Главная | Случайная
Обратная связь

ТОР 5 статей:

Методические подходы к анализу финансового состояния предприятия

Проблема периодизации русской литературы ХХ века. Краткая характеристика второй половины ХХ века

Ценовые и неценовые факторы

Характеристика шлифовальных кругов и ее маркировка

Служебные части речи. Предлог. Союз. Частицы

КАТЕГОРИИ:






Этногенез, этническая история и этнические процессы




Исследование процесса этногенеза - происхождения и развития этносов - ученые-этнологи относят к одному из самых сложных разделов своей науки. Это обусловлено тем, что этническая история разных народов детерминирована противоречивым взаимодействием антропологических, лингвистических, исторических, хозяйственных, культурных, демографических, политических и других факторов.

Исходным пунктом исследования этногенеза является вопрос о понимании и употреблении самого термина «генезис» по отношению к этносам и этническим группам. В мировой и отечественной литературе по этнологии, культурной и социальной антропологии под этногенезом, как правило, понимается процесс исторического происхождения этнических групп в периоды плейстоцена (от 2 млн. до 20 тыс. лет назад) и начала голоцена ( от 20 тыс. до 3 тыс. лет до н.э.) , когда, согласно данным археологии и палеонтологии, протекали процессы антропогенеза, развития вида Homo sapiens, социогенеза ранних форм человеческих обществ, зарождение основных форм труда, языка, религии, искусства и т.п. В силу большого числа факторов, оказавших влияние на группы людей, участвовавших в этногенезе, не имеет смысла говорить как о конкретной точке отсчета этого процесса, так и о какой-либо дате его завершения. Ведь и за последние 5 тыс. лет человечество не сохранило свою первичную этническую морфологию. Совершенно очевидно, что в течение всего этого времени порождение новых этнических образований не прекращалось, как продолжается оно и в наши дни. Конкретных тому примеров можно привести множество.

В этнологической науке принято считать, что этногенез начался с образованием человека современного вида, сформировавшегося около 40 тыс. лет назад. Но сравнительно достоверные данные об этногенезе можно получить только начиная с эпохи неолита, когда произошло окончательное оформление племенных отношений.

Если применить гипотезу о едином центре происхождения человечества, то, возможно, в самом начале своей истории человечество представляло собой группу людей, однородную в расовом, этническом, социальном и других аспектах. С увеличением числа людей шло их расселение по новым территориям (вначале по тропикам и субтропикам, затем по менее благоприятным для жизни районам умеренного пояса). Поскольку этот процесс расселения шел на протяжении тысячи лет, людям приходилось приспосабливаться к новым географическим и климатическим условиям. Это приводило к изменению как общего исходного антропологического типа, так и отдельных этнических признаков. Чем дальше от исходной точки уходили люди, тем более разнообразными становились эти признаки.

Аналогичные процессы происходили и с языком. Чем дальше от центра происхождения расселялись люди, тем больше их язык отличался от исходного языка-основы. Согласно гипотезе С.П. Толстова о «первичной языковой непрерывности», те многочисленные языки, на которых говорило человечество на заре своей истории, произошли из единого центра и постепенно переходили друг в друга на смежных территориях и составляли в целом как бы единую непрерывную сеть.

Косвенным подтверждением этой гипотезы служит то, что следы древней языковой дробности в некоторых странах сохранились до недавнего времени. В Австралии, например, существовало несколько сотен языков, между которыми было нелегко провести четкие границы. Н.Н. Миклухо-Маклай отмечал, что у папуасов Новой Гвинеи почти каждая деревня имела свой особый язык. Различия между языками соседних групп папуасов были очень невелики, однако языки более отдаленных групп уже значительно отличались друг от друга. Таким образом, в языке-основе постепенно образовались диалекты, которые в дальнейшем могли становиться самостоятельными языками.

По мере роста общей численности населения процессы этногенеза приводили к усилению межплеменных контактов, развитие и усложнение которых способствовало трансформации племенных этнических общностей в народности, объединяло их в территориальном отношении, стимулировало формирование общих экономических, социальных и других интересов.

На процессах этногенеза, проходивших на рубеже ранней истории человечества, сказывались массовые переселения, сопровождавшиеся завоеваниями одних этнических групп другими. Массовые миграции значительно ускоряли процесс замены первобытных ячеек-племен новыми, более крупными этносоциальными общностями-народностями. При этом перемещение той или иной этнической общности на новую территорию, как правило, вело за собой ее столкновение с уже обитавшей здесь другой общностью. Этот контакт нередко завершался тем, что автохтонное население оказывалось завоеванным пришельцами.

