Главная | Случайная
Обратная связь

ТОР 5 статей:

Методические подходы к анализу финансового состояния предприятия

Проблема периодизации русской литературы ХХ века. Краткая характеристика второй половины ХХ века

Ценовые и неценовые факторы

Характеристика шлифовальных кругов и ее маркировка

Служебные части речи. Предлог. Союз. Частицы

КАТЕГОРИИ:






Приложение: заметки о глоссировании




Ниже приводятся примеры различных методов делания наблюдаемого/ сообщаемого понимания, т. е. понимания, доступного описанию. Они отобраны из коллекции отчетов об обыденных случаях, в которых люди, одними и теми же способами опознающие или понимающие друг друга в качестве знающих, как говорить, вовлечены в совместное имение в виду иначе, чем они могли бы это делать, ясно все проговаривая.

Эти примеры призваны специфицировать «практики глоссирования» как тему. Вышеприведенное определение используется как слабое правило, которое служит нашим интересам расширения и организации этой коллекции: поиска, выявления, исключения, рубрикации и т. д. Следует ли его толковать как слабое правило только до поры до времени? Нам, разумеется, пришло на ум, что более точное определение есть цель, заключенная в самом собирании этой коллекции. Эта цель известна тем, кто хочет, чтобы их исследования естественного языка воспринимались всерьез. Мы, конечно, тоже преследуем такую цель; но там, где речь заходит о глоссах, мы не принимаем эту цель слишком серьезно, ибо из исследования глосс и из того, что выясняется о практиках глоссирования, мы знаем, что такая цель не представляет интереса. Интересно скорее то, что такая цель недостижима. Из некоторых приводимых примеров мы это увидим. Кроме того, то, что слабое определение используется для формулирования в качестве цели сильного определения, на получение которого направлено использование слабого определения и для достижения которого слабое определение служит ресурсом, является еще одной неоправданной надеждой. Или, лучше сказать, надеждой, которая оправдывается так: некто приобретает навык, означающий признанное владение естественным языком. И это тоже представляет интерес. Еще одни свойства обеспечиваются особыми и определенными способами, которыми эта цель не может быть достигнута, и, видимо, сводятся к следующему: определенность практик глоссирования доступна для изучения независимо от того, отсутствуют ли определения, являются ли они слабыми, произвольными и т. д. Мы обнаруживаем это как повторяющееся «логическое» свойство. Оно вызывает у нас острый интерес, и мы выискиваем его везде, где только можно.

Возможно, практики глоссирования могут быть личностно особыми. У нас нет на этот счет определенного мнения. Во всяком случае, примеры были отобраны так, чтобы проиллюстрировать несколько различающихся способов, с помощью которых их производство организуется как совместное практическое свершение. Например, глоссу Ричардса образует метод, посредством которого еще-нуждающиеся-в-понимании тексты восполняются неизвестными способами достижения определенного смысла, где делающим это не нужно отчитываться себе о способе достижения какого бы то ни было определенного смысла, к которому приводит этот процесс, и не возникает нужды в том, чтобы они такой отчет предоставляли. Две вариации, имеющие отношение к этой тематической характеристике, обеспечиваются макетами и теми случаями, когда определения используются в первом приближении к более строгим.

Макеты. Можно купить пластмассовый двигатель, который расскажет кое-что о том, как работают двигатели в автомобилях. Пластмассовый двигатель содержит в себе некоторые свойства автомобильного двигателя. Например, он будет показывать, как движутся поршни относительно коленчатого вала, как их движение совмещается по времени с порядком работы цилиндров и т. д. Как мы увидим, здесь интересно и важно, что пользователь, чтобы заставить поршни работать, должен вращать пальцем маховик.

