Главная | Случайная
Обратная связь

ТОР 5 статей:

Методические подходы к анализу финансового состояния предприятия

Проблема периодизации русской литературы ХХ века. Краткая характеристика второй половины ХХ века

Ценовые и неценовые факторы

Характеристика шлифовальных кругов и ее маркировка

Служебные части речи. Предлог. Союз. Частицы

КАТЕГОРИИ:






Если враг не сдаётся: Вместо предисловия




Вы держите в руках необычную книгу. По форме она - фантас­тический боевик с занимательным сюжетом. Но таков уж удел совре­менных русских мыслителей: заворачивать смелую философию в сладкую и яркую оболочку.

Если убрать некоторый антураж (мистические древние ордена и таинственные, пришедшие из неведомых глубин истории расы), то перед нами - учебник по утонченным методам управления обществом и его судьбой. Методам эффективным и зачастую циничным. В них нет ничего фантастического. Постигая такие технологии со­здания будущего, вы, читатель, намного лучше поймете текущую реальность, хитросплетения современного мира. Шоры спадут с глаз. Впрочем, чего спешить? Вы сами увидите. В том числе - на­ших истинных врагов, кои есть уже не американцы, не западные европейцы, не евреи, мусульмане или китайцы, а нечто совершен­но иное. «Чужое»...

Лидер группы, написавшей книгу, - Констатин Утолин. Человек неординарный. Его с полным правом можно назвать осколком вели­кого предприятия, последней попытки самых динамичных и совре­менных сил СССР дать новый импульс развитию империи в конце 1980-х годов. Попытки умных технократов из КГБ Советского Со­юза и начальника Генерального штаба, маршала Моисеева, погиб­шей в хаосе и безвременье 1990-1991 годов. Попытки, которая к се­редине 90-х должна была вывести Советскую Россию в число миро­вых технологических гигантов.

Но ничто на земле не проходит бесследно. И осколки того захва­тывающего дух проекта все еще живы в унылой реальности беловеж­ской «России». Даст Бог, они еще послужат делу создания России настоящей, имперского размаха!

В 1987 году Константин с успехом закончил факультет экспери­ментальной и теоретической физики знаменитого МИФИ и стал в качестве стажера-исследователя готовиться к поступлению в аспи­рантуру. На дворе стояли времена «беспросветного советского тота­литаризма и рабства»: тогда можно было учиться и заниматься нау­кой, не рискуя умереть с голоду. Да и лучшие научно-преподавательские кадры занимались своим делом, а не за шмотками в Турцию ез­дили. Не бросая работы в МИФИ, Утолин поступил учиться на ве­чернее отделение факультета прикладной математики в столичный Институт электронного машиностроения. (Да, читатель, в отсталом СССР была и такая промышленность. Она работала и требовала ква­лифицированных специалистов!) Учась там, Константин увлекся перспективным направлением, которое тогда в СССР называлась «ког­нитивной графикой», а нынешним языком в США - специализиро­ванными виртуальными реальностями. Одновременно Константин, еще со школьных лет занимавшийся восточными боевыми искусст­вами, интересовался возможностями изучения современными науч­ными методами особых психофизических состояний, достигаемых мастерами некоторых из этих систем. Его интересовало, можно ли ускорить и упростить обучение достижению некоторых из этих со­стояний с помощью систем биологической обратной связи и прямых воздействий на течение психофизиологических процессов? Есте­ственно, он стал искать, проводятся ли где-либо подобного рода ра­боты. И этот его поиск быстро заметили, как это принято говорить, «компетентные товарищи»...

Время было интересным. «Вы правы, Максим, - говорил мне Костя. - Если бы мы за несколько лет довели до конца начатые раз­работки, то, возможно, обскакали бы даже Японию!» Поясню совре­менному читателю: Советский Союз, в отличие от жалкой РФ, был развитой технической цивилизацией. И задачи, что он ставил перед собой, были в десятки раз сложнее, нежели те, что нынешний бело-сине-красный режим норовит впарить нам как «национальные про­екты». Отнюдь не все представители советской элиты были так же никчемны и болтливы, как Горби. В стране имелись высшие чинов­ники, поставившие перед СССР амбициозную цель: выиграть в про­тивостоянии с богатым Западным миром и обеспечить научно-тех­нический прорыв державы, сравнимый со сталинским. Дело было в годы, когда американцы стремились запугать нас наращиванием сво­ей военной мощи. Они грозили нам армадами высокоточных крыла­тых ракет и самолетов-«невидимок», способных пронизывать совет­скую противовоздушную оборону, а также проектами орбитальных боевых платформ с лазерным и пучковым оружием.

