Главная | Случайная
Обратная связь

ТОР 5 статей:

Методические подходы к анализу финансового состояния предприятия

Проблема периодизации русской литературы ХХ века. Краткая характеристика второй половины ХХ века

Ценовые и неценовые факторы

Характеристика шлифовальных кругов и ее маркировка

Служебные части речи. Предлог. Союз. Частицы

КАТЕГОРИИ:






Перевод группы — https://vk.com/beautiful_translation 11 страница




— Я хочу побольше узнать о Диандре Синклер и ее работе. Также нам стоит внимательно изучить телефонные разговоры Джуллиана и его электронную почту. У него была назначена встреча, и я хочу знать с кем.

— Судя по выписке, у него не было звонков с момента его ухода из дома сенатора, так что, если у него и была встреча, он ее назначил еще до ужина.

— Давай выясним с кем именно. Также мне интересно, почему Секретная служба предлагала ему охрану. — Сэм посмотрела на часы. — Дерьмо. У меня совсем не осталось времени. Я быстро заеду в больницу и проверю Круза.

— Я поеду с тобой. — Сидя в машине, Джинни посмотрела на Сэм. — Лейтенант, надеюсь, вы знаете, мы все считаем расследование внутреннего отдела полным бредом. Все понимают, что Стал достает тебя, потому что ты заняла его место.

У Сэм свело желудок о предстоящем слушании.

— Он давно точит на меня зуб. Но давай судить объективно, мне не стоило заводить роман с Ником во время расследования дела О`Коннора.

— Все обойдется.

Сэм хотелось быть так же в этом уверенной, как Джинни.

— А что Ник думает по этому поводу?

— Я ему не говорила.

— Почему?

Сэм пожала плечами.

— Ему итак тяжело, и без моих переживаний. Тем более он будет считать себя виноватым. Так что лучше ему не знать.

— Хорошо, как скажешь. К тому же, ты, пожалуй, права. Ему досталось в последние дни.

— Именно. — Но прокручивая в голове их разговор в душе, Сэм почувствовала вину за то, что не рассказала ему о слушанье.

 

Глава 22

 

Сэм ждала за дверьми отдела внутренних расследований. Слушание откладывалось, и этот факт вызывал у нее боль в животе. Она сосредоточила все свое внимание на глубоких вдохах и выдохах. Ей было бы легче, если бы она была уверена, что не совершила ничего противозаконного, и Стал к ней просто придирается.

Но на этот раз все было по-другому.

Она совершила проступок, закрутив роман с Ником в середине расследования смерти О`Коннора. Ник обнаружил тело, что сделало его главным свидетелем. Ей следовало держаться от него подальше до конца расследования. Но как она могла, когда он был главным помощником в этом деле.

Сэм часто была участницей в делах внутреннего отдела, но никогда не была обвиняемой, даже после неудачи в деле Джонсона. В том случае отдел не нашел ошибки в ее действиях, хотя стрельба привела к смерти Квентина Джонсона, однако психолог департамента порекомендовал ей взять месячный отпуск. К сожалению, на этот раз она так легко не отделается.

К ней вышел заместитель начальника Конклин.

— Лейтенант? Мы готовы вас выслушать.

— А, хорошо.

Войдя в кабинет, Конклин присоединился за столом к Сталу и капитану Эндрюсу из отдела специального назначения. Именно эти трое будут решать ее судьбу. В кабинете также присутствовали шеф Фарнсуорт и капитал Маллоун.

— Прежде, чем мы начнем, — заговорил Стал, явно довольный всем происходящим, — я еще раз хотел бы выразить свой протест против участия заместителя начальника Конклина. Его близкая дружба с отцом лейтенанта может быть конфликтом интересов.

— А как я уже говорил вам раньше, лейтенант, — ответил Конклин, — попробуйте найти человека в этом департаменте, который бы не уважал и не имел отношений с заместителем шефа Холландом. Тем более, лейтенант вправе сама решать, кто будет присутствовать на этом слушание, так что давайте начнем и не будем больше попусту тратить время.

