Главная | Случайная
Обратная связь

ТОР 5 статей:

Методические подходы к анализу финансового состояния предприятия

Проблема периодизации русской литературы ХХ века. Краткая характеристика второй половины ХХ века

Ценовые и неценовые факторы

Характеристика шлифовальных кругов и ее маркировка

Служебные части речи. Предлог. Союз. Частицы

КАТЕГОРИИ:






Археология и Политика




 

Нам сообщается о том, что Иеровоам «обстроил» Сихем, сделав его новой столицей северного Израиля (3 Цар. 12:25). Поскольку это место в течение примерно тысячи лет являлось главным городом данного района, фраза «обстроил Сихем», по-видимому, относится к постройке новых городских укреплений. Возможно, ученым удалось обнаружить некоторые из построек, сделанных при Иеровоаме. Помимо прочего, он производил ремонт старой городской стены, один из фрагментов которой был раскопан археологами. Вновь стали использоваться старые городские ворота, выстроенные еще при хананеях, то же самое относится и к Восточным вратам хананеев, где в 1956 г. экспедиции Дру-Маккормика удалось обнаружить свидетельства не особенно существенной перестройки, произведенной Иеровоамом.

Нам говорится о том, что, поскольку Иерусалим стал религиозной столицей Израиля, Иеровоам стал опасаться того, что это обстоятельство может ослабить его власть. Соответственно, он отлил двух золотых тельцов (или, скорее, быков) и выставил их в двух городах — Дане и Вефиле. Им был установлен новый культ — теперь народ должен был ходить не в Иерусалим, а к этим капищам (3 Цар. 12:26 и далее).

Ко времени Иеровоама или его ближайших преемников может быть отнесено активное строительство в Дане, где были сооружены грандиозные ворота и церемониальная дорога, ведшая к вершине телля, образовавшегося на месте города среднего бронзового века. Город был четко распланирован. Его окружали массивные оборонительные стены, за ними находились общественные здания и многочисленные жилые дома, стоявшие по сторонам улиц с галечным покрытием. Золотой телец, воздвигнутый Иеровоамом в Дане, конечно, не сохранился, но остатки храма конца X в. до Р.Х., где он был установлен, были недавно обнаружены израильскими археологами. От него сохранилась каменная платформа шириной около 20 м, так называемая «бама», или «высокое место» (Лев. 26:30, 89). При раскопках найдены такие явно культовые объекты, как светильники с семью носиками, подставки для курильниц, котел, наполненный костями животных, глиняные и фаянсовые антропоморфные фигурки, пифосы с изображениями змей (в древнем Израиле они ассоциировались с культом Ваала). Это место для «капища на высоте» (3 Цар. 12:31), вероятно, было выбрано Иеровоамом не только потому, что оно расположено вблизи источника, одного из истоков реки Иордан, но и потому, что оно издревле было связано с какими-то местными культами. Неподалеку от святилища были найдены фрагменты нескольких статуэток в египетском стиле, которые можно датировать II тыс. до Р.Х. Святилище расширялось и перестраивалось в IX в. до Р.Х. (ко времени правления Ахава можно отнести еще одну, почти квадратную платформу «бама» 20 на 21 м, небольшой четырехрогий базальтовый алтарь и обломки еще одного алтаря) и в первой половине VIII в. до Р.Х., в царствование Иеровоама II. Оно, очевидно, продолжало функционировать и в эллинистический период, что подтверждается находкой (в 1977 г. в нескольких метрах от него) греко-арамейской надписи — билингвы, упоминающей «Бога Дана» (начало I в. до Р.Х.). У внешней городской стены, разрушенной в 733/32 г. до Р.Х. Тиглатпаласаром III, найдены под ее остатками следы еще одного святилища: пять каменных столбов (маццеба), сосуды, лампы-семисвечники и кости жертвенных животных (овец и коз). Такие же святилища-маццеба имелись и в других частях города [[46]].

Как же следует интерпретировать этих тельцов? Были ли они идолами, представляющими Бога Израиля? Позднейшие религиозные лидеры интерпретировали их именно таким образом — во всяком случае, они считали, что эти литые изображения толкают людей на путь язычества. Впрочем, представляется маловероятным, чтобы Иеровоам сознательно пытался отвратить народ от Бога Израиля. Народы, жившие по соседству, привыкли представлять своих богов стоящими на спинах животных или восседающими на тронах, которые несут животные. Вторая концепция была использована Соломоном при строительстве Иерусалимского храма. Иеровоам же, вероятно, склонялся к первой концепции: золотой телец представлялся ему пьедесталом, на котором стоял незримый бог. Впрочем, народ наверняка поклонялся именно тому, что он видел, то есть самому тельцу, тем более что в сознании хананеев культ Эля и Ваала часто связывался именно с образом быка.

