Главная | Случайная
Обратная связь

ТОР 5 статей:

Методические подходы к анализу финансового состояния предприятия

Проблема периодизации русской литературы ХХ века. Краткая характеристика второй половины ХХ века

Ценовые и неценовые факторы

Характеристика шлифовальных кругов и ее маркировка

Служебные части речи. Предлог. Союз. Частицы

КАТЕГОРИИ:






Оригинальное название: Promise Me Light (Promise Me #2) by Paige Weaver, 2013 18 страница




— Но я же с тобой, Райдер.

— Знаю. Проклятье, я это знаю, — прошептал он, поглаживая рукой по моему уже довольно объемному животу. — Мне не стоило уходить, но не все так просто.

— Расскажи мне.

— Мои кошмары не прекратились. Каждую ночь я просыпаюсь в холодном поту, задыхаясь. Я вижу, как меня избивают до полусмерти. Мечтаю, чтобы меня убили, пытаюсь вырваться к тебе, но у меня не выходит, — последние слова он произносит едва слышно. — Я не могу добраться до тебя или нашего малыша. Я вижу тебя. Слышу, но следом в меня стреляют, и я умираю.

Его слова вызывают у меня боль. Я обнимаю его за шею и прижимаюсь как можно крепче.

Другая бы на моем месте, может, и ушла от Райдера. Давно бы уже сдалась. Но я не такая, да и Райдер не сравнится с другими мужчинами. Только он всегда был со мной и поддерживал, позволял жить, как я сама хотела, подавляя свои желания. Да, он не подарок. У него получалось лучше обкладывать матом, чем говорить комплименты. Сперва бить без разбору, а потом уже задавать вопросы. Ему не просто было полюбить кого-то, но если уж он любил, то без остатка.

Его руки переместились мне на спину и запутались в моих длинных волосах. Его пристальный взгляд прожигал.

— Когда Гэвин признался, что поцеловал тебя, у меня просто крышу сорвало. А когда ты схватила мою ладонь и прижала к своей шее... — Он потер лицо и с отвращением покачал головой. — Я должен был уйти. Я не хотел навредить тебе или малышу. Если бы я что-то сделал, я бы просто умер. Так что я пришел сюда и напился в хлам каким-то старым ликером твоего отца. Я сидел в этом доме и думал, какой я идиот. Проклинал за то, что хотел вернуться к тебе. Последнее, в чем ты нуждалась — это я. Делающий тебе больно. Заставляющий плакать.

— Райдер, ты никогда не делал мне больно. Я доверяю тебе. Мы всегда были рядом и поддерживали друг друга. Так позволь же мне поддержать тебя сейчас. — Я потянулась и поцеловала его в уголок рта. — Я люблю тебя. Не отталкивай меня.

— Боже, Мэдди, я никуда не денусь. Я тоже тебя люблю. Всегда любил. Может, я и полный подонок, но я не могу жить без тебя.

Его руки погрузились в мои волосы и потянули их.

— Я никогда не оставлю тебя, Мэдди, — произнес он и прижался к моим губам.

— Поклянись, — прошептала я.

— Клянусь всем своим сердцем.

 


Глава 32

 

Зима закончилась. Каким-то чудом нам удалось выжить. Хотя частенько мы и сами сомневались, что выдержим. Погода держалась холодная, иногда даже слишком. Безвыходность нашего положения давила и уничтожала. Но мы старались держаться. Поддерживать друг друга. Надеяться и верить. Только так мы могли выжить.

Кэш и Гэвин начали совершать вылазки в соседний городок, свободный от террористов. Сперва они ездили за едой. Для нас это было первостепенной необходимостью. А через некоторое время они начали привозить и другие вещи; бензин, одежда, детские принадлежности. Город был большим, он стал своего рода прибежищем для выживших. Его даже называли золотой жилой для ищущих провизию, туда съезжались люди со всех концов страны, чтобы купить или выменять что-то необходимое. Я бы тоже хотела туда съездить, только у меня был уже слишком большой срок, на котором подобные путешествия опасны.

