Главная | Случайная
Обратная связь

ТОР 5 статей:

Методические подходы к анализу финансового состояния предприятия

Проблема периодизации русской литературы ХХ века. Краткая характеристика второй половины ХХ века

Ценовые и неценовые факторы

Характеристика шлифовальных кругов и ее маркировка

Служебные части речи. Предлог. Союз. Частицы

КАТЕГОРИИ:






КАК Я РАБОТАЛ С ДЕТЬМИ ПО СКАЗКАМ




 

 

Дитя – это Боженька в обличии человека.

А Боженька в обличии человека – это человек цельный, единый. В нем душа и дух, божье начало, и плоть – едины.

У цельного человека нет возраста, как и у души, духа, да у его Создателей. Мы состоим из одного сознания.

Но человек, у которого плоть живет сама по себе, душа – сама по себе, и дух гуляет незнамо где, – не человек. И плоть его возраст приобретает, и счет ведет на смерть свою. Кто это видит, тот дитя наравне с собой ставит и с ним каждый вопрос обсуждает, да на его жизни – свою открывает.

А кто блуждает – сам теряется да народ баламутит.

 

Старец

 

 

Вопрос ребенка:

 

Чего от меня хотят мои родители – они мне не дают прохода, суются в каждую дырку?

 

Мой ответ:

 

– Они хотят, чтобы ты стал умным, сильным, знаменитым… Чтобы ты в своей жизни не повторял их ошибок. Родители чувствуют вину перед самими собой, что они не исправляют своих ошибок и сами живут в боли. И на тебе эту вину замаливают, точно так же, как в этой сказке…

 

Много-много лет назад, когда еще не было тебя, меня, твоих матушки и батюшки, дедушки и бабушки и даже прапрадедушки и прапрабабушки, в одной деревне жила одна очень бедная семья, в которой рос единственный сын.

Матушка и Батюшка делают так, чтобы их сыну жилось славно, но ему по-прежнему было очень плохо. Делают, чтобы он был самым умным, но сын оставался полным дураком. Делают то, чтобы он у них был особенным, но он ничем не отличался от других. Матушка и Батюшка мечтают, чтобы их сын стал героем, а он продолжал оставаться полным оболтусом. Мечтали, что им станут гордиться в деревне, но его не подпускали даже к его ровням.

А сам мальчик мечтает, что когда он вырастет, он покажет миру, какой он есть на самом деле.

Время идет.

Мальчик растет и копит злость на мир, на целую деревню, на Матушку и Батюшку, на детей в деревне. А когда ему исполняется двенадцать, он решает идти по миру: из одной деревни в другую, прося подаяния, так как сам в своей жизни делать ничего не может. Ведь Матушка и Батюшка в его родительской семье заставляли его делать только то, что они сами могли. А сами они – почти ничего не умели.

Когда родители были молодыми, то их Матушка и Батюшка тоже оберегали деток от ратного труда, желая им другой жизни. Они мечтали, что дети их станут управлять другими людьми, а не сами трудиться. Да это и передали своим деткам, да внукам. Чтобы они в своей жизни другими управляли, а свои ручки, не дай Бог, не марали, а то их смозолят.

А в деревне люди, которые не могут ничего делать своими руками и сердцем, становятся изгоями. Да и боженька к ним не милостив. Сводит таких людей меж собой, да создает из них семью неумех. Настает время, и они, настрадавшись в совместной жизни, готовы передать своему единственному сыночку то, что могут ему дать. Но передают они только свою боль да разочарование в жизни, да злость, что боженька их и вовсе обделяет.

А сынок, упираясь, да не желая исправлять ошибки родителей да свои, принимает на себя эту боль Матушки и Батюшки. И деревня не хочет принимать боль этой семьи на себя да гонит эту семью подальше от себя. Так они и не могут ничему обучиться в своей жизни. А сами видеть, что с ними происходит, не хотят. Себя жалеют, лелеют да губят, а сынка по миру пускают долю свою искать. Да боль свою и родительскую по ветру пустить, чтобы она больше их не донимала да душу их не терзала.

Так сынок по миру ходит, но ума, да разума не набрался.

Свое здоровье отдал да старость нагулял.

А после возвращается в свой родительский дом, видит: а там – лачуга пустая. Матушка и Батюшка давно с голоду померли, и даже предать их земле было некому. Косточки отца нашел в кровати, а маменьки – за столом: так и померла она, на него облокотившись. Пришел он в свой дом за опорой, а нашел гольну смерть.

А мудрость этой сказки такова: не желай добра – оно всегда злом оборачивается. В жизни одаривают своим теплом. Принимай этот дар да очищай его от скорлупы, и к своей жизни это зерно прикладывай, чтобы оно стало с тобой единым. Бога не гнушайся, да к нему прислушивайся. Задавай вопрос себе, а не мир спрашивай, так как ты его отверг, и себя в нем не видишь. Не глуши себя, а разбирай, почто это так, а не по-другому. Да спрашивай себя, свое сердце, душу. Слова по ветру не разбрасывай, а то растеряешь, что имеешь и что не поспел заиметь. Отказ – стена, а примешь – пропасть.

Ты спрашиваешь: «Отчего они мне не дают прохода?»

Контролируют, сынок, чтобы ты принял то, что есть в их жизни. А у тебя есть выбор: принять это так, как есть, и провалиться в бездну смерти, как твои родители, или отказаться от этого, остановиться, принять и очистить зерно от шелухи да приложить его к своей жизни.

Тебе, чего они в каждую дырку суются?

Боятся, что ты повторишь их ошибки. И станешь по жизни, как бурлак, тянуть лямку, им переданную их родителями. Да добавишь к этому грузу еще свой – разочарований и глупостей.

Как можно найти выход из этого положения? Ответить на этот вопрос тебе могут только твои душа и сердце, когда ты сделашь выбор: жить или умирать. А твоя война ни к чему хорошему не приведет. Так что смотри сам. Решай сам.

 

Вопрос ребенка:

 

Объясните, пожалуйста, моим родителям, что у меня своя жизнь!!! (Ребенку 32 года).

 

Мой ответ:

 

– Ваша просьба напомнила мне одну сказку: о том, как один беспомощный ребенок постоянно просил о помощи, а сам ничего не мог сделать.

 

В одном царстве, в одном государстве, в одной богатой семье родился один единственный ребенок.

Каждый из его окружения его жалеет, лелеет, да делает за него. Этот ребенок вырастает и так ничего не учится делать. А жизнь его после поворачивается таким образом, что он остается без родителей. Нажитое Матушкой и Батюшкой богатство растаскивают, и он остается ни с чем. Дом, где он жил, отбирают за долги, слуги присваивают мебель, землю – соседи. Теперь никто его не кормит, и он начинает питаться объедками. Никто его не одевает, и он ходит, как оборванец. Никто его не моет, и он начинает ходить, как замарашка – грязней хавроньи в начищенном хлеву.

Так он живет долго ли, коротко ли, но в один неопределенный промежуток времени приходится ему делать выбор в своей жизни и решить: что делать, как дальше жить. И он решает идти по миру, чтобы научиться жизни.

Долго ли, коротко ли скитается он так по миру, но однажды возвращается он на свои родные земли, и становится одним из знатных богатых людей.

Вы, конечно, увидели, в чем суть сказки: никто не может сделать за человека то, что необходимо сделать ему самому. И выбор необходимо делать еще при жизни, а не тогда, когда подходит смерть. Цените дары Создателей, пока они есть: потеряете их – потом можете и не найти: их просто подберут другие и воспользуются им не по назначению. Цените свою жизнь еще при жизни, когда она есть. Жизнь коротка. Жар-птица летит к человеку один раз в жизни. Проморгаешь – придется ее догонять, а сможешь ли догнать, только тебе самому известно.

Не просите, как просил мальчик в этой сказке того, что необходимо сделать вам самому. Сама жизнь подвела вас к часу выбора: жить вам или умирать. Такой возможности может больше и не возникнуть. А Жар-птица пролетит мимо – так, что и не заметишь.

Расскажите о наболевшем своей маме – она вас обязательно выслушает. Вы серьезно больны, и ваше сердце может не выдержать давления, которое она вам создает своей опекой. Мама вас любит и не желает вам ничего плохого. Только увидьте это сами и наберитесь смелости сказать, что вы думаете о ней и ее отношении к вам.

