Главная | Случайная
Обратная связь

ТОР 5 статей:

Методические подходы к анализу финансового состояния предприятия

Проблема периодизации русской литературы ХХ века. Краткая характеристика второй половины ХХ века

Ценовые и неценовые факторы

Характеристика шлифовальных кругов и ее маркировка

Служебные части речи. Предлог. Союз. Частицы

КАТЕГОРИИ:






Перевод группы — https://vk.com/beautiful_translation 10 страница




По непонятным причинам Сэм ему поверила, однако ее сердце рассыпалось на куски от очередного тупика.

— Кто жил в доме до тебя?

— Я почем знаю. Я же не домовладелец.

— Зачем ты стрелял в моего напарника?

— А кто твой напарник?

Продолжай говорить, Сэм. Выясни как можно больше информации, пока есть время.

— Вчера, в твоем доме.

— Это был коп?

Она увидела, как он побледнел от этой новости.

— Да.

— Я не хотел стрелять в копа. Он подкрался сзади. Я думал, что это грабитель. У человека есть право защищаться и охранять свое имущество.

Сэм выдохнула, добившись от него хотя бы признания по делу Фредди.

— Нет, если это место преступления, где он убил всю свою семью.

Риз приставил к ее шее пистолет.

— Заткнись и веди машину.

 

***

 

Ник зашел в офис и увидел, что все сотрудники собрались вокруг телевизора в конференц-зале.

— Что случилось?

— Риз — это тот парень, который убил всю свою семью и стрелял в напарника лейтенанта? — спросил Тревор.

Ник кивнул, предчувствуя неладное.

— Да, а что?

Тревор тяжело сглотнул.

— Он взял в заложники полицейского. Они показывают это в прямом эфире. Вертолет передает происходящее на Массачусетс авеню.

Ник подошел ближе, чтобы лучше рассмотреть. Он ахнул при виде темно-синего седана и тут же начал себя успокаивать: такая машина у всех детективов городской полиции. Это может быть кто угодно.

— Они не говорили, кто у него в заложниках?

Тревор помотал головой.

Ник напомнил себе обещание Сэм: она в любую минуту может позвонить и сообщить, что это не она. Он вытащил из кармана пальто телефон и проверил пропущенные вызовы. Ни одного пропущенного. Он смотрел на телефон, умоляя его зазвонить.

 

***

 

— Что это? — спросил Риз, выглядывая в окно.

— По звуку похоже на вертолет.

— Какого хуя? Они преследуют нас? Как они узнали?

Настроение Риза ухудшалось, а Сэм только и думала о Нике и их разговоре прошлой ночью. Если он узнал о происходящем, а он узнал, то ждет от нее звонка. У нее сжималось сердце от того, как он был расстроен вчера, и что ему пришлось пережить из-за стрельбы, а теперь еще и это. Два тяжелых дня, но на этот раз она действительно в опасности. После такого он точно ее бросит, и это причинит ей немыслимую боль.

— Они преследуют нас! — он кинул ей телефон. — Звони, скажи, чтоб отстали.

У нее тряслись руки, когда она брала телефон. Минуту подумав, она решила позвонить Нику.

— Сэм! — ответил он запыхавшимся голосом. — Ты в порядке?

Поглядывая в зеркало на Риза, она едва сдержалась от истерики.

— Он хочет, чтобы вы отозвали вертолет.

— Я передам Малоуну. Я приехал в управление, как только узнал из новостей. Он рядом. Хочешь с ним поговорить?

— Да. — Но тут Сэм поняла — это может быть ее последний разговор с Ником. — Нет, подожди, лучше с тобой.

— Милая, — произнес он единственное слово, но с такой болью в голосе, — Я люблю тебя, я очень тебя люблю.

— Я тоже.

Риз забрал у нее телефон и разъединил их. Сэм готова была взвыть. Ей так много хотелось сказать Нику…

— Почему так долго? — рычал Риз, смотря на вертолет.

Сэм испугалась его крика.