Но Гэвин и Кэш привозили не только еду и вещи, они собирали последние новости. Они выяснили, что ополченцы говорили правду; Штаты побеждали и подавляли повстанцев. Да, медленно, ведь война еще не окончена, но у нас на горизонте расцветала надежда. Надежда на спокойное будущее.

Правда, мне покой пока только снился.

 

***

 

Я провела рукой по животу, ощущая под ней пинки своего ребенка. Подняв голову к потолку, я погладила пальцами свой восьмимесячный животик, пытаясь успокоить малыша.

Последние три ночи он или она не давал/а мне спать, постоянно активничая. Посмеиваясь, я даже рассказала Райдеру, что ребенок весь в меня — любит танцевать. Он не посчитал это чем-то смешным, так как напомнил, как я танцевала с ним в клубе. Я покраснела, вспоминая, как прижималась к нему под звуки музыки. И как меня в тот момент не волновало ничего, кроме нас двоих.

Неожиданно спину пронзила вспышка боли. Я попробовала сменить позу, но это не помогло.

Но ощущая ту же боль и на утро, я обратилась к Дженис. Она быстро осмотрела меня и сказала, что все хорошо, что это могут быть схватки Брэкстона-Хикса[9]. Я взяла с нее слово, что она не расскажет об этом Райдеру, он же раздует из мухи слона и будет беспокоиться, а беспокойств нам и так достаточно.

Мы волновались. Гэвин, Броди и Ева должны были вернуться домой еще два дня назад, а их все еще не было. Они уехали в город почти неделю назад, за очередными припасами, ну и попутно хотели поискать родителей Евы и Броди. Я молилась, чтобы они нашли их целыми и невредимыми, но наш новый мир научил меня, что далеко не все наши молитвы оказываются услышанными.

Кэш остался со мной, отказываясь уезжать куда-либо, когда мне вот-вот рожать. Вчера он решил уйти к Дженис и Роджеру, предоставляя нам с Райдером побыть какое-то время вдвоем.

В очередной раз ощутив дискомфорт, я перевернулась на бок. Мой живот уперся в Райдера, его кожа оказалась такой горячей. Одеяло сбилось у него на талии, обнажая грудь. Потянувшись, я обвела линии его татуировок, черными чернилами выделяющиеся на коже. Он открыл глаза., Улыбнулся, взглянув на меня.

— Уже проснулась? — спросил он, обнимая меня.

— Да, — ответила я, поглаживая его твердый живот.

— Черт, Мэдди, просто продолжай, — прошептал он, запуская руку мне в волосы.

Я улыбнулась и обвела пальцами вокруг его пупка.

Малыш снова пихнулся, и в этот раз удар почувствовал даже Райдер.

— Он снова за свое? — спросил Райдер, опустив ладонь на мой очень круглый живот.

— Да, она очень активна, — сказала я, абсолютно уверенная, что ждем мы девочку.

Райдер усмехнулся и расправил ладонь, чтобы ощутить движения малыша.

— Тебе что-нибудь нужно? — спросил он, чмокнув меня в макушку.

Спину снова пронзила боль, отчего я поморщилась. Странное ощущение появилось в животе, будто меня выжимало. Я приняла сидячую позу.

— Мэдди? — озабоченно позвал Райдер.

— Все в порядке, — солгала я. — Просто надо размять ноги. — Иногда, когда мне было не комфортно лежать, то, чтобы уснуть, мне необходимо было походить по дому. Каким-то образом это успокаивало ребенка и помогало мне самой расслабиться.

Я свесила ноги с кровати и опустила на деревянный пол. Длинная рубашка Райдера, доходящая мне до колен, ласкала кожу и приятно пахла им.

— Я пойду с тобой, — произнес Райдер, садясь на кровати.

Бросив взгляд через плечо, у меня перехватило дыхание от того, что я увидела. Волосы торчали во все стороны и падали ему на глаза. Лицо покрывала сексуальная щетина. Такая жесткая и одновременно щекочущая. Я вспыхнула, вспоминая ее прикосновения.