У вас нет своей семьи, своих детей. Вы перенесли третий обширный инфаркт, и вас может спасти только одно: решать за себя – самому! Жить свою жизнь – самому! Делать все по жизни – самому! Любить себя – самому!!! Или, в самом крайнем случае, вы можете согласиться на операцию. Но еще бабка надвое сказала, что это вам поможет, хоть медицина и пошла далеко, а ваша мать имеет деньги, чтобы оплатить все затраты на лечение да нанять самых лучших врачей в мире. Выбор можете сделать только вы сами. А он будет зависеть от того, насколько вы хотите жить свою жизнь. Создатели положили сейчас на одну чашу весов вашу жизнь, на другую – смерть. Пока ничто не перевешивает, и вашу ситуацию могут разрешить только ваши желание и рвение, охота жить. Сейчас насколько вы хотите жить, настолько вам и позволят Создатели. Будете прятаться за родителей и лукавить с собой – перетянет смерть. Решите бороться за свою жизнь, тогда и хирург попадется именно такой, который сможет вам помочь и сделает операцию настолько хорошо, насколько вы хотите жить. Решите этот вопрос выправить сами – освободитесь от злости, гнева и ненависти, которые сейчас точат ваше сердце, и найдутся силы да встретятся люди, которые помогут вам.

Пока все в ваших руках. А начать делать выбор можно с вопросов, которые вам необходимо себе задать, выпустив из себя ответ. Вопросы просты:

Для чего я появился на этот белый свет?

Выполнил ли я то, ради чего родился?

Что я сейчас делаю?

Кто для меня родители?

Для чего мне необходимы родители?

Кто я для родителей?

Для чего я им?

Кто я есть на самом деле?

Кто я сейчас для себя?

Что я сейчас могу из того, что мог с самого зачатия?

Что я потерял?

И отчего?

Как я могу вернуть то, что мог раньше?

Где взять силы, чтобы смерть сделать другом или советчиком, а не мечом, нависшим над головой?

Ответив на эти вопросы, можно осознанно делать выбор и решать, как дальше строить свою жизнь.

 

Вопрос ребенка:

 

У меня тяжелый случай! Я люблю свою одноклассницу. Мы хотим жить вместе, но не знаем, как обо всем этом сказать родителям. Поймут ли нас они? Ведь они всю жизнь нам говорят, как нам жить, а мы хотим жить своей жизнью. Что нам делать? Мы уже хотим убежать из дома.

 

Мой ответ:

 

– Ой, какой тяжелый случай! Как будто к вам пришла старость, вам дали возможность пересмотреть свою жизнь, а времени на исправление ошибок – не выделили. Вы вдруг увидели то, что натворили, и как свою жизнь загубили, а сил исправить ошибки – больше нет. Вот это тяжелый случай!

На самом деле ваши проблемы – пока еще мелочи жизни, которые даются людям для того, чтобы они могли извлечь из них урок и что-то для себя решить. Вам самим необходимо решить, как вы станете дальше жизнь свою устраивать. А я могу помочь вам, только рассказав одну сказку. Она придаст вам сил и решимости.

В одной серебряной[2]деревне, за далекими полями, за высокими лесами жили две семьи.

В одной семье растет красавица удалая, а в другой – богатырь. Они очень дружны меж собой: друг другу помогают, горе показывают, а радость сохраняют. И в один день случается то, что случается однажды с каждым: они влюбляются друг друга. А годков им – только по шестнадцать.

И вот приходят они к своим Матушкам и Батюшкам да просят у них благословения на создание новой семьи. Матушки и Батюшки размышляют, что делать – ведь им только по шестнадцать зим, малым-малы еще! И решают родители провести обряд целомудрия для своих детей. Выдержат – станут жить вместе, а не выдержат – подождут.

Собирают Матушки и Батюшки деревню да перед миром благословляют молодых на обряд: в путь собирают да силушкой одаривают. Деревня им наказы дает да путь в лес, к Бабе-яге, указывает.

Баба-яга – страж жизни, хранительница знаний жизни, и у нее раньше молодые целый год набирались знаний, разума, терпения и сладости для совместной жизни, а потом год ковали волю свою да строили совместный образ семьи, которую им необходимо создать.

И вот Матушки и Батюшки провожают молодых вместе с деревней да наказывают: «Долгий ваш путь к Бабе-яге. Хватит для того, чтобы разобраться: для чего вы рождены да для чего вам семья необходима. А это есть ключ к замку амбарному в ее владения. Ответите по сердцу, да от всей души – она примет вас, а нет – ходить вам по Матушке Земле в болотах. Закружат вас леший, водяной да кикиморы, не выпустят из своих владений, пока не увидите, для чего вы рождены на Белый Свет, да каков ваш жизненный путь, для чего вам семья, и каков путь семьи вашей».

Молодые поклон Матушкам и Батюшкам отдают, низко деревне откланяются, у Земли Матушки просят помощи да сил, с собой горстку родной землицы набирают да в дальний путь пускаются.

Долго ли, коротко ли они идут. Сами голодают. Босы ноженьки в кровь истаптывают. Одежонку свою в лохмотья изрывают. И из последних сил до владений Бабы-яги добираются.

А ее владения – за высоким, да крепким частоколом, что не перелезть. Да с большими воротами. И висит на них огромный амбарный замок, да ключ к нему – слово. Открыть его можно, только ответив на два вопроса, да каждый отвечает сам за себя.

Как подходят молодые к воротам, так ветер начинает свистеть – с ног их сносит. А они хватаются друг за друга, да так и удерживаются. Ветер отступает от них – подпускает их к замку.

Замок их вопрошает, а они перед ним ответ держат. Как только ответ не из души, да не от сердца идет, так за спиной у них лес тут же болотистым становится, топью покрывается, назад дорогу закрывает, да леший с водяным и кикиморами громче и громче зазывают.

Но отвечают они на вопросы замка от души да от сердца, что замок сам перед ними открывается, да ворота настежь распахиваются.

Молодые входят, и их Баба-яга встречает. За стол усаживает, в баню провожает, там распаривает да спать укладывает. А на другой день спрашивает: «Чего пришли? Куда путь держите?»

Добрый молодец отвечает ей: «К тебе, бабуля, пришли, разуму набираться, знания жизни в себе раскрывать, мудрости твоей почерпнуть да свою предстоящую семью познать».

А она им испытание дает на полгода. Молодца отправляет в один конец своих владений: разума набираться у медведей, а молодку – в другой конец владений, к лесным кошечкам-рысюшкам.

Границу меж ними сторожить ставит слуг верных – серых волков да свиней лесных. Волки кусают, а свиньи «свинью» на пути подкладывают, да дурны мысли выманивают.

Через полгода собирает Баба-яга молодых да проверяет, как они испытание прошли. Возвращаются они бодрые. Богатырь – возмужал, молодка – еще помолодела.

Тут Баба-яга им новое испытание преподносит на полгода. Молодца отправляет дом строить да баньку. Землю от дерна освободить, да сад с огородом рассадить, а потом – молодку с острова на болоте забрать, да в свой дом привесть. А молодке наказ дает: на том острове зверей приручить, да свое хозяйство расширить. Наткать полотна да сшить молодцу без примерок тридцать три отворотка, штанин, поясков обережных, да на разный случай, и чтоб все впору было. Еще дюжину занавесок вышитых, пяток скатертей, постель лебединую, да свой наряд, в каком встречать молодца станешь, да так – чтоб молодцу хотелось, а тебе моглось. Чтоб как глянуть – так оторопь брала, что устоять невозможно. Чтоб душа в разворот пошла, да сам дух в пляс пустился, чтоб праздник на душе разгорался, а молодец дорогих гостей встречал да за стол усаживал, пиром сладким заполнял, да дурь изгонял. молодку не поважал, а готовил встретить боженьку да сам ждал.

И через полгода приходит Баба-яга сама к ним.