Первое со времени правления Саула несчастье постигло оба царства около 918 г. до Р.Х. В книгах Царств о нем говорится очень немногое: «На пятом году царствования Ровоамова, Сусаким, царь Египетский, вышел против Иерусалима и взял сокровища дома Господня и сокровища дома царского. Все взял; взял и золотые щиты, которые сделал Соломон» (3 Цар. 14:25-26).

Этот царь Египта придавал названной кампании гораздо большее значение. На стенах большого храма в Карнаке в Верхнем Египте сохранилось его резное изображение: он крушит своих соседей в присутствии бога Амона и богини, которые ведут к нему пленников, выстроенных в десять рядов. Каждый пленник символизирует определенный город или некую местность, название которых указывается ниже. На основании этих названий мы можем составить впечатление о размахе военной кампании. Судя по библейским записям, египетское нашествие ограничилось Иудеей, на деле же пострадала, вероятно, едва ли не вся Палестина, ибо в названный список входят названия городов Ездрилонской долины, Трансиордании, горных районов Израиля и даже Идумеи. Сусаким пытался восстановить некогда великую Египетскую империю в прежних пределах, а поскольку его воины были выходцами из Ливии и Нубии (сам он был уроженцем Ливии), нетрудно представить, сколь опустошительными были их походы (ср. 2 Пар. 12:2 и далее).

Результаты раскопок свидетельствуют о большом размахе и серьезности этой кампании. Так, в Мегиддо был обнаружен в 1926 г. фрагмент монумента или стелы, воздвигнутой египетским царем (на нем сохранилось его имя). Известно, что большое количество городов было, по крайней мере хотя бы частично, разрушено египтянами, и среди них: Давир, Тель-Джеме (Jorda?) к югу от Газы и даже огромная плавильня Соломона в Ецион-Гавере. Мощные укрепления, открытые в Шарухене (современный Тель-эль-Фара), к юго-востоку от Газы, если они действительно построены при Сусакиме, свидетельствуют о том, что эта кампания являлась не просто единичным налетом, но оккупацией, в которой принимали участие тысячи рабов. Впрочем, оккупация эта была весьма недолгой. Сусаким умер вскоре после завоевания этих земель, преемники же его были недостаточно энергичны и талантливы (2 Пар. 14:9 и далее).

Сусаким (Шешонк, евр. Шишак) — первый египетский правитель, названный в Библии по имени (все предшествующие египетские цари именуются просто «фараон»). Шешонк I (ок. 950-920 гг. до Р.Х.) — основатель XXI ливийской династии Египта. Трудно сказать, действительно ли целью его похода в Ханаан было восстановление там египетского влияния. Добыча же, захваченная в этом походе (сейчас его датируют примерно 925 г. до Р.Х.), должна была быть огромной. Когда Шешонку наследовал его сын Осоркон I, он пожертвовал храмам несколько тонн золота и серебра, а его внук, Шешонк II, был погребен в серебряном саркофаге — последний был найден в 1939 г. при раскопках в Танисе [[47]]. В сохранившемся в Карнакском храме Амона списке разгромленных палестинских городов многие, по определению А. Мазара, находились на Негевском плоскогорье. «Целью Шешонка, — заключает он, — могло быть нарушение израильской и финикийской торговли с Южной Аравией и реставрация египетской гегемонии над торговлей… Тем самым предполагается, что египетское вторжение в Негев может рассматриваться как косвенное свидетельство значения негевских поселений в Соломоновом царстве [[48]]».

Династия Амврия (около 876-842 гг. до Р.Х.) [[49]].

История того, как Амврий стал царем, рассказана в Третьей книге Царств (3 Цар. 16:8 и далее). Династия Амврия снискала себе печальную известность вследствие того, что его сын Ахав женился на Иезавели, дочери Ефваала, жреца Астарты в Тире, который захватил финикийский трон, убив своего предшественника. Содержащаяся в Библии информация о самом Амврии ограничивается семью стихами (3 Цар. 16:21-28), однако стихи эти в сочетании с археологическими данными свидетельствуют о том, что его правление было достаточно успешным. Ассирийцы в ряде случаев говорили об Израиле как о «земле Амврия (Омри)» или о «доме Омри» много позже того, как об этой династии уже никто не помнил.