— Согласен, — поддержал Эндрюс. — Давайте приступим.

Стал стрельнул в Сэм раздраженным взглядом.

— Очень хорошо, лейтенант Холланд, поднимите вашу правую руку. — Стал принял у Сэм присягу и попросил сесть. — Вы решили отказаться от своего права на адвоката.

— Да, — она решила не впутывать постороннего человека в дела полиции, тем более она сама могла себя защищать.

— Вы знаете, почему вы сейчас здесь?

— Очевидно, вы посчитали предосудительными мои романтические отношения с Николасом Каппуано во время расследования дела О`Коннора.

Стал был шокирован ее дерзким ответом.

— Все верно.

Сэм заметила, как капитан Маллоун прикрыл рот рукой, стараясь скрыть свою улыбку.

Стал прочистил горло.

— И что вы можете сказать по этому вопросу?

— Я не буду отрицать, что сблизилась с мистером Каппуано во время расследования, или что он оказал неоценимый вклад в поимке убийцы, — сказала Сэм, противостоя Сталу.

— Вы были знакомы с мистером Каппуано до начала расследования?

Не обращая внимания на боль в животе, Сэм ответила:

— Да.

— Поясните.

— Мы познакомились 6 лет назад на вечеринке, провели вместе ночь, но больше не виделись до тех пор, как мистер Каппуано обнаружил тело.

— И почему вы больше не встречались?

— По ряду недоразумений.

— Правильно ли я понял, вы только что признались в отношениях со свидетелем в присутствии ваших руководителей и вышестоящих офицеров?

— Нет.

— Вы уверены?

— Это были не отношения, а всего лишь одна ночь, проведенная вместе 6 лет назад.

— А вам не приходила в голову мысль, что ваши отношения со свидетелем могут поставить под угрозу все расследование?

— Нет.

— Вы вообще думали рассказать, что не только знаете этого мужчину, но и спали с ним?

— Как я уже сказала, наша связь была 6 лет назад, поэтому я не считала, что она может повлиять на ход расследования. Хотя мистер Каппуано изрядно помог нам и сократил время поимки преступника.

— Когда вы исключили мистера Каппуано из числа подозреваемых в убийстве?

— Сразу же. У него было твердое алиби, не было мотива убивать сенатора, а его скорбь из-за потери друга и начальника была искренней. Он никогда не был в числе подозреваемых.

— Даже после того, как вы узнали, что мистер Каппуано получил два миллиона после смерти сенатора?

— Мистер Каппуано никогда не был в числе подозреваемых.

— И в какой момент расследования ваши отношения с мистером Каппуано вновь стали близкими?

— С первого дня.

Сэм заметила, как заблестели глаза Стала. Она старалась не реагировать и говорить спокойно и уверенно.

— Он позвонил мне, когда понял, что кто-то был в его доме.

— Значит, вы в первый же день расследования оказались дома у мистера Каппуано?

— Все верно.

— И где он находился?

— На тот момент в Арлингтоне.

— И этот район не в вашей юрисдикции.

— Я дала ему свою визитку со словами звонить, если он что-то вспомнит, или произойдут события, способные помочь в раскрытии убийства. Когда он приехал домой и заметил нечто странное, то позвонил мне. После того, как я приехала к нему и установила взлом, я тут же вызвала полицию Арлингтона.

— И в ту ночь ваши отношения стали более личными?

— Я пробыла с ним, пока в его квартире находились мои коллеги. И в это время он рассказал мне о семье О`Коннор. После ухода полиции мы обсудили наши личные отношения, которые он хотел вновь возобновить. Я сообщила, что лучше подождать до окончания расследования.

— Вы так и сделали?

От резкой боли в животе у Сэм перехватило дыхание. Она понимала, ее следующая фраза может погубить ее карьеру.

— Несмотря на все усилия, наши отношения переросли в сильные чувства.