Смотрит: крепкий бревенчатый частокол стоит, да ворота булатные. А со двора голоса живности разной в перекличку слышатся. Заглядывает баба-яга во двор, а там – дом стоит крепкий: на цельный век хватит. Цельно из древа, блестит, переливается, манит и грозит мощью своей, крепостью. Во дворе – пруд, а на нем разна полна птица невиданная. И рыба-то плещется, да всяка разна, что сама в садок, да на славный пир просится: мол, изведай меня, наберись силушки водной да мудрости славной, знаний тайных. На берегу всякой живности пасется – еле глазом охватить. У пруда вдали банька стоит, из трубы дым валит – себя нахваливает да к себе приглашает. Входит Баба-Яга в баньку, а там пар так банным духом крепит, да приговаривает: «Парю-парю удалу, душу выпарю, да дух закалю, крепостью одарю да гибкостью с текучестью награжу».

Бабка сама в баньке и выпарилась, в пруду серебряном искупалась, омолодилась. И входит в дом. А там – кругом блестит. Полы самоткаными половиками устелены. Окна занавесками вышитыми увешены. Стол накрыт скатертью, разноцветными нитками вышитой, плетеной бахромой украшеной, да знатным угощеньицем уставленной. На столе приготовлено не вразрез рисунку на скатерти. У стен – навесны шкафы с разной посудой, да сундуки с одеждой разной вышитой, украшенной, на разный пир иль дело. Скамейки стоят дубовые – что дюжину народ усесть хватит. На переднем краю – печь с лежанкой, да изразцом украшенная, жаром пышет да душу греет, а огонь в очаге горит, словно дух ледяную глыбу плавит да железо калит. А труба завывает – врагам грозит. Глядит бабка в окно, а там – молодец с молодкой в поле землю ублажают, да дар божий собирают. Молодка юбчонку за поясок подбивает, да колен не сгибая, да Создателям поклон отдавая, зелень собирает. Молодца глаза ласкает, душу к себе разворачивает да дух его в жар бросает.

Тут Баба-яга в окно их и кличет, встречать ее велит. Молодые с хлебом солью ее встречают, за стол гостинца отведать сажают, да спать на перину из лебяжьего пуха укладывают, на подушку, свежим сеном набитую да смятую. На ложе из дуба крепко сложеного, да украшеного, что и спать на этом ложе одной – не лежится. Сердце вот-вот выскочит, усталость вон сгонит. А душа растекается, да дух царит, возвышается, хочет на гору влезть да к Создателям руки возвесть, отблагодарить за жизнь.

Тут баба-яга не выдерживает да говорит: «Нечего мне вам дать боле, вы сами что необходимо имеете. Вот только один остается к каждому из вас вопрос: какова ваша задача воплощенья этого да предназначение?»

И отвечая на этот вопрос, молодые видят, для чего их семья строится, да для чего они друг другу необходимы.

А Баба-яга, увидев это, отправляет их на последнее испытание: в лес, на солнечную поляну, в Мир Живых за божьим благословением – за гостьюшкой-дитем.

Проходят они и это испытание. Тогда награждает их Баба-яга разными дарами, благословляет на знатный пир, на сладку жизнь, да деток желает им, что в дюжине возов не увезти, и от них не отказываться.

Так они и возвращаются домой, и молодка уже у молодца остается. Да закатывают они пир на весь мир, что в соседних деревнях гремит, да за тридевять земель откликается. Да живут они долго да в достатке. Боженька к ним частит, да похаживает, да след свой оставляет, млад-малым.

Тут и сказке конец – кто слушал молодец, на свой ус мотал да смаковал, себя проверял, да в разум брал. Развивал свое «могу» не на словах, а на деле. Жизнь свою строил да никому ее не отдавал, а спутников созывал. Ценил себя и жизнь свою, да время. Семью строил по разуму, а не по блажи или выгоде. Парень становился молодцем, а молодка молодела, да своим светом молодца озаряла.

 

Вот так, молодые, что я мог – вам показал, как мог – направил, а остальное вам решать. Как родителям своим сказать, себя проверить да показать. Как жизнь да свою будущую семью познать, осознать, что к чему, да для чего.

Только один у меня есть для вас совет: себя не жалеть, но и не стегать, а обрести себя да жизнь свою увидеть. Не надеяться, а делать. Не вилять, а идти прямо к своей жизни. Вот и все.

 

Вопрос ребенка:

 

Как мне уйти от гнета мамы? Мама мне не дает гулять после девяти часов, боится, что я принесу ей «подарок» в подоле. Помогите мне, пожалуйста. Мне уже 13 лет.

 

Мой ответ:

 

– Интересный вопрос. Вот только почему-то эта ситуация напоминает мне об одной курочке из сказки, которая всю дорогу кричала: «Я взрослая, я взрослая, петушка хочу, петушка хочу, отстаньте от меня, отстаньте!» И что потом стало, смотри сама…

 

Ранней весной на одном знатном дворе одна Курочка-Матушка высиживала восемь яиц. Суетилась над ними. Есть не ела, пить не пила, ни на одну минуту яйца не оставляла. Своим теплом их обогревала, да приговаривала: «Вылупляйтесь, сорванцы, вылупляйтесь, мои красавицы. Дам вам горошка, червячка да мошку».

И рождается у нее семь сорванцов-удальцов и одна краса – злата коса, да горда. Сама еще у горшка два вершка, а глазками стреляет, свой нос задирает, хвостик приподымает, петухов к себе манит, а петушков отгоняет.

Курочка-Матушка деткам своим показывает как корм добывать, сладкого червячка раскопать, сочное зернышко сорвать, да мошку поймать. А сорванцы-удальцы повторяют, эдакому ремеслу обучаются да сил набираются. А кума-краса заливается, над петушками смеется, их дразнит да наказывает, чтоб они единственной сестре дань отдавали. Мол, негоже ей, единственной, неповторимой, в земле ковыряться.

Отныне братцы дань сестре отдают да приговаривают: «Она у нас одна краса, злата-коса, два вершка».

А она важна: днем на солнышке лежит, пушок свой чешет, нрав показывает. Петухов дразнит, да приговаривает: «Петушок, петушок, обрати на меня свой глазок, посмотри каков у меня пушок».

А петухи вокруг ходят, глаза от нее отводят, про себя плюются. Мать ее костерят: мол, негоже ей, такой молодке, петухам глазки строить, под свой пушок манить, да под хвосты петухам заглядывать.

Мать кричит, ругается, а молодка перед ней красуется: «Я взрослая! Я сама могу за себя постоять! Я единственная такая – неповторимая. Я краса, злата коса».

А Матушка-курица уж не знает что и поделать. За голову хватается, с соседками ругается. Ее петухи к себе не подпускают, ждут молодку-позолотку, когда та подрастет, да их позовет. А мать кричит: «Она мала еще, а я пригодна».

Так время идет. Молодка красуется, а мать ругается.

Тут залетный петушок, золотой гребешок, прилетает, да сладко песню запевает. Молодка как видит его, так расплывается. Его нахваливает, да себя показывает.

Тогда петушок, золотой гребешок, на нее налетает, крепкими своими лапками за крылышки ее хватает, да в кустики густы затаскивает.

А молодка в крепких лапах петушка кричит: «Я проста краса, негулящая. Отстань от меня, негодник!» Да дразнит его до лихорадки, что он и притоптал ее.

А на средь другого дня приносит она ему два яица. Да каковы малы! Что петуху срамно, а матери грешно!

С тех пор петухи ее обходят, а соседни и вовсе не заглядывают… Так она одна и прожила, что в суп угодила. Да и суп из нее получился ненаваристый.

Тут и сказке конец, молодкам гонец. Чтоб они не хорохорились, пока женилка – не женилка, да молодость не созрела, а хвост не вырос. А матерям наказ: сколько бы не биться, ничего не добиться. Да от чего мы их оберегаем в то сами и толкаем.

Каждый сам себе наказ и указ. А коль попал, дак знай: там может быть жизнь или погибель, выбирать тебе.

 

Вот и можешь сама посмотреть по сказке, что ты меня просишь? Что своими действиями себе готовишь? По какой дороге идти хочешь? И что твои родители боятся? От чего они тебя оберегают? А выбор твой: на своем стоять и у разбитого корыта оставаться, или родителей послушать, на свои ноги встать, да веселиться.