Большинство свидетельств об этой эпохе предоставляют раскопки Самарии. Сихем, естественную столицу северного Израиля, было сложно защищать. Соответственно, предшественники Амврия избрали своей столицей город Фирцу. Вероятно, Фирца располагалась на месте современного Тель-эль-Фараха, большого кургана в семи милях к северо-востоку от Сихема. Экспедиция под руководством отца Ролана де Во начала его раскопки в 1947 г. и пришла к выводу, что люди жили здесь уже в IV тысячелетии до Р.Х.; в бронзовом же веке здесь стоял большой город, подвергшийся разрушению в начале IX и в VIII вв. до Р.Х. История города в общем соответствует истории Фирцы, однако мы не располагаем информацией для более или менее точного их отождествления.

Амврий объединил свое царство с Финикией. Его новой столицей стала Самария, находившаяся в семи милях к северо-западу от Сихема на дороге к Ездрилону, Галилее и Финикии. Первый археолог, занимавшийся раскопками Палестины, Эдвард Робинсон, говорил: «Трудно было сыскать во всей Палестине столь же удобное, плодородное и красивое место. Все эти особенности выгодно отличали его от Иерусалима» [[50]].

Самария была первым городом, построенным самими израильтянами на месте, не заселенном по меньшей мере с III тыс. до Р.Х. Он располагался на возвышавшемся над окружающей долиной холме и господствовал над двумя важнейшими путями: к Финикии и от прибрежной средиземноморской долины к Иордану. Раскопки города охватили часть царского акрополя. Остальной город затронут ими лишь в незначительной мере. Но и эта вскрытая площадь дала возможность заключить, что «степень планирования и строительной активности на акрополе беспрецедентны в архитектурной истории страны, за исключением, может быть, Соломонова строительства в Иерусалиме» [[51]]. Внутри царской резиденции выделены две строительных фазы. Первую исследователи относят предположительно ко времени Амврия, основателя города. В это время большая часть акрополя была ограждена стеной толщиной до 1,6 м, не имевшей чисто фортификационного характера, но именно ограждавшей царский квартал. Внутри ограды вымощенный битым известняком пол на 4 м превышал уровень окружающих участков. Постройки за стеной разрушены полностью, и лишь следы фундаментов позволяют судить о регулярности и масштабности застройки. Вторую фазу застройки акрополя связывают со строительной деятельностью наследовавшего Амврию его сына Ахава. Верхняя площадка была заметно расширена, а ограждавшая и крепившая ее стена с северной и западной сторон сменена новой оборонительной стеной казематного типа, общая толщина которой на северном участке достигала 10 м. Царская резиденция превратилась в подлинную крепость. Но остатки построек и здесь сохранились очень плохо. План дворца остается неясным. Можно говорить только о наличии большого прямоугольного двора, фланкированного несколькими крыльями. Сохранилось лишь южное крыло, состоящее из прямоугольных комнат, расположенных по сторонам двора. Несмотря на определение лишь отдельных элементов плана, А. Мазар считает его реминисценцией планов дворцов хананейско-финикийской архитектурной традиции. В одной из меньших построек акрополя найден клад резной слоновой кости — самый большой из ее скоплений, известных в железном веке Палестины, чудом сохранившийся после ассирийского разгрома города в 720 г. до Р.Х. Большинство изделий — пластины с низким рельефом. Круглая скульптура встречается значительно реже. Несмотря на ряд египетских сюжетов, основной стиль изображений финикийский, что подтверждается и наличием на нескольких пластинах букв еврейско-финикийского алфавита.

Самария очень сложна для раскопок, поскольку ее столько раз завоевывали как в ветхозаветные, так и в новозаветные времена, а строители эллинистической и римской эпох сооружали на скальном основании столь крупные сооружения, что «израильские» слои были серьезно нарушены, а во многих случаях и совершенно утрачены. Соответственно, находок, относящихся к израильскому периоду, немного, причем обнаруживаются они в хаотическом и разрушенном состоянии. Впрочем, в некоторых случаях угадывается положение отдельных строений и стен, поскольку строители порой не просто возводили их на скальном основании, а предварительно выравнивали последнее или даже проделывали в нем канавки.

«Израильский» период истории города принято делить на пять фаз, датируемых временем с 875 г. до Р.Х., когда город был основан Амврием, и до 721 г. до Р.Х., когда его разрушили ассирийцы. Период I может приписываться как Амврию, так и Ахаву: Амврий начал строительство города, но, судя по тому, что правление его было непродолжительным, эта работа заканчивалась его сыном Ахавом. Вершина холма, на которой находится большой дворец с внутренним двором, окружена стеной. Ниже построены еще две стены: первая на террасе, находящейся несколько ниже, вторая у основания холма. Работа каменщиков здесь просто превосходна — во всей Палестине не было найдено ничего подобного ей. Городские врата, находившиеся возле вершины, очевидно, были ориентированы на восток. Возможно, перед ними находился монументальный передний двор с пилястрами, украшенными «прото-ионическими» капителями.