— Это может быть пресса.

— Пидарасы, — бурчал он.

В зеркало Сэм увидела, как его взгляд бегает с одной стороны улицы на другую.

— Вон там, — он указал пистолетом на дом. — Останови вон там.

Включив сигнал поворота, Сэм предупредила следующую за ней патрульную машину о своем намерении свернуть на парковку перед закусочной.

— Выходи медленно и без резких движений, — приказал Риз, — и открой заднюю дверь.

Он схватил ее за волосы. Она скривилась от боли, он притянул ее к себе, чтобы прошептать на ухо.

— Одно неправильное движение и ты - труп. Ты меня поняла?

— Да.

— Живо.

Сэм надеялась, ноги ее послушаются, пока она будет выходить из машины и идти к задней двери. Боковым зрением они видела, ее коллеги заняли позицию. Если бы она не загораживала им обзор, они могли бы выстрелить…

Но Риз все продумал. Когда она открыла заднюю дверь, он прижался к ней как можно ближе, обхватив рукой ее горло, приставляя дуло к виску.

— А теперь пошли, медленно.

Они шли тяжело, Риз буквально тащил ее в закусочную.

— Послушайте, — закричал Риз продолжая прижимать к ее голове пистолет. — Я хочу, чтобы через минуту здесь никого не было, или эта сучка полицейская сдохнет.

Увидев пистолет, посетители закусочной ринулись к выходу.

— Ты, — Риз кивнул пузатому мужчине, который, по всей видимости, был владельцем заведения. — Встань сюда. — Глаза мужчины едва не вылезли из глазниц.

С момента выхода из машины Сэм ждала удачного момента для приема, годами отработанного на тренировке, но она не могла приступить к действию в присутствии гражданских.

Одна из официанток помогла выйти пожилой клиентке, после чего испуганно посмотрела на владельца и вышла, закрыв за собой дверь.

— Иди к ним и скажи, что я требую назад свои деньги, — прокричал Риз шокированному владельцу, направляя на него пистолет. — Мне нужны ровно 10 штук, которые вы изъяли из моего дома. У них есть час, у нее остался час. Ступай.

Мужчине не нужно было повторять дважды.

Сэм посмотрела на часы на стене: 8—20, прошло всего 35 минут с того момента, как Риз ее похитил. Казалось, прошло несколько часов. Если Риз подержит ее подольше, может, ей удастся пропустить слушанье, назначенное лейтенантом Сталом. Она едва не хихикнула от этой мысли. Зная Стала, он выпишет ей выговор, за пропуск слушания. Примет ли он во внимание, что она была в заложниках у мужчины, убившего всю свою семью? Вероятно, нет.

— Сядь, — сказал Риз, указывая на самый дальний столик.

Взбешённая упущенной возможностью обезвредить его, Сэм сделала, как ей велели, и наблюдала, как он расхаживает от одного конца закусочной до другого, закрывая жалюзи.

В этот момент раздался звонок ее телефона. Риз вытащил телефон из кармана.

— Они хотят начать переговоры, — сказала Сэм.

Он отдал ей телефон.

— Ответь и включи на громкую связь.

Сэм взяла трубку, продолжая внимательно изучать Риза.

— Холланд.

— Лейтенант, — раздался голос капитана. — Ты в порядке?

— Да, все хорошо.

— Мистер Риз, говорит капитан Малоун. Мы хотим вам помочь.

— Еще бы. Мне нужны мои деньги.

— Мы уже над этим работаем.

— Вы привезете их сюда?

— Да, как только их доставят из хранилища улик.

— Смотрите мне, никаких шуточек. Я заберу деньги и уйду.

— Если пострадает лейтенант Холланд, вы не получите свои деньги. Вам понятно?

Риз закончил разговор и убрал телефон себе в карман.

 

 

Глава 20

По подсчетам Сэм группа захвата уже должна была окружить здание. Интересно, а Ник тоже был здесь? Она сразу же вспомнила его вчерашние слова: «Нет, я этого не вынесу. Я думал, что смогу».