 

Вопрос ребенка:

 

Мама меня не понимает, не слышит, только одно твердит: вот это тебе подойдет, вот это тебе будет лучше, вот это так делай, вот так сиди, не сутулься, больше ешь… У меня уже нет сил от этой ее опеки. Мне хочется умереть, нет жизни…

 

Мой ответ:

 

– Я не знаю, как тебе помочь, что тебе ответить по этой ситуации. Но знаю, что одна сказка может помочь тебе самой найти выход. Это сказка о девочке, которая справилась с подобной проблемой.

В некотором царстве, в некотором государстве жили-были царь да царица. У них долго не было детей, и они уже отчаялись ждать, что боженька над ними смилуется и одарит их дитем.

Но как только они поразмыслили о своей старости, да о своем царстве: кому они станут свое царство передавать, так боженька над ними и смилостивился, да послал к ним целительницу. Она царю и царице помогла избавиться от их недуга, и царь с царицею приняли у себя дитя.

Растет дитя. Уже ходит. Царица, как курица-наседка, возле него крутиться, приговаривает: «Не дай бог упадет, да шишку себе набьет, еще покалечится». Она оберегает дитя днем, а ночью – караулит царь. Свой долг отдают, усталости не зная. Шумных слуг разгоняют, сон дитя оберегают.

А дитю действия царя и царицы нравится. Оно горя не знает, да окружающими помыкает.

Так дитя вырастает и обряд на определение пола проходит. Да обозначают ее девкой, а нарекают Светосолнышком. Да растет она девкой своенравной, разбалованной: это ей не так, да то не эдак. На то слуги уже плачут, а царь с царицей тешатся. Между собой спорят и тягаются, своими достоинствами похваляются, которые дочке передали. А коли что не так случается, то это от недогляду слуг, таких-сяких.

А Светосолнышко ничего понять не может. Злится, про себя гнев таит. Скалится, ее злость на мир ее же глаза застилает. Сама никого не видит, да никого не слышит. На слуг кричит, их лупит. Зубами скрипит, искры из себя пускает, отыгрывается. Уж не знает, что делать, куда бежать.

Царь с царицею заботятся о царевне, соломку у нее на пути стелют, а она по другому пути идет. Они свои ручонки к царевне тянут, а достать ее не могут, царевна царю и царице мстит, веселится да назло делает. От помощи их отворачивается, да кричит: «Я сама! Сама знаю, как мне жить!!»

В один прекрасный, а кому ненастный день, царица тяжело заболевает. Лежит при смерти. Царь возле нее крутится, свою заботу ей отдает. А царевна радуется: мол, на одного тирана меньше станет.

Так день проходит, второй пролетает. А на царевну никто внимания не обращает. Никто ей не указывает как жить. Тогда она впервые размышляет о своей Жизни. Видит, кто для нее царь и царица. Да кто она сама им. И осознает царевна свою потерю, коли царица умрет. Да бросается к ней просить прощения за свои деяния.

Царевна поклон до самой земли Матушке и Батюшке отбивает, да им сказывает: «Вы делали так, чтобы я в разум пришла, да как могли мне мир показывали. А я воевала для того, чтобы место свое под солнышком ясным определить. Вы своей заботой его от меня застилали, а мне его видеть хочется. Да вам показать, что нам жить пора каждому для себя, и помогать друг другу не соломой, а плечом, советом да дружбой».

Так они живут-поживают припеваючи. Царством правят да путь царевне освещают делом, советом да плечом.

Светосолнышко вырастает, да сама в царство царевича приводит. Царь с царицей пир закатывают, да царский свой род обновляют. Силу Жизни в разум направляют, а ум отодвигают.

Тут и сказке конец. Гонцам гонец, чтобы боль не запускать, а ее разбирать. Разбирать, да плакать. Душу открывать, да духом обогреваться. Волю выпускать да булатный меч в праву руку брать, а в леву щит. Да силу в теле вихрем молодецким направлять, чтоб на вый идти.

Да очищать поле ратное, да душу прекрасную от гари черной, от невзгод ненастных. Чтоб жизнь проснулась, да солнце зажглось. Путь жизни осветился, да любовь путеводной нитью-рекой текла.

 

Может, также, как в сказке, сделать и вам? Сесть втроем да поговорить, что почем, да что с чем едят. Другого пути нет. И не стоит доводить до того, когда на горе рак свистнет, да беда в окно постучится. Можно обо всем договориться еще тут, на берегу, не доводя дело до ссор и обид. Да рассмотреть, откуда боль пришла: родителей и твоя. Чего они боятся и куда тебя этим страхом толкают. Разберите: чего хочется тебе и что хотят они. А, прежде всего, сама для себя посмотри: кто тебе родители? и кто им ты? А после этого уже заводи душевный разговор как полноправная хозяйка своей жизни. Не бойся делать ошибки, но тут же их исправляй, не оставляя на потом. Часто это оборачивается пропастью на жизненном пути человека, в которую упасть легко… Но вот как из нее выбраться…

 

Вопрос ребенка:

 

Как мне быть? Отец меня порет, в основном ни за что. Странный он какой-то…

 

Мой ответ:

 

– В твоей истории много общего со сказкой о том, как отец бил сынка, а тот не мог понять за что, а спросить его боялся. Вот послушай.

 

В одном селе жила-была семья: мать семерых детей, отец – добытчик, да детки – три братца и четыре дочки. Они жили – не тужили, пока мать не померла…

Детки подрастают. Младшему сыночку семь годков исполняется. И тянет его к ремеслу, которым отец еду да кров для семьи добывает. Он за отцом смотрит, к его мастерству приглядывается.

Старший брат в пастухах ходит, да зимой – у мещанина в денщиках. Старшая сестрица – у князя в посудомойках. Помладше брат лес рубит, да вскоре женится и уж двух детишек рожает. Помладше сестренка полы моет у разных хозяев. Еще младше сестренка по дому хозяйничает, да тепло и уют стережет, но мать заменить деткам не может.

А младше брат вскоре ремесло отца овладевает. Последняя сестра блудничает, да окружающих дразнит, им подражает да вредничает. А отец ее любит, души в ней не чает, да от остальных желает избавиться.

А свою злость отец на младшего сыночка сваливает. Сынку тряпкой попадает – за невидение ремесла да за неумелые ручки. Да за то, что тяжко жить отцу…

А сам тоскует по своей хозяйке, украдкой плачет.

Опосля сынок чудеса в своем ремесле делает, и отцу это не по нраву оказывается. Сынок-сморчок отца обходит!

У отца злость и ненависть идет, что так его жизнь складывается, да радость их дом стороной обходит. Мол, он так мучается, лямку родительскую один тянет, сбросить ее хочет, да она не сбрасывается.

Так они жили – не тужили, долго ли, коротко ли только им самим известно. А младшой сынок крепнет да сил набирается. Да однажды восстает супротив отцова битья.

Ловит руку отца силой молодецкою да говорит: «Не смей свое горе и бессилие на меня сваливать! Я окреп уже, да в состоянии разделить с тобой кормильский удел. Чтоб у тебя возможность была о себе не с жалостью мыслить, а по укладу. Чтобы в доме лад создать, да радоваться своей Жизни».

Отец вначале сердится, да гневается такой дерзости сыновней. Хочет вырваться, да наподдавать ему!.. Но слова хозяина своей Жизни останавливают его, и он сам начинает размышлять о своей Жизни.

И гордится отец, что есть у него сынок, который сам молодец, да разудалый удалец, да к тому же отцова зверя остановил, да самого отца в разум ввел.

После этого случая отец собирает сыновей и дочерей и договаривается с ними о вкладе каждого в семью. И опосля каждый делает свой посильный вклад.

Тогда в семье царят лад, да радость. Дети вырастают, свою жизнь устраивают и ошибок таких не делают.

А отец встречает свою половину, да рожают они еще трех сыновей и одну дочку. Устраивают лад да любовь и живут дружно до глубокой старости.

Вот так же и твоя проблема мне видится: один раз отца останови. Хотя физических сил у тебя пока маловато, зато есть сила хозяйская, да большая, жгучая охота жить – и ты с этой ситуацией справишься. Да обсуди с ним его жизнь да свою. Да ответьте друг другу: кто каждый из вас есть сам для себя и друг для друга? Да выясните, для чего вы необходимы друг другу. Посмотрите: что вы делаете друг с другом на самом деле? И договоритесь о ваших взаимодействиях. Да договор выполняйте, а когда невмоготу станет выполнить – передоговаривайтесь. Да стройте лад сообща, а не порознь. Тогда и сладится, образуется. Отец в разум придет, да воцарится лад в семье вашей.