Мышцы его рук напряглись, когда он скидывал одеяло с ног, затем показался обнаженный пресс с кубиками. Его сексуальность ни капельки не уменьшилась с тех пор, как я столкнулась с ним у себя в ванной год назад. А слова, что он тогда мне сказал, навсегда отпечатались у меня в памяти. «Годами, Мэдди. Я хотел тебя годами».

И вот он меня получил.

Я поднялась и потянулась, разминая спину, пытаясь избавиться от того странного ощущения.

— Мэдди?

— Я в порядке, Райдер. Оставайся здесь, — сказала я.

— Уверена? — спросил он, следя за моими движениями.

Я кивнула. Он выглядел уставшим. Все еще бывало, что кошмары мучили его. Он мог проснуться злым, весь в поту и с желанием крушить все вокруг. Я обнимала его, пока его трясло, и дожидалась, пока воспоминания его отпустят и паника уйдет. Но таких ночей становилось все меньше.

Я ощущала взгляд Райдера, пока выходила из спальни, он следил за каждым моим движением. Его пугал тот факт, что мне вот-вот рожать. В последнее время он крайне редко выпускал меня из своего поля зрения.

Войдя на кухню, я зажгла свечу, стоящую на столе. Желая занять чем-то руки, я налила в чашку стерилизованную ручейную воду. Приятными холодными каплями она потекла по моему горлу. Я никогда не забуду, как шла по пустыне под палящим солнцем и мечтала о воде. Как пыталась добраться до дома, к папе. Райдер шел рядышком, поддерживая. Тогда мы пытались противостоять друг другу, но оба проиграли ту битву.

Когда ребенок зашевелился, я побрела по комнате, покачивая бедрами при каждом шаге. Я выглянула на улицу, когда облака разошлись и в окно пробился лунный свет. Может, мне станет легче, если я схожу в туалет.

Я схватила фонарик, мы всегда держали его около задней двери. Я решила не беспокоить Райдера. Ведь отойду от дома всего-то на несколько шагов. Да и к тому же, с тех пор как я забеременела, мне частенько доводилось ходить в уличный туалет одной и ничего.

Стоило открыть дверь, как холодный воздух кольнул мои голые ноги, заставляя кожу покрыться мурашками. Зима постепенно уступала свое место. Днем уже было тепло, но ночи оставались холодными.

Босиком я спустилась с крыльца, освещая себе путь фонариком. Где-то вдали ухнула сова. От этого звука по спине пробежал холодок, но я не остановилась.

Трава под ногами была сырой. Ускорившись, я подошла к туалету и обернулась, когда мне послышался какой-то звук.

Закончив свои дела, я прикрыла за собой деревянную дверцу и пошла в сторону дома. Мне оставалось всего несколько шагов до крыльца, когда по спине снова пробежал холодок. Оглянувшись, меня охватило волнение. Что-то явно не так, казалось, на меня кто-то смотрит. Едва я подняла ногу, чтобы подняться по ступенькам, как все и произошло.

Кто-то подскочил ко мне сзади и схватил, выбивая из моей руки пистолет. Я закричала, но грязная ладонь немедленно заткнула мне рот. Я начала махать руками, раз или два попав незнакомцу по голове. В ответ сильная рука обвилась вокруг мой шеи, отрезая подачу кислорода в легкие.

Я впилась ногтями в предплечье незнакомца и начала царапать его, оставляя глубокие борозды на коже. Я пыталась убрать руку в отчаянной попытке глотнуть кислорода, но его захват был слишком крепким.

— Привет. Помнишь меня? — на ухо произнес он глубоким голосом, заставляя меня задрожать.

Я сразу же узнала этот голос. Это тот самый террорист, который несколько месяцев назад искал Райдера. Который угрожал вернуться.

Он сжал мою шею сильнее, отчего глаза испуганно распахнулись, а к лицу прилила кровь. Я снова вцепилась в его руку, отчаянно пытаясь вырваться.

Не обращая внимания на мои потуги к сопротивлению, он лишь усилил захват.

— А теперь мы медленно пойдем в сторону леса. Поняла? — спросил он без какого-либо акцента. — И ты даже не подумаешь пикнуть.