Среди городских развалин найдено немало слоновой кости, которая некогда использовалась для инкрустации шкатулок и мебели. Амос говорит о тех, кто лежит на ложах из слоновой кости (Ам. 6:4; ср., Ам. 3:15), и останки подобного инкрустированного костью ложа действительно были найдены в Арслан-Таше в северной Сирии. Это один из предметов, на которых значится имя Азаила, царя Дамаска в правление Ииуя (около 842-815 гг. до Р.Х.). Из Третьей книги Царств (3 Цар. 22:39) мы узнаем о том, что Ахав построил «дом из слоновой кости», стены которого, судя по всему, были отделаны изнутри слоновой костью. Возможно, археологам удалось обнаружить останки именно этого строения, поскольку как внутри него, так и поблизости было обнаружено большое количество фрагментов изделий из слоновой кости. Вне всяких сомнений резчиками кости были мастера из Финикии и Дамаска, соответственно, либо в страну ввозились сами изделия, либо приглашались мастера.

Правление Ахава было отмечено непрекращающимися войнами с Дамаском, однако в 854-853 гг. до Р.Х. Ахав вступил в коалицию с Дамаском и с рядом других стран, включая Аммон и, возможно, Египет, пытаясь противостоять ассирийскому царю Салманассару III. В 853 г. до Р.Х. произошло сражение при Каркаре, стоявшем на реке Оронт к северу от Дамаска. По неизвестной причине сражение это вообще не упоминается в Библии, и мы знаем о нем только из документов Салманассара. Последний сообщает нам, что тремя главными царями противника были: Ададезер (Hadadezer) Дамасский, войско которого состояло из 1200 колесниц, 1200 всадников и 20 000 пехотинцев; Ирулени (Irhuleni) Емафский (Hamath) с армией из 700 колесниц, 700 всадников и 10 000 пехотинцев и «Ахав Израильтянин» с 2000 колесниц и с 10 000 пехотинцев. Конь и колесница как орудия войны появились в Израиле при Давиде и Соломоне (2 Цар. 8:4; 3 Цар. 10:26), и у Ахава их было больше, чем у его соседей, хотя Израиль в ту пору еще не использовал для ведения войны конницу. В битве при Каркаре Салманассар одержал убедительную победу. В одном из текстов утверждается, что он убил 14 000 воинов из союзнической армии, перешедшей Оронт по трупам, «когда там еще не было моста». В другом месте утверждается, что потери неприятеля составили 20 500 или даже 25 000 человек. Ученые склонны считать, что эти цифры явно завышены. В любом случае тяжелые потери должна была понести и его армия, ибо, в противном случае, он смог бы развить эту победу. Его армия снова и снова наведывалась в Сирию, однако так и не смогла взять Дамаск или войти в Палестину.

Не позже чем через три года после битвы при Каркаре Ахав вновь сразился с армией Дамаска, стремясь отвоевать Трансиорданию, однако погиб в сражении. После его смерти, в царствование его сына Иорама (около 849-842 гг. до Р.Х.) Меса (Меша), царь Моавитский, отложился от Израиля (4 Цар. 1:1; 3:4 и далее). В ознаменование этого события Меса воздвиг памятник, именуемый ныне как «Моавитский Камень». Этот памятник был найден в столице Моава Дибоне в 1868 г. На нем от лица Месы говорится о том, что Амврий Израильтянин долгое время унижал моавитян, ибо «бог Моава Кемош гневался на свой народ. И сын Амврия говорил подобно ему: «Я смирю Моав». [Так] говорил он, но превзошел я и его, и дом его, и потому Израиль исчез на веки вечные!» [[52]]

Известны две надписи царя Меши. Одна — небольшой фрагмент, другая — стела с описанием его борьбы с Израилем, найденная в 1868 г. миссионером Ф. А. Кляйном (ее датируют приблизительно около 850 г. до Р.Х.). Согласно этому тексту, Моав сорок лет угнетал Израиль — в течение всего царствования Омри (Амврия) и половину царствования его сына. Меша напал на Израиль и сокрушил его навеки. Далее большая часть надписи посвящена городам, которые, по словам Меши, он забрал у Израиля. Все это он совершил при помощи Кемоша, моавитского божества. Имеются некоторые расхождения между библейским повествованием (4 Цар. 3) и описанием тех же событий в надписи. Библейская версия основное внимание уделяет чудесам, предсказаниям пророка Елисея. Надпись Меши — также не историческое повествование; она содержит откровенную пропаганду, начиная с легендарного сорокалетнего гнета, от которого Меша избавил свой народ. Меша явно преувеличивает свои успехи. Он делает вид, что не знает даже имен израильских царей, кроме Омри, отца Ахава (возможно, речь идет не о конкретном царе, а о Бет Омри — «доме Омри», династии царей Израиля — так именуется Израиль в ассирийских документах IX—VIII вв. до Р.Х.). Обе версии сходятся на том, что Меша был царем Моава, платившим дань Израилю, что он отложился от Израиля и что это привело к военному конфликту между государствами, в котором Меша отстоял свою независимость.