 

Вопрос ребенка:

 

Помогите мне, пожалуйста! Скажите маме, что я уже выросла: мне шестнадцать лет, и я давно уже не в пеленках. У меня уже есть парень, и по окончании школы мы хотим сыграть с ним свадьбу. Мой парень одновременно работает и учится, а я из-за мамы еще не могу даже на улицу выйти без разрешения, не спросив: как мне одеться, как себя вести, ходить на дискотеки, или сидеть и готовиться в институт, который мне не нужен. Мне необходима возможность жить своей жизнью. Помогите мне, пожалуйста!

 

Мой ответ:

 

– Очень интересная ситуация, когда разум бьет ключом, а ум не пускает его развиваться. Да и осталосьто тебе всего нечего – два года до совершеннолетия. Что делать в этой ситуации?

… Я, пожалуй, смогу помочь тебе только тем, что расскажу тебе сказку, как разум ум победил да указал ему свое место.

 

Жили-были да не тужили в одной деревне два брата. Они меж собой дружили, были друг другу опорой. Помогали друг другу дома построить, хозяйство создать. Вместе радость делили да беду коротали.

Но вот однажды приезжают к ним в деревню две девицы: одну зовут Ум, а другую – Разум. И сильно в них братья влюбляются. Да решают: ни дать ни взять – жениться.

Да засылают они своих сватов к красным девицам, чтобы у них узнать: любы ли они им, да которой – кто. Да своим желанием о свадьбе желают поделиться.

Красны девицы тут окрыляются, свои нежны перышки распускают. Такому диву дивятся, да свое согласие им дают – красных молодцев не гнушаются. Назначают вместе пир, да гостей приглашают.

Цела деревня на их свадьбах гуляет: женихов восхваляет, да за невестами приглядывает: необычными они кажутся, даже взбалмошными. Одна из них так и цветет от радости да жизни: где пройдет, там кругом цветет, поет да радуется. А другая цветет от того, что горе грянет, а как она пройдет – так живое вянет, к богатству тянется да печаль сеет. Деревня дивится девице Разуму. Она поет, словно ручеек зажурчит, да каждого при этом силою одаривает. Но сторонится деревня девицы Ума. Она каждого собою тешит, но народ от этого вянет, а она – цветет, да силу из народа вытягивает.

Так они и начинают жить. Один брат – с молодой женой Умом, да хозяйством чахлым, но богатым. Деньга к ним сама идет, да семья богатится. Другой брат – с молодой женой Разумом, да хозяйством цветущим, роскошным, каждым хозяйствам – хозяйство: земля сама так и плодит, урожай аж с хозяйства вываливается, скотина живет, плодит, теплом, молоком да мясом одаривает. Птицы песни поют да хороводы водят, Создателей созывают. Боженька в гости к ним ходит, да дитем их одаривает. На жизнь благословляет да радует.

А брат с женой Умом им завидуют, да к себе в батраки сватают, деньгами манят, монетами осыпают, но второй братец на это «добро» не дает, отказывается. Да сказывает: «У меня волюшка вольна, и я в достатке, хотя денежки нема, зато полон стол и закрома, чем и вас за так угощаю».

Постепенно брат с женою Умом разоряются, злятся, кипятятся, а хозяйство их мхом покрывается да болотом затягивается.

А братец с женой Разумом жизни радуются, да мир щадят, его любовью одаривают да приговаривают: «Ты расти, радость милая, да приди в каждый дом, где тебя ждут-дожидаются». Они жизни своей радуются да ее плодят, и с другими делятся. За деньгами не тянутся, а души свои раскрывают да дух родной воспевают, сердцем отзываются да свою жизнь устраивают всласть, а не на зависть.

Так они живут-поживают, да добра наживают. А кто-то богатился да от Создателей отворотился, себя жалел, был завистлив, да жаден, оттого и в болото катился.

И в один прекрасный день брат с женою Умом так в болото и проваливаются, а от их хозяйства один пустырь остается: ничто на нем не растет, и птица над ним не пролетает, ветерок не обдувает, и солнышко не заглядывает.

А в другом хозяйстве – брата с женой Разумом – кругом цветет пышно, сердце радует да каждого счастьем одаривает.

Тут и сказке конец. Да каждому доносит удалец весть ровно, складно да проворно. До сердца доходит, радость разжигает, да каждого веселит. Ум сгоняет, разум вкладывает.

Да сказка гласит, что ум – паразит, на него глаз положишь – в болото угодишь, а разум ухватишь – жизни нет конца, кругом станет цвести да пахнуть, глаз радовать, душу раскрывать, да дух родной разжигать.

Сказка показывает: разум тем хорош, что он жизнь дарит, а ум – болото. Коли хочешь жить – ухватись за разум, и он привезет тебя на тройке вороных коней к жизни. А хочешь смерти – хватайся за ум, и он тебя быстро домчит на черных болотных змеях до смерти.

Не борись с умом, а иди к разуму, разум без боя уму его место указывает, да туда его смещает. А слабость ума – это страх перед жизнью огненной, кипящей, бурной да вольной, какой нас разум и одаривает.

 

… Так и у вас, милая девушка. Мать к вам – с умом, а вы отвечайте ей – разумом. Мама запрещает, а вы крепнете да и вашу любовь на прочность проверяйте. А два года пройдут – не поспеете оглянуться. Только для этого необходимо не горевать, а любимым делом заняться, любимого маме показать, да дома встречаться. Да чтоб он тебя из дома забирал да домой провожал. Разумные действия ум изгоняют да ему место его кажут. Тут и мама успокоится, да чего-то и дозволит. С ней не бороться необходимо, а самим в разум приходить да душу спрашивать: как жить?

 

Вопрос ребенка:

 

Дядя, вы можете маме сказать, что у меня все в порядке, а то она все видит в черном цвете. Скажите ей, пожалуйста, а то она очень переживает! (Ребенку 5 лет).

 

Мой ответ:

 

– Что же делать с тобой, дорогой, золотой? Как тебе помочь? Я маме скажу – она меня не услышит, а как тебе самому это маме показать, пока не знаю. Разве что только силы тебе придать да сказку рассказать. Чтобы ты сам, рассказав эту сказку маме, показал ей, что с тобой все в порядке, и она зря за тебя боится, что ты уже большой и самостоятельный, что ты разумный и своей жизнью дорожишь. Все сам видишь и ничего плохого себе не хочешь и не сделаешь. Вот слушай…

 

… Однажды в одной Вселенной родились солнышко, Земля, Луна да множество разных планет.

Солнышко горячее-горячее, светлое-светлое, доброе-доброе. Свои лучики по Вселенной пускает да Вселенную обогревает. Каждой планете путь освещает да приговаривает: «Раз планета – братик, два планетка – сестричка, три планетка – еще сестричка». И так пока каждого не перечислит. А потом прибавляет: «Обогрею вас своим теплом, укутаю любовью, чтобы силушка была да душа расцветала, да вы горя не знали. Освещу ваш путь своим светом небесным, чтобы вы не заблудились, а шли по жизни твердо и уверенно. Сторожу я ваш сон да путь ясный, чтобы вы набрались сил небесных и не терзала вас мысль о своем пути. Да шли вы по нему и горя не знали, песни пели да хороводы водили, себя разогревали да своих братцев, да сестренок подзадоривали, ярились и силушку в свое развитие и рост пускали. Сами молодились да красотой ни с кем не сравнились. Были таковы удальцы и красавицы. Себя любили и теплом да любовью с другими делились. А я вас силою одарю да сноровкой…»

А земля постоянно вокруг Солнышка крутится, им любуется, свои бока ему подставляет, прогревает да приговаривает: «Ой, братец милый, огнем горишь! Не заболел ли ты? Ой, сгоришь, сгоришь! Что же сделать-та, чтоб тебе помочь остудить тебя да от недугов твоих освободить? Ведь к тебе не подойти совсем, обжечься можно. Ой, сгоришь-сгоришь, братец миленький».