Я кивнула, насколько позволяло мое положение, сердце бешено заколотилось в груди.

— Я отпущу твою шею, если будешь делать, как я говорю.

Я снова кивнула, чувствуя, как сокращается трахея.

— Хорошо. — И он отпустил мою шею. Схватил оба моих запястья и потянул их мне за спину, другой рукой закрывая мне рот.

— А теперь пошли, — пихнув, приказал он.

Я послушалась и пошла вперед на ватных ногах. Его ладонь болезненно вдавливала мои губы в зубы. Если бы он только чуть расслабил руку, я бы смогла укусить его. Я обдумывала, как вырваться и сбежать, осознавая, что лучше умереть, чем идти с ним в лес.

Мы пересекли половину двора, когда он остановился и развернул меня.

— Знаешь, я не хочу делать тебе больно, правда. Ты — моя страховка, — сказал он. — Я уберу руку, если пообещаешь вести себя тихо.

Я кивнула, мечтая о порции кислорода.

Не спеша, он опустил руку. Я быстро и часто задышала.

Взгляд незнакомца опустился к моему огромному животу. Мне захотелось прикрыться от его глаз, но он крепко удерживал мои запястья.

Я сглотнула, горло саднило. Очередной поток боли охватил спину, но сейчас мне было не до того. Это подождет...

— Чего вы хотите? — спросила я, оглядываясь на дом.

Мужчина склонил голову на бок. Ничего не ответив, он развернул меня и повел дальше.

— Я пришел за твоим хахалем. Мне приказано привести его, — ответил он.

— Нет! Не надо! — взмолилась я. Мы практически дошли до леса. Надо как-то задержать его. — Мы ничего не сделали тебе.

— Твой дружок убил моего лидера. И уже за это он должен сдохнуть.

Я споткнулась, когда боль охватила так, что в глазах выступили слезы. Но мужчина, кажется, этого даже не заметил.

— Попробую объяснить. Я являлся частью внедренной сюда спящей ячейки. В штатах я прожил семь лет. Затем познакомился с американкой и влюбился в нее. Пытался защитить ее от начавшейся войны, уберечь от насилия, — он яростно плюнул, — но не смог.

Его руки сжали мои запястья, вынуждая вздрогнуть и закусить губу.

— И как же моя страна отплатила мне? У меня забрали жену и детей. Их держали в заложниках, как и других плененных американцев. В обмен на мою семью с меня потребовали жизнь твоего мужика. Так что я приведу его к ним и освобожу свою семью, — сказал он. — А ты выступишь в роли наживки.

Я замерла и резко обернулась. Сердце заколотилась, а ладони вспотели.

— Не надо. Пожалуйста, — взмолилась я.

Он открыл рот, чтобы ответить, но его прервали. Над нашими головами просвистела пуля, предупреждающий выстрел, едва не подпаливший мне волосы.

— Отпусти ее, — прозвучал сулящий смерть голос.

Террорист резко развернулся, прикрываясь мной как щитом. Райдер стоял в нескольких шагах, держа в руках ружье. Он шире расставил ноги, опуская дуло ниже и готовясь к очередному выстрелу.

— А вот и ты, дружочек. Я все гадал, когда же ты покажешься, — сказал незнакомец, болезненно сжимая мои запястья.

Райдер держал заряженное ружье, полностью сосредоточившись на удерживающем меня мужчине.

— Я здесь. Отпусти ее.

Меня отпустили. Я тут же побежала к Райдеру, и он, вытянув свободную руку, обнял меня. Затем спрятал у себя за спиной, продолжая удерживая террориста под прицелом.

Мужчина поднял руки, капитулируя.

Слишком просто, должен быть подвох.

— Не шевелись, Мэдди, — сказал Райдер. Вынув пистолет из-под своего пояса, он опустил его мне в руку. — Если что-то пойдет не так, беги к матери с отцом, поняла?

— Да, — сказала я, беря пистолет и сняв его с предохранителя.

Не опуская ружья, Райдер медленно пошел к мужчине. Я замерла на месте, следя за тем, как мужчина переминается с ноги на ногу, глядя при этом Райдеру в глаза. Я ни секунду не верила ему.