Этнические последствия переселений были самыми разными. В частности, истории известно немало случаев переселения отдельных частей этносов на слабо или полностью неосвоенные территории (переселение предков американских индейцев из Азии в Америку). В этом случае, как правило, не происходило возникновения новых этнических общностей. Иную форму и результаты имел этногенез при активном взаимодействии переселенцев с автохтонным населением, в ходе которого у тех и других появлялись новые характерные черты.

В процессе этногенеза, связанного с взаимодействием завоевателей и аборигенов, обычно происходит синтез субстрата (местного населения) и суперстрата (пришлого населения), в ходе которого и возникает новый этнос. Однако синтез этот принимает чрезвычайно многообразные формы, особенно в тех случаях, когда он касается весьма отличающихся друг от друга этнических общностей. Дело в том, что в подобной ситуации взаимодействие в этногенезе различных этнических групп происходит не только с различными темпами и интенсивностью для каждого из них, но и нередко в различных направлениях. В этом отношении следует подходить дифференцированно ко всем аспектам этногенеза: изменениям языка, базовой культуры, физического типа, этнического сознания, включая самоназвание.

В процессе этногенеза во все времена была и остается непреходящей роль языка, как одного из определяющих элементов существования и развития любого этноса.

Вслед за лингвистами этнологи исходят из того, что родство языков, как правило, означает родство их носителей. Поэтому одним из результатов переселения народов становилось и смешение, взаимодействие языков.

При этом важным оказывались обстоятельства и причины, предопределявшие победу одного языка над другим. В Новое время, решающее значение имело наличие письменности хотя бы у одной из взаимодействующих этнических общностей. Хорошо известно, что отсутствие письменности особенно благоприятствует смене языков. Как свидетельствуют многочисленные материалы из истории бесписьменных народов, последние в наибольшей степени подвержены языковой интеграции, связанной с переходом на язык другого этноса. Однако истории известно много примеров, когда в этногенезе взаимодействовали две бесписьменные этнические общности. В этом случае бесписьменность становится лишь благоприятным условием, но не причиной победы языка пришлого населения над языком аборигенов. В такой исторической ситуации решающими становятся религиозные или хозяйственные факторы.

Хорошо известно, что установление новой веры обычно влечет за собой широкое распространение определенного языка и появление у части населения двуязычия (например, католицизм и латинский язык). В некоторых случаях религии явно принадлежала весьма активная роль в победе соответствующего языка. Общепризнанно, в частности, что такую роль сыграл ислам в распространении арабского языка в Египте.

Особое значение в процессе этногенеза имел такой фактор, как политические господство пришлого населения. Особая сплоченность завоевателей, обусловленная военной демократией, создавала благоприятные условия для победы одного языка над другими оказывала значительное влияние на многие стороны культурно-хозяйственного развития.

Примерно 40-30 тыс. лет назад, в период последнего (вюрмского) оледенения, развернулся процесс сапиентации — формирования людей современного вида Homo sapiens (человека разумного).

Этих гоминид завершающего этапа антропогенеза часто называют неоантропами — новыми людьми. Они уже обладали сочетанием в наиболее развитой форме всех специфических человеческих особенностей: широкой кистью руки с противополагающимся большим пальцем, позвоночником, слегка изогнутым в виде латинской буквы s, широким тазом и выпрямленными бедренными костями, обеспечивающими прямую походку, сводообразными стопами. У них уже были крупный мозг (в среднем около 1500 куб. см у взрослых мужчин) со сложно построенным серым веществом коры и анатомические предпосылки для членораздельной речи.

Движущей силой сапиентации служил естественный отбор индивидов, сочетавших физическую выносливость, ловкость, находчивость с наибольшими способностями к жизни в коллективе, в первую очередь к общественной производственной деятельности.

Сапиентация неразрывно связана с преобразованием первобытного стада в родовое общество и с коренными изменениями во всей хозяйственной и культурной жизни наших предков, а также с развитием и совершенствованием членораздельной речи. В археологической периодизации памятники, оставленные неоантропами древнекаменного века, относятся к верхнему, или позднему, палеолиту (40-14 тыс. лет до н. э.).

Основными занятиями у позднепалеолитических неоантропов были, как и у неандертальцев, охота и собирательство. Наибольшую хозяйственную роль играла, по-видимому, загонная коллективная охота на крупных животных — мамонтов, слонов, носорогов, зубров, северных и других оленей, диких лошадей, медведей. Люди конца древнекаменного века также ловили рыбу, ракообразных и моллюсков. Жилищами неоантропам служили пещеры (особенно в холодных приледниковых районах), а также обширные постройки с остовом из костей мамонтов и других крупных млекопитающих или шалаши из ветвей и листьев в более теплых странах. Одежду (по крайней мере в холодной и умеренной климатических зонах) они изготовляли из шкур животных и различных материалов.

