Главная | Случайная
Обратная связь

ТОР 5 статей:

Методические подходы к анализу финансового состояния предприятия

Проблема периодизации русской литературы ХХ века. Краткая характеристика второй половины ХХ века

Ценовые и неценовые факторы

Характеристика шлифовальных кругов и ее маркировка

Служебные части речи. Предлог. Союз. Частицы

КАТЕГОРИИ:






Хромодинамика или свет и силы высшего порядка




 

I. Вступительные замечания

1. Наконец мы подошли к блистательному ряду фактов, не только доказывающих существование тонких флюидических сил, из которых соткана сокровенная душа вещей, но и подтверждающих эфирно-атомарный закон. С их помощью мы сможем приблизиться к краеугольному камню великой энергетической арки и приступить к рассмотрению тех таинственных законов и движущих сил растительной, животной, человеческой и даже вселенской жизни, которые раскрываются в высших градациях света и цвета.

2. В главе пятой, XXIII, мы узнали, что существуют достоверные свидетельства существования новых и прекрасных оттенков света и цвета сверх тех, что доступны обычному зрению. Полупророческое, полуфилософское высказывание профессора Тиндалла о том, что человек наделен неразвитыми пока способностями видеть эти высшие цвета, уже начинает подтверждаться реальными фактами: «Если бы мы позволили себе на мгновение признать ту концепцию постепенного роста, совершенствования и восхождения на более высокие ступени, которая заложена в понятии эволюции, мы вполне могли бы заключить, что для человека существуют громадные резервы зрительных ощущений, неизмеримо превышающие те, что сейчас имеются в его распоряжении. К примеру, в 1801 году Риттер открыл, что за крайней фиолетовой частью спектра существует огромный поток лучей, совершенно бесполезных для наших органов зрения в их нынешнем виде». В следующей главе будет обстоятельно показано, что многие люди способны видеть эти цвета, что у еще большего числа людей эти способности могут быть развиты. Там же будет изложена и методика их развития. Эта глава посвящена, главным образом, объяснению природы одического света и цвета, а также некоторых чудесных сил, взаимосвязанных с человеком и природой, тогда как следующая будет почти целиком посвящена человеку.

 

II. Одический свет

 

Один из виднейших австрийских ученых барон Рейхенбах открыл, что все известные элементы и вещества излучают некую тонкую энергию, которая проявляется в виде прекрасных световых и цветовых явлений и доступна зрению и чувствам людей, которых мы называем сенситивами. Будучи владельцем просторного замка близ Вены, замечательно приспособленного к его научным исследованиям, имея в своем распоряжении множество философских и химических приборов, а также частный музей. где собраны разнообразнейшие минералы и вещества, он в течение многих лет с великим мастерством, терпением и беззаветной любовью к истине проводил тысячи опытов. Как сами эти эксперименты, так и открытая благодаря им великая природная сила, ее законы и явления должны обессмертить его имя. Эту таинственную энергию он назвал силой ОД, ОДИЧЕСКОЙ или ОДИЛИЧЕСКОЙ СИЛОЙ.

Поскольку эти тонкие незримые эманации являются изначальной основой всех прочих сил и неизменно присутствуют во всех предметах материального мира, чрезвычайно важно прийти к их постижению. Если же учесть, что знание их законов в огромной мере способствует счастью и развитию всего человечества, то полное равнодушие к этим силам со стороны наших медиков и ученых едва ли не граничит с преступлением.

«Природа вечна, — пишет Рейхенбах. — И миллион лет спустя потоки одического света будут сиять, как сияют сегодня. Но все попытки опровергнуть эту истину, после того как она была счастливо открыта, останутся преходящими и никчемными». Но если такие люди, как великий химик из Стокгольма Берцелиус, доктор Грегори из Эдинбургского университета и президент Королевского хирургического общества в Лондоне доктор Эллиотсон, а также многие другие выдающиеся мыслители и ученые безоговорочно признали величие открытия Рейхенбаха, то слишком многие и до сего дня игнорируют, вернее, пребывают в добровольном невежестве относительно этого предмета.

Однажды группа довольно самонадеянных врачей из Вены, стремясь, по-видимому, не столько установить истину, сколько повергнуть в прах барона Рейхенбаха, велела мисс Райхель, одной их тех сенситивов, с которыми экспериментировал барон Рейхенбах, описать одический свет. Окружив ее со всех сторон и схватив за руки, они настолько подавили ее своей враждебностью, издевательствами и насмешками, что охваченная гневом и возбуждением бедная девушка практически ничего не смогла сказать об этом великом начале. И вот тогда они беспощадно осудили и ее, и все дело. Впрочем, избранный ими путь оказался даже к лучшему, ибо предоставил Рейхенбаху возможность нанести им сокрушительное поражение, ставшее хорошим предостережением для всех аналогичных проявлений глупости и невежества. Известный физиолог доктор Уильям Б. Карпентер считает эксперименты барона Рейхенбаха сомнительными на том основании, что в них участвовало так много женщин. На это могу ответить, что 1) его эксперименты были бы еще менее достоверны, если бы он не привлекал к ним женщин, ибо женская чувствительность к тонким силам столь же выше мужской, сколь способность мужчин к рациональному мышлению превосходит женскую, и весьма странно, что такой одаренный наблюдатель упустил этот факт из виду; 2) на самом деле барон работал и с многими мужчинами, также способными видеть одический свет, в том числе с членом Венской академии профессором Эндлихером, бароном Августом фон Оберлендером, имперским профессором химии из Вены доктором Рагским, естествоиспытателем из Берлина Карлом Шухом, врачом-ординатором короля Швеции доктором Гуссом и другими высокообразованными джентльменами. Всего в его опытах участвовало около 60 человек — как совершенно здоровых, так и больных, причем женщин было больше, чем мужчин, как и должно быть в подобного рода исследованиях, ибо первые видели более длинные языки пламени и в целом описывали их точнее, чем вторые. Некоторые женщины, например, баронесса Наторп, баронесса фон Августин и другие были весьма образованными особами.

2. Заручившись знанием строения атомов, хромохимии и хромотерапии, я полагаю, мы без труда постигнем все сокровенное значение и свойства одических цветов и подтвердим их научное значение, чего без помощи этих наук не смог сделать Рейхенбах. Следует помнить, что каждый цвет независимо от степени его тонкости или грубости наделен определенной, лишь ему присущей разновидностью энергии. Одический синий и фиолетовый подобно их зримым аналогам являются электрическими, проникающими и холодными по природе. Красный цвет как в лекарственных средствах, так и в видимом солнечном свете или в тонких незримых одических лучах выступает как согревающий и возбуждающий фактор. Короче говоря, каждый цвет всегда действует по одному и тому же закону, и единственное различие состоит в том, что цвет более тонкой градации обладает более тонкой и проникающей энергией, чем его аналог на более грубом уровне, и сильнее воздействует на тонкие ментальные силы, хотя и не столь непосредственно, как на физический организм. Теперь же пришло время разобраться в природе одического света, увиденного сенситивами барона Рейхенбаха. В одних случаях я буду лишь кратко излагать его идеи, в других приведу его высказывания дословно.