— Убей меня. Освободи меня от страданий, — плюнул он, выпятив подбородок. — Я ничтожество.

Райдер не ответил. Я видела, как напряглись мышцы его спины и рук. Он замер в нескольких шагах от мужчины, направив дуло ему в голову.

— Стреляй, — прошипел мужчина, бесстрашно глядя на ружье. — СТРЕЛЯЙ!

И вдруг меня пронзило болью. Только этот раз был не похож на предыдущие. Боль согнула меня пополам, сбивая дыхание. Мой резкий вдох громом прозвучал в ночной тишине и изменил все.

Райдер обернулся ко мне.

Незнакомец увидел для себя возможность. Он выбросил вперед руку и ударил по ружью Райдера, выбивая его из рук. А затем кулак мужчины ударил Райдеру в живот.

На мгновение Райдер согнулся, но быстро пришел в себя. Но к тому моменту у чужака уже было превосходство.

Я закричала, когда мужчина выбил ружье из рук Райдера. Заученным движением перехватил его и наставил на Райдера.

Я с ужасом смотрела, как Райдер игнорирует наставленное на него ружье. Быстрым движением он ударил незнакомцу в челюсть. Мужчина отшатнулся. Оружие полетело на землю, забытое всеми. Не обращая на это внимания, Райдер пошел на мужчину и начал молотить кулаками по его лицу. Из носа и рта мужчины брызнула кровь.

Райдер же так убьет его!

— Райдер! — закричала я, делая шажок вперед.

Еще одна вспышка боли заставила прокусить губу до крови. Я вскрикнула, казалось, меня разрывает пополам. Я пыталась дышать сквозь эту боль, но у меня не выходило. Живот стянуло, он стал будто каменным. И вдруг по ногам что-то потекло. Шокировано я посмотрела вниз.

У меня отошли воды.

 


Глава 33

 

В панике подняв голову, я увидела, что Райдер прижал террориста к земле. Его кулаки снова и снова обрушались мужчине на голову. Всю свою боль и отчаяние он выплескивал на этого человека.

— Райдер! — закричала я, чувствуя, как меня снова разрывает от боли.

Я упала на колени, не в состоянии выстоять на ногах. Крепко зажмурившись, я пыталась пережить страшную волну боли. Никогда ничего подобного мне не приходилось испытывать. Сломанный палец и трещина ребра даже близко не сравнятся.

Когда боль утихла, я открыла глаза. Райдер слез с корчащегося от боли и истекающего кровью мужчины. Он сделал несколько шагов в сторону, наклонился и поднял ружье. Приложил к плечу и направил на чужака.

— Ну вот и все! — прорычал он.

Меня затрясло от ужаса, стоило осознать, что он собирается сделать. И я понимала, что только я могу остановить его.

— РАЙДЕР! — завопила я, пытаясь привлечь его внимание. И тогда же боль снова накатила, разрывая пополам. Заставляя кричать.

— Мэдди?

Открыв глаза, я увидела, что Райдер опустил ружье и смотрит на меня.

— Отпусти его, — задыхаясь, проговорила я. — Ты нужен мне.

Через пару секунд он опустился рядом со мной, позабыв о мужчине.

— В чем дело? В тебя стреляли? Проклятье, Мэдди, ЧТО ПРОИЗОШЛО? — прорычал он, ощупывая меня.

Я не смогла ответить. Боль была слишком сильной.

— Мэдди! — закричал он, встряхивая меня.

— У меня отошли воды, — выдавила я.

— Черт! — сказал Райдер, на его лице выступил ужас.

Больше он не тратил времени зря. Он поднял меня на руки. Я взглянула ему через плечо и увидела, что мужчина поднимается на ноги, держась за бок. Кинув на нас взгляд, он припустил к лесу. Откуда-то пришло понимание, что больше мы его не увидим.

Когда мы пересекли половину двора, я услышала спешащие к нам шаги. А при виде Кэша выдохнула с облегчением.

— Что случилось? — спросил он, увидев, как Райдер несет меня.

Райдер не остановился, но перевел взгляд на Кэша.

