь. На нем была армейская куртка, вся в дырах, рукав ее едва держался на нитках. Его светлые глаза прикрывала ковбойская шляпа, которую он никогда не снимал. Он осмотрел всех нас и проанализировал ситуацию за секунду.

Он снял шляпу, взъерошил волосы и, вскинув брови, взглянул на меня.

— Хочешь что-то сказать? — спросил у него Райдер, опуская руку с дробовиком.

— Неа, — спокойно ответил Кэш, опуская шляпу на стол, и взял кусочек вяленого мяса. Откусив немного, он медленно жевал, молча призывая Райдера продолжать.

Несмотря на мои уверения, что Кэш безвреден, Райдера его присутствие не радовало. Он говорил, что никак не мог смириться с тем, что Кэш водил меня на выпускной и был не прочь встречаться. Да, это было давно, но я не могу его винить. Сомневаюсь, что сама была бы счастлива жить под одной крышей с одной из его бывших подстилок.

— Я пойду с вами, — сказала я, разбавляя летающее количество тестостерона.

Три пары глаз тут же метнулись ко мне. Две из них выражали просто «нет», а одна «через мой труп».

Я разочарованно фыркнула, надоело, что все мне указывают. Если не Райдер, так Гэвин. Если не Гэвин, так Дженис. Надоело.

— Ну почему нет? Мне осточертело торчать взаперти, — надулась я. — Вы же собрались на простой обход периметра. Я же добиралась до самого города. Пару часов в седле уж как-нибудь выдержу.

Ладно, возможно, я просто уперлась рогом. Но попытка не пытка.

Райдер помрачнел. Со спокойствием, так контрастирующим с его взглядом, он шагнул ко мне, а мой взгляд уперся в его грудь. Наклонив голову, он принял устрашающий вид, с суровым выражением лица и сжатой челюстью. Но на меня не подействовало. Ну, почти.

Я нервно поежилась, опустив глаза на уровень его груди. И вспомнила, какие у него крепкие мышцы там. Прикосновения к коже. Как касалась грудью его груди, как терлась о нее...

Проклятье! Ладно, признаю; устрашающий вид Райдера на меня подействовал.

— Во-первых, ты беременна, — сказал он, опустив взгляд к моему округлившемуся животику. — И я не хочу, чтобы мать моего ребенка пострадала после скачки на лошади. Во-вторых, какого хрена ты забыла в городе?

Мне на помощь пришел Гэвин.

— Фактически, в городе мы не были, — сказал он.

Райдер резко обернулся к нему.

— А что, фактически, ты забыл в городе с Мэдди? Ты в курсе, что с ней сделали бы, если бы поймали? Ее бы насиловали, а потом убили! — разъяренно произнес он.

Гэвин уже открыл было рот, но тут вступил Кэш.

— Слушай, мужик. Что было, то было. Мы поехали за тобой, Мэдди тоже вызвалась. И стоял выбор: взять ее с собой или отпустить неизвестно куда. Она в любом случае поехала бы.

Вау. За всю неделю Кэш не произносил такого количества слов.

Райдер потер лоб, обдумывая слова Кэша.

— Да уж, она умеет быть упрямой. Всю жизнь это наблюдаю, — сказал он, окинув меня взглядом, после чего переключил внимание на Кэша и Гэвина. — И я рад, что вы были рядом с ней. Черт, да я вам жизнью обязан за это, но если вы еще раз подвергнете опасности Мэдди и моего ребенка, то уползете отсюда с переломанными костями и без яиц.

— Мы услышали тебя, Райдер. Теперь можем идти? — спросил Гэвин, равнодушно встретив угрозу Райдера.

— Да, через секунду.

Взяв дробовик одной рукой, Райдер потянулся ко мне. Свободной рукой он обнял меня и притянул к себе. Его губы коснулись моей макушки. Несколько прядок волос зацепились за его щетину. Обнимая меня, он запустил руку мне под пальто. Слои одежды не смогли защитить меня от желания, растекающегося между нами, выходящего из-под контроля от такой близости.

— Я вернусь. У тебя есть пистолет? — спросил он, касаясь губами моей макушки.

Я кивнула и сжала руками его рубашку, отказываясь отпускать его. Знаю, прозвучит тупо, но я ведь чувствовала, что все как-то слишком гладко, чтобы быть правдой. Каждый день я ждала, когда же упадет наковальня. И раздавит все хорошее.

Отмахнувшись от этой мысли, я собралась сказать ему, чтобы он не переживал за меня, но вмешался Гэвин.

— С ней все будет хорошо, Райдер. Пошли, пока погода не взбесилась, — кинул он через плечо по пути к двери.

Райдер помедлил еще мгновение, прежде чем отпустить меня. Мне осталось только смотреть, как он уходит.

В выцветших джинсах, спадающих с бедер и узкой в плечах рубашке. Он остановился, взял со спинки стула куртку и надел ее. Кинул предупреждающий взгляд на Кэша.

— Береги ее, — сказал он. — Даже ценой жизни.

— Понял, — кивнув, ответил Кэш.

Райдер пошел на выход, но остановился. Обернулся и одарил Кэша еще одним жестким взглядом.

— Мы больше не в старшей школе. И она не твоя пара. И ты не даришь ей букетик в надежде завалить к ночи. Она — мать моего ребенка. Женщина, которую я возьму в жены. Уяснил? — произнес Райдер с явной угрозой в голосе.

— Передам Роджеру, — съязвил Кэш.

— Эй, вообще-то я здесь, — надувшись, сказала я. — Хватит уже говорить так, будто меня здесь нет.

Райдер посмотрел на меня еще раз, а потом развернулся. Через секунду он ушел, оставив за собой холод, который я ощущала постоянно, когда его не было рядом.

Громкое фырканье Кэша привлекло мое внимание.

— Знал бы он, что тот, кому следует угрожать подобным, ушел вместе с ним, и мы могли бы стать свидетелями убийства, — пробормотал он.




Не нашли, что искали? Воспользуйтесь поиском:

vikidalka.ru - 2015-2018 год. Все права принадлежат их авторам! Нарушение авторских прав | Нарушение персональных данных