О развитой общественной организации позднепалеолитических людей, основу которой, по мнению большинства советских специалистов, составлял материнский род, а также о сложной духовной культуре наших предков конца древнекаменного века красноречиво рассказывают многочисленные искусственные захоронения, подобные сунгирским. Они сохранили следы сложного погребального ритуала, а также произведения искусства — живопись на стенах пещер, каменные и костяные скульптуры. Обнаруженные в погребениях кости животных, орудия труда и оружие свидетельствуют о существовании уже тогда представлений о загробной жизни. С охотничьей магией, вероятно, связаны поразительно тонко выполненные рисунки животных, обнаруженные в глубине многих пещер Испании, Франции и других европейских стран, а недавно также в Каповой пещере (Шульган-Таш) на Южном Урале. Скульптурные изображения женщин говорят о высоком их положении в первобытном обществе, о почитании хозяек очага или матерей-прародительниц.

Предками людей современного вида были, несомненно, палеоантропы. Гораздо сложнее решить вопрос о том, какие именно группы палеоантропов дали начало людям современного вида, и где был расположен ареал сапиентации.

Наибольшим признанием в советской науке пользовались концепция широкого моноцентризма, в полном и законченном виде изложенная Я.Я. Рогинским. Согласно этой концепции, в зону сапиентации включаются Юго-Западная Азия, Северо-Восточная Африка, Южная Европа, а предположительно также Кавказ, некоторые средне- и южноазиатские территории. В литературе есть масса гипотез и предположений о первоистоках человечества. Этот вопрос во все времена волновал умы и сердца великих исследователей-этнологов. Так Г.Н.Потанин, выросший на берегу Иртыша и до конца своей жизни сохранивший трепетное отношение к великой реке Центральной Азии пишет: «эта местность, где мы живем, настоящая родина человека. Здесь возник первый культ (солнца). Реки здешние представлялись первым людям материнскими лонами, отцов они видели в горных вершинах. Рай Адама и Евы, я теперь уверен, находился в верховьях Иртыша….» (1877г.).

Наиболее вероятными непосредственными предками неоантропов считают «прогрессивных» неандертальцев.

В Юго-Западной Азии, расположенной в центре ареала сапиентации, хозяйственно-культурные особенности позднепалеолитических охотников, собирателей и рыболовов были выражены не менее ярко, чем в Европе. Скелетные остатки первых неоантропов из этого региона — непосредственных потомков живших там же «прогрессивных» неандертальцев - пока крайне фрагментарны. Только для мезолитической, так называемой натуфийской культуры Палестины (IX-VIII тыс. лет до н.э.) имеются достаточные палеоантропологические материалы.

Можно предполагать, что развившиеся в европейско-азиатской зоне популяции людей современного вида постепенно продвигались на восток, смешиваясь со своими неандертальскими предшественниками, еще очень близкими к ним биологически. В позднем палеолите (а может быть, и несколько раньше) уже были заселены Индонезия, Филиппины, Новая Гвинея, Япония и Сахалин, которые в то время соединялись с материком Евразии.

Около 30 тыс. лет назад через существовавший тогда Берингов перешеек позднепалеолитические охотники вслед за мамонтами проникли в Америку.

Около 10 тыс. лет назад, пройдя всю Америку, человек уже достиг Огненной Земли.

Примерно в то же время людьми современного вида была заселена Австралия. Там обнаружены человеческие черепа и костяки XVIII-VIII-тысячелетней древности. Каменные и костяные орудия, найденные вместе с ними, сходны с более или менее синхронными изделиями из Индонезии и Индокитая.

Около 11 тыс. лет назад неоантропы по существовавшему тогда мосту суши проникли и в Тасманию.

Таким образом, в позднем палеолите люди жили уже во всех частях света. Но, находясь в очень разных природных условиях, отдельные группы человечества накапливали отличия в своем внешнем облике и в других биологических особенностях — складывались разные расы.

Самый исторически ранний тип этносов представляют племена первобытнообщинного строя. Они состояли из нескольких (первоначально, вероятно, двух или трех) родов, основывались на действительных или мнимых кровнородственных связях. Для них было характерно отсутствие заметного социального расслоения.