Хронология событий, изложенных в 4 Цар. 3 и в надписи Меши, реконструируется следующим образом: около 853 г. до Р.Х. умер Ахав, вслед за этим Меша отложился от Израиля. Кампания Иоарама, царя Израиля, и Иосафата, царя Иудеи, против Меши могла иметь место между 848 и 841 гг. до Р.Х., когда оба они были у власти. Они разбили войско Меши, но выбить его из крепости Кир Харешеф (Керак) им не удалось (4 Цар. 3:27). Меша, естественно, ничего не говорит о своем поражении и об осаде Кир Харешефа, но сообщает о победах над Израилем и о захвате израильских городов, последовавших, вероятно, после развала израильско-иудейской коалиции. Говоря о разгроме города Нево (городище Хирбет ал Мухайят к северо-западу от Мадабы), он упоминает захваченные им алтари Яхве — самое раннее упоминание Яхве вне Библии. Некоторые из взятых им городов (Нево, Аштароф) Меша «посвятил богу Кемошу» — то есть перебил всех жителей, а города сжег (аналогично тому, как поступили израильтяне с Иерихоном — Нав. 6:17, 21).

Столица Меши, Дибон (городище Дибан), раскапывалась в 1950-1956 и 1965 гг. Открыты оборонительные стены, ворота, высокий подиум, служивший основанием для царской резиденции, многочисленные резервуары для воды (строительство их упоминается в надписи), фрагмент надписи IX в. до Р.Х., в которой упомянут «храм Кемоша». Французский ученый Андре Лемер предположил недавно, что плохо сохранившаяся строка 31 надписи содержит упоминание дома Давида. Он реконструирует эту часть текста следующим образом: «И дом [Да]видов обитал в Хоранаиме, и Кемош сказал мне: Иди, сразись против Харанаима. И я пошел и [воевал против города и взял его, и] Кемош возвратил его в дни мои» (строки 31-33) [[53]].

Династия Ииуя (около 842-745 гг. до Р.Х.).

О том, что Ииуй воцарился в Израиле в 841 г. до Р.Х., свидетельствуют ассирийские тексты, согласно которым он платил в это время дань Салманассару. Ассирийский царь на своем «Черном Обелиске» представил первые известные нам изображения израильтян. Его художник изобразил Ииуя, целующего землю пред Салманассаром. За Ииуем стоят израильтяне, несущие дань. Над картиной сделана следующая надпись: «Дань Ииуя, сына Амврия; я получил от него серебро, золото, золотую saplu-чашу, золотую вазу с заостренным дном, золотые бокалы, золотые ведра, олово, царский жезл (и) деревянную purukhtu» [[54]].

После восстания Ииуя Израиль вышел из альянса, заключенного династией Амврия с Финикией и Иудеей, и остался в изоляции. Царство уже не вступало в союз с Дамаском ради совместного противостояния Салманассару. Ассирия не беспокоила Дамаск с 837 по 805 гг. до Р.Х., когда страна была разорена и обложена тяжелой данью преемником Салманассара. В то же самое время Азаил, царь Дамасский, которого ассирийцы презрительно именовали «сыном ничтожества» (то есть простолюдином; ср. 4 Цар. 8:7-15), наносил удар за ударом как Израилю, так и Иудее, пока около 810 г. до Р.Х. Иудея не была обложена тяжелой данью, а Израиль оказался в настолько жалком состоянии, что практически не мог защитить себя (4 Цар. 12:17; 13:23). Вероятно, в этот же период был разрушен и выстроенный Соломоном город Мегиддо. После нашествия Сусакима (около 918 г. до Р.Х.) возникла необходимость в некоторой перестройке Мегиддо и возведении новых городских ворот. Тем не менее основные городские сооружения, включая стойла и дворец правителя, сохранили свое значение. Разрушены они были, скорее всего, Азаилом, и новый город третьего слоя был построен по совершенно новому плану.