Она заметила, что Риз что-то бурчал себе под нос, поэтому решила прислушаться к его словам.

— Это все ее вина, из-за нее мне пришлось убить и детей, — повторял он, — Я не хотел их смерти.

Сэм тяжело сглотнула.

— Тогда почему ты их убил?

Он уставился на нее.

— Что ты сказала?

— Зачем ты убил детей?

— Я не хотел. Она опять на меня орала, сказала, у нас не было денег на продукты.

— Тогда откуда у тебя десять штук?

Риз выглядел пристыженным.

— Я устроился на вторую работу, но ей и этого было мало. Поэтому я начал торговать наркотиками. Но я не хотел этого делать, но, сколько бы я не зарабатывал, ей всегда было мало. Она кричала, что ненавидит меня, собирается бросить, забрав детей. Я не хотел, чтобы она знала о моей заначке, иначе бы она ушла, прихватив деньги.

Сэм вслушивалась в каждое его слово, не двигаясь, дожидаясь, когда он заболтается, и тогда она сможет обезоружить его.

— Я не мог позволить ей увезти моих детей, — он не замечал, как из глаз покатились слезы. — Я схватил пистолет. Хотел ее припугнуть, чтобы она заткнулась, но ей было плевать. Она так и продолжала обливать меня грязью.

— Почему ты ее застрелил?

Кларенс посмотрел Сэм в глаза.

— Она назвала меня неудачником. Сказала, ей не следовало выходить за меня замуж, — он покачал головой. — И это после всего, что я для нее сделал.

— Что случилось с детьми?

— Джордж начал кричать. Я попросил его замолчать, хотел подумать, но он никак не успокаивался, — Кларенс перешел на всхлипы. — Я не хотел его бить. Я любил его, я любил их всем, но что бы я ни делал, этого было не достаточно.

Сэм захотелось сделать к нему шаг, но ее останавливал направленный на нее пистолет.

— Я могу тебе помочь, — сказала она. — Мы можем уйти отсюда, и тогда никто не пострадает. Если ты согласишься на мою помощь, то сможешь все исправить.

— Уже поздно, — сказал он отрешенным голосом.

— Твоя жизнь еще не кончена. Я поговорю с прокурором, будем настаивать на действиях в состоянии аффекта. Я позабочусь, чтобы у тебя был хороший защитник, тебя осудят, но срок ты будешь отбывать в больнице, а не в тюрьме. Позволь мне тебе помочь.

Риз покачал головой. — Ты не вернешь моих детей.

Сэм встала.

— Но я могу…

— Стой! — он навел на нее пистолет. — Заткнись. Мне нужны мои бабки. Когда я получу свои деньги, мне не нужна будет твоя помощь. Мне вообще никто не будет нужен.

Сэм сделала шаг вперед.

— Они уже окружили здание. Группа захвата готова к действию. Они ворвутся и начнут стрелять на поражение. Ты им живым не нужен. — Она сделала еще один шаг вперед. — Сейчас их главная задача — спасти меня. Кларенс, только я могу тебе помочь.

— Тебе плевать на меня. Я подстрелил твоего напарника.

— Он тебя напугал. Ты подумал, что это проникший в твой дом грабитель.

— Я не хотел в него стрелять.

— Я знаю, — Сэм шагнула ближе, их разделял всего метр. — Отдай мне пистолет. Я позвоню им и сообщу, что ты безоружен. Тогда они не причинят тебя вреда.

Риз подозрительно прищурил глаза.

— Почему ты мне помогаешь? Я же похитил тебя.

— Ты был в отчаянии. Я все понимаю, — она подумала о Нике и его вчерашних словах, но заставила себя сконцентрироваться на Ризе. — Я не хочу твоей смерти. Подумай о твоей матери. Она уже потеряла Тиффани и детей. Она не захочет терять и тебя.

Его плечи опустились, и он начал плакать.