Назовем пластмассовый двигатель описанием наблюдаемого положения дел. Мы предлагаем следующие наблюдения касательно черт этого описания. Во-первых, самим способом, которым оно обеспечивает точную репрезентацию черт действительной ситуации, и самим способом, которым оно обеспечивает точную репрезентацию некоторых отношений и некоторых черт наблюдаемой ситуации, оно создает также специфически и намеренно ложное представление о некоторых существенных чертах данной ситуации. Во-вторых, создавая это намеренно ложное представление, оно предусматривает, что намеренно ложные представления должны присутствовать, дабы данное описание трактовалось как описание этой ситуации. В-третьих, благодаря этому ложному представлению пользователь описания говорит, что описание «похоже» на ту ситуацию, для репрезентации которой он хочет им воспользоваться. В-четвертых, знание тех способов, которыми описание — пластмассовый двигатель — создает ложное представление, является для пользователя средством контроля над тем, можно ли использовать его как описание действительной ситуации. В-пятых, макет — пластмассовый двигатель — в совокупности его особых, действительных черт, какими бы они ни были и для каких бы целей они ни использовались, целиком и полностью понимается пользователем как то, что имеет статус руководства для практических действий в реальной ситуации, в чем бы оно ни заключалось в конкретном случае, когда пользователь должен управиться с действительным двигателем. В-шестых, это намеренное использование является исключительно делом выбора пользователя, когда он сам для себя принимает решение об адекватности макета и о том, как им правильно пользоваться. И, наконец, его использование сопровождается готовностью пользователя всякий раз, когда он сталкивается в действительной ситуации с некоторой чертой, которую макет ложно представляет, отдавать приоритет действительной ситуации и оставлять макет таким, какой он есть, без настоятельного побуждения его исправить.

Определение в первом приближении напоминает глоссу Ричардса и макеты, давая еще один способ осуществления узнаваемой определенности разговора без уточнения того, как эта определенность достигается.

Определения в первом приближении встречаются в статьях, когда автор в начале статьи дает определение, сопровождаемое просьбой, чтобы на какое-то время простили его произвольность, и указанием на то, что он пока не будет (по тем или иным причинам) определять его точнее, но если читатель допустит его предварительный характер, то он, развернув свои аргументы, даст позже второе определение, которое можно будет подставить на место первого.

Следующий пример такого определения добавляет еще одну черту. Он был выбран, поскольку дает читателю наглядный пример того, как достигается определенность разговора, хотя при этом сущностно не уточняется, как именно эта определенность разговора делается.

Примем нижеприведенное как определение «глоссирования» в первом приближении.

Я хочу говорить о лицах, знающих, как разговаривать, — т. е. говорящих на некотором языке, — втянутых в текущем взаимодействии в многочисленные практики имения в виду иначе, нежели путем ясного проговаривания. Я хочу объединить эти их практики с помощью термина «глоссирование». До поры до времени я хочу пользоваться этим определением как правилом, позволяющим выявлять релевантные реальные случаи, в которых можно искать проявления глоссирования, и дающим возможность сравнивать эти проявления, описывать их, группировать, раскладывать по рубрикам, озаглавливать и т. д. Более точное определение будет трактоваться как цель наших изысканий. Поскольку в ходе нашего предприятия по сбору данных мы больше узнаем о том, для говорения о чем я использую термин «глоссирование», и получаем возможность придать предмету своего внимания больше определенности, мы перепишем определение так, чтобы сформулировать исходя из проявлений и размышлений, вызванных ими, их сущностные черты и сущностные связи между этими чертами.

Когда с помощью этого определения исследуются в поисках возможных проявлений действительные случаи, определение используется до бесконечно специфицируемой глубины его замкнутости в самом себе. Мы также замечаем, что никакие антиномии не блокируют и не затемняют его смысл; равно как нас нисколько не смущает «глубина» его рекурсивности.

Антропологические цитаты. После полевого исследования антрополог возвращается со своими блокнотами в компанию коллег по профессии. Проведя некоторое время в поле, он сталкивается с задачей превратить свои тексты в профессионально приемлемый отчет. Например, Мэннинг Нэш[30] напоминает своим студентам на семинарах о неразделимых свойствах критики и полевой работы. В один прекрасный день каждый из них, в свою очередь, вернется из чужого и незнакомого общества и должен будет сообщить о своих открытиях в связных повествовательных предложениях. Антропологу надо будет детально записать то, что он узнал от тамошних жителей, для которых он скорее всего был чужаком в том решающем смысле, что на протяжении месяцев, а возможно и всего его пребывания там, их язык мог оставаться за пределами его контроля. Ему не нужно приводить отчета о том, как были собраны его полевые заметки. Лишь изредка антропологи связывают свои заметки и то, как они были собраны, дополнены, проанализированы, переписаны и иным образом использованы, с обстоятельствами их пребывания в поле как конституирующими чертами этих обстоятельств. Еще реже они сообщают о том, как заметки были превращены в отчет, предназначенный для прочтения коллегами по профессии. Тем не менее «то, как это делается» трактуется всеми — и самим автором, и его коллегами — как контингентно описуемое во всех случаях, когда делается «запись», и во всех случаях, когда отчет читают и обсуждают. В связи с такими обстоятельствами профессиональной работы использование антропологических цитат является интересной и релевантной практикой глоссирования.

