Главная | Случайная
Обратная связь

ТОР 5 статей:

Методические подходы к анализу финансового состояния предприятия

Проблема периодизации русской литературы ХХ века. Краткая характеристика второй половины ХХ века

Ценовые и неценовые факторы

Характеристика шлифовальных кругов и ее маркировка

Служебные части речи. Предлог. Союз. Частицы

КАТЕГОРИИ:






Подготовка группы Игоря Дятлова к походу в контексте версии «контролируемой поставки». 5 страница




- И ещё одно очень важное наблюдение, которое — увы! — не сделали «исследователи» трагедии, таращившиеся полгода в выложенную Алексеем Владимировичем Коськиным фотоподборку. Мы знаем, что Николай Тибо-Бриньоль имел незарегистрированный финский нож (т.е. без номера и, скорее всего, самодельный). Кроме него «финки» имели Колеватов и Кривонищенко. В те времена криминалистическое понятие «ножа финского типа» было самым общим — под таковым понимался нож, имеющий лезвие с обушком (т.е. односторонне заточенное) и стопор для руки (гарду). На приведённой выше фотографии №9 мы видим рукоять этого ножа и гарду. К гарде прикреплено простейшее приспособление наподобие крючка, которым нож подвешивался к карману. Нож не был приспособлен для скрытого ношения, он всё время оставался на виду, как и «финка» Кривонищенко, которую можно видеть на многих походных фотографиях Георгия.

Фрагмент снимка №9 из фотоплёнки №3. При внимательном рассмотрении можно видеть на левом боку Николая Тибо-Бриньоля самодельный нож «финского» типа, подвешенный к карману самодельным приспособлением вроде крючка. На рукоять ножа и крючок указывают стрелочки. Можно видеть даже часть гарды (упора, предотвращающего соскальзывание руки на лезвие). Нож подвешен «под правую руку», что свидетельствует о том, что Тибо был правшой.

- Подвеска Николаем своего ножа на левом боку однозначно свидетельствует о том, что Тибо-Бриньоль был правшой. Поэтому нет ничего удивительного в том, что незадолго до гибели он спрятал свои шерстяные перчатки в правый карман меховой куртки, которая была в ту минуту на нём. Это естественное, внерассудочное для правши движение. Из факта нахождения обеих перчаток в правом кармане куртки некоторые исследователи пытались делать далеко идущие выводы о пребывании Тибо в бессознательном состоянии и его утеплении товарищами по походу после получения им фатальной травмы головы. Логика их рассуждений была примерно такова: если бы Тибо был в сознании и одевался сам, то непременно вытащил бы перчатки из кармана. Более очевидная мысль — что Николай сам снял перчатки и, скомкав, засунул в карман — светлые головы чудаков не посещала. Между тем, факт нахождения обеих перчаток в одном кармане, наводит на мысль, что Тибо торопливо засунул их в карман правой рукой, в то время как левая была занята чем-то таким, что Тибо не хотел выпускать из рук. Это мог быть фонарик, а мог быть — нож, в зависимости от того, как Николай оценивал степень грозившей ему опасности.

Ф о т о п л ё н к а № 4 содержит 27 отснятых кадров и принадлежит она Рустему Слободину. Поход начинается с 13 кадра, т.е. первые 12 снимков содержат «допоходные» сюжеты. Примечательно, что среди этих «допоходных» кадров также, как и на плёнке №2, можно видеть массовые мероприятия на природе с флагами, транспарантами и прочей атрибутий «комсомольско-воспитательной» работы. Пятый фотоснимок, «допоходный», является своеобразным шутливым портретом Игоря Дятлова — тот влез на гладкий ствол дерева и оглядывается через плечо, словно спрашивая: «ты успел меня сфотографировать?» Такой снимок мог сделать только человек, находившийся с Игорем Дятловым в очень хороших отношениях можно сказать, доверительных. Перед ним Дятлов позволял себе дурачиться и не боялся выглядеть глупо.