— Почему Тиффани была со мной несчастлива?

— Я не знаю, Кларенс, но, может, у тебя еще будет шанс сделать другую женщину счастливой. Я помогу тебе, обещаю. — Сэм поймала его на крючок. Она видела это по его глазам, когда подошла к нему.

Дверь закусочной распахнулась, напугав их обоих.

— Ни с места, полиция! — Два члена группы захвата направили оружие на Риза.

Он развернулся к ним лицом, наставляя на них пистолет.

— Нет! — приказала Сэм офицерам. — Не стрелять. — Она протянула руку к Ризу. — Отдай мне пистолет. Я смогу вывести тебя отсюда живым.

Он мотал головой из стороны в сторону, глядя на стоящих в дверях мужчин.

— Бросай оружие, Риз, — приказал один из них.

— Кларенс, я могу тебе помочь, — уговаривала его Сэм.

— Нет, не можешь, — он посмотрел на нее, — никто не сможет. — Он приставил дуло к виску и спустил курок.

 

***

 

На парковке услышали выстрел в закусочной.

— Боже мой, — прокричала одна из журналисток.

Ник подумал о том же. Внутри было четверо: трое полицейских и Риз. Ник был уверен, стреляли именно полицейские.

— Ну, давай, — шептал он, пристально глядя на дверь, боясь моргнуть. Кристина сжала его руку.

Прошло пять мучительных минут, после которых из закусочный вышли офицеры группы захвата и Сэм. Собравшиеся зеваки начали аплодировать.

У Ника подкосились ноги от облегчения, пока он наблюдал, как она общается с капитаном Маллоуном. Несколько минут спустя капитан повернулся и указал рукой на него в толпе.

— Спасибо, что подождала со мной, — сказал Ник Кристине. — Я позже тебе перезвоню. — Ник пошел к Сэм. Народ, разделяющий их, расступился, их взгляды встретились, и Нику стало важно обнять ее как можно скорее, наплевав на вчерашний разговор и даже собравшихся репортеров, следивших за каждым его шагом. Ему была важна только она.

Ник обнял ее, прижал к себе, закрывая ее своей спиной от вспышек фотокамер.

— Завтра мы будем на первых полосах газет, — сказала она.

— Мне плевать.

Ник долго держал ее в своих объятиях, затем отпустил, изучая ее бледное лицо.

— Я до него достучалась, — сказала она. — Еще бы минуту и я…

— Главное, что ты цела.

— Я позвонила тебе. При первой же возможности, как и обещала.

— Я знаю, милая, знаю. — Он заметил нечто серое в ее волосах и на одежде. — Давай я отвезу тебя домой, и ты переоденешься.

Она смахнула грязь с воротника его пальто.

— Тебе тоже придется сдать пальто в химчистку.

— А что это такое?

— Мозги Кларенса Риза.

Ника передернуло.

— Господи, Сэм. — Обойдя репортеров, желающих взять у Сэм интервью, Ник проводил ее до машины и открыл перед ней пассажирскую дверь. Он снял пальто, скрутил его и положил на заднее сидение.

— Я почти его уговорила, — повторила она, когда они отъезжали от закусочной.

— Я уверен, ты сделала все, что было в твоих силах.

Сэм говорила, не глядя на него.

— Не он стрелял в моего отца.

— Но вещи в его доме…

— Остались от прежнего жильца.

— Черт.

— Да, мы вернулись к тому, с чего начали. Но, по крайнем мере, у меня будет, чем заняться.

— Я надеюсь, Маллоун дал тебе выходной до завтра.

— Он пытался, но я приму душ, переоденусь и вернусь к расследованию по делу Синклера.

— Сэм, тебе стоит взять выходной. Сегодняшние события были чересчур эмоциональными.

— Я в порядке. Мне нужно работать.

Ник знал, с ней было бесполезно спорить.

— Я была удивлена, увидев тебя, — заговорила она после долгой паузы. — Я не была уверена, что ты придешь.