Процедура отчета в антропологических цитатах следующая. Антрополог переписывает тексты как отчет, пользуясь процедурой, которую он называет «записью». Основная задача, выполняемая записью, — предложить описание того, о чем действительно, а не предположительно говорили, в его трактовке, туземцы на языке, на котором они говорили, притом что антрополог не может и не будет говорить окончательно и во всех деталях, о чем реально они говорили. Этим способом он сообщает коллегам, что именно так вот они рассказывали. Так, например, он цитирует туземцев, пользуясь их туземными терминами, и трактует эти термины с помощью «глоссария». Иначе говоря, он рекомендует коллегам, что своими переводами туземных терминов он будет иметь в виду то, о чем туземцы действительно говорили, что он будет трактовать туземцев и их практики как высший авторитет, хотя что именно в них содержится выходящего за пределы того, что он написал, он сказать не может и говорит, что не может. Автор имеет в виду то, что реально имеет в виду туземец, но при этом автор предпочитает осторожность в ясном словесном уточнении того, «что туземец реально имеет в виду». Это дальнейшее «то, что туземец реально имеет в виду», инкорпорируемое в отчет как сделанный профессионалом пересказ сообщения туземного информатора, глоссируется по всему отчету, поскольку оно всегда оказывается под рукой благодаря работе профессионально не уточненных методов авторства и чтения.

Поскольку дело касается профессионалов, практики антропологического глоссирования обеспечивают антропологов практиками и обстоятельствами, которые отличают их от других профессионалов. Профессиональная ассоциация образуется наличием компетентных читателей и не проясненных обстоятельств, которые этот род писательства глоссирует. Посредством членства в ассоциации смысловая определенность и фактичность такого отчета тесно связываются с разговорными средами, разговорными средствами, разговорной «машинерией», в которой и с помощью которой то, что действительно, а не предположительно сообщается, будет «увиденным для проговаривания», чтобы его затем можно было ясно и недвусмысленно записать.

Удостоверение события, которого вы не добивались, иллюстрирует практику, посредством которой определенность раскрывается в рамках графика разговора, и здесь интересно то, что определенность раскрывается при помощи разницы между временным упорядочением производства события и описуемым временным упорядочением произведенного события. Выглядит эта практика следующим образом. Вы беседуете с другим человеком. Этот человек смеется. Какое-то мгновение вы удивлены, так как не собирались шутить. Поскольку вы слышите, как этот человек смеется, вы улыбаетесь, дабы придать смеху другого человека свойство, состоящее в том, что его смех обнаружил ваше остроумие, но скрываете тот факт, что другой человек, засмеявшись, дал вам возможность «претендовать на заслугу», к которой вы не стремились.

Глосса Роуза. Профессор Эдвард Роуз, коллега из университета штата Колорадо, сообщает о практике, в которой умышленно используется свойство, состоящее в том, что определенность обусловленных обстоятельствами деталей образуется из их следствий. Он следующим образом использует это свойство для выявления с определенностью того, что он до этого делал.

По прибытии в город, которого Роуз никогда прежде не видел, его встречает в аэропорту принимающее лицо. В то время как они едут домой, Роуз [глядит] в окно — то есть после делания [смотрения вперед] делает [смотрение на что-то убегающее вдаль], поворачивая голову по мере движения автомобиля. Перед Роузом стоит задача заставить партнера объяснить ему, на что он глядел. Делание заслуживающих внимания деталей [смотрения вперед] и [смотрения на что-то убегающее вдаль] и их серийное упорядочение представляют самую суть дела и составляют хитрость Роуза. Продолжая делать [выглядывание в окно], Роуз замечает: «Он определенно изменился». На это его хозяин может сказать что-то вроде: «Прошло десять лет, прежде чем они перестроили квартал после пожара». Сказав: «Он определенно изменился», — Роуз обнаруживает в ответе и с помощью ответа, о чем он, Роуз, говорил в первом случае. Выяснив это, он формулирует далее совместное осмысленное содержание, которое обе стороны случайно делают узнаваемой, актуальной, ясно слышимой спецификой в ходе разговора: «Да что вы говорите! И во сколько же это обошлось?»

 

Пер. с англ. В. Г. Николаева

 


[1] Свойства индексичных выражений подробно рассматриваются на с. 17-19.

