Главная | Случайная
Обратная связь

ТОР 5 статей:

Методические подходы к анализу финансового состояния предприятия

Проблема периодизации русской литературы ХХ века. Краткая характеристика второй половины ХХ века

Ценовые и неценовые факторы

Характеристика шлифовальных кругов и ее маркировка

Служебные части речи. Предлог. Союз. Частицы

КАТЕГОРИИ:






Современный Анимус (мужское начало в женщине)




Мы уже определили, что "сильные" женщины при ближайшем рассмотрении вовсе не являются обладательницами сильного Анимуса. Их действительной опорой являются псевдомужские свойства гиперматеринской структуры. Истинное же мужское начало так называемой "сильной" женщины подавленно и ослабленно. Поэтому "сильные" женщины вступают в отношения со "слабыми", то есть — недостаточно зрелыми мужчинами, которые с неизбежной точностью отражают инфантильное, депривированное состояние истинного мужского начала "сильной" женщины.

Слово "слабый" при упоминании о мужчине попало в кавычки не случайно. Теун Марез в своей книге "Мужское и женское" открывает одну мужскую тайну: слабых мужчин практически не бывает. По Т. Марезу, многим мужчинам просто выгодно притворяться слабыми, в то же время по-настоящему слабых мужчин очень мало. Дело тут лишь в той степени, с которой мужчина проявляет или не проявляет свою мужскую силу, находится или не находится с этой силой в сознательном контакте.

На наш взгляд, самым точным и естественным индикатором зрелости Внутреннего Мужчины (Анимуса) в личности женщины является его отношение к ее женственности, а не качественные характеристики его мужской силы. Как уже не раз упоминалось, лишь защищая и оберегая женское (и включенное в него детское), мужское в полной мере проявляет свое истинное предназначение. Эта закономерность действует как во внутреннем, так и во внешнем мире. Если реальная семья страдает от дефицита мужской, а следовательно, и женской зрелости, инициации мужского и женского начал личности даже одного представителя этой семьи позволяют сформировать более здоровую структуру личности и у других членов семьи. Они получают так называемую вторичную терапию, или — вторичное инициирование. Обычно на изменения работающего над собой одного из членов семьи вся семья сначала реагирует активным сопротивлением, а затем — вторичными изменениями позитивного характера.

Итак, слабость Анимуса женщины проявляется в дефиците защищающей функции ее Внутреннего Мужчины. Например, недовольство женщины своим телом — это не только следствие доминирования во внутреннем мире женщины аспектов негативной Ведьмы (в сказках это отражается в уродливом и скрюченном облике ведьмы), но в то же время — результат холодного, отчужденного отношения подавленного внутреннего мужского начала (травмированного фрагмента Анимуса) к ее женственности. Холодная, незащищающая позиция Анимуса может быть определена и причинами, описанными ниже.

Пример.

Женщине женщине 42-х лет, имеющей опыт развода с мужем, в инициации "Исцеление мужчины" ее Внутренний Мужчина представился в виде бездыханного тела, которое не только не подавало признаков жизни, но и не имело сознания. Он не видел и не слышал суетившихся над ним сердобольных женщин. По мере развертывания сюжета инициации на помощь несчастному пришли Ведьма, Фея и Богиня. Они долго исцеляли его, наполняя его тело различными энергиями и, наконец, достигли промежуточного результата — мужчина встал, смог ходить, обрел физическую силу. Но у него, по выражению участницы инициации, не было собственного Я, не было Души. Исцеление продолжили мужские персонажи — участнице инициации представилось, что по их инициативе мужчина долго учился в школе рыцарей, пока, наконец, смог отправиться на границы королевства, чтобы служить в пограничном рыцарском полку.

Этот сюжет обнажает глубокую травму в области Анимуса. Отец участницы инициации вырос в семье, где было трое детей, лишенных отца. С подросткового возраста он страдал от алкогольной зависимости, на почве чего отец и мать участницы инициации развелись, когда ей было 10 лет. В 41 год живущий отдельно от семьи отец получил черепномозговую травму, стоившую ему жизни. Дочери в момент его смерти было 13 лет. В результате Анимус женщины получил множественные травмы, подобные недугам ее отца — отсутствие жизненных сил и мужского самоосознания. Такая "мертвенность" в области Анимуса привела к тому, что первое замужество стало возможным в жизни этой женищины только после 35 лет, причем ее муж страдал сниженной мужской ответственностью и отказывался кормить семью.