— Конечно, я обязан был быть там.

— Я думала, тебе нужно немного времени.

Ник стиснул зубы.

— Мне нужно было убедиться, что ты не пострадала.

— А ты всегда будешь вот так убеждаться, даже после нашего расставания?

— Сэм.

— Мне просто любопытно…

— Я всегда буду беспокоиться о тебе, несмотря ни на что.

— Тогда я не вижу смысла нам расставаться. А что будет, если я буду встречаться с другим, а меня вновь возьмут в заложники? Ты не сможешь так просто прийти. Это будут уже заботы другого мужчины.

Его взбесила мысль о ней с другим мужчиной, но именно этого она и добивалась.

— Я знаю, для чего ты все это делаешь.

— Я пытаюсь показать тебе абсурдность твоего решения.

— Ну, спасибо. — Он был чертовски рад с ней спорить. Приехав на Девятую улицу, он припарковал машину между своим домой и домом ее отца.

— Спасибо, что подвез, — сказала она. — Тебе нужно возвращаться на работу.

— У меня еще есть время. Давай зайдем. Уверен, отцу не терпится тебя увидеть.

Он поднялся по пандусу в дом ее отца, где их уже ждали Скип, Селия, Трейси и Анджела.

Когда ее сестры направились к ней, Ник поднял руку, останавливая их. Он качнул головой, и сестры поняли послание: Сэм сейчас нуждалась в ком-то другом.

Она прошла прямо к отцу и уткнулась лбом в его плечо.

— Это не он, — сказала она, — не он стрелял в тебя.

— Это последнее, о чем я сейчас думаю. Как ты?

— Я в порядке, — ответила она, выпрямляясь. — Мне нужно принять душ. Риз вынес себе мозги прямо на моих глазах.

Анжела съежилась.

— Боже, наверное, ужасно было это видеть.

Сэм пожала плечами.

— Мне почти удалось уговорить его отдать оружие.

Сердце Ника сжалось, когда он смотрел, как она старалась сохранять силу и спокойствие. Но он видел настоящие эмоции в ее глазах. Без сомнения, ее семья тоже их видела.

— Я уверена, ты сделала все возможное, — сказала Трейси. — Как и всегда.

— Именно так, — поддержала Селия.

— Иди, прими душ, — сказал Скип, — тебе сразу станет легче.

После того, как Сэм поднялась наверх, ее сестры и Селия ушли на кухню.

Скип перевел взгляд на Ника.

— Для этого нужно много сил.

— Простите, сэр?

— Нелегко любить полицейского. Постоянно придется волноваться.

Поставив руки на пояс, Ник сдерживал бушующие в нем сейчас эмоции.

— Да.

— Ты нужен ей, — продолжил Скип. — Она скорее умрет, чем признается в этом. Но она нуждается в тебе.

— Я, хм… тогда пойду, проверю, как она.

— Сходи, сынок.

 

***

 

Сэм терла себя мочалкой, пока кожа не покраснела. Она дважды вымыла волосы, боясь оставить в волосах кусочки мозга Риза. Стоя под горячим душем, она прокрутила в голове события, начиная с момента в машине до рокового выстрела. И пришла к выводу — она сделала все возможное. В этом она была уверена. Но это не изменяет того факта, что на ее глазах умер человек. Это был первый случай за всю ее практику.

Дверь душевой кабинки открылась, и туда вошел Ник. Он дотронулся до ее плеча, но она скинула его руку.

— Не надо.

Но Ник не послушался, и обнял ее. Сэм пыталась вырваться из его объятий.

— Ты не можешь приходить сюда и так себя вести. Особенно после твоих вчерашних слов. У тебя больше нет на это права.

— У меня есть такое право.

— Я не могу позволить себе рассчитывать на тебя, если в следующий раз тебя уже не будет рядом.

— Буду, не только в следующий раз, но и всегда.

— Потому что ты сам этого хочешь?