 

III. Природа одического света и цвета

 

1. Одический свет обнаруживает действие тех же законов и явлений, что и обычный видимый свет. «Одический свет проявляется в пяти формах, порождая различные виды чувственных ощущений: 1) свечение, 2) пламя, 3) нити, полосы и туманности, 4) дымка, 5) искры». При легком дуновении на пламя, сияющее на кончике магнита, профессор Эндлихер и другие видели, как оно мерцало и разгоралось, словно обычное пламя на ветру. Проснувшись среди ночи, г-жа Кинсбергер увидела, как железная оконная рама полыхает одическим огнем и встревожилась, приняв его за настоящий пожар. Когда же она вышла погасить его, огонь сам по себе исчез и появился, едва она снова легла. Иными словами, она видела свет, лишь будучи совершенно спокойной и восприимчивой, но едва она приходила в движение, как ее одическое зрение пропадало. Когда магнит слабел, «вместо пламени было заметно свечение и легкий дымок» точь-в-точь как в тлеющем костре. «Од имеет общую с теплом характерную особенность двух различных состояний — единое инертное излучение, медленно прокладывающее себе путь сквозь материю. Од, излучаемый магнитами, кристаллами и человеческими телами, мгновенно ощущается даже сквозь длинную анфиладу комнат». Одический свет подчиняется тем же законам рефракции, что и обычный свет, ибо его можно сконденсировать и свести в фокус с помощью линзы, а также некоторым законам отражения, хотя вещества, отражающие обычный свет, не всегда с той же силой отражают свет одический, ибо последний нередко способен проникать сквозь плотные тела, придавая им прозрачность.

2.Должна существовать одическая атмосфера или статический эфир, которая так же взаимодействует с одическим светом, как обычная атмосфера взаимодействует с обычным светом. Поскольку одический свет по частоте колебаний вдвое тоньше обычного, то и одическая атмосфера должна быть вдвое тоньше, а ее люминеллы в среднем вдвое меньше обычных люминелл. Это умозаключение основано на природных аналогиях, а также на том подтвержденном математиками факте, что колебания, вдвое превышающие по тонкости и частоте колебания термела, расположены в зоне несколько выше фиолетового, как раз в том месте, где можно предположить наличие одического термела, начинающего новую цветовую октаву.

В этой более тонкой атмосфере существуют и в полную силу действуют одическое электричество, одический магнетизм, одический термизм, а также одический свет и цвет, как в этом мы убедимся ниже.

В доказательство того, что одический свет совершенно не зависит от нашей атмосферы, будучи даже частично приглушен ею, и что у него должна быть своя особая атмосферная среда, я приведу описанный Рейхенбахом эксперимент с магнитом, помещенным в темную камеру, откуда насосом был откачан воздух:

«Г-н Фирка, Иоганн Клайбер и г-жа Кинсбергер также поначалу ничего не видели; но когда воздух был частично откачан, они увидели внутри воздушного колокола свечение и сам магнит в ореоле одического света. При дальнейшем откачивании Клайбер увидел на обоих полюсах магнита язычки пламени, вначале тусклые, затем все ярче, усиливавшиеся с каждым движением поршня, так что в конце концов, в воздушном колоколе полыхало довольно яркое пламя. После того как в сосуд снова впустили воздух, все трое наблюдателей отметили, что пламя внезапно исчезло и появилось снова, как только опять заработал воздушный насос».

М-ль Циккель пламя казалось ослепительно ярким, особенно после откачки воздуха, причем один полюс был синим, другой — красным, а между ними сияло целое смешение радужных оттенков. Такие же изменения видели некоторые другие наблюдатели, в том числе слепой по фамилии Больман. Эти факты, по-видимому, указывают на то, что это пламя подпитывается более тонкими градациями кислорода, водорода и углерода или других аналогичных элементов, и основой его является некая более тонкая разновидность газообразной или, скорее, эфирной материи, ибо субстанции, более тонкие нежели газы, могут быть названы эфирами.

3. Одический свет может возникать вокруг всех известных объектов, но прежде всего вокруг тех, что находятся под воздействием тонких энергий, таких как электричество, магнетизм, тепло, свет и т. д.

Я приведу здесь краткий обзор результатов, полученных в ходе огромного числа экспериментов, взятый из сочинения Рейхенбаха «Исследования (динамика) магнетизма, электричества и прочее в их взаимосвязи с витальной силой» в переводе доктора Уильяма Грегори (Лондонское издание):

«Подтвержденное временем наблюдение, что магнит оказывает ощутимое воздействие на человеческий организм, не является ни ложью, ни шарлатанством, ни предрассудком, как ошибочно полагают и возвещают многие нынешние философы, но вполне доказанным фактом, физико-физиологическим законом природы, громогласно требующим нашего внимания.

Убедиться в справедливости этого утверждения не только сравнительно легко, но и вполне осуществимо на практике; ибо повсюду встречаются люди, чей сон в большей или меньшей степени тревожит либо вызывает нервные расстройства полная луна. Почти все они совершенно отчетливо ошущают воздействие магнита, если провести им вдоль тела с головы до ног. Еще больше вполне здоровых и деятельных людей, которые не менее живо ощущают действие магнита; многие другие ощущают его в меньшей степени; многие совсем слабо; и наконец, большинство людей не ощущает его вовсе.

Все, кто ощущает это явление и кто составляет примерно четверть или даже треть населения этой части Европы (Вена), объединены мною под общим термином «сенситивы». Ощущения этого явления группируются в осязательные и зрительные; осязательные в форме явственных ощущений холода и тепла; зрительные в форме световых эманации, становящихся видимыми после долгого пребывания в темноте и испускаемых полюсами и боковыми сторонами магнитов. Способность порождать эти явления присуща не одним лишь естественным или искусственно изготовленным стальным магнитам. Сама природа доставляет нам бесконечное многообразие вариантов. Прежде всего, есть сама земля, магнетизм которой в той или иной степени влияет на сенситивов. Затем есть луна, той же силой воздействующая на землю и, само собой, на сенситивов. Далее, у нас есть всевозможные кристаллы, природные и искусственные, у которых свечение проявляется вдоль главной оси. Есть еще тепло, трение, электричество, органическая жизнь растений и животных и, особенно, жизнедеятельность человека. И есть, наконец, вся материальная Вселенная. Причиной всех этих явлений служит некая особая энергия, существующая в природе и объемлющая всю вселенную, отличная от всех прочих известных сил и называемая здесь ОДИЛ».

4. Величина языков одического пламени. В зависимости от интенсивности породившей их энергии и уровня ясновидения сенситива они могут значительно отличаться по величине.

«Профессор Эндлихер видел на полюсах электромагнита неровные языки пламени высотою до 40 дюймов, отличающиеся богатой игрой цветов и заканчивающиеся вверху дымчатым свечением, которое вздымалось к потолку, бросая на него легкий отсвет. Г-н Дельез видел такие же по величине языки пламени, но не различал цветов. Они казались ему темными внизу (красный), самыми яркими посредине (желтый) и снова темнеющими вверху (синий). Мисс Глазер видела над полюсами того же электромагнита языки пламени высотою в пять футов и поднимающийся над ними дым до самого потолка. Пламя переливалось богатейшей игрой цветов, причем синие преобладали над северным полюсом, а красно-желтые — над южным. Мисс Цинкель видела над северным полюсом пламя высотой в 40 дюймов, а над южным — в один фут. Оба огня были цветными, причем в первом случае преобладал синий цвет, во втором — красный».

Одическое пламя, исходящее из девятислойного подковообразного магнита и казавшееся мисс Глазер высотою в 16 дюймов, выросло до 64 дюймов, когда к нему был подведен ток от электрической машины. Мисс Штурман, находясь в темном помещении, ощутила «похожий на пламя свет» над большим куском горного хрусталя, «размером с пол-ладони, синего цвета, вверху переходящий в белый, решительно непохожий на магнетический свет», в котором было больше красных и желтых тонов. Она также сказала, что «в верхней части белого свечения просматриваются вертикальные красноватые нити». Нередко наблюдается, как из кончиков человеческих пальцев, от различных частей тела, растений и многих других предметов истекают ручейки света длиною несколько дюймов.

5. Одическая поляризация. Подобно тому, как солнечные эфиры либо поляризуют атомы вещества, сквозь которые они проходят, либо подчиняются законам уже поляризованных субстанций, как это происходит во многих кристаллах, одические силы либо поляризуют тела, либо протекают по атомарным каналам уже поляризованных веществ.