В Самарии останки датировать намного сложнее. Период II в истории этой столицы израильтян отмечен возведением новых укреплений, заменивших собой внутреннюю стену Амврия-Ахава, защищавшую вершину холма. С северной, западной и, частично, с южной сторон холма была возведена «казематная» стена, представлявшая собою две параллельно идущих стены, соединенных в некоторых местах поперечными стенами. Стиль сооружения не отличался от стиля Периода I Амврия-Ахава. Стена оказалась столь красивой и прочной, что ее использовали, время от времени ремонтируя, в течение нескольких столетий, пока в 150 г. до Р.Х. на ее месте не были возведены «Греческие укрепления», призванные защитить город от Маккавеев. Судя по всему, строения, появившиеся в этот период, подверглись серьезным разрушениям, соответственно, в Период III произошла серьезная перестройка города, когда, скорее всего, был перестроен и царский дворец. Следует заметить, что, судя по найденной во время раскопок керамике, Периоды I и II были очень близки по времени, Период III также достаточно близок к ним. С другой стороны, последние два израильских периода истории Самарии (IV и V-VI) отделены от первых трех значительным промежутком времени и, вероятно, соответствуют времени перестройки и ремонта городских сооружений незадолго до полного разрушения города ассирийцами в 721 г. до Р.Х. Если предположение археологов о разрушении города в Период III верно, то произведено оно было, скорее всего, Азаилом, царем Дамаска. Если это так, то казематную стену, являвшуюся дополнительным укреплением столицы, мог построить сам Ииуй, хотя полной уверенности в этом у нас нет [[55]].

В любом случае Израиль достиг пика своего могущества и процветания в правление Иоаса и Иеровоама II (между 801 и 746 гг. до Р.Х.). Период III, в который произошла перестройка царского дворца, вероятно, приходится именно на это время. Захваченными оказались земли самих ассирийских царей, и на западе установился относительный мир. Иеровоам II смог завоевать Дамаск и восстановить древнюю Давидову границу на севере восточной Сирии (4 Цар. 14:25-28).

Именно к этому периоду относятся 63 черепка из Самарии с чернильными надписями на них. Они были обнаружены в 1910 г. среди развалин здания, стоявшего к западу от царского дворца. Содержание документов представляется на первый взгляд не слишком интересным. Типичными являются тексты такого рода: №1: «В десятый год. В Самарию из Биръяма (Beeryam) кувшин старого вина. Пега [сын] Елисея; Узза (Uzza) [сын]…, 1; Элиба (Eliba), 1; Баала (Baala) [сын] Елисея, 1; Иедаия, 1»; № 55: «В десятый год. [Из] виноградника Яху-эли (Yehau-eli). Кувшин хорошего масла» [[56]]. Эти черепки, ostraca, оказались квитанциями, регистрировавшими поступления вина и масла в Самарию из различных городов и районов западной части области колена Манассии. Были ли эти поставки данью или же продуктами, собранными на царских землях, остается неясным. Ясно лишь то, что они имели определенное отношение к царской налоговой службе.

В данных документах фигурируют даты, соответствующие 9, 10 и 15 годам правления неведомого царя. Последний, 63-й документ, судя по всему, датирован 17 годом. Именно так и датировались события в Палестине. Из двух царей, правивших в этот период, больше семнадцати лет правил только Иеровоам II (около 786-746 гг. до Р.Х.). Соответственно, черепки скорее всего относятся к 778, 777, 772 и 770 гг. Особое значение им придает то, что в них фигурируют названия поселений и земель той области, о которой имеется очень мало исторических свидетельств. Некоторые из этих названий сохранились и поныне, некоторые соответствуют именам потомков Манассии, представленных в Чис. 26:29-33 и 1 Пар. 7:14-19, таких, как Авиезер, Хогла, Хелек, Ноа, Шехем и Шемида. Это подтверждает высказывавшееся учеными предположение о том, что сыновья и дочери Манассии, представленные в библейских списках, на деле являются названиями кланов, области обитания которых стали известными благодаря этим черепкам.

Более того, представленные в этих документах имена собственные явно относятся к категории библейских, хотя неожиданно большое их число содержит элемент баал (baal) («господин»). В библейские времена родители часто давали своим детям такие имена, которые по сути были предложениями, начинавшимися или заканчивавшимися именем бога: так, Ионафан означает «данный Яхве», Обадия — «слуга Яхве» и т. д. В древнем Израиле слово баал (ваал) как титул Яхве было заимствовано у хананеев вместе с другими эпитетами. Однако реакция пророков на употребление этого имени была особенно сильной, поскольку существовала опасность смешения этого титула с именем хананейского бога бури, который обычно именовался именно так (см. Ос. 2:16-17). Свидетельств существования имен с элементом ваал в Иудее VIII—VII вв. до Р.Х. до сих пор не найдено. Тот факт, что они были столь распространены в Самарии, свидетельствует о том, что переворот Ииуя не оказал особого влияния на религиозное сознание многих людей, хотя богом народа вновь был назван Яхве [[57]].