Фотоплёнка №4, кадр №5. Снимок не имеет отношения к походу, но очень интересен для нас, поскольку позволяет сделать вполне определённые выводы об отношениях между фотографом и Игорем Дятловым.

Участники похода появляются в 17 кадре (групповой непостановочный снимок в столовой, сделанный словно бы навскидку, незаметно для товарищей). Примечательны персоналии, собравшиеся за одним столом — Игорь Дятлов, Георгий Кривонищенко, Александр Колеватов и Семён Золотарёв (спиной к фотографу). Под «обрез» кадра попала Зина Колмогорова, тоже, кстати, любопытный момент!

Последующие кадры — 18-й, 19-й и 20-й — сделаны в посёлке 41-го квартала. Все они являются групповыми, постановочными. На первых двух позируют рабочие-лесозаготовители и участники похода присоединились к ним лишь на третьем снимке. Кто же попал в кадр? Юрий Юдин, Игорь Дятлов, Людмила Дубинина, Николай Тибо-Бриньоль, Александр Колеватов и Зина Колмогорова.

Снимок №21, показывающий групповой привал на льду реки, предоставляет нам замечательную возможность установить принадлежность фотоплёнки. На фотографии изображена вся группа, кроме того человека, разумеется, который держит фотоаппарат. Итак, мы видим (слева направо): Золотарёв, Дорошенко, Колеватов (сидящий на рюкзаке внаклонку, с наброшенным, как обычно, капюшоном своей узнаваемой тёмной ветровки), Колмогорова, Дубинина, Кривонищенко, Тибо-Бриньоль, Дятлов. Получается, что фотоснимок сделал Рустем Слободин. Снимок не «постановочный», Золотарёв явно не позирует и, скорее всего, даже не знает, что владелец фотоаппарата фотографирует группу. А поэтому мы можем исключить предположение, согласно которому фотоаппарат принадлежит Золотарёву, который отдал его Слободину для того, чтобы тот сделал фотоснимок владельца. Отсюда с неизбежностью следует вывод, что «плёнка №4″ извлечена именно из фотоаппарата Рустема Слободина, а «плёнка №2″ — из фотоаппарата Золотарёва. И никак иначе.

Тот самый снимок №21 из фотоплёнки №4.

Фотография №22 — крайне неудачная, нерезкая — изображает Тибо и Золотарёва, поменявшихся головными уборами. Фотоснимок сделан на льду Лозьвы, аналогичные кадры, сделанные буквально в те же самые секунды или минуты, мы видим на плёнке из фотоаппарата Кривонищенко (кадры 5-7 плёнки №1) и фотоплёнке №5 (кадры 15,16 и 17). Видимо, все участники похода были в тот момент расположены к общению и находились в отличном настроении. Все, кто желал, сделали в ту минуту фотографии, запечатлели, так сказать, мгновение. Т.о. у нас есть кадры с одним и тем же сюжетом, снятые почти одновременно на одном и том же месте, происходящие от трёх фотографов. Нет только аналогичных кадров, отснятых Золотарёвым. Это подкрепляет высказанное выше предположение, согласно которому Золотарёв в походе вообще не фотографировал (хотя и имел фотоаппарат, который всем демонстрировал).

На этом, фактически, содержательная информация на фотоплёнке №4 исчерпывается. Оставшиеся фотоснимки неинформативны: снимок №23 — обзорный, сделан вслед удаляющейся группе, фотографии №№24, 26 и 27 — бракованы, сделаны с сильной засветкой. Кадр под №25 тоже частично засвечен, но на нём можно всё же увидеть снятого со спины лыжника. Это непостановочный, обезличенный и неинформативный для нас кадр.