— Мэдди рожает. С хрена ли ты так долго перся?

Кэш устремился за нами, не отрывая от меня глаз.

— Выбежал сразу, как услышал выстрел.

— Наш нежданный гость вернулся. Он убежал в лес недалеко от той старой каменной груды, — сказал Райдер, кивая в сторону деревьев.

Кэш не медлил ни секунды.

— Беру на себя. Позаботься о ней.

— Сделаю все, что смогу, — ответил Райдер, ускоряясь, когда я скорчилась от боли.

Он открыл заднюю дверь и внес меня в темный дом. Через секунду мы оказались в спальне. Когда он опускал меня на кровать, меня накрыла очередная волна боли, ударившая по спине и животу. Я закричала, цепляясь за его руку, чувствуя, словно меня кромсает пополам.

Он опустился на кровать рядом со мной, изучая мое тело. Впервые я видела его в таком ужасе.

— Еще же рано, Мэдди. Месяц ведь оставался, — произнес он. — Если что-то случится... я не смогу...

— Райдер, — сказала я, вкладывая все, что чувствовала, в одно слово.

Секунду он изучал меня. А затем вернулся привычный мне Райдер. Контролирующий себя. Бесстрашный. Готовый к сражению, чтобы защитить меня.

— Ладно, говори, что мне делать, — ровно спросил он.

— Я... не знаю, — сказала я, дыша сквозь боль. — У меня такое впервые.

— Не смешно, Мэдди, — произнес Райдер, опуская руку мне на живот.

Мышцы живота напряглись от его прикосновения, да так, что мне показалось, что они вот-вот лопнут. Я съежилась от боли и до скрипа стиснула зубы, чтобы не закричать.

— Райдер, боль слишком сильная, — со слезами сказала я.

— Хорошо, хорошо, — пробормотал он, запуская руку себе в волосы. — Я приведу маму.

Он уже собрался идти, но я перехватила его руку, останавливая его.

— Нет! Не оставляй меня! Пожалуйста! Мне страшно! — заплакала я.

Он опустился обратно, второй рукой обхватывая мою ладонь.

— Ладно. Я никуда не уйду, — прошептал он и убрал волосы со взмокшего лба.

Я кивнула и закрыла глаза, ощущая очередную приближающуюся волну боли. Мое дыхание участилось, я чувствовала, что задыхаюсь. Я изо всех сил пыталась перевести дыхание, но не смогла и начала погружаться в панику.

— Райдер, мне нечем дышать, — едва смогла прошептать.

— Все хорошо. Детка, я рядом, — сказал он, наклонившись и целуя меня в лоб. — Только рядом с тобой я хочу находиться.

Он повторил слова, который говорил когда-то давно.

И они оказались последними, что я запомнила.

 

***

 

— Она приходит в себя, Райдер.

Я открыла глаза. Первым я увидела Райдера, сидящего на стуле возле кровати. Он сидел, упершись локтями в колени и пряча лицо в руках. Когда его голова дернулась вверх, я увидела, что глаза у него покраснели и торчат волосы, видимо, он не раз хватался за них.

Увидев, что я очнулась, он подскочил на ноги. Через мгновение он оказался рядом и обхватил ладонями мое лицо.

— Господи, Мэдди, ты напугала меня, — прошептал он, и в голосе его было столько эмоций.

— Что произошло? — спросила я, оглядывая комнату.

— Ты потеряла сознание. Гипервентиляция, — сказала Дженис и обхватила мою ладонь, видимо, проверяя пульс.

Меня пронзила боль сильнее даже той, что была недавно. Я задергалась на кровати, хватаясь за руку Райдера и крепко ее сжимая.

— Мам, сделай что-нибудь! — воскликнул Райдер, диким взглядом смотря на свою мать.

— Дыши, Мэдди. Через боль дыши, — сказала его мама, показывая, как надо дышать.

Я попыталась вслед за ней сделать глубокий вдох, но это было сущей мукой.

В тот же миг из другой части дома послышались голоса. Я увидела, как Ева, Броди и Гэвин замерли в коридоре. Их глаза округлились, словно у меня выросла вторая голова. А затем, будто кто-то переключил паузу на воспроизведение, они засуетились.