— Вы обсуждали эту ситуацию с вашим начальством?

— Нет. Это никак не относилось к делу.

— Как ваши отношения с мистером Каппуано стали достоянием общественности?

— Это произошло после того, как мой бывший муж подложил бомбу в мою машину. Она взорвалась, поранив меня и мистера Каппуано.

— Где именно это произошло?

— Перед его домом в Арлингтоне.

— И по какой причине вы находились в его доме?

Сэм сглотнула ком в горле.

— Я провела там ночь.

— Сколько дней прошло после убийства сенатора?

— Три.

— Недолго же вы ждали.

— Лейтенант Стал, можно по существу, — сказал Конклин.

Стал продолжил с ехидной улыбкой.

— Лейтенант Холланд, как ваши руководители отнеслись к этим отношениям после взрыва?

— Я обсудила все вместе с капитаном Маллоуном и шефом Фарнсуортом, и они оба приняли мои объяснения по поводу отношений с мистером Каппуано и его помощи в ходе расследования.

— И какие у вас отношения на данный момент с мистером Каппуано?

— Как вам, да и всему Вашингтону известно, Сенатор Каппуано и я находимся в серьезных отношениях.

— А вам не кажется, что столь публичные отношения с сенатором могут дискредитировать вашу работу в качестве офицера полиции?

— В идеале мне бы хотелось, чтобы пресса не вмешивалась в наши дела, но, к сожалению, мы не живем в идеальном мире.

— У кого-нибудь есть еще вопросы? — спросил Стал у Эндрюса и Конклина. Оба отрицательно покачали головой.

— В ходе допроса лейтенанта Холланд и ее компрометирующих отношений со свидетелем в ходе расследования, я предлагаю отстранить ее на две недели от работы и понизить в ранге до детектива.

Сэм ахнула. На два ранга! Этого не может быть. Она решила не показывать Сталу своих истинных эмоций, чтобы не тешить его самолюбие.

— Мы выслушали обе стороны, — начал Конклин. — Лейтенант Холланд, спасибо за ваше сотрудничество, мы сообщим вам о вынесенном решении.

— Спасибо, шеф Конклин. Если мне позволят сказать, я бы хотела добавить еще кое-что. Мне не хочется лишаться звания, но, если бы ситуация повторилась, я бы приняла точно такие же решения. У меня все.

Она встала со стула и вышла из зала. Теперь ей оставалось дождаться их приговора.

 

***

 

Ник и Кристина вернулись в офис после череды встреч сначала с департаментом национальной безопасности, а потом с Комитетом по делам правительства. Ник продиктовал Кристине список будущих дел, после чего она пошла к выходу из его кабинета.

— Спасибо тебе за то, что была со мной в последнее время, — сказал он.

— Да, в последние время много всего произошло.

— Да.

Она посмотрела на него, словно хотела что-то добавить, но сомневалась.

— Крис, о чем ты сейчас думаешь?

Она внимательно изучала его лицо.

— Скажи, ты каждый раз будешь убегать с работы, когда она будет в опасности?

— Я не знаю, — сказал он, закашлявшись от ее прямого вопроса. — Возможно. Тебя это не устраивает?

— Нет, просто думаю, что у тебя не всегда будет это получаться. Все изменилось, теперь у тебя больше работы и важных встреч.

— Я прекрасно понимаю, насколько сильно изменилась моя жизнь. Нам нужно лишь подстроиться, — ответил он, а после добавил. — Я знаю, в последнее время ты очень нагружена, работая за двоих. Но скоро придет Терри, и тебе будет легче.

— Значит, нам остается лишь еще немного подождать. Хорошего вечера, сенатор.

— Тебе тоже.