Итак, что можно сказать о человеке, отснявшем фотоплёнку №4 и зафиксированных им коммуникативных отношениях внутри группы:
- Фотограф, т.е. Рустем Слободин, был безусловно очень дружен с Игорем Дятловым. Можно почти не сомневаться в том, что именно с ним Рустем имел наиболее доверительные отношения (разумеется, сравнительно с другими членами группы);
- Незначительное число фотографий неодушевлённых объектов свидетельствует об отсутствии внутреннего напряжения фотографа, его раскрепощённом общении с участниками похода. Нет никаких оснований считать, что фотограф во время похода жил с чувствами внутреннего напряжения или беспокойства, хотя бы отдалённо напоминашими те переживания, что испытывал Георгий Кривонищенко;
- Как и в случае с фотографом, отснявшим плёнку №3 (Тибо-Бриньолем), мы видим дистанцированность Рустема Слободина от обеих девушек, участвовавших в походе. Возможно, эта «равноудалённость» носила даже демонстративный характер. Для нас не важно, чем диктовалась такая манера поведения, но важно то, что подобное отношение минимизировало риск конфликта между членами группы по причине соперничества за внимание девушек;
- Примечательно стремление фотографа избегать персональных фотоснимков. Рустем явно отдавал предпочтение коллективным фотографиям. Это серьёзное указание на манеру поведение человека внутри группы — он позиционирует себя в коллективе равно доступным и не имеющим личностных предпочтений (симпатий). Он как бы никого не выделяет из окружающих, со всеми ровен, подчёркнуто дружелюбен. Такие люди обычно демонстрируют высокую степень эмпатии, они готовы защищать других, отстативать их права, действовать от лица коллектива, защищая «общий интерес». Из таких людей обычно выходят хорошие «общественники» и профсоюзные деятели.

Ф о т о п л ё н к а № 5 с 24 отснятыми кадрами теоретически должна происходить из фотоаппарата Игоря Дятлова. Это, вроде бы, последний фотоаппарат, которому не поставлена в соответствие какая-либо из известных нам фотоплёнок.
Однако уже первый кадр рождает самые серьёзные сомнения в том, что данная плёнка когда-либо находилась в фотоаппарате Дятлова. На первом фотоснимке мы видим группу, только что прибывшую в посёлок 41 квартала, позирующей вместе с какими-то местными жителями и военнослужащими внутренних войск. Аналогичный кадр имеется на фотоплёнке №6, отснятой Кривонищенко. Но данный снимок интересен для нас тем, что на нём мы видим Игоря Дятлова, стоящего спиной к фотографу и то ли о чём-то беседующим с Александром Колеватовым, то ли наблюдающим за выгрузкой лыж из кузова автомашины. Дятлов явно не подозревает, что его фотографируют со спины, в то время, как Колеватов видит фотографа и улыбается прямо в объектив. К слову сказать, это единственный фотоснимок, запечатлевший Колеватова с улыбкой на губах.

Фотоплёнка №5, снимок №1. Представляется почти невероятным, чтобы Игорь Дятлов отдал кому-то свой фотоаппарат, чтобы его сфотографировали, но при этом повернулся к фотографу спиной и оказался запечатлён именно со спины.

Маловероятно, что Игорь Дятлов, приготовив свой фотоаппарат к съёмке, вдруг передал его кому-то из друзей, чтобы тот запечатлел его самого вместе с товарищами по походу, но отойдя на несколько метров, развернулся спиной к фотографу и остался так стоять. Позируют, согласитесь, несколько иначе. Можно, конечно, предположить, что фотограф сделал снимок до того, как Дятлов стал «в строй» с остальными, но по общей композиции снимка и статичной позе Игоря, совсем не похоже на то, что тот собирается куда-то перемещаться.

Да и на следующем фотоснимке Игорь явно не позирует. Всё-таки, к собственному фотографированию люди подходят более ответственно. Особенно в тех случаях, когда знают, что снимок предназначен себе любимому и будет храниться в доме многие годы, напоминая о минувших событиях.