Именно в это время вокруг начальника советского Генштаба, мар­шала Моисеева, и умных генералов спецслужб складывается ядро не­тривиально мыслящих патриотов. Они были уверены: в стране накоп­лен огромный запас прорывных технологий и разработок, а самое глав­ное - достаточное число умных голов, могущих решить практически любую задачу. Нужно отобрать такие чудо-технологии, отыскать пре­красные «мозги» и создать им условия для работы. Мощная экономи­ка и плановая система СССР позволяли направить ресурсы и деньги в точки прорыва. Прежние научно-исследовательские институты закоснели и забюрократизировались? Они растягивают порученные им ра­боты на годы и проедают слишком много денег? Там подавляют рост­ки новых направлений? Создадим новые организации: гибкие, небю­рократические, по сути дела - ростки высокотехнологичных бизнес-структур. Если нужно решить ту или иную задачу, дадим задание одновременно старым институтам и новым центрам. Кто предложит решение лучше, эффективнее и дешевле - тот и победит.

Об этом мы с Сергеем Кугушевым писали в первой книге цикла «Третий проект» в «Погружении». Подход сулил действительно фан­тастические свершения.

После негласной проверки (о чем он узнал уже позже), Утолина пригласили работать в одну из сруктур образовавшегося «теневого кон­церна» технократов-патриотов. В 1989-м он пришел в Центр инженер­ных разработок «Волна», выполнявший заказы Минобороны СССР-

Работа захватывала. Нужно было создать совершенно новые си­стемы отражения обстановки для тех, кто находится в самой гуще стремительного боя: для операторов радарных станций ПВО и пилотов истребителей. Необходимо было сделать так, чтобы люди смогли справиться с нечеловечеким напряжением современного боя, могли в стрессовой ситуации моментально видеть связи между явлениями и реагировали бы на изменения ситуации почти мгновенно.

Решение проблемы виделось в двух направлениях - более адек­ватном для человеческого восприятия способе представления тактической информации и данных о состоянии самого боевого комплекса, а также в нетривиально-необычайном: в изменении состоя­ния сознания оператора. Иначе говоря, выход виделся в создании такой системы отображения информации, которая непосредственно в ходе работы на ней оператора переводила бы его в ИСС - изменен­ное состояние сознания. В некий боевой транс, когда способности и реакция человека обостряются, а время как бы замедляет свой полет. По сути дела, это ИСС, похожее на те, которых могут достигать не­которые мастера восточных единоборств или могли, судя по мифам, скандинавские воины-берсерки. Задуманные Утолиным и его еди­номышленниками новые интерфейсы должны были создавать осо­бые аудиовизуальные сублиминальные[1] воздействия, которые вво­дили бы оператора или пилота в ИСС непосредственно в процессе их работы с использующими такие интерфейсы боевыми компью­терными комплексами. Но поскольку в таком состоянии изменяется и восприятие информации, то система должна была по некоторым параметрам отслеживать наступление ИСС и степень его глубины и вносить коррективы в форму отображения обстановки. Поэтому ап­паратура пульта управления для «высокотехнологического берсерка» должна была, причем желательно дистанционно, замерять пульс, ды­хание, электрическое сопротивление кожи и изменение электромаг­нитных характеристик головного мозга - и тут же перенастраивать подачу информации.

- Тем самым мы стремились освободить, например, летчика от многих побочных функций, оставляя ему силы и время на главную работу - целеуказание, - рассказывает Константин. - А оператор РЛС, входя в измененное состояние сознание и получив более удоб­ное представление информации, получаемой от системы слежения, мог бы быстрее опознать в кутерьме ложных отражений истинную цель, направив на нее ракету.

Константин рассказывал, что работать пришлось достаточно интенсивно, причем совмещая эту работу с учебой в аспирантуре и не открывая никому в институте этого совместительства:

- В «Волне» мне быстро оформили допуск, заодно прикрепив меня к куратору от КГБ. Который, будучи одним из учеников леген­дарного генерала Шама, оказался не только высочайшим професси­оналом, но еще и человеком, который поддержал меня и вовремя подсказал действия, позволившие мне, в принципе-то сопливому пацану, выжить среди «зубров». А интриги были и в те времена - хотя, на мой взгляд, гораздо более конструктивные, если вообще так мож­но охарактеризовать какие бы то ни было интриги.