После ухода Кристины, Ник еще долго сидел и смотрел на картину с изображением Капитолия, которую Сэм ему подарила на рождество. Он обдумывал слова Кристины, понимая, что она правильно рассуждала. Он не всегда сможет уйти, если Сэм будет угрожать опасность, да и она не ждет, что он все бросит и помчится к ней. Но он не мог себе представить, как сможет спокойно сидеть на собрании, зная, что кто-то вновь мог взять ее в заложницы.

Они оба пока не понимали, как справиться с этой трудностью, но в тоже время оба желали найти оптимальное решение этой проблемы. У Ника наконец-то появилось время взять в руки утренний выпуск Washington Post со статьей о смерти Джуллиана на первой полосе. По крайней мере, сегодня в газете было что-то помимо повествования об их с Сэм отношениях. Читая статью о Джуллиане, Нику вновь стало грустно от потери близкого друга.

Внезапно он вспомнил о другой статье Тонни Сандуччи, где тот критиковал отношение Джуллиана к проблеме абортов. Он призывал своих последователей протестовать против назначения Джуллиана. Ник задумался, допрашивала ли Сэм Сандуччи. Потянулся к телефону и набрал ее номер, но звонок переключился на автоответчик.

— Привет милая, это я. Послушай, я тут подумал о статье в Post недельной давности. Там Тони Сандуччи критиковал и наезжал на Джуллиана. Не знаю, важно это или нет, и, может, совсем не имеет отношения к делу, но я скину тебе ссылку на ту статью. Я приеду домой где-то через час. И подумал, может нам опять устроить совместный душ. — Он улыбнулся, вспоминая тот эпизод. — Люблю тебя.

 

***

 

Выйдя из зала, Сэм направилась прямиком в туалет. Она готова была сложиться пополам от боли в желудке. Зайдя в кабинку, она уткнулась лбом в холодную дверь.

Она не шутила, когда говорила, что не изменила бы ничего в ходе расследования убийства О`Коннора. Ник, без сомнения, был самым лучшим, что случилось в ее жизни. Как она могла жалеть об их любви? Как она могла жалеть о том счастье, что подарила ей его любовь? Но если ее понизят до детектива, она потеряет то, к чему так упорно шла.

— Боже, — прошептала она, не в силах сдержать эмоции.

Ей потребовалось 10 минут, чтобы успокоиться. Желая хоть раз уйти с работы вовремя, Сэм вышла из кабинки и направилась в отдел, где ее уже ждали подчиненные.

Первым ее атаковал вопросами Гонзо.

— Лейтенант, ну как все прошло?

— Ты в порядке? — спросила Джинни.

— Стал мудак, — заявил Арнольд. — Он мстит тебе за твое назначение на его место.

Сэм подняла руку, останавливая их. — Я признательна за вашу поддержку, но сейчас дело было в моей связи со свидетелем в ходе действующего расследования. Чем бы не мотивировался лейтенант Стал, у него было полное право сообщить об этом нарушении в отдел внутренних расследований.

— Хуйня какая-то, — сказал Гонзо, краснея от возмущения. — Сенатор является безусловной причиной, почему ты раскрыла дело так быстро. Это же должно что-то значить.

— Вот мы и посмотрим, — ответила Сэм, решив отдаться на волю судьбе. — Ладно, что у нас по делу Синклера?

— Как мы и обсуждали, я копаюсь в делах Диандры, — доложила Джинни. — Отчет о проделанной работе через пару часов будет у тебя на столе.

— В этом деле у нас нет срочности и нет оплачиваемых сверхурочных, — напомнила ей Сэм.

— Я поработаю в свободное время, — ответила Джинни.

Сэм благодарно ей улыбнулась, после того, как Джинни видела состояние Ника, она хотела найти убийцу не меньше Сэм. Братские, а в данном случае сестринские отношения с коллегами, а теперь уже подчиненными, нравились Сэм больше всего. Слава богу, в ее департаменте было много таких как Джинни, Круз или Гонзо, нежели таких как Стал.

— Я иду домой, — сообщила Сэм. — Отправь отчет мне на почту, и я прочитаю его позже.