Сознание участницы инициации предприняло в ходе этого сюжета символическое исцеление травмированного мужского аспекта. Как видим, мужские и женские персонажи, пестовавшие "слабую", безжизненную мужскую фигуру, представлены одновременно и фигурами индивидуального бессознательного (сердобольные женщины, обучающие мужчины), и образами, пришедшими на помощь из архетипического слоя коллективного сознания (Ведьма, Фея и Богиня как архетипические функции личности стали активно действовать в сюжетах участницы инициаций в результате инициационной терапии).

Если в описанном случае мужское начало женщины сформировалось на основе "впитывания" (интроецирования) образа ее отца-алкоголика, "слабого" в плане мужественности и отцовства, то в других случаях слабость и незрелость Анимуса может выражаться в жесткой, подавляющей позиции отца, когда он выступает "злодеем" по отношению к дочери или сыну. В таком случае сюжет инициации разворачивается в противоположном ключе.

Пример.

В сюжете инициации на тему "Освобождение от чар для мужского Я" женщина 34-х лет, переживашая развод, увидела, что в качестве жены прислуживает грубому и жестокому мужчине, который обращается к ней лишь с помощью крика и оскорблений.

В реальной жизни отец этой женщины был груб и жесток с матерью, а дочь старался не замечать. Чтобы купить дочери новую одежду, мать должна была обманывать отца, собирая в тайне от него деньги для дочери. Это говорит о крайне подавленном положении женского в личности отца.

Швейцарский психоаналитик Мария-Луиза фон Франц в своей книге "Психология сказки" (Б. С. К., Санкт-Петербург, 1998 год) отмечает, что "угрожающее воздействие Анимуса и женскую защитную реакцию на него обычно трудно разделить, так тесно они слиты, и это лишний раз напоминает нам о двойственном характере, который носит деятельность Анимуса. Анимус способен либо превращать женщину в парализованное в своих действиях пришибленное существо, либо, наоборот, делать ее очень агрессивной. Женщины становятся или мужеподобными и самоуверенными, или, наоборот, демонстрирующими в своем поведении склонность к рассеянности, как если бы их Душа во время общения была где-то в другом месте, что возможно, и делает их очаровательно женственными, но несколько похожими на сомнамбулу…"

Как мы уже не раз отмечали, агрессивной женщину делает деструктивно-агрессивный компонент гиперматеринской защиты (Дракон). Этот компенсаторный механизм включается в ответ на незащизающую позицию Анимуса. Развивающаяся женственность при этом становится жертвой сразу двух внутренних злодейских фигур — гиперматеринской структуры как "злодейки"-мачехи и "злодея" — незащищающего Анимуса. Дважды подавленная женственность попадает, таким образом, в эволюционную ситуацию "в лесу под елкой", где ее оставил слабый "старик-отец". Из-за отсутствия в области Анимуса защищающих сил, то есть за неимением во внутреннем мире Ивана-царевича, который встретится красавице и станет ее супругом-защитником, женственность может оставаться "в лесу под елкой" бесконечно долго. Там она поневоле становится той самой сомнамбулой — очаровательной, но завороженной, спящей красавицей.

Тем не менее, "слабость" неинициированного, подавленного гиперматеринской структурой мужского начала в личности женщины сама по себе не может представлять большой проблемы, так как мужское, в каком бы состоянии оно не было, продолжает содержать в себе неиссякаемый могучий потенциал в непроявленном виде.

Сказки — сокровищница сакрального знания — показывают нам, что "слабость" мужского преодолима, и это преодоление является одним из этапов развития мужественности — доблестный освободитель так или иначе однажды все таки спасает красавицу. Важен здесь лишь параметр времени — насколько рано или поздно это происходит.

Современная проблема западной цивилизации кроется в том, что процесс созревания мужского и женского начал в личности западного человека часто затягивается на более долгий срок, чем предполагается в сказках. Одна из причин этого "застревания" — пресловутые гигантские размеры, которых достигла гиперматеринская структура в коллективном бессознательном западной цивилизации, имеющей огненную драконью ментальность. Сказки указывают на молодость соединяющихся в счастливом союзе персонажей. Влюбленные герои в сказках символизируют как духовные начала, так и потентное состояние мужского и женского, их силу и богатейшие ресурсы. В то же время, молодость сказочных героев — указание на то, что достаточно зрелыми мужчина и женщина могут быть и в молодом возрасте. В реальной жизни мы наблюдаем сегодня духовный инфантилизм куда более взрослых, хотя и весьма адаптированных в социуме людей.