Очень скоро я отравился в командировку на Алтай, где искал людей, коих тогда называли экстрасенсами, а также некоторых уче­ников китайских мастеров боевых искусств, бежавших в СССР во времена культурной революции в Китае. Ходил к ним в гости, при­зывал поделиться знаниями в интересах Родины. И ведь делились! Удалось установить доверительный контакт и с отличным специали­стом и хорошим человеком из Института нейрокибернетики в Рос­тове-на-Дону. Являясь профессионалом в психофизиологии, он од­новременно имел полученный в Японии третий дан по карате...

В путь, предложенный Утолиным, поверили. Его, тогда совсем еще молодого человека, вместе с другими представителями ЦИР «Волна» пригласили на совещание в управление вооружений МО СССР. Он вспоминал об этом так:

- От обилия больших звезд на погонах поначалу зарябило в гла­зах. Но когда пришло время выступать, понял - «или грудь в крестах, или голова в кустах» и заявил: предлагаемое - только первый шаг. Следующим станет превращение пилота или оператора буквально в боевую машину. В частности, можно будет резко увеличить одновре­менно и объем и глубину концентрации на определенных важных для принятия решений параметрах. Представляя при этом сами эти параметры во всех их взаимосвязях в удобном для восприятия виде и значительно повысив устойчивость оператора к утомлению - вплоть до переключения организма в режим работы на резервах.

- Вы видели когда-нибудь мастера ушу, который протыкает паль­цем кирпич? Или человека, который может поймать на лету выпу­щенную из лука стрелу? Мы предложили исследовать их физическое состояние в такие моменты предельной концентрации и пребыва­ния в боевом ИСС. Например, измерить электрические потенциалы в акупунктурных точках, провести ЯМР-томографию мозга, изучить структуру окружающих тело электромагнитных полей до и после вхождения в ИСС и, возможно, сделать еще и анализ биохимии кро­ви, - рассказывает Утолин. - А потом сделать устройства, которые смогут вводить оператора вот в такие «сверхчеловеческие» состоя­ния, впрыскивая ему в кровь нужные вещества или воздействуя на организм иными способами - но так, чтобы внешними воздействи­ями привести его в то же состояние, которое адепты боевых искусств или экстрасенсы достигают путем длительных тренировок.

Меня тогда спросили: «А вы не боитесь, что люди после этого сойдут с ума?» На что я ответил, как теперь понимаю, достаточно цинично:

- Вы же сами военные и прекрасно знаете, что срок жизни опе­ратора радиолокационной станции в современном бою может соста­вить всего полчаса? Что вражеская авиация почти гарантированно уничтожает РЛС ракетами типа «Шрайк»? Так что, дескать, ИСС по­может человеку выжить в этой мясорубке. А еще есть результаты со­беседований с ветеранами-«афганцами», из которых следует, что когда «крышу сносит», то выжить в схватке легче. А социализация, - как я тогда сказал генералам, - это уже второй вопрос и к теме настоящего обсуждения не относится. И меня поддержали!

После этого я и стал плотно заниматься, как мы шутливо говорили, «дуремарством». Получил доступ к тем людям, которые плот­но занимались изучением экстрасенсорного восприятия. И хотя, че­стно говоря, подавляющее большинство тех, кто попадал в поле их зрения, действительно были полными «дуремарами», шарлатанами или обманщиками, но в СССР исследования поиск и изучение тех, кто действительно обладал какими-то особыми способностями, были поставлены на солидную основу.

Покровительство над работами взял на себя полковник Михаил Бажанов из управления перспективных разработок в Генштабе ВС СССР. И началось! Это время я вспоминаю едва ли не как самое сча­стливое в своей жизни. Открылось финансирование для командиро­вок, меня свели с исследователями по нужным направлениям. Нача­лись работы с привлечением специалистов Института авиационной и космической медицины, Института медико-биологических про­блем (ИМБП) и некоторых других солидных учреждений. Я мог попросить их замерить такие-то и такие-то параметры во время работы. Было получено два патента на изобретения: «Способ отработки поведенческой стра­тегии игрока с использованием когнитивной виртуальной реальнос­ти, устройство для его осуществления и носитель информации для этого устройства» и «Способ внешней (индуцированной) идеомоторной тренировки людей». Первый из этих патентов, кроме России, зарегистрирован также в США и Канаде.