Снимки 3 и 4 сделаны перед выходом группы из посёлка 41-го квартала, а снимки с 5 по 10 включительно показывают движение группы по лыжне. Это всё фотографии не постановочные, а так сказать, «сиюминутные», непонятно даже порой с какой целью сделанные. Вполне уверенно можно утверждать, что фотоаппаратом, в который была заправлена фотоплёнка №5, пользовались разные люди, так что сделать какое-то однозначное заключение о том, кому же именно он принадлежал, вряд ли возможно. Зато можно уверенно сказать, кому он точно не принадлежал.

И в этом нам помогут два фотоснимка, помеченные Алексеем Владимировичем Коськиным, номерами 11 и 12. На них запечатлён тот самый привал на льду Лозьвы, который можно видеть на фотоплёнках и Рустема Слободина (кадр 21 плёнка №4), и Георгия Кривонищенко (кадр №3 плёнка №1). В силу этого фотоплёнка №5 не может происходить из фотоаппаратов одного и второго. Известно, что во время этой стоянки в фотоаппарате Тибо-Бриньоля находилась плёнка №3, а Золотарёв своим «официальным» фотоаппаратом не пользовался вообще.

Фотоплёнка №5, снимки №№11 и 12. Обе фотографии сделаны с интервалом в несколько секунд. Фотографом мог быть Рустем Слободин, либо Семён Золотарёв (последний мог сделать снимок №11, а затем, передав фотоаппарат, «войти» в следующий кадр). Для нас личность фотографа важна потому, что они оба владели собственными фотоаппаратами, но взяли чужой, чтобы сделать эти снимки.

Теоретически, остаётся Игорь Дятлов со своим фотоаппаратом, но он также не делал указанные фотоснимки, так как сам запечатлён на них рассматривающим какой-то небольшой предмет, который держит голыми руками (трудно отделаться от ощущения в руках Дятлова его собственный фотоаппарат, хотя именно на этих фотоснимках рассмотреть в точности сие невозможно. Дятлов, кстати, ещё раз появится на заднем плане в кадре №18 этой плёнки, предоставив очередное косвенное подтверждение тому, что вовсе не его фотоаппаратом сделаны все эти снимки.). Технически упомянутые фотоснимки №№11-12 выполнены Слободиным, т.е. это он нажимал на кнопку «спуск», но фотоаппарат, в который была заправлена плёнка №5, ему не принадлежал (возможно, что снимок №11 сделан Золотарёвым, который затем передал фотоаппарат Слободину, но это не меняет сделанного вывода, поскольку Семён имел собственным фотоаппарат, но в данном случае воспользовался чужим).

И кому же тогда мог принадлежать таинственный фотоаппарат, в существовании которого нас убеждает фотоплёнка №5? На ум приходит Зина Колмогорова, которая имела личный «фотик» и имела навыки фотографирования. Среди походных фотографий известны по крайней мере два снимка фотографирующей Зины. Но есть также и фотоснимок Людмилы Дубининой с фотоаппаратом на шее (на этой же плёнке №5 снимок №14).

Зина Колмогорова и Людмила Дубинина с фотоаппаратами «неочевидной принадлежности».

Очевидно, что само по себе наличие в руках или висящего на шее фотоаппарата отнюдь не означает владение им. Известно, что у Золотарёва имелся собственный фотоаппарат, вот только на фотоснимках из похода его нигде не видно. Содержание плёнки №5 также не очень-то помогает пролить свет на её принадлежность. Довольно простым анализом «попадающих в кадр» и «выпадающих из кадра» лиц можно удостовериться в том, что фотоаппаратом, в который была заряжена плёнка №5, пользовались несколько человек. Т.е. строгий анализ не позволяет сделать какое-либо однозначное (или по крайней мере, весьма вероятное) заключение.