«Обнаружено, что в каждом кристалле существуют две точки, к которым в особенности тяготеет упомянутая энергия. Эти точки всегда находятся в диаметральной противоположности относительно друг друга, то есть являются полюсами первичной оси кристалла. Принцип действия обеих примерно одинаков, но одна намного сильнее другой. К тому же от одной как бы исходит холодный, а от другой мягкий и кажущийся теплым воздушный поток» (Рейхенбах, в переводе доктора Эшбернера, стр. 56).

Здесь и в других случаях Рейхенбах применяет слово кажущийся, не будучи уверен в том, что теплота или холодность тонких воздействий, о которых ему постоянно твердили сенситивы, может быть чем-то иным, кроме кажущегося эффекта, поскольку показания термометра оставались неизменными. Виной тому его незнание, что 1) существуют различные градации тепла и холода, причем тонкие не поддаются измерениям с помощью грубых инструментов, как, например, невозможно отмерять муку угольным ситом; 2) холодная оконечность кристаллов и других поляризованных предметов всегда излучает голубое пламя, являющееся, как мы видели, неизменным проявлением холодного и электрического потока; 3) этот полюс всегда оказывает своим холодом охлаждающее и сужающее воздействие на сенситива, тогда как другой полюс вызывает, как это и пристало теплу, согревающее и возбуждающее чувство, и в нем всегда преобладает красный цвет.

Указанные явления подтверждают истинность многих изложенных в предыдущих разделах этой книги положений. Рейхенбах признает, что многие нынешние ученые еще не определились с тем, какой полюс магнита или кристалла называть положительным, а какой — отрицательным, и сам, не имея полной уверенности, решился, наконец, называть северный полюс по испускаемым синим лучам негативным, а южный, или красный полюс — позитивным, что абсолютно неверно, поскольку более мощная внешняя сила северного полюса должна быть позитивной, а более слабая южная — негативной. Он открыл, что вся правая сторона человеческого тела излучает преимущественно холодные синие лучи, а левая сторона — теплые красные, и называет первую негативной, а вторую позитивной, что еще более неверно, чем в случае с полюсами магнита.

Энергия магнита непосредственно порождается его электрическими токами, имеющих вид изогнутых линий, а позитивное начало электричества заключено в синем цвете. Если же речь идет о предмете, в котором преобладает термизм, тогда позитивным началом энергии является красный цвет. Лучше было бы назвать различные полюса поляризованного вещества электрическим и термальным, так как эти термины более точны по смыслу. Читатель, знакомый с атомарной теорией, без труда поймет, почему поляризованное вещество с одной стороны теплое, а с другой холодное, ибо холод и тепло движутся в противоположных направлениях.

Сенситивы Рейхенбаха находили меньшую оконечность кристалла теплой с преобладающими термальными цветами, а большую — холодной с преобладанием синего; верхние части растений и деревьев холодными, а нижние — теплыми и т.д. Руководствуясь одной лишь кристаллической энергией, они могли указать главную ось кристалла и ее полюса, а во многих таких кристаллах, как сульфид железа, селенит, фтористый шпат, тяжелый шпат, клинообразный гранит и т.д., они обнаруживают и другие оси, полюса которых не столь противоположны. «Весьма часто, как, например, в селените, главная ось бывает не длиннее, а короче других».

 

IV. Теплые и холодные вещества

 

1. Определяя, какие элементы и химические соединения являются одически теплыми и одически холодными, и тем самым проникая в их сокровенную химическую природу неизмеримо глубже профессиональных химиков, сенситивы неопровержимо доказали необходимость постижения этих одических сил. Барон Рейхенбах приводит перечень из 172 элементов и всевозможных химических соединений, которым дали определение мисс Мэкс и мисс Райхель. Почти все металлы и щелочные соединения во главе с калием были объявлены теплыми, тогда как электронегативные вещества в целом, во главе с кислородом, и почти все кислоты были объявлены холодными. Вслед за кислородом самой холодной субстанцией была объявлена серная кислота. К числу холодных, хотя и весьма слабых веществ была отнесена и вода.

2. «Мисс Райхель видела большинство металлов красными, как бы раскаленными докрасна; иные излучали белый свет, иные — желтый. Медь, как мы видели, излучала зеленый. Над всем, колеблясь вперед-назад, играло нежное парообразное пламя. Более сложные по составу вещества излучали пламя только в виде кристаллов, и только на оконечностях. В других случаях их либо окутывал светящийся пар, либо вся их масса издавала свечение, словно раскаленная докрасна».

3. «Пациент-сенситив ощущал все исходившие от наэлектризованных тел излучения как холодные. Чем быстрее я прокручивал пластину электрической машины, тем быстрее нарастало ощущение холода, но не мгновенно, а с отставанием в несколько секунд от электрического заряда». Вот еще один факт в пользу часто повторяемого в его труде утверждения о том, что электричество всегда действует по закону холода.

4. Корни растений объявляются теплыми, а края листьев холодными. Теплые потоки в растении направлены вниз, а холодные — вверх. Большинство цветов признаны холодными, а их черенки — теплыми.

 

V. Влияние солнечных и лунных лучей

 

1. Солнечный свет. Рейхенбах выставлял на солнечный свет различные пластины и с помощью провода длиною 13 ярдов подсоединял их к мисс Райхель, которая держала кончик провода направленным вверх. Сам провод был проложен в темных помещениях. Не успели эти пластины даже минуту пролежать на солнце, как она увидела, что от провода исходит поток света высотой 10-12 дюймов. Когда же на солнце вместо металлической пластины выходила его дочь, языки пламени вырастали еще на 9 дюймов. Когда он вносил различные металлы с солнечного света в темную комнату, они излучали языки пламени, особенно из острых верхних углов, — зеленые и синие из меди, чистые белые из золота и серебра, белесоватые из олова, красновато-белые из цинка и т. д.

2. Предметы, заряженные солнечным светом. В главе шестой, XVII я уже писал о могучих свойствах веществ, заряженных солнечным светом при лечении, активизации либо снятии боли в человеческом организме, в том числе об открытии доктора фон Герхардта из Германии, согласно которому молочный сахар, заряженный электрическими лучами с помощью призмы, является седативным и спазмолитическим средством. Речь также шла о моих собственных открытиях и изобретениях, позволяющих использовать тонкие световые энергии. В частности, желто-оранжевые и синие пустотелые линзы, будучи заполнены водой и выставлены на солнечный свет, с большой силой фокусируют лучи нужного цвета на тех или иных участках тела извне. В то же время находящаяся в них вода оказывает очень мягкое, но проникающее воздействие при приеме внутрь, причем первая служит церебральным и нервным стимулятором, активизируя весь организм и расслабляя кишечник, тогда как вторая оказывает на возбужденный и страдающий бессонницей организм жаропонижающее, успокоительное и противовоспалительное воздействие. Это лечебное свойство солнечного света обусловлено не только обычными видимыми цветами, но и одическими цветами, образующими новую цветовую октаву над видимым диапазоном, поскольку синее стекло пропускает значительную дозу одических и даже еще более тонких лучей, да и желто-оранжевое стекло также пропускает определенную их часть.

3. Лунный свет. Сенситивы всегда ощущали некое теплое течение от предметов, побывавших под лунным светом, и на кончике провода, наружный конец которого был прикреплен к пластине, выставленной на лунный свет, видели пламя высотою 10 дюймов. Мисс Мэкс ощущала некую силу, которая притягивала ее ладонь к проводу. Тот факт, что термальное влияние луны, особенно в диапазоне одических лучей, значительно превосходит ее же электрическое влияние, нашел замечательное подтверждение среди авторитетов, цитируемых доктором Форбсом Уинслоу в сочинении «Влияние света». В нем убедительно показано, что такие болезни, как диарея, дизентерия, кровотечения, лихорадки, судороги, нервная раздражительность, лунатизм и т. д., особенно в теплом климате, тяжелее протекают в полнолуние (или временами в новолуние), чего и следует ожидать от преобладания красных и желтых лучей.