В настоящее время племена в чистом виде весьма редки. Сейчас термин «племя» употребляется различными исследователями расширительно: им обозначаются этносы с очень разным уровнем социально-экономического и культурного развития. Одни из них насчитывают миллионы, другие — сотни или десятки тысяч, третьи - лишь тысячи или даже сотни человек.

Только немногие (самые отсталые и малочисленные) общности обладают особенностями, присущими настоящим племенам, чаще же они сохраняют лишь некоторые пережиточные черты родоплеменной структуры. Обычно они уже включены в той или иной форме в систему феодальных или даже капиталистических отношений и, подобно народностям или нациям, распадаются на социальные группы (например, кашкайцы и белуджи в Иране). Эти черты сохраняются больше всего у кочевых и полукочевых народов, которых исследователи чаще всего и включают в число так называемых племен.

В процессе разложения первобытнообщинного строя общность интересов отдельных племен приводила к появлению их союзов, таких, например, как Лига ирокезов в Северной Америке, союз трех племен ацтеков в Мексике, союз зулусских племен в Южной Африке. Образование этих союзов, сопровождавшееся развитием межплеменных хозяйственных и культурных связей, вело к постепенному смешению племен, к замене прежних кровнородственных связей связями территориальными. Так родились новые формы этносов исторически сложившиеся языковые, территориальные, экономические и культурные общности людей.

Предполагается, первыми сформировались народности рабовладельческой эпохи (древнеегипетская, древнеэллинская и др.). В Европе процесс образования народностей завершился в основном в период феодализма (древнерусская, польская, немецкая и др.). Складывались они обычно из близких по происхождению и языку племен (польская — из славянских племен поморян, вислян, мазовшан и др., немецкая — из германских племен саксов, алеманов и др.) или из разноязычных племен, смешавшихся в результате завоевания одних другими (северофранцузская и провансальская народности — из галльских племен, римских колонистов и германских племен франков, вестготов и бургундов и т.п.).

В процессе складывания народностей по мере усиления связей между отдельными их этническими частями язык одной из них (обычно более многочисленной или более развитой) становился общим, а остальные племенные языки низводились до роли диалектов или вовсе исчезали; формировалась территориальная, культурная и хозяйственная общность (зачастую она была еще неустойчивой). Одним из ее показателей служит собирательное имя, под которым народность становится известной соседям.

С развитием капиталистических отношений и усилением экономических и культурных связей на отдельных территориях ликвидируется хозяйственная раздробленность, характерная для народностей, из них формируются современные нации. Присущие народностям признаки получают новое качество: нации отличаются устойчивой общностью экономики, общностью территории, общим языком, и, наконец, на почве всех этих особенностей у них формируются общие черты национального характера, более четкое этническое самосознание.

Обычно нации — результат этнического развития народностей, чье название они, как правило, сохраняют. Однако народности, разрезанные государственными границами, нередко дают начало нескольким национальным образованиям (например, португальцы и галисийцы, немцы и австрийцы и др.). Древнерусская народность послужила общим корнем русской, украинской и белорусской народностей, сложившихся впоследствии в нации.

В этой связи следует сказать о том, что содержание понятия «нация» в этнологической науке сильно запутано. Выше перечисленные материальные признаки нации (общность экономической жизни, территории и т.д.) подвергаются сильнейшей критике. Этнологи во многих странах все больше приходят к тому, что давать четкое определение нации, как типа этнического сообщества невозможно. Многие считают, что нация может считаться реальностью как категория духовной культуры и коллективного сознания, как внутригрупповое понятие. История показывает что идея нации оформляется в элитной среде того или иного народа и как средство достижения государственного суверенитета и реализуется с обретением и укреплением этой государственности. Нация и государство образует своего рода симбиоз.

Традиционная трехчленная классификация этнических общностей оставляет, как правило, в тени вопрос о всем многообразии одновременно существующих форм. Поэтому в последнее время кроме основных этнических подразделений стали выделять и так называемые макроэтнические единицы - этнические общности, охватывающие несколько этносов, микроэтнические единицы, или субэтносы, представляющие собой части этносов. К разным уровням этнических общностей, например, относятся донские казаки, русские, восточные славяне, наконец, славяне вообще. Одна и та же совокупность людей может входить одновременно в состав нескольких этнических общностей, так сказать, разного ранга, что и создает своеобразную их «иерархию».

Местные подразделения этносов микроэтнического уровня, привязанные к определенным ареалам обитания, получили наименование этнографических групп. Это территориально обособленные части одной народности или одной нации, сохраняющие некоторые отличительные черты: свои наречия или говоры, специфику в материальной и духовной культуре, религиозные различия и т.д. Все это подчас обусловливает и особое самосознание. Такие группы характерны для многих народов мира.