И, наконец, многие документы указывают на то, что Израиль, подобно другим народам, жившим в ту эпоху, имел систему записи чисел, в которой не использовались их названия. Единичная вертикальная черта означала единицу, две вертикали обозначали двойку, вертикальная и находящаяся слева от нее и пересекающая ее вершину горизонтальная черта — пятерку, две наклонных черты, образующих треугольник с незамкнутым основанием, — десятку. Знаки десятки и пятерки, написанные рядом, соответствовали пятнадцати.

В Иудее в начале VIII столетия до Р.Х. царствовал Узия (Uzziah), известный также как Азария (около 783-742 гг. до Р.Х.). Одно из деяний Азарии, которое может быть проверено на археологическом материале, — это то, что он обстроил Елаф и возвратил его Иудее (4 Цар. 14:22). Города Елаф и Ецион-Гавер, в котором Соломон построил свою знаменитую медеплавильню, — это одно и то же. Вероятнее всего, он был уничтожен после того, как Идумея в 40-е годы IX столетия до Р.Х. добилась независимости от Иудеи. Отец Узии вновь подчинил себе Идумею, а Узия перестроил плавильню. Археолог Нельсон Глюик не только обнаружил развалины города Узии, но и нашел в нем красивую печать в медной оправе с надписью lytm («принадлежащее Иофаму») над фигуркой рогатого барана. Обладателем печати мог быть сын Узии, который носил такое имя и стал регентом после того, как его отец заболел проказой. В любом случае владелец печати носил иудейское имя. Елаф и Идумея были потеряны Иудеей в начальный период царствования Ахаза, сына Иофама, то есть около 734 г. до Р.Х. (4 Цар. 16:6).

 

Падение Израиля

 

В 745-744 гг. до Р.Х. после переворота трон в Ниневии занял новый ассирийский царь, это был Тиглатпаласар III (около 745-727 гг. до Р.Х.). В первые годы своего правления он начал в Сирии широкомасштабную военную кампанию, приступив к завоеванию сиро-палестинских прибрежных земель. Вскоре вся северная Сирия уже находилась у него в руках, восточная же ее часть была превращена в ассирийскую провинцию, управлявшуюся ассирийским правителем из Арпада (4 Цар. 18:34; 19:13).

Иеровоам II, последний израильский великий царь, умер незадолго до начала этих событий (около 746 г. до Р.Х.). Начиная с этого времени мы то и дело слышим о гражданских войнах и переворотах, очевидно связанных с ассирийским давлением. Узия все еще оставался царем Иерусалима, хотя он был болен проказой и потому «жил в отдельном доме» (2 Пар. 26:21). В Сирии Тиглатпаласару противостояла коалиция, возглавлявшаяся неким Азрау (Azriau) — Азарией из Яуды (Yauda) — Иудеи. Идентификация с Узией представлялась столь маловероятной, что многие ученые стали склоняться к мысли о существовании на севере некой Иудеи, которой правил царь, носивший имя еврейского бога Яхве. Однако мы ничего не знаем о существовании такого царства, тем более, что для него нет места среди известных городов-государств Сирии. По этой причине в последнее время вновь стала рассматриваться версия южной Иудеи, которой правил Узия. Это значит, что в 744-742 гг. до Р.Х. Узия, царь иудейский, был одной из наиболее значимых фигур на всем Ближнем Востоке, являясь, помимо прочего, центральной фигурой в оппозиции Ассирии. Он умер около 742 г. до Р.Х. — с этого времени его имя внезапно перестает фигурировать в ассирийских текстах.

Нам известно, что в 738 г. до Р.Х. некто Менаим (Менахем), царь Израиля, платил дань «Фулу» (имя Тиглатпаласара). Получив тысячу талантов серебра, Фул подтвердил его право на царство (4 Цар. 15:19). Один из текстов Тиглатпаласара подтверждает это свидетельство, содержащееся в Библии. Тиглатпаласар «разбил» Менаима, и потому последний вынужден был «спасаться бегством подобно одинокой птице» и поклониться подножию ног его. Ассириец вернул Менаиму его трон и наложил на него дань «золотом, серебром и льняными тканями, украшенными многоцветными узорами…»