— Обязательно, лейтенант, — ответила Джинни. — И постарайся сильно не переживать, Конклин и Эндрюс знают, что ты отличный коп и сыщик от бога. Я уверена, все будет хорошо.

— Еще бы было иначе, — добавил все еще красный от злости Гонзо.

— Гонзо, следи за своим давлением, — сказала Сэм, видя, как тот был возмущен. — Ребята, я благодарна вам за поддержку. Но вы тоже старайтесь не отвлекаться. Если я вам понадоблюсь, то свяжитесь со мной по рации или звоните на телефон.

Она оставила их в коридоре обсуждать слушанье внутреннего отдела. Их поддержка воодушевила Сэм. Сидя за рулем, она прослушала сообщение Ника и решила остановиться в магазине, купить продуктов для домашнего ужина. Закинув пасту и морепродукты в холодильник, Сэм решила ненадолго забежать к отцу.

— Кто-нибудь дома? — прокричала она.

— Я здесь, — ответил Скип с кухни. — Неужели это моя заблудшая дочь, которая когда-то жила в этом доме?

— Очень смешно, — Сэм поцеловала отца в щеку, — я до сих пор тут живу.

— И я гадаю почему, ведь у тебя есть предложение получше от симпатичного парня в доме в конце улицы.

— Я все еще обдумываю предложени того симпатяги.

— И что надумала?

Сэм пожала плечами.

— Это довольно хорошее предложение, да и у него в доме есть джакузи.

— Как тебя легко соблазнить, — смеясь, ответил Скип. — Надеюсь, ты сомневаешься не из-за меня? Селия прекрасно обо мне заботится. Нет необходимости жить здесь, если ты хочешь быть в другом месте.

— Я просто стараюсь не торопиться, — сказала Сэм. — Не хочу поспешить и все испортить.

— Понимаю. Конечно, если бы вы поспешили, то каждый день оказывались бы на первых полосах газет, и это был бы настоящий отстой.

— Скиппи, да я смотрю, ты сегодня в ударе, — Сэм достала из холодильника бутылку колы. — На это есть особые причины?

— Вот ты мне и скажи, есть у меня причины быть в хорошем настроении или нет.

Сэм застыла с крышкой в руке.

— Ты о чем?

Отец посмотрел на нее ты-сыма-знаешь-о-чем взглядом.

Тяжело сглотнув, Сэм спросила:

— Как ты узнал?

— Нет, вопрос в другом. Почему ты сама мне не рассказала?

— Мне не хотелось ни с кем это обсуждать.

— И как Стал хочет тебя наказать?

— Двухнедельным отстранением и понижением до детектива.

Скип нахмурился.

— Конклин ни за что этого не допустит.

— От меня больше ничего не зависит. На допросе я говорила уверенно и чистую правду.

— Это самая лучшая тактика, и я бы посоветовал тебе ее придерживаться, если бы ты посветила меня в свои проблемы. Это уже не первый случай, Сэм, и мне это не нравится.

Его слова задели Сэм за живое. Они всегда были близки, и она делилась с отцом всеми своими переживаниями, но не в последнее время.

— Сэм, если ты начнешь относиться ко мне как к инвалиду, то я в него и превращусь. Ты не должна оберегать меня от всего плохо. Поверь мне, самое плохое со мной уже случилось. Нет ничего хуже, чем жить вот так и быть беспомощным.

— Прости меня, — она села на один из стульев. — Я не хотела держать тебя в неведении. Просто надеялась, что все закончится, даже не начавшись.

— Этого не будет, если в деле замешан Стал.

— Я знаю.

— Ты рассказала Нику?

Она отвела взгляд.

— Сэм! Не может быть! У тебя было внутреннее расследование из-за ваших отношений, и ты даже не собираешься посвящать в это Ника?

— Ему итак тяжело после смерти Джона и Джуллиана, да еще и инцидент с Крузом. И ко всему прочему добавился Риз. Я побоялась, что для него это будет слишком.