Если же подойти к решению вопроса о принадлежности таинственного фотоаппарата интуитивно и иррационально, то напрашивается достоверный, но всё-таки спорный вывод: «фотик» был именно Зины Колмогоровой. На «плёнке №5″ она чаще других попадает в кадр — то на снимках в посёлке 41-го квартала, то во время привала на лыжне. Для девушек и женщин характерна любовь к фотографированию, поэтому с точки зрения девушки логично и оправданно передать свой фотоаппарат товарищу, дабы тот сделал либо её персональные фотоснимки, либо групповые, но с её участием. У мужчин подобное поведение проявляется, всё-таки, не настолько выпукло. Да, участники похода передавали друг другу фотоаппараты, делали «автоснимки» и даже фотографировали самих себя при помощи автоспука (как это трижды проделал Тибо-Бриньоль на фотоплёнке №3), но их фотоаппараты всё же не гуляли по рукам так, как в случае с фотоаппаратом, в котором находилась плёнка №5. Кроме того, интересующая нас фотоплёнка содержит всего 1 пейзажный кадр, остальные 23 — это фотоснимки людей. Женщины менее склонны к абстрактному любованию неодушевлёнными объектами, нежели мужчины (это не означает, что у них нет чувства прекрасного, просто они иначе его переживают. Их переживания более конкретны, дискретны, сиюминутны. Мужчины более подвержены впечатлениям от глобальных, абстрактных, удивительных объектов или явлений. С одной стороны, данная особенность не имеет математически чёткого выражения, но с другой, пейзажи, нарисованные мужчинами и женщинами довольно уверенно можно разделить по половой принадлежности художника, поскольку интуитивно человек способен понять что именно понравится мужчине, а что — женщине).

Автор не настаивает на безусловной правоте своего предположения и считает, что вопрос принадлежности «шестого фотоаппарата» ещё требует дальнейшего прояснения. Но полагает, что на данном этапе неизвестный фотоаппарат, которым была отснята фотоплёнка №5, можно условно считать принадлежащим Зине Колмогоровой.

Эта фотоплёнка особенно интересна и тем, что содержит несколько индивидуальных фотоснимков (фотопортретов) участников похода. На них можно видеть Николая Тибо-Бриньоля, Юрия Дорошенко и Семёна Золотарёва.

Фотопортреты с плёнки №5 (слева направо): Николай Тибо-Бриньоль, Юрий Дорошенко, Семён Золотарёв (на привале и на лыжне). Фотографии не обработаны в «photoshop»е для улучшения вида и полностью аутентичны тому, как они были опубликованы Алексеем Владимировичем Коськиным. Изображения кликабельны, их можно рассмотреть в увеличенном виде.

Поскольку нет уверенности в том, что фотоплёнка №5 или её значительная часть отснята одним человеком (а есть уверенность как раз в обратном), то анализ содержащихся в ней кадров не имеет особого смысла. Если «портретные» фотографии Тибо-Бриньоля, Дорошенко и Золотарёва сделаны хозяйкой фотоаппарата, то это может свидетельствовать о её симпатиях к этим людям. Но уверенности в том, что именно Зина Колмогорова сделала эти снимки, нет — напротив, как кажется, на заднем плане фотографии №10 (там заснят Семён Золотарёв, счищающий снег с лыжи) видна Зина. Если это действительно так, то получается, что Золотарёва сфотографировал кто-то другой.

Тем не менее, данная фотоплёнка исключительно важна для понимания событий, связанных с походом группы Игоря Дятлова, поскольку самим фактом своего существования заставляет предположить наличие шестого фотоаппарата у членов группы.

С н и м к и р о с с ы п ь ю — 8 фотографий непонятного происхождения. «Непонятного» в том смысле, что неясно из какой фотоплёнки они происходят и кем сняты, хотя по всем признакам эти фотоснимки были сделаны именно во время трагического похода. Фотографии эти довольно известны и почти все они уже воспроизведены в данном очерке (подборку полностью можно видеть на странице Алексея Владимировича Коськина в разделе «отдельные кадры»). Вполне возможно, что все эти фотоснимки (или их часть) происходят из той самой плёнки Игоря Дятлова, которую мы так и не увидели в опубликованной подборке Алексея Владимировича.