Решающим временем оказались 735-732 годы до Р.Х. Ахаз, царь Иудеи, отказался вступать в коалицию с Дамаском и Израилем, направленную против Ассирии; когда же те решили напасть на него, обратился к Тиглатпаласару (Феглаффелассару) за помощью (4 Цар. 16:7). После того как Ахаз послал ассирийцу дорогой «дар», ассириец напал на Палестину, захватил всю Галилею и пленил многих людей (4 Цар. 15:29), осадил Дамаск и захватил его царя и множество пленников (4 Цар. 16:9). Тиглатпаласар подтверждает эти сведения и добавляет несколько деталей. Сначала он захватил долину, на которой жили филистимляне (дошедшие до самой Газы), всю землю Нафтали (Галилею) и Трансиорданию, затем разделался с Дамаском. Далее он сообщает о том, что земли, захваченные у Израиля, были объединены с Ассирией, причем наместниками в них он поставил «своих подданных». Вследствие этого Израиль превратился в небольшую страну в горах к западу от реки Иордан, в то время как Галилея стала одной из провинций Ассирии. Нам известно, что Тиглатпаласар использовал новую политику переселения основного населения с завоеванных территорий в другие земли и заселения их жителями других районов. Это первый известный случай крупномасштабного переселения народов с целью их подчинения.

Скорее всего, именно в это время город Мегиддо (слой III) был разрушен Тиглатпаласаром и затем перестроен как административный центр ассирийской провинции Галилея. В новом городе второго слоя старый город времен Соломона уже не просматривается. Основным сооружением теперь становится огромный дворец (на восточном склоне холма), часть которого расположена над древней крепостной стеной. Вероятно, именно здесь находились резиденция нового ассирийского наместника и казармы для воинства, призванного поддерживать должный порядок на вверенных наместнику территориях.

Город Асор в Галилее также был уничтожен в то же время (4 Цар. 15:29); недавняя израильская экспедиция смогла установить местонахождение этой крепости. На кувшине для вина, найденном среди развалин была обнаружена надпись lpqh («принадлежит Факею [Pekah]»). Поскольку именно так звали царя Израиля, правившего в этот период, кувшин, вероятнее всего, принадлежал царскому дому.

Серия поражений привела Израиль к тому, что в 733 г. до Р.Х. Факей был убит заговорщиками и царем стал Осия (4 Цар. 15:30). Тиглатпаласар считал, что вассальные цари могут назначаться только им самим: «Они свергли своего царя Факея, и я поставил царем над ними Осию». Ахаз, правивший Иудеей, оставался лояльным и послушным вассалом, и Тиглатпаласар, соответственно, помещает его имя в ряду выплачивающих дань царей западных стран. Филистимляне отвоевали у Ахаза ряд приграничных городов (2 Пар. 28:18), Идумея же смогла сохранить свою независимость и уже никогда не подпадала под контроль Иудеи. Плавильня в Елафе сгорела в огне, и на ее месте идумеями был построен новый город.

Осия, последний царь Израиля, стал вассалом преемника Тиглатпаласара Салманасара V (727-722 гг. до Р.Х.). Не получив вовремя дань (4 Цар. 17:3-4), Салманасар напал на Осию в 724 г. до Р.Х., взял его в плен и взял в осаду Самарию. В 722 г. до Р.Х. Салманасар умер, и Саргон II, его преемник, в конце 722 или в начале 721 г. взял город. Саргон неоднократно хвалится своей победой. В одном из соответствующих текстов мы читаем: «Я осадил и взял город Самарию и вывел из нее 27 290 пленников. Я сформировал из них отряд в 50 колесниц [для войска царя] и заставил остальных исполнять те или иные работы. Над ними был поставлен мой подручный, который следил за тем, чтобы они платили ему дань, которая некогда взималась их прежним царем».

Саргон, кроме того, потребовал себе в жены дочерей царя Иудеи. Останки двух иудейских принцесс были найдены в 1988 г. иракскими археологами в одной из царских гробниц в древнем ассирийском городе Нимруде. Их имена — Ябаа и Аталия — устанавливаются по надписям на нескольких предметах из погребального инвентаря. Имена, несомненно, иудейские, включающие в качестве одного из компонентов имя Яхве; имя Аталия, кроме того, встречается в Ветхом Завете. Аталия носила титул «супруги Саргона, царя Ассирии». По-видимому обе принцессы были отданы в жены Саргону II (721-705 гг. до Р.Х.) их отцами, иудейскими царями Осией и Иофамом, правившими в конце VIII в. до Р.Х.

Тьма сгустилась над независимым Израилем. Через короткое время и часть прибрежной Филистимской долины была преобразована в провинцию Ассирии. Лишь Иудея продолжала сохранять некое подобие независимости.

 

 

vikidalka.ru - 2015-2018 год. Все права принадлежат их авторам! Нарушение авторских прав | Нарушение персональных данных