— Малышка, ты играешь с огнем. Ты можешь положиться на этого мужчину. И ошибаешься, если считаешь, что и дальше сможешь скрывать от него такие важные вещи.

Сэм знала, отец был прав.

— Не переживай, я вечером все ему расскажу, — она встала и поцеловала отца. — Мне пора бежать, нужно еще успеть приготовить ужин.

— Ты будешь готовить? Сама?

— Да в тебе просто умирает стенд-ап комик, правда, ты не сможешь стоя выступать на сцене.

— И кто из нас теперь шутит, а? Сообщи мне, как только узнаешь решение.

— Обязательно. Только ты постарайся сильно не волноваться. Чтобы ни случилось, Ник того стоит.

— Мне нравится то, как ты смотришь на эту ситуацию.

— Это единственный вариант. Увидимся утром.

Собрав сумку с одеждой, Сэм вернулась в дом Ника, обдумывая слова отца. Ник будет в ярости от того, что она не рассказала ему о внутреннем расследовании. Она посмотрит, как пройдет ужин, и тогда уже решит, стоит ли сообщить ему правду. А после ужина проработает версию с Сандуччи.

 

 

Глава 23

 

К тому моменту, когда Ник вернулся домой, Сэм была готова к его приходу. Ей понравилось играть в хозяйку дома, именно поэтому она позволила себе представить, что будет, если она сюда переедет, а не просто будет ночевать. Эти мечтания помогли ей на время отвлечься от слушания. Разве они не должны уже принять решение?

— Привет, милая, — сказал, вошедший в дом Ник. — Прости за опоздание. Мне пришлось задержаться на скучном закрытом собрании демократической партии. — Он остановился в дверном проеме. — Ты приготовила ужин?

— Ага, — ответила она, стоя у плиты. — И не надо делать такое удивленное лицо.

Ник обнял ее сзади, целуя в шею.

— Я был уверен, ты даже не знаешь, как зажигается плита.

Сэм уткнулась попкой ему в пах.

— Я знаю, как зажигать кое-что помимо плиты.

Смеясь, он обнял ее крепче.

— Это точно. — Ник зарылся носом в ее волосы. — Саманта, я чертовски рад тебя видеть. После всего случившегося сегодня с Ризом. Я не перестаю об этом думать.

Сэм развернулась в его объятиях, обняв руками за шею. Сейчас было самое подходящее время рассказать о внутреннем расследовании, но Ник впервые за несколько дней походил на прежнего себя. Разве это преступление, что она хотела провести тихий и спокойный вечер, не портя настроение им обоим?

— Все хорошо.

Он наклонил голову, ловя ее губы.

— Да, теперь, когда ты в моих объятиях. Мне понравилось, вернувшись домой, увидеть тебя здесь.

Сэм развязала галстук Ника и расстегнула верхние пуговицы.

— Я решила уйти сегодня с работы вовремя.

— По какому случаю?

Вот еще одна возможность.

— Без повода. Мне просто захотелось приготовить ужин. — Она потянулась к найденному на столе чеку и помахала им. — Ничего не хочешь мне рассказать?

— Ты же знала об этом еще с момента расследования.

— И что ты собираешься с ними делать?

— Часть меня хочет их отдать.

У Сэм сжималось сердце, ведь боль от утраты Джона была еще сильной. — А как бы Джон посоветовал тебе поступить?

— Он бы посоветовал мне насладиться возможностью побыть миллионером, — без раздумий ответил Ник.

— Тогда ты так и должен поступить.

— Как я могу радоваться этим деньгам, зная, что получил их от смерти друга?

Сэм провела рукой по его волосам.

— Ник, Джон любил тебя, как брата. Он хотел сделать тебя счастливым.

— Сегодня я разговаривал с Грехэмом, рассказал ему о деньгах. Он сказал, что если я захочу, он может инвестировать их в дело.

— Почему бы тебе так и не поступить. Отдай ему все и больше о них не вспоминай.