В качестве же примера макроэтнических общностей можно привести славянские, романские, иранские, монгольские и другие народы, близкие не только по языкам, но и в определенной мере по культуре и быту.

Макроэтнические единицы объединяют несколько народов, обладающих элементами общего самосознания, основанного на этногенетической близости или на длительном хозяйственном и культурном взаимодействии, а в классовом обществе и на политических связях.

Обычно выделяют два вида процессов, оказывающих определяющее влияние на формирование этносов, этническое разделение и этническое объединение.

Процессы этнического разделения господствовали в доклассовом обществе. Рост народонаселения вызвал разделение племен и расселение людей по земному шару в других случаях, доминируют процессы этнического объединения: консолидация, ассимиляция и этническая интеграция. Иногда этническое развитие носит сложный характер, и все эти явления протекают одновременно.

Консолидация — это слияние этносов (племен, народностей) или же дальнейшее сплочение уже сложившегося народа по мере его социально-экономического и культурного развития. Консолидация ускоряется в случае родственного происхождения народов, близости их языка и культуры.

Процессы консолидации получили особенно широкое распространение после второй мировой войны в результате распада колониальной системы. Национально-освободительная борьба в колониальных и зависимых странах, завоевание ими государственной независимости, социально-экономические реформы, преобразование хозяйства и быта, в частности переход кочевых племен на оседлость, ускоряют этническую консолидацию, рост национального самосознания. Из родственных племенных и локальных этнических групп формируются новые народности и нации. Так, в Африке из недавних племенных объединений складываются, например, такие народности или даже нации, как хауса, йоруба, ибо, акан. Быстро идет консолидация многих народов Индии, Филиппин и других стран Азии. Государственное устройство, как это неоднократно бывало в истории, оказывается здесь ведущим фактором.

Сущность ассимиляции заключается в том, что отдельные группы какого-либо народа, живя в среде другого народа, в результате длительного общения усваивают его культуру, воспринимают его язык и перестают считать себя принадлежащими к прежней этнической общности. Перемена этнического самосознания обычно считается конечной стадией этого процесса.

Различается естественная и насильственная ассимиляция. Первая является результатом контактов народов и культур и обусловлена самим ходом социально-экономического развития той или иной страны. Ассимиляция второго типа происходит в странах, где национальности неравноправны. Она результат реакционной ассимиляторской политики правящих кругов, направленной на искоренение языка и культуры национальных меньшинств.

Что касается межэтнической интеграции, т.е. сближения разных этносов, то она происходит в полиэтничных государствах.

Общность языка — одно из важнейших условий формирования этносов. Обычно совпадает даже название народа и языка. Смена родного языка говорит о далеко зашедших ассимиляционных процессах; вслед за ней обычно наступает и смена этнического самосознания.

Тем не менее понятия «этническая общность» и «языковая общность» далеко не идентичны. Обычно каждый народ говорит на одном языке. Исключения здесь немногочисленны. Но иногда диалектные различия настолько велики, что общение между отдельными группами народа без знания общепринятого литературного языка оказывается невозможным (наиболее яркий пример — китайцы).

Нередки, однако, и случаи двуязычия, особенно в странах, где национальные меньшинства наряду с родным пользуются языком наиболее многочисленного или господствующего этноса. Значительная часть населения таких полиэтничных государств, как Бельгия и Швейцария, двуязычна или даже трехъязычна. Двуязычное население образуется в молодых государствах Азии и Африки, где наряду с местными все большее распространение получают официальные языки данного государства (в Индии — хинди, в Пакистане — УРДУ, в Индонезии – бахаса индонесиа, на Филиппинах — тагалог, в некоторых странах Африки — английский, а в других — французский). Двуязычные группы часто распространены более или менее широкой полосой вдоль этнических границ. Явление билингвизма характерно также и для стран массового оседания иммигрантов.

Этническое самосознание — выражение этнической связи и веры в общность происхождения данного человека с другими людьми своего народа. Приобретая известную самостоятельность, оно в некоторых случаях сохраняется и при территориальном отрыве отдельных групп народа от основного этнического ядра, даже при утрате ими своего родного языка. Это самосознание может вызывать движение за политическое воссоединение национальных территорий или, например, движение за возрождение и развитие родного языка.

Самосознание ясно выражено у крупных народов, достигших высокой степени национальной консолидации, но встречаются и относительно большие этносы, у которых еще не выработалось четкого самосознания.

vikidalka.ru - 2015-2018 год. Все права принадлежат их авторам! Нарушение авторских прав | Нарушение персональных данных