Т е п е р ь п о д в е д ё м и т о г и несколько подзатянувшегося (и видимо, поднадоевшего читателям) разбора фотографий, представленных Алексеем Коськиным. По мнению автора, проведёный анализ позволяет выделить следующие моменты, существенные в контексте трагической гибели туристической группы:

- В группе чётко выделялось «ядро», состоявшее из Игоря Дятлова, Рустема Слободина, Георгия Кривонищенко и Николая Тибо-Бриньоля. Эти лица производили взаимную фотосъёмку и поэтому чаще других попадали в кадр. «Ядро» это образовано выпускниками УПИ (о Дятлове тоже можно говорить, как о выпускнике, т.к. он фактически закончил обучение и готовился к защите диплома). Несомненно, что члены «ядра» хорошо знали друг с друга на протяжении достаточно длительного времени и отношения между ними могут быт охарактеризованы как товарищеские, доверительные и полные искренней симпатии;

- В упомянутое «ядро» органично вписался Семён Золотарёв. По частоте его фотографирования участниками похода он, пожалуй, является лидером. Во всяком случае, если он и отстаёт от Тибо-Бриньоля по числу своих фотопортретов, то не намного. Не подлежит сомнению, что Семён если и был поначалу встречен участниками группы насторожённо, то очень быстро и ловко сумел растопить весь лёд в отношениях с ними. Анализ походных фотоснимков позволяет категорически утверждать, что Семён Золотарёв не являлся источником напряжения внутри группы, не противопоставлял себя Игорю Дятлову и все версии внутреннего конфликта, связанные с присутствием в группе «чужеродного» студенческой среде Золотарёва, можно смело отмести, как полностью несостоятельные;

- Соответственно существованию «ядра» должна существовать и «периферия» группы (что наблюдается всегда в достаточно многочисленных коллективах единомышленников независимо от целеполагания создания таковых коллективов). К таковой «периферии» можно отнести Александра Колеватого, Юрия Дорошенко, Зину Колмогорову и Людмилу Дубинину. Юрий Юдин также попадал в «периферийный состав» до тех пор, пока не отделился от группы;

- Последнее обстоятельство (т.е. отсутствие девушек в составе «ядра» группы) резко снижает вероятность конфликтов так или иначе связанных с «женским фактором». В принципе, присутствие девушек или женщин в коллективе с преобладанием мужчин, с точки зрения виктимологии может служить серьёзным дестабилизирующим фактором, причём в силу самых разных обстоятельств (если говорить об этом в самых общих словах, то причина конфликтов и связанных с ними преступных действий может быть связана как с борьбой мужчин за внимание женщин, так и с борьбой женщин между собою за влияние на мужчин. Обычно в такого рода группах могут работать сложные комбинации самых противоречивых мотивов, в которые нет смысла сейчас углубляться, важно лишь отметить, что для запуска «конфликтной цепочки» женщина или девушка должна попасть в «доминирующее ядро» и иметь возможность навязывать ему свои суждения). То, что обе девушки оказались вне «доминирующего ядра» группы, фактически свело к нулю угрозу внутреннего конфликта, обусловленного «женским фактором». Ни борьба за симпатии девушек, ни их игры в «фаворитизм» не смогли бы разрушить целостность группы просто потому, что «ядро» этого не допустило бы. Можно не сомневаться в том, что присутствие девушек в группе не являлось источником напряжения и не создавало внутренних конфликтов. Все версии, а точнее домыслы, обыгрывающие «женский фактор», как спровоцировавший конфликт между участниками похода группы Игоря Дятлова, можно с полным основанием отнести к умозрительным и совершенно беспочвенным;