Ева рванула в комнату.

— Мэдди! — Завизжала она, опускаясь на кровать рядышком со мной. На ней было то же, в чем она уходила — джинсы и коричневая мужская рубашка; предложи ей эти вещи кто-то год назад, она бы предпочла умереть.

— Ты вернулась, — прошептала я, беря ее за руку.

— Да, — ответила она, крепко сжимая мою ладонь. — И очень рада, потому что мне очень хотелось увидеть, как родится Райдерово порождение.

В этот раз Райдер даже не пикнул на ее реплику.

— Ты нашла родителей? — спросила я, корчась от очередного приступа боли.

Она покачала головой, улыбка сошла с ее лица.

— Об этом позже, — сказал Райдер, не отрывая взгляда от моего лица.

Я посмотрела на Гэвина, вошедшего в комнату и опустившегося на пол с другой стороны кровати.

— Как ее показатели? — спросил он у матери, тщательно осматривая меня.

Когда Дженис ответила ему, я осознала, что кого-то не хватало. Броди вышел из комнаты, и я слышала голос Роджера из коридора, но где же Кэш?

— Кэш не вернулся? — спросила я, изо всех сил пытаясь не закрывать глаза. Но я так устала.

Гэвин перестал рыться в аптечке и взглянул на меня.

— Не волнуйся, он все уладил и уже вернулся.

Я оглянулась на Райдера.

— Ты в безопасности, — сквозь сжатые зубы произнесла я, когда внутри появилось чувство давления, заставляющее меня начать тужиться.

— Нет, мы в безопасности, — сказал он, переплетая наши пальцы. — Не думай об этом. Сейчас я хочу, чтобы ты сосредоточилась и родила нашего ребенка. Я не могу потерять тебя.

Я кивнула и снова дернулась, ощутив прилив боли. Когда боль мучительно ударила, я стиснула зубы и сжала его руку так, что пальцы захрустели. Но когда боль стала просто невыносимой, я не смогла сдержаться.

— ТВОЮ МАТЬ! — закричала я.

Глаза Райдера округлились, кровь отхлынула от лица. Я крайне редко ругалась, но в этот момент эта фраза была самой точной для описания ситуации.

— Мам, помоги ей. — Райдер с мольбой взглянул на свою мать.

Она опустилась у меня между ног и поморщилась. Подняв глаза, она проигнорировала Райдера, полностью сосредоточившись на мне.

— Ладно, Мэдди. Я вижу головку. Когда будешь готова — тужься.

Я снова закричала, чувствуя, что низ живота буквально разрывает.

Казалось, я тужилась целую вечность, но ничего не происходило. Боль не прекращалась. Мои силы таяли. Их не хватало, чтобы тужиться, но боль не утихала, призывая тужиться, чтобы родить малыша.

Я снова закричала от разрывающей боли.

— Мама, черт! Да сделай что-нибудь! — закричал Райдер. — Она же мучается!

— Гэвин, проверь давление, — сказала Дженис, взглянув на другого своего сына. — Что-то не так. У нее слабый пульс.

— Черт! Черт! — в ужасе завопил Райдер.

— Успокойся, Райдер. Ты нужен Мэдди, — спокойно и собрано произнесла Дженис. Она посмотрела на Райдера, ее строгий взгляд напомнил все те разы, когда она встречала побитого и пьяного Райдера.

Гэвин надел мне на руку манжету от танометра.

— Держись, Мэдди, — сказал он, сжав губы в тонкую линию. — Ты никуда от нас не уйдешь. Пускай Бог и скучает по одному из своих ангелов, но он не может тебя забрать, только не сейчас.

— Дьявол, Гэвин, заткнись, — произнес Райдер, яростно скрипнув зубами. — Не смей нести эту хрень.

Мне было все равно на их слова. Пускай хоть подерутся, если от этого боль станет меньше.