Тут Луна, которая в Землю влюблена – стать подружкой ей хочет. Вокруг Земли крутится, хочет ей угодить да внимание на себя обратить. Но Земля одно твердит: «Вот ведь, братец дорогой, каждого ты обогреваешь да освещаешь, а сам горишь небесным пламенем. Ведь худо тебе, худо!»

Солнышко и так Земле объясняет, и сяк, но никак не слышит его сестрица: свое гнет да бока подставляет, только и знает их греет да причитает: «Вот сгорит Солнышко, и что мы станем тогда делать? Сгорит братец, и кто нам тогда путь осветит? Ой, что же делать? Как помочь? Как защитить? Ведь его же жар, к нему же нас и не подпускает».

Луна же как только не крутится: пляшет, песни поет, перед Землей красуется, хороводы водит, над Землею шутит, внимание к себе привлекает… А Земля так ее и не замечает, только возмущается иногда: «Вот уже на Солнышке и дырка образовалась! Сгорит Солнышко! Ой, сгори-ит!»

Долго ли, коротко ли они так живут. А Земля прогревается, зеленеет, цветет да пахнет. Да так, что сама парит да слабеньким огнем горит. На Солнышко глядит, глаз не отводит да также причитает: «Вот беда дак беда, всем бедам беда! Солнышко сгорает, и следа не оставляет». Да слезы свои Земля льет. А слезы – не уходят, вокруг Земли стелются, глазенки Земле застилают да Солнышко от нее прикрывают. А Земля на Солнышко смотрит: и его уже пятнами от слез видит да безудержно причитает: «Что же делать, как же быть? Солнышко сгорает, как мне не тужить!»

Тут не выдерживают другие планеты. Выстраиваются в ряд да хором начинают Солнышко от Земли закрывать, да хором сказывать: «Ты, Земля-Земелька, сестра-сестричка, краса красна, знай: с Солнцем все в порядке. Оно всегда будет нас греть-обогревать да путь наш освещать, мы ему рады и кланяемся. Дорожим и за ним следим, иногда тебя от него закрываем, чтобы оно от твоих причитаний отдохнуло».

Ту т только Земля слышит их, успокаивается да больше не причитает. А когда снова грусть-тоска, сомнения ее одолевают, так планеты, как стражи Солнца, вновь в ряд встают да Солнышко оберегают, и Землю от жара и пылу остужают. Раз в году они так на пути ясна Солнышка к Земле встают и этим Земельке знать дают, что мы, мол, бдим и видим, что с тобой, сестренка, творится.

Всем сказкам – сказ. А в сказке наказ: пока не поговоришь, ничего не определишь: так что зазря не причитай да не наговаривай. Не стони, а что-нибудь делай. Не паникуй, а обдумай. Поделись теплом с другим, но выводов не делай. Смотри жизни в лицо, а не в щелку. Живи собой, а не другими. Увидь, что ты не один и тебя любят. Заметь, что жизнь чудесна, а не плоха. А тем, что мы думаем о других плохо, толкает их на то, чтобы именно так и было. В горе не зевай, не стони да не причитай. Свою помощь предложи и при согласии – помоги. Дай возможность каждому самому выполнить то, что ему необходимо. Придай ему силы тем, что он сам справляется да свою жизнь правит. Ошибки делает – их не боится да не теряется, а осознает и исправляет.

 

… Вот и ты, милый, расскажи маме эту сказку. Да объясни, что в ней говорится, покажи, как в жизни это спорится – на себе покажи. Пусть мамочка посмотрит и призадумается. А ты этим придашь ей силы. Да она увидит, что ты вырос и на тебя можно положиться. Что ты сам можешь свою жизнь строить, а коли появится необходимость, то к ней подойдешь и помощи попросишь. И еще: поделись с ней радостью и горем своим. Расскажи ей о жизни своей, дай ей шанс да поддержи ее. Ей очень тяжело оттого, что она одна, а тебя – не видит и не слышит. Ей тоже тепло, ласка и внимание, как и тебе, необходимы. И чем их больше, тем лучше.

 

Вопрос ребенка:

 

Почему мои родители не спрашивают, что я хочу, а заставляют меня делать только то, что хотят они? (Ребенку 7 лет).

 

Мой ответ:

 

– Я могу только предположить, что твои родители чего-то боятся. От чего-то тебя оберегают и что-то тебе хотят дать. А что? Необходимо узнать у них.

Ты спросишь: «Как?»

… А вот я на этот вопрос отвечу тебе сказкой, и ты посмотришь, как с подобной ситуацией в своей семье справилась одна девочка.

 

В далекие-далекие времена, когда небольшие городки еще только начали создаваться, многие люди не могли полностью обеспечивать свои семьи только благодаря своему ремеслу. Отого стали они перебираться в другие места, где их ремесло было еще людям необходимо.

Ремеслом своим народ создавал в своей семье благополучие. А семьи были в те времена большие: по шесть-восемь детей, а то и больше. И как можно было тогда объяснить дитю, что их семье необходимо было перебраться на другое место, чтобы накормить голодные рты? Но делать было нечего. И стали дитя просто заставлять ехать вместе с Матушкой и Батюшкой.

И вот живет одна такая семья, в которой кормильцем является гончар. В своей деревне он каждого заполонил своей посудой, да так, что людям уже нет нужды закупать новую, и они перестают ее брать. А с других деревень к ним не приезжают.

И начинается в семье гончара жизнь не в жизнь: воцаряется в ней голод. Батюшка, кроме этого дела, ничего больше не умеет делать. А земля у них пригодна только для добычи глины, да и та мала. А много-немного в семье у них растут две дочки да полдесятка сорванцов. Да – погодки, младшему только два месяца стукнуло. А старшему – всего девять с половиной лет. Старший еще своему ремеслу не обучился и пока не может помочь своему Батюшке кормить семью. А осваивает он ремесло плотника и знакомится с кузнечным делом.

Матушка с батюшкой давно слышали, что в ста верстах от них, на холме, есть ремесленный городок, и там товар продают на ярмарке. А ремесел там всяких – много. Вот только нет гончаров! И народ с окрестных деревень приезжает туда обменивать свой товар на товар, ему необходимый. Да, говорят, потребность в гончарном товаре на той ярмарке большая. Люди приезжают туда за горшками за много верст, а набирают другое: мол, негоже домой с пустыми руками возвращаться.

Думают-думают Матушка с Батюшкой что им делать. Долго ли, коротко ли – это только им известно. Да решают они, что Батюшка съездит туда да посмотрит: так ли на самом деле, как люди сказывают. Батюшка запрягает лошаденку, нагружает гончарного товару, заворачивает каравай хлеба, кланяется семье своей низко, поклон отбивает земле да едет.

Долго ли, коротко ли он едет, да вскоре приезжает. Видит он, что на ярмарке у каждого ремесла свое место есть: тут же товар изготовляют, да тут же лотки для торговли стоят. Хозяева ремеслом промышляют, а хозяйки их товар продают. Дети тут же – друг у друга ремесло перенимают, в учениках ходят: никто без дела не шляется. А народу-ту! Видимо-невидимо! Проходу нет! А товару какого только нет! Тут тебе и привозной, и тутошный. Народ берет товар, меняется. Да еще приехать хочет обменяться, да больше норовит «под заказ».

Батюшка идет, смотрит: есть ли возможность здесь сыну его старшому продолжить обучение плотническому делу да кузнецкому. Находит мастеров, радуется. Располагается сам со своей посудой на месте для продажи пришлого товара. Да узнает, где можно начать их начинание с семьей. Добывает разрешение на землю для того чтобы глину добывать. И радуется он, что ему удается здесь свой гончарный товар продать, еды закупить, везде договориться, место за собой застолбить да закрепиться. Едет домой с семьей радостью этой поделиться, да их забрать в ремесленный городок.

Домой приезжает, семье рассказывает, радостью со своей хозяйкой да с тремя сыновьями и одной дочкой делится. Да начинают они в путь-дорогу собираться. А младшие детишки ничего понять не могут: «Что случилось? Вроде бы веселые, а грусть в глазах у каждого в семье. Да так резво куда-то собираются: вещи в узлы завязывают, отец глины на первой случай заготовляет да свой инструмент и гончарный круг на телегу кладет, мать стряпни печет, словно на ораву, старшие детки с дворовыми ребятами прощаются. Кругом так резко меняется, словно мы навсегда уходить собрались».