- Анализ походных фотографий, представленных Алексеем Владимировичем Коськиным, заставляет предположить, что число фотоаппаратов, имевшихся в распоряжении участников похода, превышало число, зафиксированное следствием. Фотоаппаратов было более тех четырёх штук, которые следователи обнаружили в палатке группы и вернули родственникам погибших туристов. Раскладка фотоаппаратов по принадлежности даёт следующий, в высшей степени неожиданный результат: два фотоаппарата находились в распоряжении Семёна Золотарёва (один из них остался в палатке, второй был унесён в овраг), по одному имелось у Рустема Слободина, Игоря Дятлова, Георгия Кривонищенко и Николая Тибо-Бриньоля (предположительно). Ещё один фотоаппарат на данном этапе может считаться «неустановленной принадлежности, возможно, принадлежащий Зине Колмогоровой»;

- Можно ли допустить, что фотоаппарат Тибо-Бриньоля был унесён последним в овраг и впоследствии именно этот фотоаппарат оказался найден на трупе Золотарёва? Другими словами, не считает ли автор «один фтоаппарат за два»? Подобное предположение, откровенно говоря, представляется нелогичным и внутренне противоречивым. Прежде всего потому, что Тибо и Золотарёв были одеты одинаково хорошо и у Тибо просто не было никаких оснований передавать свой фотоаппарат Семёну: тот имел шансов пережить ночь ничуть не больше самого Николая. Если бы Тибо-Бриньоль действительно умудрился унести свой фотоаппарат из палатки, то скорее всего, последний был бы найден на его трупе. Можно, правда, предположить, будто Золотарёв снял фотоаппарат уже с трупа Николая Тибо-Бриньоля и носил его на шее вплоть до собственной смерти, но это предположение также выглядит слабо мотивированным. Зачем Семёну забирать именно фотоаппарат, если для его выживания в то время куда большее значение имели вязаные перчатки Тибо-Бриньоля и его куртка на овчине? Разумного ответа нет и быть не может, особенно если мы примем во внимание, что тело Тибо-Бриньоля не подвергалось раздеванию его товарищами и погибал он, судя по всему, одним из последних. Все эти рассуждения подкрепляют уверенность в том, что приведённая выше раскладка фотоаппаратов по принадлежности верна и фотоаппарат Тибо-Бриньоля не имеет отношения к тому фотоаппарату, что оказался найден на трупе Золотарёва;

- Предположение о наличии у членов группы более 4 фотоаппаратов, обнаруженных следователями в палатке, заставляет задуматься над тем, какова же была судьба исчезнувшей фототехники? В случайную утрату сразу двух фотоаппаратов и последующую случайную гибель всей группы не верится напрочь — просто в силу того, что здравый смысл отрицает вероятность одновременной реализации столь малореализуемых случайностей. Напрашивается предположение о взаимосвязи или даже взаимной обусловленности этих событий. В разделе «18. Последовательность событий на склоне Холат-Сяхыл в первом приближении.» уже указывалось на то, что целый ряд серьёзных, хотя и косвенных улик свидетельствует о проведённом в палатке туристов обыске (разбитый светофильтр фотоаппарата Кривонищенко, не до конца подрезанная лыжная палка из бамбука, короткие разрезы ската палатки, обращённого вниз по склону, рассыпанные сухари и т.п.). Именно во время обыска и могли исчезнуть 5-й и 6-й фотоаппараты туристов, которые мы условно закрепили за Тибо-Бриньолем и Колмогоровой. Почему же исчезли один или два фотоаппарата, но остались четыре других? Каков же мог быть критерий отбора фотоаппаратов таинственными похитителями? Оставшиеся фотоаппараты «Зоркий» были сравнительно новыми: Золотарёв и Дятлов владели фотоаппаратами 1955 г. выпуска, а Кривонищенко и Слободин — 1954 г. В принципе, все они выглядели одинаково, поскольку являлись однотипными. Видимо, те фотоаппараты, которые были похищены, чем-то заметно от них отличались.