— Потому что не знаю, как не хотеть этого. — Он оставил дорожку поцелуев от ее шеи до плеча. — Не знаю почему, но сегодня я не был так напуган, как вчера. Сегодня ты была в настоящей опасности, но я знал, ты сможешь за себя постоять. — Он вернулся к ее губам, а после добавил: — Ты умная и бесстрашная. Я верю в тебя, Сэм. И верю в нас и нашу любовь.

— Так что будет, если ранят еще одного из моих коллег? Или даже меня? Нужно ли мне будет беспокоиться, что ты бросишь меня?

Он отрицательно покачал головой.

— Мы же договорились, помнишь? Я больше не смогу так поступить.

— Ник, у меня должна быть уверенность хотя бы в одном аспекте моей жизни.

— Милая, ты можешь быть во мне уверена. Я с тобой и больше никуда тебя не отпущу.

— Обещаешь?

— Обещаю.

— Так значит, у нас с тобой любовь до гроба?

— Абсолютно верно. — Он накрыл ее губы в страстном поцелуе.

Когда Сэм разорвала поцелуй, чтобы вздохнуть, она сказала:

— Мне пора на работу, да и тебе тоже.

— Пара минут ничего не решит, — он прижал ее к стене, закинул одну ногу себе на бедро и вошел в нее.

— Всего пара минут? — шутливо спросила она.

— Посмотрим, сколько это займет времени, — он запрокинул ее голову, давая ей возможность посмотреть ему в глаза. — И на этот раз никаких наигранных оргазмов.

Сердце Сэм пропустило удар.

— Как ты узнал?

— Познав настоящее удовольствие, можно с легкостью распознать поддельное.

— Прости меня.

— Это я должен просить прощения, — он обхватил рукой ее грудь. — И как мне кажется, я задолжал тебе оргазм.

Закрыв глаза, Сэм отдалась ощущениям.

— Мне надо. Возвращаться. На работу.

Ник продолжил целовать ее шею.

— Сначала удовольствие, потом работа.


Глава 21

Сэм и Джинни около часа дня подъехали к дому Девона Синклера, расположенного в районе Дюпона. У Сэм оставалось два часа до начала слушанья отдела внутренних расследований, поэтому она решила провести это время с пользой. Согласно информации с его места работы, Девон взял небольшой отпуск в связи со смертью близкого родственника.

— А он неплохо зарабатывает, — сказала она.

— Лейтенант, ты точно хочешь этим заниматься? — спросила Джинни, пока они поднимались по каменной лестнице. — Мы с Тайроном сами могли бы его допросить.

— Я устала повторять, со мной все в порядке, — ответила Сэм.

— Я просто спросила.

Она повернулась к Джинни.

— А что бы ты сделала на моем месте? Взяла бы выходной и зарылась под одеялом?

— Нет. Я бы поступила так же, как и ты.

— Вот видишь. Давай закроем эту тему, ладно? — Сэм скучала по Крузу, она привыкла его подначивать.

— Конечно, ты же у нас босс.

— Лейтенант Холланд!

Сэм обернулась и застонала при виде Дарена Табора, ее «любимого» репортера из Washington Star, и еще нескольких журналистов, идущих к ней.

— Не сейчас, Дарен.

— Всего пара вопросов о случившемся с Кларенсом Ризом.

— Не сейчас, — она прошла мимо них к двери Девона Синклера.

— Ты такая популярная, — едва слышно сказала Джинни.

Сэм закатила глаза, позвонив в квартиру Синклера.

Дверь открыл сам Девон Синклер. Он взял самые яркие черты лица от своих родителей: высокий, симпатичный, с короткими каштановыми волосами и покрасневшими от слез глазами.

— Мистер Синклер?

— Да.

— Я — лейтенант Холланд, а это детектив МакБрайд, — Сэм показала ему значок. — Вы можете уделить нам несколько минут?

Он пригласил их в стильную, обставленную по последней моде, гостиную, где на диване сидел другой молодой человек.