Но она не утихала. Наоборот, стала слишком сильной. У меня потекли слезы. Я умирала. Этот ребенок убьет меня. Я сосредоточилась на Райдере. Он продолжал смотреть на своего брата, в глазах его выступили слезы. Господи Боже! Райдер плакал. Если уж он плакал, значит, я точно умирала.

Боль снова накатила, выбивая из меня очередной крик.

— Гэвин? — позвала Дженис, дожидаясь от него показаний моего давления.

— Давление низкое, — сказал он, снимая манжету.

— Я бы предложила перевернуть ее на бок, чтобы восстановить давление, но у нас мало времени, — произнесла Дженис.

Она закатала рукава и потянулась за хирургическими ножницами. Положила их на кровать рядом с моей ногой и накрыла рукой мое колено.

— Хорошо, Мэдди. Мне надо, чтобы ты потужилась. Надо вытаскивать вашего ребенка.

Я в ужасе замотала головой.

— Нет, я не смогу, — всхлипнув, сказала я.

— Ты должна, — отозвалась Дженис.

— Нет, — сказала я, слезы уже градом катились по моему лицу.

— Райдер, она должна потужиться. Поговори с ней, — произнесла его мама, в этот раз в ее ровном тоне слышались нотки волнения. — Ребенок застрял в родовом канале, и давление Мэдди падает...

Райдер кивнул, выглядя напуганным. Он заключил мое лицо в ладони, заставляя меня посмотреть ему в глаза. Он смотрел мне в глаза и дарил ощущение, что здесь и сейчас есть только мы.

— Послушай меня, Мэдди. Я не знаю никого сильнее тебя. Ты всегда надирала мне зад, когда это требовалось, и никогда не сдавалась. Не сдавайся и сейчас, не отказывайся от нашего малыша, — произнес он, пытаясь бороться со спазмами в горле.

— Райдер, прости меня... — плача, произнесла я. — Не могу больше.

Он закрыл глаза. А когда открыл, в них больше не было страха. Только жесткая уверенность и холод, так знакомые мне.

— Проклятье, Мэдди, сможешь и справишься. Борись. Закричи на меня. Скажи, что ненавидишь меня. Назови самым большим кретином в мире, — жестко произнес он. — Борись. Будь той упрямицей, которой боль была по барабану. Той, что когда-то свела меня с ума. И по-прежнему сводит.

Я смотрела ему в глаза и понимала, что сделаю это. Ради него.

Когда боль ударила снова, я начала тужиться.

Спустя несколько минут в комнате раздался тихий всхлип. Ева плакала. Я слышала, как Дженис просит Гэвина снова измерить мне давление. Но меня не заботили их действия. Все мое тело ослабело. Последние капли сил испарились.

Райдер смотрел на меня, в его глазах стояли слезы. Наклонившись, он поцеловал меня.

— Я люблю тебя, Мэдди, — прошептал он. — Я так сильно люблю тебя.

— Я тоже тебя люблю, — тихо ответила я.

— Райдер, — позвала его мама, привлекая его внимание.

Оглянувшись, он выпустил мою руку. Я потянулась за ним, не желая, чтобы он оставлял меня. Сквозь полузакрытые глаза, я увидела, как мать вручает ему небольшой сверток.

— Девочка, — сказала он, глядя на меня со слезами на глазах.

Райдер повернулся ко мне, неловко держа сверток. Он встретился со мной взглядом, и в его глазах было столько любви.

Передо мной стоял мой лучший друг, и он держал на руках нашего ребенка. Мужчина, умеющий отчаянно сражаться и еще отчаяннее любить. Мужчина, который скорее надерет кому-то зад, чем признается в своих чувствах. Мужчина, покрытый татуировками и сулящий опасность.

Мой любимый мужчина, и он держал нашу дочку.

— Как она? — спросила я.

Райдер посмотрел на меня, в его взгляде все еще читалось беспокойство.

— Она великолепна. Как и ее мать, — произнес он.

Я попыталась улыбнуться, но не хватило сил.

— Мам, Мэдди в порядке? — спросил Райдер, обернувшись к своей матери.

vikidalka.ru - 2015-2018 год. Все права принадлежат их авторам! Нарушение авторских прав | Нарушение персональных данных