— Пожалуй, так и сделаю. У нас итак есть все, что нам нужно.

— И даже больше.

Ник удивил ее, посадив на столешницу и расположившись у нее между ног.

— А нам обязательно ужинать прямо сейчас?

— Сенатор, да вы в последнее время превратились в секс-манька, — сказала она, радуясь его хорошему настроению.

— Это все твое влияние, — он наклонился к ее шее.

Сэм откинула голову, открывая ему лучший доступ.

— После ужина мне нужно будет вернуться на работу.

— Опять твоя работа, — шутливо ответил он. — Я внесу закон на свободный день один раз в неделю, никаких звонков, вызовов, только ты и я. Мы назовем его «Закон пофигизма Каппуано-Холланд». — Он поцеловал ее. — Что скажешь?

— Мммм, — промычала она возле его губ. — Принято без возражений. Хотя Холланд-Каппуано звучит солидней.

Он улыбнулся.

— Закон принят. — Взяв ее лицо в ладони, Ник подарил ей страстный поцелуй. — Раз ты сама об этом заговорила… Каппуано-Каппуано звучало бы намного лучше.

Сэм посмотрела на него, ошарашенная таким заявлением.

— Когда-нибудь? — спросил он, излучая улыбку, перед которой она не могла устоять.

— Возможно. Когда-нибудь. Но я не буду менять фамилию.

— Мммм, это уже прогресс. — Ник опять подарил ей глубокий, жаркий поцелуй.

Но их прервал звонок ее телефона. Сэм потянулась за ним.

— Ты забыла? У нас закон!

— Прости, но я должна на него ответить. Холланд.

— Привет, это Конклин.

Сэм затаила дыхание.

- В чем дело?

— Я только ушел с обсуждений.

— Ого.

— Да, и решил сразу же поставить тебя в известность. Пока мы приняли решение на двухдневное отстранение с вычетом из зарплаты, и оно вступает в силу немедленно. Это лучшее, что мне удалось отвоевать.

Это она переживет. Тяжело сглотнув, она задала главный вопрос.

— А что с остальным?

— По этому поводу мы встречаемся завтра утром.

Ее сердце пропустило удар.

— К чему затягивать?

— Эндрюс хотел все хорошенько обдумать.

Сэм не сводила глаз с Ника, он заглядывал в кастрюли на плите.

— Звучит не очень обнадеживающе.

— Я уверен, все будет хорошо. Он умный мужик. Однако тебе стоит опасаться Стала. Он намерен тебя погубить, а двухдневное отстранение лишь разозлит его.

— Ну, спасибо, что предупредил.

— Я позвоню, как только узнаю больше.

Сэм закончила разговор и прижала телефон к груди. Теперь ее сердце билось с немыслимой скоростью. Но улыбка Ника прогнала из ее мыслей все переживания.

— Милая, все в порядке?

— Да. Все замечательно, — сказала, и, на удивление, это было правдой. У нее все будет хорошо, пока он будет рядом. Ник стоил этого риска. Сэм игриво улыбнулась. — А знаешь, насчет нашего закона.

Ник закинул в рот кусок моркови из салата.

— Ага.

— Думаю, ему пора вступить в силу.

— Полностью с тобой согласен.

Она протянула ему руку.

— Тогда к черту сегодня работу.

 

***

Следующим утром Сэм проснулась от ощущений губ Ника на спине. Она наслаждалась ощущениями, не открывая глаз, пока не вспомнила о своем отстранении.

— От чего ты так напряглась?

— Ни от чего, — ответила она, не готовая покидать их уютный мирок, который они вчера создали.

— Тебе пора вставать, иначе ты опоздаешь.

— Сегодня я буду работать дома.

— Почему?

Сэм почувствовала вину за свое вранье.

— Я хочу получше изучить твою вчерашнюю зацепку, и мне нужно провести кое-какие исследования, которые будет проще сделать дома у отца, чем в офисе. К тому же, убью двух зайцев одновременно: поработаю и побуду с отцом.