— Это мой брат Остин, — представил парня Девон. — Полагаю, вы здесь из-за Джуллиана.

— Да, — ответила Сэм. — Вы не против, если мы запишем наш разговор?

Девон согласно кивнул.

— Соболезную о вашей потере, — начала Сэм.

— Спасибо. — Девон сел рядом с братом. Остин был блондином и больше походил на мать.

— Спасибо. Мы до сих пор не может поверить в случившееся, — сказал Девон, и в его глазах появились слезы.

— Вы были близки со своим дядей?

— Очень.

— А когда вы видели его в последний раз?

— Мы вместе обедали в день его приезда в Вашингтон. Он был так взволнован по поводу номинации, немного боялся, но все же очень этому радовался. Он впервые за долгое время выглядел таким счастливым.

— Ваши родители знали, что вы с ним встречались?

— Мы рассказали отцу, — ответил Остин.

— А вы знаете Дункана Квика — друга Джуллиана? — спросила Сэм.

— Да, мы хорошо с ним знакомы. Джуллиан был подавлен после их расставания, но эта номинация вернула его к жизни.

— Как я поняла после разговора с вашими родителями, дядя и ваш отец долгие годы не общались.

— Да, со времен нашей юности, — сказал Остин. — Мы всегда были близки с ним, проводили вместе каникулы, ходили в походы. Но все закончилось, когда мама увидела его с Дунканом.

— Она взбесилась, — добавил Девон. — Мы несколько лет его не видели, пока не повзрослели и не перестали слушать родителей.

— Вы знаете причину их ссоры? — спросила Джинни.

Остин посмотрел на брата.

— Подозревали. Мы знали, что Джуллиан был геем, и наша мать этого не одобряла. Она неплохой человек, просто старой закалки.

— Она очень категорична, — продолжил Девон. — И очень много времени уделяет своей карьере.

— И шурин, представитель Верховного совета, к тому же открытый гей, не сильно поможет ее карьере, — сказала Сэм.

— Хоть мы и не сходимся во мнениях, но мы поддерживаем ее стремления добиться своей цели, — ответил Девон, но его слова звучали безлико.

— А ее стремлений хватило бы на убийство вашего дяди, чтобы он не выдал маленький грязный семейный секрет?

Оба мужчины переглянулись.

— Убить его? — переспросил ошарашенный Остин. — Наша мама доброй души человек. Она не способна на убийство.

— А для нее карьера важнее вас двоих или вашего отца?

— Конечно, нет, — ответил Девон, но Сэм услышала нотки сомнения. — Она очень предана семье.

— Как вы можете описать отношения ваших родителей? — поинтересовалась Сэм.

— Нежные, — ответил Остин. — Они лучшие друзья.

— Как вам кажется, вашу мать можно считать главной в этих отношениях?

— Какое это имеет отношение к убийству Джуллиана? — спросил Девон.

— Мы хотим выяснить, не послужила ли ссора между вашими родителями и дядей причиной его смерти, — объяснила Джинни. — Эта информация поможет нам лучше понять ситуацию.

Остин заговорил после долгой паузы.

— Когда мы были маленькими, мама всегда была главной. Но не знаю, изменилось ли это сейчас. Она очень много времени уделяла своему шоу и написанию книги.

— Она набожная католичка?

— Да, — ответил Девон. — Раньше при любом упоминании Джуллиана, она начинала цитировать Левит, где призывалось карать смертью мужчин, занимающихся сексом с другими мужчинами вместо женщин.

— Вы тоже в это верите? — спросила Джинни.

— Сейчас другое время и другие взгляды, — ответил Остин.

— Значит, нет?

— Нет, — подтвердил Остин. — Мы любили дядю, и во всем его поддерживали так же, как и он нас.

— Но вы скрывали это от матери, — вмешалась Сэм.

— Мы любим их обоих. Они поставили нас в неудобное положение. Для нас главным было сохранить мир в семье. И было лучше, чтобы она не знала.