Из тех же сказок известно, что истинное мужское пребывает в инфантильном состоянии до тех пор, пока не придет его час отправиться с освободительной миссией в глубины бессознательного и победить там пресловутого Дракона ради освобождения плененной женственности. Заметим, что уже сам момент начала движения в направлении освобождения женского является достаточным, для того, чтобы мужское перестало воспринимать себя как слабое и начало проявляться как истинное. Важно только, чтобы, погрузившись в глубины Я, в "царство теней", в знаменитое "тридевятое царство" — мужское не забыло, зачем туда отправилось, а осознанно продолжало свой освободительный марш вплоть до полной победы над темной стороной Я.

Мы уже отмечали, что истинное мужское может стартовать как в облике Ивана-царевича, так и в виде Иванушки-дурачка. Последний символизирует наиболее глубокие слои развивающейся части Анимуса. В каком облике Анимус отправляется к своей заветной цели, зависит не только от степени его травмированности, но и от объема свободного от подавления потенциала, то есть от объема той части Анимуса, которая содержит идеальный здоровый мужской компонент. Он формируется за счет "вбирания" героических черт отца, а также — реальных людей и персонажей, созданных коллективным сознанием — идеальных мужских фигур эпоса, героев фильмов и литературных произведений.

Что касается огромного потенциала истинного мужского, Иванушка-дурачок (подавленная часть Анимуса) и прекрасный Иван-царевич (здоровая часть Анимуса) обладают им в равной мере. Почему этот потенциал символизируют такие разные мужские персонажи? Вероятно, заложенное в сказках сакральное знание стремится сообщить нам таким образом, что достичь полноты мужской зрелости возможно из любого стартового положения.

Образ Иванушки можно таже рассматривать как подростковое недоразвитие мужского, а образ Ивана-царевича — как отражение гораздо более зрелого, чем Иванушка-дурачок, стартового состояния мужского начала личности. Иван-царевич — это не юноша, а молодой муж, которому следует лишь "проверить" свои силы. Иван-царевич уже способен вступить в контакт с истинным женским началом, потому что уже достаточно инициирован как победитель, он смело идет в бой и способен выиграть освободительную битву за женственность.

Иванушка же в начале сказки обычно лежит на печи и слывет "дурачком" в мужских делах, хотя скрытый заряд его силы не вызывает сомнений — это истинные мужские энергии! Доказательством тому неизменно становится конец сказки, где Иванушке-дурачку удается преобразиться в добра молодца и вступить на более высокую мужскую ступень зрелости — стать мужем царевны и получить "полцарства в придачу" (символ мужской половины личности), то есть стать Царем — зрелым мужчиной.

Итак, женское в личности женщины способно развиваться гармонично только под защитой целостного (интегрированного), то есть зрелого Анимуса. Вот что говорит об этом Роберт А. Джонсон в своей книге "ОНА. Глубинные аспекты женской психологии": "развитие женщины может продолжаться, если Анимус, осознанный как таковой, займет положение между сознательным эго и бессознательным внутренним миром и станет посредником между ними, помогая, где только сможет (курсив наш)".

Мы рассмотрели, что в идеальном случае здоровый Анимус формируется во взаимоотношениях дочери со зрелыми отцом и матерью. Вполне зрелым может считаться отец, который осознает ответственность не только за благополучие семьи, но и за судьбу своего рода. Здоровая мать свободна от претензий к своему мужу, являющемуся отражением ее зрелого мужского начала. Такая женщина инициирует дочь своим примером, вовремя осуществляя "вынашивание" (восполнение мужских сил) в адрес мужа и таким образом обучая дочь поддерживающей и сотворящей мужскому женской роли. Для формирования зрелого Анимуса в личности девочки при отсутствии отца достаточно и внешней фигуры любого заменяющего отца зрелого мужчины, который заботится о ее матери и о самой девочке.

Как ни парадоксально, мы считаем, что если девочку воспитывает одна мать, Внутренний Мужчина которой является достаточно зрелым (инициированным), и следовательно защищающая функция которого достаточно сформирована, а его контакт с женской частью личности — достаточно гармоничен, у дочери формируется здоровый Анимус.

Универсальный путь формирования у женщины зрелого Анимуса — осознанная духовная работа, осуществляемая ею в этом направлении. Гармоничные условия для такой внутренней работы может предоставить инициационная терапия.




Не нашли, что искали? Воспользуйтесь поиском:

vikidalka.ru - 2015-2018 год. Все права принадлежат их авторам! Нарушение авторских прав | Нарушение персональных данных