Хотя с точки зрения механики, оптики и кинематики работы фотоаппараты «Зоркий» являлись точной копией фотоаппаратов ФЭД и даже имели одинаковые с ними габариты, их невозможно было перепутать. «Зоркие» (снимок слева) с самого начала своего выпуска в 1948 г. комплектовались объективами «Индустар-22″ с просветлённой оптикой (которую изготавливали на станках, вывезенных из разгромленной Германии в счёт послевоенных репараций). Между тем, фотоаппараты ФЭД вплоть до 1955 г. (а ФЭД-2 — до 1956 г.) получали объективы «Индустар-10″ с непросветлённой оптикой. Просветлённые и непросветлённые линзы легко различались визуально поскольку имели разные показатели светоотражения, в силу чего просветлённая оптика казалось явно более тёмной. Кроме того, объективы «Индустар-22″ и «Индустар-10″ имели различную маркировку торцевых поверхностей (на крайнем правом рисунке она помечена поз.22). Представленные фотографии интересны для нас ещё и тем, что на снимке «Зоркого» можно видеть жёлтый светофильтр, подобный тому, которым владел Георгий Кривонищенко. Этот светофильтр был найден в палатке туристов с треснутым стеклом.

Мы легко сможем понять, что это могли быть за отличия, если вспомним, что штатные объективы фотоаппаратов «Зоркий» были первой продукцией такого рода в СССР, имевшей просветлённую оптику. Объективы «Индустар-22″ (и все последующие модели) имели просветлённые линзы благодаря немецким станкам, вывезенным из Германии в счёт послевоенных репараций. С момента начала выпуска «Зорких» на заводе в подмосковном Красногорске эти фотоаппараты комплектовались объективами «Индустар-22″. Между тем, фотоаппараты ФЭД вплоть до 1955 г. (а ФЭД-2 вплоть до 1956 г.) продолжали получать непросветлённые объективы «Индустар-10″, поскольку немецких станков банально нехватило на все заводы Советского Союза по производству оптики. Визуально «Индустар-10″ и «Индустар-22″ легко различимы — просветлённая линза кажется более тёмной и в косых лучах света даёт цветной блик (обычно синего цвета), непросветлённая же намного ярче блестит. Кроме того, торцевые поверхности обоих объективов имели разную маркировку, что явно бросалось в глаза с расстояния даже в несколько метров. По своей стоимости «Зоркий» с «Индустаром-22″ чуть ли не в полтора раза превосходил ФЭД с «Индустаром-10″, что, в общем-то, выглядит оправданным в силу возросших потребительских свойств первого (370 руб. и 250 руб. соответственно). Поэтому нет ничего странного в том, что малообеспеченные Тибо-Бриньоль и Колмогорова владели фотоаппаратами низшей ценовой категории. Тот, кто обыскивал палатку туристов не заинтересовался фотоаппаратами «Зоркий», потому что целенаправленно искал другой, отличный от «Зоркого», фотоаппарат. Отыскав же два таких фотоаппарата этот человек, не стал ломать голову над тем, какой именно ему нужен и забрал оба;

- Отсутствие плёнки из фотоаппарата Игоря Дятлова и одновременное наличие походных фотографий непонятного происхождения («снимки россыпью»), заставляет предполагать, что в настоящий момент Алексеем Владимировичем Коськиным собраны и систематизированы ещё не все фотоплёнки, связанные трагическим походом. Возможно, дальнейший розыск в этом направлении, приведёт к новым открытиям разной степени непредсказуемости.




Не нашли, что искали? Воспользуйтесь поиском:

vikidalka.ru - 2015-2018 год. Все права принадлежат их авторам! Нарушение авторских прав | Нарушение персональных данных