Так собирают они три подводы добра, а на одной семью размещают. Матушка с Батюшкой низко дому да земле кланяются, с деревней прощаются и куда-то детишек везут.

Так они долго едут. В дороге молчат. А у детворы – предпоследних сыночка и дочки да сыночка-последыша – недоумение, а спросить боятся. Вот как только повозки на ночлег останавливаются, да коней покормить, дочурка к матушке подходит да ее спрашивает:

– Что ты, матушка, не весела?

А матушка ей и отвечает:

– Как, маленька, мне не плакать, ведь с насиженного места уезжаем, а как там, на новом месте, сложится – пока неизвестно.

– Матушка, ты не расстраивайся, а скажи, куда мы едем и надолго ли?

– Надолго, доченька, надолго. А может, и навсегда. В город едем ремесленный. Та м станем жить да Батюшке помогать: дом строить да гончарный товар творить, – говорит Матушка и замолкает.

А дочка снова к ней:

– А почто мы с насиженного места уезжаем?

– Да, милая, нам кормиться необходимо, а на старом месте нам кушать больше нечего: за Батюшкин товар больше ничего не дают. А в городе брать станут – там ярмарка для товара ремесленного. Люди каждый свое туда везут, да свой товар на другой меняют. Та м есть хлеб, мука, крупа, съедобное и несъедобное, одежа да обува, посуда и полотно – словом, то, что для жизни необходимо. Вы вырастете, ремеслам обучитесь, нам помощниками станете. Та м много чему разному обучиться можно. Разные ремесла – как на подбор, – молвит Матушка, и у нее словно что-то отпускает.

А маленька не успокаивается, расспрашивает:

– А почто нам, малым, ничего не сказали? Мы бы с дружками да землей попрощалися, вас поддержали да радость навели.

– Доченька, да мы вас берегли, несмышленышей. Вы еще малы горе наше знать, да щи наши вам хлебать нет нужды. А вот когда вырастете – сами себе мир открывать станете да оседло место искать. А пока мы ответ держим перед семьей нашей да Создателями, – как говорит это Матушка, так наземь и падает. Что-то ее отпускает, но грусть пока не уходит.

Маленька видит это да говорит:

– Матушка, а что лучше: сидеть на старом месте и голодать, или на новом месте свое заново построить да жизнь отладить, хоть немного голодая?

– Славненькая моя, несмышленая, – отвечает ей Матушка, – конечно, заново построиться да создать лад лучше, чем было прежде. И ничего, что в голоде пока.

– Дак чего тогда печалишься? – говорит дочка. – Мы хоть малы, но удалы – поможем! Вы ведь сейчас не одни, а вон с какой оравой свободных рабочих рук, – говорит это, а сама подымает свои ручонки вверх, Матушке показывает да говорит:

– Матушка, мы хоть несмышленые, но можем что-то делать. Я готова мусор подметать, грязь убирать, что-то относить да подносить. Да и вообще, мы так и ремеслу какому быстрее обучимся. Ты посмотри, сколько необходимо станет сделать: занавески вышить, полотна соткать, нитки напрясть, скатерть определить, дом украсить. Ты только посмотри, сколько у нас станет дела, дочки при тебе, а сынки – с Батюшкой. Спроворим дело, не печалься.

А у Матушки от этих слов на душе становится тепло, и в глазах пошел огонь жизни. Теперь видит она, что хоть мал человек – но человек. А с человеком говорить необходимо, даже с малым-мала меньше. Они твою мысль увидят, от беды оберегут да помогут. Ту т она обнимает свою дочурку, прижимает крепко к своей груди, поближе к душе и сердцу, да плачет от радости, что у них есть такие золотые красавицы да удальцы. Хоть малы, да удалы.

А наутро собирает Матушка семью за круглым луговым столом, потчует да говорит: «Батюшка, мы с тобой не одни. Оглянись, посмотри вокруг, мы с миром и при нас гостюшка – боженька-душа». Говорит это, да прижимает к себе младших: мальца, малую да грудного. Тех, с кем они не говорили о том, что взрослые решили, да что произошло. А Батюшка видит, о чем Матушка хочет сказать, и они еще долго говорят с семьей: как да что, почто они так скоро собрались, да что в их семье случилось. А при разговоре вместе с мальцами совет держат: как делать дело дальше. Да дела меж собой распределяют, чтобы быстро дом построить да на новом месте устроиться.

Так они и делают. Да с делом быстро слаживают: мальцы новые ремесла осваивают, да в торговле еще добавочные лотки открывают. Сами товар готовят да им торгуют, ремеслу обучаются. Мир познают да жизнь свою строят.

А как малые вырастают, так старшие свои семьи начинают строить. Да тот день, что прошел у костра за разговором, советом семейства, да тем, как они миром свое новое хозяйство устраивали, каждый перед собой видел. По своей жизни бережно несли, своим малым передает да в сказку складывает.

Эта сказка, может та, а может – нет, но мудрость славна. Вам решать: брать ее или бросать. А мудрость в сказке такова: кто в доме жил, те – семья. А семья – это мир. А мир строится миром, но через себя. Когда каждого в себе откроешь, никого не забудешь, то себя озолотишь. Да не золотишком в звоне, а золотом божьим. Так как дитя в семье – мудрость. От нее отвернешься – от себя и Создателей отгородишься. Свою жизнь забудешь – с гадью породнишься.

Тут и сказке конец, мыслям гонец. Мысль-то шальна, но гонец – в лад. Каждого облетит, время свое уделит да направит на мысль. А на какую – пусть каждый сам для себя решит.

 

Вот такова сказка. Она нам говорит, что любой вопрос можно спросить да мудростью своей поделиться. Только стоит захотеть и страх на первых порах преодолеть, или его нарисовать – да от него освободиться. Выбрать кого-то одного – папу или маму. Подождать, когда он или она успокоится, да расспросить. А вопросы задавать так, как задавала дочка в сказке, не раздражая, а создавая лад. Тогда, я думаю, сладится, и папа с мамой станут с тобой советоваться да спрашивать тебя, что ты хочешь.

 

Вопрос ребенка:

 

Дядя… я дома – «гадкий утенок»: меня все отшвыривают, я никому не нужна, меня никто не любит. Почему я такая? Может, вы знаете? (Ребенку 5 лет).

 

Мой ответ:

 

– Ты знаешь, на твои вопросы я отвечу вопросом: а отчего ты себя чувствуешь «гадким утенком»? И расскажу тебе сказку, которая поможет тебе во всем этом разобраться…

 

На одном птичьем дворе жила-была одна курочка. Она снесла за птичьим двором шестнадцать яиц и вывела из них семь петушков – задир да забияк и девять курочек-наседок.

А один петушок-баловник был непоседой. Сам ничего слушать не хотел, но у окружающих, что ему вздумается, расспрашивал. О чем его не попросишь, он делал это наоборот. Так его и прозвали – Непоседа-наоборот.

Так они живут-поживают. Да приходит время курочке-Матушке своих деток на птичий двор привести.

А на птичьем дворе кого только нет! Здесь и куры, и утки, и индюки, и гуси, да разного сословия, да разной знатности. Петухи и селезни – цветные, разукрашенные, кричат, заливаются. Гусаки – шипящие, злые, норовят ущипнуть да позабавиться.

Курочка своих деток другим птицам показывает, свой нос задирает, детками похваляется: каждого по-своему нахваливает, да их достоинства показывает.

Птицы их встречают, да им не нарадуются. Как же они хороши! Да каки крепенькие! Да к тому же курочкой-Матушкой дорожат.

А Матушкины детишки на птиц разного сословия смотрят да им дивятся. Курочка-Матушка за ними следит, их от себя не отпускает. Бдит и строго-настрого им наказывает: не шалить, да себя с лучшей стороны показывать, да о себе, как есть, рассказывать.

А Непоседу-наоборот крылом прикрывает, выскакивать ему не дает да разные вопросы задавать не позволяет.

Тут птичий двор пир закатывает! Детишкам курочки лучшее зерно выделяют, место определяют, где можно червячком разным полакомиться.

