Главная | Случайная
Обратная связь

ТОР 5 статей:

Методические подходы к анализу финансового состояния предприятия

Проблема периодизации русской литературы ХХ века. Краткая характеристика второй половины ХХ века

Ценовые и неценовые факторы

Характеристика шлифовальных кругов и ее маркировка

Служебные части речи. Предлог. Союз. Частицы

КАТЕГОРИИ:






Глава 7. Сердце хрупкого человека




- Ифань! - зовёт Чанёль настолько громко, что эхо ударяется о скалы и отзывается где-то в глубине пещеры. Этот чёртов Ифань точно издевается, да его глухой бы услышал! - Если ты не выйдешь через минуту, я приду сам!

- Чанёль, - вдруг он слышит голос в собственном сознании, - уходи отсюда. Я слышу людей, они идут за тобой.

Пак теряет дар речи. День начинался замечательно, они гуляли по деревне и даже... испробовали способ помочь Ифаню. Какие здесь могут быть люди?!

- О чём ты говоришь?! Что за люди? Что происходит? - кричит Чанёль, чувствуя в голове пульсацию. Так и свихнуться можно, если он не уже... - Ты ведь знаешь, почему эти гребаные превращения изменили своё время?

- На самом деле... - Чанёль слышит тихий выдох и удивляется тому, что голос всегда грубого дракона звучит мягко и с раскаянием, - просто мне впервые кто-то понравился. Когда я чувствую, что не могу не прикоснуться к тебе, то всё идёт наперекосяк, и я начинаю перевоплощаться. Это нельзя контролировать.

Молчание. Нравится. Он нравится Ифаню. Он, мать его, нравится парню-дракону, и ключевое здесь вовсе не "дракону", как могло бы показаться на первый взгляд. Как такое может быть? Вот только... беспокойство вызывает как раз-таки то, что ему не стало после этих слов гадко или противно. Чанёлю... тоже понравился Ифань. Наверное, пока не настолько, сколько он ему, но... Сильный Ифань с тёплыми и мягкими губами просто... неземной. Сейчас Чанёль колебался, взвешивал всё за и против и в конечном счете решил оставить личные вопросы на лучшие дни. Его чувства к дракону могут подождать. Люди. Сюда приближаются какие-то люди.

- Какие люди идут к нам, Ифань?

- Их много, но у одного из них есть что-то твоё. От одной женщины исходит запах, похожий на твой.

- Женщины? Мама?! - догадывается Пак, и его тело пробирает озноб. Нет, это не может быть его мать. Что она здесь делает? Неужели...

- За поляной человек тридцать, не меньше. Уходи, Чанёль, они ищут тебя.

Наверное, она узнала. Ён не смог его прикрыть, и всё пошло наперекосяк.

- Я не оставлю тебя здесь, придурок! Стань человеком и пошли отсюда!

- Стать человеком? Я за сто лет так и не смог стать нормальным, ты думаешь, это так просто?! Я же уже говорил, что не могу контроли...

- Да знаю я всё это, знаю! Но они могут тебя найти! Если они выйдут на это озеро, то точно тебя обнаружат и сдадут... не знаю, на опыты какие-нибудь, так что иди сюда!

- Уходи.

- Ты говорил... ты говорил про второй способ!

Чанёль от внезапной догадки весь затрясся и от волнения даже присел на корточки.

- Не получится.

- Расскажи мне про него немедленно!

Ифань церемониться не стал, Пак бы всё равно настоял на своём.

- Когда шаман определяет дальнейшую судьбу человека, он надевает ему на шею медальон, наделённый новой сущностью. Перед тем, как убить, он надел такой же медальон и на меня, а потом... снял и выкинул в это озеро.

- Вот какого ты говоришь об этом только сейчас?! Что произойдёт, когда ты наденешь медальон?

- Если его надеть, то вернётся моя душа.

Чанёль не мог поверить, что всё так просто. Он был уверен на все сто, что здесь есть какой-то подвох. Найти железяку и вернуть себе душу? Всю жизнь обитать в дыре, возле этого самого амулета, который лежал перед самым носом, и не найти его? Господи, в этом месте творится какая-то неведомая хрень. Пак этого так просто не оставит, нужно действовать немедленно...

- Чанёль, я искал, его нигде нет. Ча-Чанёль, ты что творишь?!

Чанёль нырнул. Ифань не нашёл, значит, его найдёт он.

Прохладная вода взбодрила напряженное тело и охладила горящие мысли. Парень вынырнул, вздохнул кислорода и попробовал найти дно. В прошлый раз он напоролся на что-то острое, значит, под ногами точно должна быть земля.

Чанёль уже в четвёртый раз хватает ртом воздух и снова ныряет. Глаза начинают болеть от соленой воды и краснеют, а в нос попадает жидкость. Но Пак не сдаётся и решает поискать приблизительно в том месте, где когда-то поранил ногу.