«В Индии, — пишет доктор Уинслоу, — часты случаи смерти от так называемого лунного удара; а в Египте людей, неосторожно засыпавших лицом к яркому лунному свету, нередко поражала слепота». Синее стекло или синяя вуаль свели бы на нет возбуждающее влияние лунного света, который в негативном состоянии сна может иногда оказаться вредоносным. При пассивных состояниях лунный свет может принести пользу, а прогулки в лунном свете в большинстве случаев приносили бы больше пользы, чем вреда.

 

VI. Магнетизм и одическая сила

 

1. Различия. Рейхенбах насчитывает тридцать пунктов, по которым магнетизм и одил различаются меж собой. К ним, в частности, относятся следующие: в большинстве случаев одил зарождается без помощи магнетизма, тогда как магнетизм никогда не возникает без одила; облака, скрывающие солнце, препятствуют одилу и никогда — магнетизму; одилом могут быть заряжены любые тела, но лишь отдельные — магнетизмом; одил не способен притягивать железные опилки, магнит — способен; согласно Барлоу, магнетизм сосредоточен вблизи поверхности тел, тогда как одил проникает далеко вглубь предметов, делая их иногда отчасти, а иногда совершенно прозрачными; одическое пламя магнита иногда гаснет при приближении живого существа, тогда как магнетическое воздействие остается в силе; у железного бруска, помещенного горизонтально вдоль магнитного меридиана, северный конец будет одически холодным, а южный — теплым, но если его северный конец наклонить вниз под углом 65 градусов, что является истинным магнитным наклонением в Вене и наилучшей позицией для магнитной энергии, то северный полюс станет одически теплым, а южный — холодным, то есть в полном согласии с восходящими электрическими токами и вопреки нисходящим магнитным потокам, ибо, как мы знаем, существуют не только потоки электричества, движущиеся вертикально вверх, но и другие потоки, стремящиеся к северу, о чем Рейхенбах не имел представления.

2. Магнитные полюса. Одический свет описывается как чрезвычайно яркий на полюсах магнита и вблизи них, и те, кто наделен ясновидением, видят световую кайму над всей его поверхностью. У северного полюса вздымается яркое белое пламя, сливаясь в тонкие горизонтальные слои красного, желтого, зеленого и, наконец, синего цвета, которого так много, что он придает свой оттенок всему пламени. У южного, или негативного полюса вздымается еще более яркое, но гораздо меньшее по величине пламя, переливаясь белыми и цветными лучами, в которых преобладает красный. Сенситивы обычно называют негативный (южный) полюс красным, середину магнита зеленой, а позитивный полюс — синим. Причина большей яркости свечения у южного полюса заключена в том, что в нем преобладают красный и желтый цвета, тогда как в северном полюсе сильнее электрические токи, и, следовательно, в нем больше синего цвета. Мы узнали, что у северного полюса преобладает весьма тонкая градация магнитоэлектричества, а более слабое химико-электричество исходит из южного. При этом более мощным является северный, который, направляя голубые энергетические потоки в одну сторону, неизбежно направляет сродные красные потоки в другую.

 

VII. Непрозрачные тела обретают прозрачность

 

Мисс Атцмандорфер, пребывая в «состоянии гипнотического сна», видела «светящийся кусок стали прозрачным, почти как стекло». «Фридрих Вайдлих видел в воздухе пламя длиною два дюйма. Затем я погрузил магнит, лежащий в стеклянном сосуде, в воду. Пламя (большей частью) немедля исчезло, но он увидел, что магнит начал светиться и сделался полупрозрачным, почти как стекло». «Металлы в одическом свечении кажутся сенситивам полупрозрачными, светясь изнутри, словно пустотелые шары». Один мой знакомый торговец из Нью-Йорка способен войти в такой гармонический контакт с тонкими градациями света, что может видеть сквозь человеческое тело, словно оно сделано из стекла. В этом заключена физическая сущность ясновидения, хотя у многих эта способность настолько слабо развита, что они часто допускают ошибки.

 

VIII. Является ли одил мнимой энергией?

 

1. Ладонь мисс Новотны, пребывавшей в бессознательном каталептическом состоянии, притягивалась и удерживалась магнитом, словно кусок железа. Однажды Рейхенбах велел помощнику выйти из той комнаты, где лежала его пациентка, и открыть 90-фунтовый магнит, о существовании которого она ничего не знала. Она немедля встревожилась и «пожаловавшись, что где-то, наверное, открыли магнит, попросила, чтобы кто-нибудь избавил ее от боли. Устройство без ее ведома было убрано, и она тотчас успокоилась».

2. Профессор физики Баумгартнер, желая убедиться, не повлияло ли воображение мисс Новотны на ее суждение о силе магнита, открыл в ее присутствии один из самых сильных магнитов в своей коллекции. Она, однако, заявила, что этот магнит самый слабый из всех, «и ей он показался почти недействующим». Тогда Баумгартнер рассмеялся и сказал, что «перед отъездом домой он размагнитил его, натирая в обратном направлении», так что теперь это всего лишь простой кусок железа.

3. В зарядку воды и других предметов магнитом, человеческими ладонями, которые держатся либо проводятся над ее поверхностью, солнечным светом, кристаллами и другими веществами верили великий химик из Стокгольма Берцелиус, доктор Грегори из Эдинбургского университета, знаменитый доктор Эллиотсон из Лондона, многоопытный немецкий физик доктор Лютце и многие другие. «Нет ничего более неприятного, — пишет Рейхенбах, — чем возвращение на свет Божий явно абсурдной идеи, при одном упоминании о которой все физики и химики приходят в ужас. Но все же я не могу не признать того, что видел собственными глазами столько раз, сколько попыток было мною предпринято; речь о том, что эта девушка всегда точно определяла и безошибочно отличала стакан с намагниченной водой от стакана с обычной.

Силу фактов невозможно преодолеть никакими умствованиями. Я принужден был принять на веру то, чего никоим образом не в силах был постичь, однако столкнувшись с тем же явлением у мисс Штурман, Мэкс, Райхель, Атцмандорфер и других, причем в еще большей степени, я отбросил прочь всякие сомнения и возражения».

Касательно многочисленных экспериментов Рейхенбаха по намагничиванию воды и других субстанций, известный английский физик доктор Эшбернер пишет: «Изложенные здесь факты сотни раз демонстрировались у меня в доме. Вода намагничивалась магнитами, гипнотизировалась пальцами, дыханием, усилием воли: но снова и снова сомнамбулы, которые в момент зарядки воды находились в другой комнате в зыбком состоянии полусна, немедля опознавали стаканы с обработанной подобным образом водой». «Я 200 раз провел ладонями над поверхностью воды, после чего мне было сказано, что стакан окутала голубоватая дымка. Причем одно и то же сказали несколько человек. Взявшись кончиками пальцев правой руки за край горлышка графина, я поставил перед собой часы. По прошествии одного и того же времени несколько ясновидцев каждый в отдельности указали точную высоту голубоватой дымки в воде. Нескольких минут оказалось достаточно, чтобы зарядить графин воды объемом с кварту. Все сходятся в том, что флюид тонет в воде. Но тогда невесом ли он?»

4. Если в холодную погоду, когда в воздухе преобладает электричество, я один, два или три раза проведу ладонью по листу папиросной или другой бумаги, а затем я подброшу его в воздух в каком-нибудь футе от стены, он прильнет к ней, словно живое существо, на долгие часы или даже дни. Одно лишь движение ладони заставляет листок притягивать к себе все окружающее, хотя он обычно отталкивает другой намагниченный листок, если только он не был намагничен вместе с первым одним и тем же движением руки. Тысячи людей могут проделать то же самое, а некоторые даже лучше меня. Как-то раз я заставил намагниченный газетный лист поднять и пронести по воздуху другой лист, в несколько раз превышающий его по размерам.