— У вас есть предположения, кто мог его убить? Может, у него были враги?

Девон потряс головой.

— Мы уже всю голову сломали, представляя, кто мог это сделать. У него было мало врагов. У Джуллиана было свое мнение по многим вопросам, но в то же время, он уважал чужие взгляды.

В отличие от вашей матери, которая не уважает чужие взгляды и своими агрессивными нападками заводит себе врагов, — подумала Сэм.

— Вы сказали, он нервничал по поводу слушаний, — спросила Джинни, — но не беспокоился за свою безопасность?

— Нет, об этом он не беспокоился, — уверенно ответил Остин.

— Он был под охраной Секретной службы, — добавил Девон.

— Это обычная практика для всех номинантов?

Девон кивнул.

— У него были опасения за возможное поведение протестующих, боялся, что они могут сорвать слушания, но не покушаться на его жизнь.

— Что вы оба делали прошлой ночью? — наконец спросила Сэм.

— Мы — подозреваемые?

— Мы должны исключить вас из числа подозреваемых, — объяснила Сэм.

Остин выпрямился, заговорив о своем алиби.

— Я был дома у своей девушки.

— Нам нужно ее имя и номер телефона, — Сэм повернулась к Девону. — А вы?

— Я был здесь.

— Один?

— Большую часть вечера. Мой сосед вернулся в районе часа ночи. Он работает официантом.

— А вы виделись с ним или разговаривали?

Девон перевел взгляд на брата.

— Да.

Инстинкт Сэм подсказывал: происходит что-то неладное.

— Мистер Синклер, если вы хотите сказать что-то еще, то сейчас самое время.

Девон напрягся.

— Скажи им, Дев, — посоветовал Остин.

— Заткнись, — выкрикнул тот, — это не имеет отношение к смерти Джуллиана.

— Мистер Синклер, это уже нам решать, что относиться к делу, а что нет.

— Мы рассказали вам все, что знали, — ответил Девон.

Сэм продолжала сверлить его взглядом.

— Вы уверены?

Девон посмотрел на брата.

— Мой сосед — Такер. Он мой… мы с ним вместе.

— Как я понимаю, ваши родители об этом не знают?

— Да, — сквозь зубы ответил Девон. — И его родители тоже. И нам бы хотелось, чтобы все так и оставалось.

— Как давно вам известно об ориентации брата? — спросила Джинни.

— Всегда.

— И ваши родители не догадываются?

— Я прилагаю много усилий, чтобы моя личная жизнь осталась личной, — сказал Девон.

— А дядя об этом знал?

— Да, — тихо ответил он. — Он единственный, кто по-настоящему понимал меня. Как и мой брат, дядя был моим лучшим другом.

Остин заботливо похлопал брата по плечу.

Сэм встала, Джинни тоже.

— А ваш сосед сейчас дома?

Девон с ужасом посмотрел на нее.

— Нет, а что?

— Нам нужно, чтобы он подтвердил ваше алиби. Просто формальность. Можете сообщить его имя и номер телефона?

Девон неохотно поднялся и записал им данные. Отдавая Сэм листок, он сказал:

— Вам же не обязательно говорить ему, что я рассказал вам о наших отношениях?

— Не вижу причин упоминать об этом в разговоре.

— Спасибо, — Девон выдохнул с облегчением.

Остин передал ей листок с данными своей девушки.

— У меня еще один вопрос, — вспомнила Сэм. — Вы были наследниками Джуллиана?

— Да, — ответил тот. — Мы оба получаем половину его имущества.

— Я скажу за нас обоих: мы бы отдали все деньги, лишь бы вернуть его, — сказал Девон.

Сэм поверила его словам, видя их искреннюю скорбь.

 

***

 

Выйдя на улицу, Сэм тяжело вздохнула.

— Вау. Не завидую этим парням.

— Я тоже. Их мать — это нечто.

vikidalka.ru - 2015-2018 год. Все права принадлежат их авторам! Нарушение авторских прав | Нарушение персональных данных