А с 2003 года Утолин задумался о том, что собранная и осмыс­ленная им информация, а также собственные мысли и воззрения тре­буют выхода на широкую аудиторию. И стал писать книги. Они ис­полнены в жанре фантастики, но излагаемые в них концепции и идеи отражают взгляды автора на нынешний мир, а также на то, почему развитие человеческой цивилизации пошло именно таким, далеко не самым оптимальным, по мнению Константина, путем. И взгляды эти, если отбросить фантастический антураж их оформления, очень перекликаются с тем, что написано в книгах серии «Третий проект».

Именно поэтому я и предлагаю вниманию читателя новое про­изведение Константина Утолина, написанное им в соавторстве. Оно будет полезным тем, кого интересуют новые точки зрения на идеи и процессы, описываемые в «Третьем проекте». Константин еще пора­дует нас своими новыми книгами. Тем более что одна из них уже близ­ка к завершению, а следующая написана примерно до половины и посвящена, кстати, весьма актуальной теме: возможности использо­вания компьютерных игр, сетевых технологий и виртуальных реаль­ностей для формирования негативных моделей мира и устойчивых психических шаблонов у подрастающих поколений.

• Итак, старые имперские кадры, оправившись от катастрофы 1991 года, снова выступают на бой с врагом России и всего рода че­ловеческого. Идеи и порывы, как и рукописи, не сгорают. Тень СССР снова встает над миром. Но СССР не плоско-капеэсесного, с очере­дями и талонами, а Союза мистического, полного тайного смысла, вместилища судьбоносных проектов.

Если враг не сдается, его уничтожают. Пусть даже и необычным оружием...

Ну а теперь предлагаю вам самим прочитать написанную Кон­стантином Утолиным и его литературными соавторами книгу, посто­янно помня при этом, что за фантастическим антуражем и древними орденами скрывается вполне реальная действительность, описанная уже нами в серии «Третий проект» и содержащая, кстати говоря, ин­формацию о Сообществе Тени. Так что, как говорится, «сказка-ложь, да в ней намек, добрым молодцам - урок»...

Максим КАЛАШНИКОВ

 

К читателям

Эта книга писалась трудно. Все время приходилось сопос­тавлять свои собственные мысли с появлявшимися в поле зре­ния новыми материалами, как подтверждавшими, так и оспа­ривавшими излагаемую в книге точку зрения. Поэтому очень важно было обеспечить доступный читателю стиль изложения и живость подачи порой довольно сложных мировоззренческих концепций. Поскольку за фантастической формой кроется со­всем не фантастическое содержание - размышления, и надо прямо об этом сказать, о путях развития, которые выбрало и которые могло бы выбрать человечество, о факторах, которые влияли и влияют на этот выбор, и о том, как отдельные люди могут делать выбор в пользу того или иного пути как минимум своего личного развития. А там как знать, ибо недаром сказал преподобный Серафим Саровский: «Стяжая дух мирный, сле­дуешь за Богом, а кто за Богом идет, тот спасется; а кто спасется сам, вокруг того спасутся тысячи других». И между прочим, в совсем другой интеллектуальной парадигме, но о том же сказал Куан-цзы: «Вместо того чтобы всю жизнь клясть темноту, зажги одну маленькую свечку». Вот об этом-то, по большому счету, и вся эта книга - о том, что, а порою и кто, мешает большинству из нас ступить на путь спасения и что этому можно противопо­ставить. И поэтому я особенно признателен Владимиру Куче­ренко, который, прочтя эту, наверняка не простую рукопись, рискнул рекомендовать ее к печати. Хочу выразить искреннюю признательность своим соавторам Ларисе Базаровой и Ольге Шевчук, которые помогли придать литературную форму моим философским изысканиям, атакже поблагодарить всех тех, кто верил и поддерживал меня, в том числе:

Елену Алферьеву - за замечания и редакторские правки тек­ста перед сдачей его в издательство.

В.В. Головачева - за моральную поддержку в очень важный момент.

Владимира Кучеренко (Максима Калашникова) - за то, что поверил в меня, и зато, что у нас были общие линии прошлого. И надеюсь, будут общие линии будущего.

 

vikidalka.ru - 2015-2018 год. Все права принадлежат их авторам! Нарушение авторских прав | Нарушение персональных данных