Так что же это за сила, если не одическая или витальная энергия в сочетании со статическим электричеством? Это не обычный ферромагнетизм, поскольку он никак не влияет на железные опилки, но некая более тонкая энергия, образующая столь же красивые изогнутые силовые линии. Иногда эту энергию называют животным магнетизмом, каковое название, несмотря на частые злоупотребления, не столь уж неправильно. Однако такой известный медик, как доктор Браун-Секар, в своих бостонских лекциях чуть ли не ставит под сомнение само их существование. Впрочем, слишком многие наши ученые медики, безнадежно отставая от поступи века, начисто игнорируют эти тончайшие основы всего сущего вопреки тому, что тысячи людей видят светящиеся пути движения этих излучаемых людьми и предметами сил, а многие сотни тысяч ощущают их воздействие.

5. В свете этих фактов вся глупость приписывания этих явлений воображению, одержимости или прочим субъективным состояниям, как это делают доктора Брейд, Карпентер и многие другие, становится слишком очевидной, чтобы нуждаться в комментариях. А из этого следует, что в болезненном субъективном состоянии пребывают не сенситивы Рейхенбаха, которые неизменно подтверждают свои заявления упрямыми фактами, но сами почтенные доктора, цепляющиеся за свои теории вопреки всем фактам. В недавних лекциях доктора Карпентера «О месмеризме» вот как автор отзывается о Рейхенбахе, каковой отзыв является, пожалуй, единственным, что заслуживает внимания просвещенного человека, ибо вся книга попросту сбивает с толку несведущих людей:

«Факт, который самому Рейхенбаху хватило честности признать, — а именно, что когда магнит устанавливался в шатком равновесии и ладонь «сенситива» помещалась над или под ним, то сам магнит никогда не притягивался к ладони, — должен был убедить его, что сила, притягивавшая ладонь «сенситива» к магниту, не имеет ничего общего с силами физического притяжения, действие которых неизменно взаимно. На самом деле это плод ее собственной убежденности в том, что она должна приблизить его таким способом».

Всю софистику сказанного выше разоблачат, я думаю, следующие соображения: 1) на сенситива воздействуют не грубые силы магнита, известные как магнетизм, но тонкие одические и иные силы, пробуждаемые магнетизмом к действию, так что притяжение здесь не непосредственное, а вторичное. У этих тонких сил такие же силовые линии, что у магнитных, и они достаточно тонки, чтобы воздействовать на нервную систему, как будет показано в следующей главе; 2) вполне возможно, что существует небольшое вторичное притяжение магнита, хотя и недостаточное для того, чтобы сдвинуть с места большую массу железа. В описанных мною опытах бумага не только с легкостью притягивается к человеку, но и сама притягивает к себе людей с обостренной чувствительностью; 3) заявление, будто «это плод ее собственной убежденности в том, что она должна приблизить его таким способом», категорически опровергается рядом фактов, приведенных Рейхенбахом, Эшбернером и другими.

Субъект мог спать или пребывать в каталептическом припадке, и при этом его ладонь мгновенно притягивалась к магниту и намертво к нему прилипала. Доктор Эшбернер рассказывает о людях, которых целых шесть футов тащило к магниту, а также о мальчике, который, если магнит отодвигали на шесть футов, стремительно бросался к нему, засыпая по пути. Впрочем, можно привести еще огромное число случаев, в которых человеческий магнетизм, кристаллы и прочие объекты таким же образом притягивали неодушевленные предметы; 4) упомянутые мною эксперименты с участием мисс Новотны и других показывают, что эти силы действуют совершенно независимо от человеческого сознания. Тот же факт, что доктор Карпентер умудрился упустить, из виду массу поразительных явлений, противоречащих его теории, и ухватился за какую-то незначительную слабинку, лишь подтверждает могучую силу «предубеждения», в данном случае весьма похожую на ту, в которой он обвиняет других.

После того как Уоллес и Крукс загнали его в угол, он публикует статью в октябрьском номере журнала «Нейчур» за 1877 год, в которой, пытаясь обрести сторонников, делает следующее замечание: «Я спросил моего личного друга профессора Хоффмана из Берлина, находит ли еще доктрина (одической силы) поддержку в научных кругах Германии. Его ответ был резко отрицательным, Эта доктрина, по его словам, относится к тем, которые ни один из его знакомых людей науки не сочтет достойной внимания». Прав ли профессор Хоффман, столь решительно заявляя, что у его германских коллег так притупились все чувства, что они открыто пренебрегают этими тонкими силами, являющимися животворным источником всех прочих сил? Думаю, среди благородных германских мыслителей найдется немало таких, кто сочтет подобные слова оскорблением своего народа.

 

IX. Доказательство того, что одический свет содержит в себе флюидические энергии

 

1. Одический свет проявляется в языках пламени, струящихся в разные стороны, а поскольку обычный зримый огонь состоит из светящихся газов, то есть флюидов, то и одическое пламя состоит из тонких флюидов, которые мы называем эфирными силами. Если никому не дано видеть сокровенную сущность одила, магнетизм, электричество или солнечные эфиры, то воспламеняемый их потоками световой путь увидеть можно, и, основываясь на всех аналогиях известной нам окружающей вселенной, мы должны считать, что здесь проносится поток некоей невероятно стремительной флюидической энергии. Мы видели, как красный одический флюид истекает из пальцев левой руки, а голубой — из пальцев правой, пока стакан не наполнится до краев и флюид не начнет вытекать через верх.

 

X. Является ли одический свет источником северного сияния?

 

Барон Рейхенбах провел оригинальные эксперименты с цепью доказать, что одил является причиной северного сияния, забыв, по-видимому, что одический свет, сколь бы интенсивен он ни был, невозможно увидеть обычным зрением, тогда как северное сияние открыто взору всех и каждого. Он мастерски доказал, что магнит, взаимодействующий с пустотелым железным шаром таким образом, что его северный и южный полюса совпадают с северным и южным полюсами шара, испускает голубое и радужное свечение на севере, красное и т.д. — на юге, что весьма походит на северное сияние. На этой основе он приходит к другому выдающемуся результату, то есть демонстрируя в малых масштабах способность магнетизма порождать эти цвета в одической атмосфере, он тем самым показывает, как несравнимо более мощная игра вселенского концентрированного магнетизма способна воспламенять в полярных регионах обычную грубую атмосферу с ее газообразной материей и таким образом создавать аналогичные эффекты, доступные обычному зрению. См. главу четвертую, IX и X, 3, 4.

 

XI. Земная динамика

 

1. В главе четвертой, X, мы узнали, что закон тепла пробуждает и продвигает термоэлектричество в двух направлениях — от земли вертикально вверх в более холодные верхние слои небес, а также из теплых регионов жарких и умеренных зон земли — к холодным полярным регионам, ибо электричество всегда следует закону перемещения от теплого к холодному. Небесный путь солнца с востока на запад также проводит линию световой и тепловой энергии в западном направлении, тогда как на востоке должен преобладать холод. Какие же цвета мы назовем соответствующими по своей природе главным направлениям компаса, если хотим уяснить подлинный источник энергии всех земных сил?

Чистый синий — для севера с родственными ему электрическими цветами по обе стороны; красный — для юга с родственными термальными цветами по обе стороны; ярко-желтый — для запада и голубоватый с незначительной примесью серых тонов — для востока. Это, как мы видим, в точности совпадает с одическими огнями и цветами, открывшимися взору сенситивов Рейхенбаха, хотя сам барон не сумел разобраться, почему природа расположила цвета именно в таком порядке. Поскольку чрезвычайно важно правильно уяснить эти фундаментальные законы энергии, будет весьма полезно привести подробные иллюстрации.