А Непоседа-наоборот под крылом Матушки сидит, злится. А на пир выходит – нос задирает, по зерну прыгает да знатным птицам тыкает: «Это что? Да это что? Почто здесь лежит, а не у меня во рту?» Да никому ответить не дает, от зерна каждого отгоняет.

Знатных птиц всяко называет. С головы до пят грязью обливает. Подходит к утке и проговаривает: «А это что за чудище? Почто я такое не знаю?» Подходит к петухам и им кричит, да на себя внимание собирает: «Чего вы на заборе сидите, да мне, славному, не дивитесь? Мир пугаете, да на меня наговариваете?»

Так живут-поживают они на птичьем дворе… Только в один раз терпению птиц приходит предел…

Птицы знатного двора непоседу-наоборот изгоняют, да есть ему не дают. Как он у птиц ране зерно отбирал, так и ему от птиц теперече достается. Как он тогда обзывал, так сейчас и его называют, да от себя отшвыривают. Как он птиц в прошлом унижал, да всяко грязью обливал, так и его сегодня обливают, да к себе близко не подпускают.

Долго ли, коротко ли он так жил изгоем да жизни-диве дивился… А как сам себя увидел, так птицы знатного двора его как петушка и признали.

Тогда он себе курочку находит, да вместе они своих питомцев выводят. А как похожий на него, прежнего, появляется, то он сторонит его, да за ним со стороны поглядывает. А когда малыш свои деяния дурные познает, так петушок ему Мир начинает показывать.

Вот сказка такова. Людям показ, а заблудившимся наказ: «Разберись в себе, а потом показывай. Мир от себя не отворачивай, а в него вливайся. А коли видишь, что не так, то правь мир в себе, а не в зеркале. А кто собой изнутри любовался, да мир своею любовью к себе одаривал – светится и по сей день».

Кто увидел сказку – молодец. Заметил, как жизнь изменилась – силу получи, да в свое развитие ее пусти. А кто нет – тому не получить секрет и из ямы никогда не выбраться.

 

Вот и тебе необходимо сначала в самом себе и твоей жизни разобраться, а потом руками махать да на эти вопросы ответ искать. Стоит на себя посмотреть да увидеть: что с тобой не так? Вначале себя полюбить, да не снаружи, а искренней любовью – свою душу и дух да изнутри свою плоть.

Мир своей любовью к себе одарить, да его о помощи попросить, а он тебе всегда поможет жизнь свою устроить и силы придаст, да путь укажет. Ведь этот мир есть в тебе. Внешний мир – это зеркало, которое тебе показывает, насколько ты сам изменяешься, что с тобой происходит. Вот и все.

 

Вопрос ребенка:

 

Дядя, почему мама плачет по ночам, разве я что-то делаю плохое? (Ребенку 3 года).

 

Мой ответ:

 

– Давай, я на твой вопрос отвечу сказкой? Думаю, она поможет тебе увидеть, отчего мама плачет…

В давние-давние времена, в одной лесной деревне, жили-были два брата. Один был сильно суетливый. Он ничего не поспевал. Дела не доделывал, на половине сделанного бросал. Огорчался, да всхлип ревел. Ворчал, да сопли вытирал. И его в народе прозвали – Недоделок. А другой ясно видел свою Жизнь, ставил перед собой задачу и ее обязательно выполнял. В народе назвали его – Соколенок.

Так они живут-поживают. Однажды Недоделок размышляет, да Соколенка спрашивает: «Почто так получается: ты всюду поспеваешь, и ремесло твое спорится, а я размазня, неумеха, за что не возьмусь – ничего у меня не выходит?»

Соколенок ему отвечает: «Суть не во мне, а в устройстве Мира. В нем живое создано так, чтобы каждый человек мог быть сам собой, жить для себя, любить себя, и чтоб дело его спорилось».

«Это как?» – спрашивает Недоделок.

И рассказывает Соколенок своему братцу одно народное поверие: «Мир живых состоит из нескольких миров: личного своего, Семьи, да каждого дела в отдельности… Личный мир состоит из других отдельных миров: каждой прожитой нами минуты в отдельности, видения, делания, да выполнения…

И так каждый мир состоит еще из множества других миров. А они строятся из того, какую ты жизнь сам себе творишь, кем себя видишь, какова твоя задача этого воплощения. Когда ты видишь самого себя, тебе открываются возможности и цельный объятный мир Живых.

Когда ты ставишь перед собой задачу, тебе открываются пути ее выполнения. На каждом этапе выполнения и действия создается новый мир, благодаря которому ты можешь освободиться от мира боли. Да не тянуть прожитое за собой в новый мир, а брать только необходимое для выполнения этой задачи.

Когда человек накладывает друг на друга эти миры, а не сливает их воедино, составляя другой – случается страшное! Это то, что происходит сейчас с тобой: ты ничего не поспеваешь делать, миры тебя связывают и не дают возможности жить. Да еще накладываешь миры чужие – миры других людей, благодаря тому, что придерживаешься их мнения, живешь их жизнь, пользуешься их знаниями, а не раскрываешь свои. Вот почто у меня так, а у тебя по-другому».

Тут Недоделок размышляет. Да себя в мире находит – такого маленького в таком огромном, но объятном мире Живых. И сбрасывает с себя знания других. И видит свою задачу этого воплощения. Видит, что прежде он жил жизнь чужую, жизнь живых и мертвых, но никак не свою. И что себя-то почти и не осталось.

Да решает Недоделок построить свою жизнь так, чтобы собрать свои жизненные силы да выполнить поставленную перед собой задачу.

И так он начинает жить да сам править свою Жизнь. Да отныне радуется своей Жизни, а не огорчается. Начинает Недоделок жизнь свою жить, да дело свое делать, а не размазней быть.

И отныне в народе его теперече Дельным называют.

Так они жили-поживали, да добра наживали, пока свою задачу не выполнили. Затем дальше пошли по своему жизненному пути. Ведь до выполнения своей первичной задачи еще далече было…

Тут и сказке конец. Она правит и калечит. Сказка говорит, но не каждый ее слышит, да видит, что она рассказывает. А секрет в том, что она на тебя показывает: кем стать – каждый сам выбирает, только загляни в себя, да раскройся перед собой и миром, в котором ты живешь.

… Вот отчего мама плачет по ночам. Она живет не свою жизнь, а жизнь всего и всех, кто ее окружает: хочет одно, а получается – другое. Вот и горюет, что сил нет исправить ошибки. Как исправить – не знает, а в себя заглянуть не догадывается. Ждет, когда ты вырастешь и ей поможешь. А ты на это и попался: взял ее проблемы на себя, а свою жизнь забыл – о маме беспокоишься.

Наверное, стоит маму отпустить, чтоб она свою жизнь жила. А тебе своих сил набраться, да своим примером ей показать, что необходимо жизнь жить свою, а не чужую. Мамину силушку ей отдать, она и оправится.

 

Вопрос ребенка:

 

Будьте добры, если вы такой умный, ответьте мне на один вопрос: «Сколько мне еще быть под каблуком взрослых?! Меня уже тошнит от них! Я уже давно взрослый!!!» (Ребенку 14 лет).

 

Мой ответ:

 

– В одном царстве, в родном государстве правил царь с царицей, и было у них трое сыновей.

Старшего зовут Парфен, среднего – Марион, а младшего – Соловушка. Пока растут, друг с другом никак ладу не найдут. Каждый норовит нашкодить да на другого свалить, да друг на друга войной идтить.

Старший и средний Матушку с Батюшкой не слушают, им грубят, внимание только на себя собирают да смерти царю с царицей желают. Им в глаза выговаривают: «Что вы нам указываете? Мы сами знаем, как нам жить!!! Мы уже взрослые!!! Указывайте вон тому – вашему Соловушке, птичке небесной!!! А нас не трогайте, мы уже выросли». А сами даже одеться самостоятельно не могут, но за меч и щит батюшки хватаются. Мечтают они подрасти да на Матушку с Батюшкой войной пойти, да между собой царские владенья разделить, укрепиться, да и вторую половину у брата отобрать, чтоб потом одним остаться, да целым царством прав

vikidalka.ru - 2015-2018 год. Все права принадлежат их авторам! Нарушение авторских прав | Нарушение персональных данных