"Это здесь", - думает парень и слабо тычет большим пальцем во что-то острое, не оставляя на нежной коже порезов. Он ныряет и всматривается, вода отчего-то стала тёмной, и разглядеть что-либо стало проблемой. Чанёль выбирает другой план и тянется к этому предмету, но воздух кончается, он плывет наверх и в который раз жадно хватает кислород. Очередная попытка тоже не увенчалась успехом: острая вещь оказалась тяжелой и неподъёмной. Чанёль подумал о том, что вряд ли эта штуковина может быть медальоном, и не прогадал. Он снова попробовал это сдвинуть, даже поранился, и острый серый камень издал скрежет, слышимый даже под водой, и всплыл вверх.

Под камнем лежал золотой амулет. Пак от удивления выпустил изо рта остатки воздуха, но всплывать не думал, поспешив как можно скорее схватить добычу. Когда его рука коснулась цепочки, произошло что-то странное. Время словно остановилось, вода перестала двигаться, и Чанёль ощутил себя мухой, застрявшей в желе. Он двигал глазами, а голова кружилась от нехватки кислорода. Ничего ужасней в своей жизни Чанёль не испытывал. Он задыхался, лёгкие сдавливало страшной болью, и осознание собственной беспомощности разрывало на части. А потом его будто окатили холодной водной, озеро, как гигантское животное, внутри которого сидел Чанёль, вдруг зашевелилось и отнесло его в сторону. Пак запоздало подумал о том, что нельзя трогать воду... Он подумал об Ифане, об его мягких губах, перед тем как сдаться и сделать свой последний вздох.

***

- Чанёль, приди в себя. Открой глаза.

Парень услышал знакомый голос и с трудом сделал сказанное. Пак лежал на кровати, а на полу, положив голову на кровать, сидел он.

- Ифань, - тихо зовёт Чанёль. Он тянет руку к чёрным волосам, которые только недавно были светлыми, и касается сначала одной прядки, а потом зарывается пальцами в чёрную копну волос. Ифань с осторожностью перехватывает руку и поворачивается к Чанёлю лицом.

- Я думал, что ты больше не проснёшься. Я испугался.

Чанёль почувствовал боль в лёгких и начал вспоминать. Солнечный день, тёплые губы Ифаня, превращение, амулет, озеро... и какие-то люди, среди которых могла быть его мать. Неужели его раскрыли? О драконе они, скорее всего, не знают, но неизвестные ночёвки Чанёля с обратной от деревни стороны...

- Прости, не знал, что так выйдет. Я и сам подумал, что умру, когда вода заполнила лёгкие. А почему твои волосы чёр..?

Чанёль замолчал, почувствовав, как его обнимают сильные руки. Ифань всхлипнул и только прижал его сильнее.

- Я думал, что ты умер... Ты не двигался и не дышал, а люди приближались. Я принёс тебя сюда, здесь они нас не достанут...

- Всё хорошо, успокойся, - с нежностью произнёс Чанёль и немного отодвинулся, чтобы посмотреть на Ифаня. Тот не плакал, но был разбит и напуган. Губы искусаны до крови, а под глазами пролегли тяжёлые чёрные мешки. Чанёль хотел его утешить, сказать, что с ним всё в порядке, но Ифань его опередил... и прижался тёплыми губами к его, таким холодным и сухим. Ифань крепко прижимал его к себе, целовал отчужденно, торопливо, словно в последний раз. Чанёлю не хотелось, чтобы это было в последний раз... Мысль о том, что всё это, должно быть, неправильно, затерялась среди других, правильных и приятных, сказочных и неземных. Губы Ифаня такие же, как и он сам, невероятные, волшебные... Чанёль отвечал ему трепетно и волнительно, и совсем не как в последний раз. Скорее, так, как ему хотелось бы отвечать его парню-дракону всегда.

А потом Ифань вдруг подался вперёд и навалился на него сверху, припав губами к шее, осыпая нежную кожу поцелуями. Чанёль сначала потерялся в ощущениях, а потом закрыл глаза и шумно задышал. Они были в маленьком доме, в том самом, где недавно был Лунван, ласкали друг друга на старой пыльной кровати и задыхались от чувств.

Ифань забрался длинными пальцами под просторную футболку и медленно провёл рукой от груди к животу. Слишком медленно...

А потом всё закончилось, так и не успев начаться. Ифань отстранился и лёг рядом с Чанёлем, прижавшись к нему, обнимая, и больше не шевелясь. И тогда Пак осознал происходящее. Нет, он вовсе не думал перевернуться на живот, сгореть со стыда и больше никогда этого не повторять. Он хотел ещё... он хотел Ифаня. Хотел, чтобы лёгкие не болели... хотел, чтобы они с Ифанем были не здесь, а на своём озере. Хотел, чтобы не было тех людей.

Хочет быть только с ним и только на их озере. Слишком много желаний.

Чанёль заснул тревожным сном, слишком остро ощущая, что он упустил нечто важное.

А на утро он обнаружил, что Ифаня нет на кровати. Ифаня нет на улице, на озере, в деревне. Ифаня нет в доме его бабушки... Есть только его мать, которая накинулась на Пака со слёзными объятиями, говоря что-то о запретном месте, о логове чудовища, которое тайком посещал её сын. Ещё она говорила о злых духах, укравших разум её единственного сына. А потом сказала, что завтра утренним поездом они возвращаются в Сеул.

vikidalka.ru - 2015-2018 год. Все права принадлежат их авторам! Нарушение авторских прав | Нарушение персональных данных