2. Вертикальные силы. Начнем с электричества, вертикально поднимающегося от земли к небу. Если такая энергия холодного начала существует, то ее проявление должно заключаться в преобладании голубого или фиолетового цветов, тогда как в направлении к центру земли должны преобладать термальные цвета, особенно красный. Именно так и происходит с одическими цветами, ибо, когда плоский магнит ставится вертикально северным полюсом вверх, то верхняя его часть светится интенсивным голубым светом, а нижняя — красным; в перевернутом положении оба полюса оказываются в таком противоречии с силами природы, что их цвета почти полностью гаснут.

«Когда магнитный брусок был установлен вертикально, она (мисс Цинкель) против всякого ожидания увидела, что он светится голубовато-серым цветам вверху и беловато-красным внизу». «Когда же оба полюса были направлены вверх, то северное (голубое) пламя усилилось, а южное пригасло». «Голубой цвет преобладал у северного, красный — у южного полюса. Однако свечение вокруг каждого полюса приобретало чрезвычайно красивые радужные оттенки». Ниже приводится описание цветовых эманации электромагнита, как их увидела мисс Кинсбергер: «Вблизи установленного вертикально северного полюса появился слой красного свечения, рядом с ним оранжевый, затем желтый, затем зеленый, светло-голубой, темно-синий и, наконец, фиолетово-синий (индиго с фиолетовым), над которым появилась серая дымка. В то же время позитивный (южный) полюс проявил рядом с поверхностью железа кроваво-красный слой (возможно, термел), затем светло-красный, над ним оранжевый, от которого к потолку вздымался густой тяжелый дым. Все увиденное она описала как чрезвычайно красивое зрелище с тончайшими переливами цветов. Несколько недель спустя я провел такой же эксперимент с мисс Цинкель. Будучи почти равным по силе сенситивом, она описала увиденное точно так же, как мисс Кинсбергер, и добавила, что каждый цветовой слой был не однородным, а разделенным на более тонкие слои различных цветовых оттенков, так что весь спектр выглядел как великое множество разноцветных полос, сливающихся друг с другом. За фиолетовым она разглядела узкую полоску чисто красного. Ею завершался фиолетовый, постепенно приобретая красноватый оттенок, и выше она переходила в дым». Здесь перед нами описание всего спектра одических цветов, включая термел и красный цвет высшей цветовой октавы над фиолетовым, или, иными словами, психический термел и красный.

Рядом с магнитом расположен, разумеется, самый тяжелый и грубый цвет, который большинство называет красным, но на самом деле это одический термел с едва заметным оттенком синего, тогда как более эфирный по природе психический термел и красный расположены естественно вверху, обладая даже большей преломляемостью, чем одический фиолетовый. На южном или теплом полюсе большинство сенситивов видело только красный или красный с желтым, но с помощью сильной батареи мисс Цинкель видела также синий, и будь ее видение более ясным, она бы возможно разглядела и другие цвета, хотя на северном полюсе преобладают электрические тона, а на южном — термел. Как мы видели, для южного полюса характерен более слабый уровень электричества, в противном случае не было бы и речи о магнитном притяжении.

Если на горизонтально расположенные полюса магнита положить картонку или стекло и сверху рассыпать железные опилки, то магнитные силовые линии расположат опилки вдоль изогнутых кривых, обозначенных пунктирами на цветной иллюстрации. И если бы сенситив взглянул на эти линии в темноте, то они бы искрились подобно бесчисленным звездам по причине проходящих по ним токов. Цифры близ позитивного (северного) полюса обозначают следующие цвета: 1) серый дым; 2) психический красный; 3) психический термел; 4) фиолетовый (одический спектр); 5) индиго; 6) преобладающий голубой; 7) зеленый; 8) желтый; 9) оранжевый; 10)красный; 11) термел. N означает северный полюс, S — южный. По здравом размышлении становится очевидно, сколь замечателен закон, по которому холодные токи движутся вверх, тем самым охлаждая мозг, когда человек стоит или сидит, тогда как теплые токи стремятся вниз, согревая ноги. В приведенных ниже разделах будет показано, какое положение для сна следует избрать, чтобы извлечь максимальную пользу для мозга от еще более холодных токов, и от еще более теплых — для ног.

3. Горизонтальные силы. Великие силы Земли, порожденные Солнцем, теплом, магнетизмом и электричеством и направленные почти горизонтально, можно постигнуть путем изучения блестящего эксперимента барона Рейхенбаха, прекрасную иллюстрацию которого я изобразил со всевозможной точностью и привел в круглой гравюре:

«Затем я испробовал тот же эффект на круглой поверхности диска. Диск представлял собой железную пластину диаметром 13,2 дюйма с гладкой ровной поверхностью, а по окружности был окаймлен железной проволокой, так что его окружала ровная аккуратная кайма толщиною в одну двенадцатую дюйма. Он был горизонтально подвешен за расположенный в центре небольшой крючок над полюсом вертикально установленного магнита. Я показал этот диск мисс Пауэр. Над ним немедля распространилось одилическое свечение. Цвета располагались в соответствии с ожиданиями; в центре верхней плоскости голубое пятно, в центре нижней, обращенной к магниту, — красное, причем оба превышали в диаметре два дюйма. Оба переходили в окружающую желтоватую зону, слегка затронутую в нижней части красным, а в верхней зеленым, после чего терялись в серой зоне. Эта последняя распространялась до самой каймы, где ее окружала слабая световая бахрома шириною 0,6 дюйма, расцвеченная серым, голубым, желтым и красным соответственно на востоке, севере, западе и юге. На северо-западе, юго-западе и юго-востоке она увидела соответственно зеленый, оранжевый и серо-красный (красно-серый); на северо-востоке — фиолетовый с небольшим вкраплением красного. Все эти цвета образовывали непрерывный венец различных оттенков, переходящих друг в друга в виде круглой радуги».

«При участии мисс Цинкель я внес в эксперимент следующие изменения: я подключил полюса гальванической батареи Смее (в англ. вар. - Smec's), поверхность которой составляла более двух с половиной квадратных футов, к обеим поверхностям диска. Провода разделяла только толщина диска, составлявшая около одной двадцать пятой дюйма. Наблюдательница тотчас увидела в центре подключенной к серебру верхней плоскости пятно голубого свечения, превышавшее в диаметре два дюйма. Одновременно на подключенной к цинку нижней плоскости возникло красное пятно. Никакого пламени не было. Однако весь диск начал издавать свечение не только по краям, но и по всей поверхности — голубого, серого, желтого и красного цвета, расположенное соответственно в северной, западной, южной и восточной зонах, зеленый свет находился на северо-западе и т.д., как и прежде. Оба центральных пятна превратились во многолучевые звезды, вернее в удлиненные лучи, распространявшиеся к краям окружности, цвета которых отвечали той точке компаса, к которой они были направлены. На остальной поверхности цвета располагались вокруг центрального пятна последовательными зонами, образуя радугу из концентрических кругов. Край диска окаймляла светящаяся паутинка тончайших нитей. За исключением краев, вся поверхность диска была покрыта аналогичным слабым сиянием или пламенем высотою не толще перышка».

Я позволил себе внести легкий оттенок голубизны в серый цвет востока, поскольку сенситивы нередко описывают восточную часть железного диска как голубовато-серую либо как «серую с голубоватым оттенком» и т.п. Второй красный, следующий за фиолетовым, читатель опознает как принадлежащий к третьей или психической цветовой градации.

Этот часто упоминавшийся сенситивами второй красный всегда ставил Рейхенбаха в тупик. Изготовив полый железный шар, он продел сквозь полюса магнит и обнаружил голубой цвет на севере, красный на юге и другие цвета в точном соответствии с описаниями диска, и очень яркий красный, расположенный ниже фиолетового на северо-востоке. «Этот удивительный красный, — пишет он, — светился чрезвычайно ярко, гораздо ярче, чем красный в южном полушарии. Следовательно, красный появлялся в обеих оконечностях спектра, с одной стороны из желтого, с другой — из голубого. По какой причине этот красный, который в обычном спектре появляется только как фиолетовый в синей зоне, выступает независимо в одилическом спектре, можно установить только в процессе дальнейших исследований».