— Звучит, как хороший план. — Он поцеловал ее и поднялся с кровати. — Грехэм вчера сказал, что похороны Джуллиана состояться в субботу в Кэмбридже. Они планируют скромную церемонию, только для близких. Он спросил, согласишься ли ты прийти, и я сказал, что спрошу у тебя.

— Конечно. И если к этому времени мы не закроем дело, мне все равно придется пойти на похороны.

— А если закроете?

— Тогда я пойду, чтобы поддержать тебя. — Сэм посмотрела на обнаженного Ника. — Жаль, что тебе пора уходить.

Ник вышел из гардероба с костюмом и рубашкой в руках. — Почему? Чтобы ты со мной сделала, будь я целый день в твоем полном расположении?

— Уверена, я бы что-нибудь придумала. У нас еще не было возможности провести целый день вместе.

Ник наклонился, целуя ее еще раз. — Скоро мы это исправим. Но сегодня у меня встреча с двумя сотнями девочек-скаутов из Норфолка. Они приедут в Капитолий на экскурсию, а после мы все вместе обедаем.

— Я уже ревную.

— Не стоит. Ты же знаешь, ты единственная девочка, которую я люблю. — Улыбаясь, Ник удалился в душ.

Только Нику удавалось хоть на пару минут отвлечь ее от мыслей об отстранении и вероятности понижения в ранге. Она могла бы понять понижение на один ранг, но на два — это уже слишком. Так, все, она не должна об этом думать. Сэм взяла телефон и набрала Гонзо.

— Привет. Как ты?

— Это лучше спросить у тебя. Я слышал про отстранение.

— Могло быть хуже. Строго между нами, я буду работать у отца, и мне не помешала бы помощь.

— Конечно, без проблем. Прессе не терпится узнать о ходе расследования. Шеф вне себя от злости. Все требуют поимку убийцы и как можно скорее.

— Тогда давай не будем заставлять их ждать. Сделай мне одолжение, покапай на Тони Сандуччи. Он главный противник закона об абортах. Найди на него все, что есть, давай встретимся у моего отца в районе 10?

— Понял. Буду у него в 10 и приведу кавалерию.

— Только смотри, аккуратней. — Они оба понимали, Сэм несдобровать, если в департаменте узнают о ее расследовании в период отстранения.

— Обязательно.

 

***

 

Час спустя Ник сидел в своем кабинете, подписывал стопку благодарственных писем, когда в его кабинет вошла Кристина, выглядела она очень уставшей.

— Тяжелая ночь?

— Вроде того. Томми вчера был сам не свой.

— Пожалуйста, — сказал Ник, — Только без непристойных подробностей.

— Как Сэм?

— Хорошо, — ответил он, довольный тем, что Кристина спросила. Это тоже был своего рода прогресс. — Она давно работает и за годы службы привыкла к таким событиям, поэтому быстро оправилась после случившегося.

— Она должно быть в ярости. Томми только об этом и говорил.

Ник не понимал, о чем именно говорила Кристина, поэтому сказал:

— Она больше расстроена смертью Риза, которой можно было избежать. Ведь она практически убедила его сдаться перед тем, как в кафе ворвался отряд специального назначения.

Кристина посмотрела на него, словно он говорил на греческом.

— Я имела в виду отстранение. Томми сказал, что дело притянуто за уши. Ты очень помог им в раскрытии дела О`Коннора, и вместо благодарности отдел внутренних расследований капается в ваших отношениях. Надеюсь, эта информация не просочиться в прессу.

Нику показалось, что ему влепили пощечину.

— Да, — ответил он, — Я тоже на это надеюсь. — Он поднялся из-за стола и взял свое пальто. — Во сколько прибудут девочки-скауты?

vikidalka.ru - 2015-2018 год. Все права принадлежат их авторам! Нарушение авторских прав | Нарушение персональных данных