1* Термин account, переводимый здесь как «описание», имеет более емкий смысл. Это еще и «отчет», и «объяснение». Речь идет о таком «описании» чего-то, которое само по себе объясняет это что-то через наделение его смыслом. Например: «это стул» или «мы разговариваем». (В сносках со звездочками здесь и далее примечания переводчика.)

[2] Дюркгейм Э. Метод социологии // Дюркгейм Э. Социология. Ее предмет, метод, предназначение. М.: Канон, 1995.

[3] Это свойство освещено в статье: Zimmerman D. H., Pollner M. The Everyday World as a Phenomenon // Studies in Human Information Processing / Ed. by Harold B. Pepinsky (в печати).

[4] Helmer O., Rescher N. The Epistemology of the Inexact Sciences. Santa Monica: RAND Corporation, October 13, 1958.

2* В понятии «описуемость» (accountability) у Гарфинкеля содержится одновременно и такой смысл, как «самоочевидная объяснимость» (см. выше примечание 1*).

3* Этот термин можно было бы точнее и удачнее передать другим словом: «частности». Однако, учитывая разные контексты его употребления, пришлось все же остановиться на варианте «детали».

[5] Под «бесконечной задачей» мы имеем в виду, что указанные различие и возможность замены являются движущей силой исследований, результаты которых признаются и трактуются членами как основания для дальнейших выводов и исследований. Именно благодаря этому различию и этой заменимости как целям исследования «бесконечная задача» понимается членами как указание на «открытость» социологического факта, «самоочищающийся» корпус социально-научного знания, «текущую разработанность проблемы», кумулятивные результаты, «прогресс» и все прочее.

4* Имеется в виду сборник «Теоретическая социология: перспективы и достижения», в котором была опубликована данная статья.

[6] Исследования Эгона Биттнера: Bittner E. Police Discretion in Emergency Apprehension of Mentally Ill Persons // Social Problems. Vol. 14 (Winter, 1967). P. 278-292; The Police on Skid-row: A Study of Peace Keeping // American Sociological Review. Vol. 32 (October, 1967). P. 699-715. Исследования Линдсея Черчилла: Churchill L. Types of Formalization in Small-group Research (review article) // Sociometry. Vol. 26 (September, 1963); The Economic Theory of Choice as a Method of Theorizing (статья, выпущенная в материалах Американской социологической ассоциации, 31 августа 1964 г.); Notes on Everyday Quantitative Practices // Contributions to Ethnomethodology / Ed. by H. Garfinkel, H. Sacks. Bloomington: Indiana University Press (в печати). Исследования Аарона Сикурела: Cicourel A. Method and Measurement in Sociology. Glencoe: Free Press, 1964; The Social Organization of Juvenile Justice. N. Y.: Wiley, 1968. Исследования Гарольда Гарфинкеля: Garfinkel H. Studies in Ethnomethodology. Englewood Cliffs: Prentice-Hall, 1967. Работы Крейга Мак-Эндрю: MacAndrew C. The Role of “Knowledge at Hand” in the Practical Management of Institutionalized Idiots // Contributions to Ethnomethodology; MacAndrew C., Edgerton R. Time Out: A Social Theory of Drunken Component. Chicago: Aldine, 1969. Исследования Майкла Моермана: Moerman M. Ethnic Identification in a Complex Civilization: Who Are the Lue? // American Anthropologist. Vol. 65 (1965). P. 1215-1230; Kinship and Commerce in a Thai-Lue Village // Ethnology. Vol. 5 (1966). P. 360-364; Reply to Naroll // American Anthropologist. Vol. 69 (1967). P. 512-513; Being Lue: Uses and Abuses of Ethnic Identification // American Ethnological Society. Proceedings of the 1967 Spring Meeting. Seattle: University of Washington Press, 1968. P. 153-169. Исследования Мелвина Поллнера: Zimmerman D., Pollner M. The Everyday World as a Phenomenon. Работы Эдварда Роуза: Rose E. Small Languages // Contributions to Ethnomethodology; A Looking Glass Conversation in the Rare Languages of Sez and Pique. Program on Cognitive Processes Report No. 102. Boulder: Institute of Behavioral Science, University of Colorado, 1967; Small Languages: The Making of Sez / Bureau of Sociological Research, Report No. 16, Part 1. Boulder: Institute of Behavioral Science, University of Colorado, 1966. Исследования Харви Сакса: Sacks H. Social Aspects of Language: The Organization of Sequencing in Conversation. Englewood Cliffs: Prentice-Hall, 1969. Работы Эммануэля Щеглоффа: Schegloff E. Sequencing in Conversational Openings // American Anthropologist (в печати); The First Five Seconds / Ph.D. dissertation, Department of Sociology and Social Institutions, University of California, Berkeley, 1967. Исследования Дэвида Садноу: Sudnow D. Passing On: The Social Organization of Dying. Englewood Cliffs: Prentice-Hall, 1967; Normal Crimes: Sociological Features of a Penal Code in a Public Defender’s Office // Social Problems. Vol. 12 (Winter, 1965). P. 255-276. Работы Э. Лоренса Видера: Wieder E. L. Theories of Signs in Structural Semantics // Contributions… Работы Дона Х. Циммермана: Zimmerman D. H. Bureaucratic Fact Finding in a Public Assistance Agency // The Dossier in American Society / Ed. by Stanton Wheeler (в печати); The Practicalities of Rule Use // Contributions…; Paper Work and People Work: A Study of a Public Assistance Agency / Ph.D. dissertation, Department of Sociology, University of California, Los Angeles, 1966.