Рейхенбах, вероятно, не имел представления о том, что выше одилического может быть еще какой-либо цветовой спектр, по каковой причине представленные здесь факты имеют, пожалуй, еще большее значение, поскольку они не извращены никакими теориями или даже противоречат его предположениям на этот счет.

4. Разное. Главными направлениями всех электрических токов Земли, как это показывают описанные выше и многие другие эксперименты, является север, обозначенный синим цветом, отчасти северо-восток, обозначенный нежно-фиолетовым, и отчасти северо-запад, обозначенный голубовато-зеленым, а также зенит, на что в целом указывает усиление синего и фиолетового факторов при вертикальном положении магнита. Мисс Пауэр видела, как железный брусок излучает «в южном направлении желтовато-красное, вверх светло-желтое (на некотором удалении светло-голубое) и в северном — синее сияние». Здесь говорится, что светло-желтый появлялся на некотором удалении от северного полюса предмета, что вполне вероятно, когда солнце стоит в зените, бросая лучи вертикально вниз. Но большинство экспериментов выявило в этом направлении энергию синего цвета, хотя более светлого и слабого, чем на севере.

 

XII. Земная динамика человеческой жизни

 

1. Ее приложение к человеческой жизни. Итак, мы узнали, как движутся огромные силы Земли — в том направлении, куда их влечет либо игра электрических токов, либо термальные лучи. Мы также взошли по энергетической лестнице на одну ступень выше той, которую занимает обычное электричество, магнетизм, термизм или видимые лучи солнечного света, — в диапазон одического света, цветов и энергий, раскрывающих человеку новые небеса и новую землю. Мы узнали, что каким бы ни было непосредственное влияние света, тепла или электричества на человеческий организм, все они пробуждают к действию те тонкие сокровенные силы, которые управляют пружинами самой жизни. Все эти предположения мы возводим не на мечтах и пустых теориях, но на тщательно выверенных фактах, неопровержимых в глазах всякого здравомыслящего и вдумчивого человека.

2. Физиологическая адаптация. Прежде всего, следует задаться вопросом — как нам воспринимать эти земные силы, чтобы они наилучшим образом гармонировали с природной конституцией человеческого организма? С самого начала совершенно очевидно, что голова является самой теплой, а ноги — самой холодной частью тела. В то же время всякое дисгармоническое состояние сосредоточивает избыток крови либо нервной активности в мозгу и, возможно, во внутренних органах, тогда как конечности остаются слишком холодными и пассивными. По этой причине земной магнетизм и электричество, относящиеся к категории жаропонижающих сил, должны перемещаться от ног к голове, тогда как противоположные термальные силы должны перемещаться к ногам. Следовательно, спать надлежит головой на север или северо-восток, чтобы лучше воспринимать синие или фиолетовые токи, а ногами на юг или юго-запад, чтобы воспринимать теплые токи, обозначаемые красным или оранжевым.

Есть еще одно важное условие, требующее неуклонного соблюдения: энергетические потоки Земли должны протекать в полной гармонии с аналогичными потоками самого человеческого тела. Так, неоднократное подтверждение получил тот факт, что прохладные синие эманации истекают из всей правой половины головы, рук и тела, тогда как красные эманации истекают из всей левой половины. Иными словами, электрические токи входят в организм с левой стороны и вытекают с правой, а теплые токи непременно должны входить с правой стороны и вытекать с левой. Это же неоднократно подтверждали сенситивы. В доказательство того, что одическая энергия мощнее любой порожденной земным магнетизмом и желая продемонстрировать полярность тела, я приведу следующие строки: «Я велел мисс Цинкель взять двумя пальцами и держать вдоль оси меридиана слегка намагниченную четырехдюймовую иглу. Когда я брался кончиками пальцев правой руки за южный полюс, то голубое свечение на северном полюсе становилось втрое интенсивнее. Это подтвердило относительно слабую намагниченность иглы по сравнению с моей рукой. Но когда я взялся за тот же полюс пальцами левой руки, голубое пламя исчезло, и на его месте появилось красное. Когда я провел эксперимент с противоположным концом иглы, берясь пальцами левой руки за негативный (позитивный) полюс, красное пламя на противоположном полюсе делалось также ярче и втрое интенсивнее. Но когда я взялся пальцами правой руки за тот же негативный полюс, красное пламя исчезло, сменившись синим».

В этом случае должно быть очевидно, что когда земные электрические токи проникают в тело сенситива с правой стороны, то тем самым они вступают в конфликт с природными токами организма и вызывают расстройство. В порядке примера представим человека, лежащего на спине головой на запад. Направленные к северу электрические и магнитные токи, будучи самыми мощными, проникают в него справа и, вступая в конфликт с природным электричеством, текущим в другом направлении, приводят к дисгармонии. К тому же текущие на запад желтые токи должны весьма возбуждающе воздействовать на головной мозг, и, следовательно, сон в положении тела но оси запад-восток должен быть вдвойне вреден. В подтверждение этого и первого физиологического закона я приведу несколько примеров самого Рейхенбаха, тем более что даже люди, недостаточно чувствительные, чтобы ощутить это различие, в конечном счете, страдают от нарушения этих простых законов природы, а на людей с активным головным мозгом и чувствительной нервной системой подобные нарушения иногда оказывают гибельное воздействие, ибо, чем тоньше сила, тем мощнее она действует во благо или во зло.

 

3. «Г-н Шмидт, хирург из Вены, как-то во время поездки по железной дороге застудил правую руку, и некоторое время страдал от жестокого ревматизма, сопровождавшегося чрезвычайно болезненными спазмами от плеча до кончиков пальцев. Его врач применил магнит, который быстро снимал спазмы, однако боли неизменно возобновлялись. Я выяснил, что он спит головой на юг. В результате моих замечаний он расположился так, чтобы лежать вдоль магнитного меридиана головой на север. Едва он переместился в эту позицию, как тотчас выразил чувство удовлетворения и объявил, что ему стало намного лучше. Донимавшее его прежде ощущение озноба и скованности немедля сменилось приятным и равномерным теплом. Он почувствовал, что пассы магнитом стали гораздо лучше снимать боль и оказывают несравнимо более благоприятное воздействие, чем прежде; и когда я уезжал, его правая рука и пальцы вновь обрели подвижность, а боль совершенно пропала».

 

4. Мисс Новотны интуитивно стремилась занять позицию, сориентированную по оси север-юг, то есть головой на север и ногами на юг. Она настояла на том, чтобы занять именно это положение, хотя, «чтобы удовлетворить это ее желание, пришлось даже разобрать кирпичную печь». С немалыми трудами барон Рейхенбах уговорил ее немного полежать головой на юг. «В скором времени от нее послышались жалобы. Она ощущала тревогу и беспокойство, то и дело заливалась румянцем, ее пульс участился и наполнился; прилив крови к голове усилил головную боль, и очень скоро неприятные ощущения распространились на желудок, вызвав тошноту. Мы поспешно изменили положение кровати, на которой она лежала, однако остановились, повернув ее лишь на четверть оборота, так что теперь она лежала головой на запад, разумеется, в плоскости магнитной параллели. Это направление оказалось для пациентки еще более нестерпимым и неприятным, чем прежнее, то есть юг-север. Все это происходило в половине одиннадцатого утра. Судя по своим ощущениям, она испугалась, что может потерять сознание, если останется в нынешней позиции, и стала умолять, чтобы кровать переставили. Наконец ее разместили в изначальном положении, то есть головой на север. Все болезненные ощущения тотчас ослабели, а через несколько минут исчезли настолько бесследно, что она вновь почувствовала себя совершенно здоровой».

На другой день повторение тех же опытов вызвало еще более неприятные последствия: «озноб; беспокойство; внезапные приливы крови к лицу; головная боль; и наконец, боли в желудке, звон в ушах, притупление чувствительности и полуобморочное состояние. Мы были вынуждены поспешно переместить ее в положение север-юг, иначе она бы упала со стула. Когда это было сделано, скорость, с какой исчезли все эти болезненные ощущения, оказалась просто поразительной». Положение восток-запад также неприятно на нее воздействовало, хотя и не столь сильно, как остальные.

5. Мисс Штурман из клинического госпиталя Венского университета лежала вдоль оси «запад-восток». Когда ее переместили в положение «север-юг», произошла резкая смена самочувствия. «Пациентка тотчас выказала удовлетворение; прежнее беспокойство исчезло бесследно; пропало и болезненное сужение глаз, от которого она страдала в последнее время. Вместо терзавшего ее невыносимого жара она ощутила освежающую прохладу, и весь ее организм в течение всего периода наблюдений испытывал ощутимое облегчение. За этим последовала ночь настолько спокойного и освежающего сна, какого у нее не было очень давно. С того времени по ее настоятельным просьбам кровать была оставлена в том же положении». Когда ее разворачивали вдоль оси «юг-север», все ее болезненные симптомы возвращались, исчезая, как только она разворачивалась головой на север.

6. Мисс Мэкс, Райхель и Атцманндорфер ощутили такое же улучшение самочувствия в положении «север-юг», а положение «запад-восток» оказалось для них наихудшим. Г-н /Дух имел своеобразную привычку перед утром укладываться головой в изножье кровати, и короткий сон в этом положении приносил ему больше бодрости, чем вся ночь. «Если же он этого не делал, то затем в течение всего дня чувствовал сильную усталость». Его кровать, как оказалось, была сориентирована по оси «юг-север». Развернув ее головой к северу, он перестал нуждаться в утреннем сне и навсегда оставил эту привычку, поскольку его обычный сон стал крепким и здоровым.

7. В ходе этих экспериментов с сенситивами был установлен еще один факт огромной важности: когда они лежали в положениях, обратных гармоническому направлению энергетических токов, скажем, в направлении «юг-север» или «запад-восток», всякие лекарства или магниты, применяемые для лечения их болезней, оказывались либо бесполезными, либо действовали во вред организму, скорее ухудшая, чем облегчая состояние.

Незнание этих фактов приводило к бесчисленным медицинским ошибкам и неудачам в попытках постижения природы тонких сил. Зато сами врачи не видят никакого преступления в своем нежелании вникнуть в эти важнейшие факты, позволяя тем самым пациентам, страдающим неврозами и повышенной активностью головного мозга, страдать и умирать вследствие неведения о существовании столь могучих сил. Попытки убедить людей к великой пользе сна головой на север очень вызывают недоверчивую улыбку. Нет такой силы, которая свалила бы их на пол, когда они спят в других положениях, вот они по своей глупости и считают, что одно положение ничем не отличается от другого.

Однако такая сила есть — незримая, безгласная, неосязаемая и в миллион раз неуловимее вечернего ветерка. Но свидетельствует ли это о ее слабости? Она неизмеримо стремительнее молнии, колышет в своем лоне все миры и удерживает все мироздание в нерушимых цепях, и без ее позволения не шевельнется ни одна пылинка. Имя этой силы — гравитация. И есть еще все великолепие и блеск света и цветов, воспламеняющих все сущее, причем некоторые из них столь тонки, что остаются сокрытыми от обычного зрения, и в то же время столь могучи, что способны управлять человеческой жизнью, а лучи их раскрывают тайные прибежища энергии. Хотя многие наделены достаточно крепкой и грубой физической силой, чтобы пренебрегать непосредственным влиянием одического света и сил, однако упорное нарушение их законов рано или поздно влечет за собой кару. По этой причине я неизменно стремлюсь как можно доходчивее излагать читателям суть этих законов, закрепляя пояснения широким набором фактов. Я мог бы привести гораздо больше фактов из опыта моих знакомых, иные из которых говорят, что вообще могут спать только головой на север или примерно в этом направлении. Когда мне доводилось ночевать в незнакомых местах и часами вертеться в постели от бессонницы, я часто замечал, что лежу головой на запад или юг. Переставив кровать головой на север или северо-восток, я вскоре легко засыпал, ибо давление на мозг снижалось. Я вполне благополучно могу спать и головой на восток. В своих заметках я приложил все силы к тому, чтобы показать физическую сущность этих направлений, чтобы люди не могли, вопреки фактам, счесть это прихотью воображения. Убеждая преисполненных недоверия друзей изменить расположение кроватей, я ссылаюсь на то, что холодные магнитные силы Земли в своем движении к северу приводят намагниченную иглу в ее привычное положение, а так как перенасыщенная кровью голова нуждается в жаропонижающем элементе и все мои теории подкреплены фактами, то мне нетрудно заставить вдумчивого собеседника признать вескость моих доводов.

8. Как лучше сидеть. Если есть такая возможность, лучше всего сидеть спиной к северу иди северо-востоку, чем как-то иначе, особенно принимая солнечную ванну или другой вид лечения. «Все эти пациенты, — пишет Рейхенбах, — теперь припомнили, как им всегда было тяжко подолгу находиться в церкви. Все римско-католические церкви сориентированы по оси восток-запад, так что прихожане, стоя лицом к алтарю, смотрят на восток, то есть оказываются в положении, наиболее нестерпимом для людей с повышенной чувствительностью. В таких ситуациях с ними даже нередко случались обмороки, и их приходилось выносить из церкви. Несколько позднее мисс Новотны даже не могла идти но улице или саду с запада на восток, если это требовало сколько-нибудь длительного времени». Впрочем, подавляющему большинству людей, особенно здоровых, подобная обостренная чувствительность не грозит, и я привожу этот факт лишь в порядке иллюстрации.

9. Нервные заболевания. С учетом огромного невежества в этом вопросе, а также того, что едва ли найдется семья, члены которой не страдали бы от тяжких нервных симптомов того или иного рода, от которых обращается в прах все очарование женственности и мужское достоинство, даже если в душе их нет места ненависти, не разумнее было бы обратиться за советом и помощью к этому прекрасному световому излучению, включая как гонкие, так и грубые градации, которые, по-видимому, воздействуют на силы самой души и настраивают их на более высокую гармонию?

10. Северо-восточное положение. Я бы порекомендовал избрать для сна положение не точно на северо-восток, но со смещением от севера примерно на 30 градусов к востоку, то есть примерно на треть северо-восточного квадранта, ибо это позволит человеку воспринимать головой и верхней частью тела не только сильные холодные токи, устремленные на север, но и некоторую часть восточного электричества.

Один ученый, наделенный отличной наблюдательностью, рассказывал, что лучше спит лежа головой скорее на северо-восток, чем на север, да и сам я многие годы отлично спал лежа с отклонением от севера примерно на 30 градусов к востоку. Главные улицы Нью-Йорка немного склоняются к оси северо-восток — юго-запад и в этом отношении служат отличным образцом городской планировки. Рейхенбах пишет, что лишь для одного-единственного человека северо-восточное расположение оказалось неприемлемым, однако чисто северо-восточное направление либо еще большее отклонение смещает голову в зону красного, что, разумеется, вредно. Преимущества городской планировки с улицами, расположенными в рекомендованном выше направлении с северо-востока на юго-запад, и с пересекающими их под прямым углом другими улицами, таковы:

Кровати будуг расположены в наилучшей позиции, в то же время, согласуясь с формой комнат.

Солнечный свет будет ежедневно проникать во все помещения дома, оказывая целительное и очищающее воздействие.

На каждой улице в разное время дня будет солнечная сторона для пешеходов в холодное время года и теневая сторона в жару.

Фасадные,

vikidalka.ru - 2015-2018 год. Все права принадлежат их авторам! Нарушение авторских прав | Нарушение персональных данных