[7] Т. е. социально организованные в том смысле, в каком в этой статье говорится о формальных структурах как о достижениях.

5* Гарфинкелевское понятие «член» (member) — сокращение от более развернутого понятия «член коллектива» (при этом неважно, какой именно это коллектив). Понятия «коллектива» и «членства в коллективе» были заимствованы Гарфинкелем у Парсонса. В самом общем смысле, употребление термина «член» указывает на неотделимость практик обыденного мышления и действования от членства в том или ином коллективе (или ассоциации) как такового. Более детально это понятие поясняется ниже в самом тексте.

[8] Schutz A. Collected Papers. Vol. I. The Problem of Social Reality. The Hague: Martinus Nijhoff, 1962; Collected Papers. Vol. II. Studies in Social Theory. The Hague: Martinus Nijhoff, 1964; Collected Papers. Vol. III. Studies in Phenomenological Philosophy. The Hague: Martinus Nijhoff, 1966; The Phenomenology of the Social World. Chicago: Northwestern University Press, 1967.

[9] См. примечание 6.

6* «Глоссирование» (glossing) в разных контекстах означает такие вещи, как пояснение, толкование, интерпретация, комментарий, посредством которых некоторая непонятная, не понятая или недостаточно понятая деталь речи (например, слово или высказывание) переводится на более понятный язык, поясняется через другие (понятные) языковые элементы. (Примером глоссирования может служить вышеприведенное высказывание). Выбор непривычного слова «глоссирование» (вместо перечисленных более привычных и ясных) в качестве перевода определяется тем, что он позволяет сохранить в тексте семантическую связь этого термина с однокоренным словом «глосса», точнее передать лингвистические контексты, которыми пропитана эта статья, и четко отграничить «толкование» как деятельность (глоссирование) от «толкования» как результата этой деятельности (глоссы).

[10] Richards I. A. Speculative Instruments. Chicago: University of Chicago Press, 1955. P. 17-56.

[11] Мы имеем в виду, что тут ничего такого не требовалось и что в других практиках глоссирования дело могло бы обстоять как-то иначе.

[12] Эти замечания основаны на предложениях, полученных нами от Сэмюэла Тодса. См.: Todes S. Comparative Phenomenology of Perception and Imagination: Part I: Perception // The Journal of Existentialism. Vol. 6 (Spring, 1966). P. 257-260.

[13] Слишком заострять внимание на этом нельзя. Поскольку в обзоре глоссы Ричардса мы использовали настоящее совершенное время, есть риск, что наше описание может быть прочтено так, будто мы рекомендовали, что глосса Ричардса определяет именно тот способ, которым делается ясная, определенная речь. Глосса Ричардса — лишь один из способов, которыми делается ясная, определенная речь. Есть и другие, которые складываются из других практик глоссирования, отличных от глоссы Ричардса. Глосса Ричардса используется как наглядный пример, а не как определение.

[14] Следующая выдержка представляет два структурно различных примера. (1) Дело не ограничивается тем, что из того, что было сказано человеком, чьи слова говорящий цитирует, говорящий выясняет, что этим человеком имелось в виду, но также (2) целая реплика вставляется говорящим как демонстрирующая, что произносящий ее знает, что подразумевается словами предшествующего оратора; иначе говоря, она произносится со словами «я знаю, что ты имеешь в виду» в качестве начальной ее части:

Т: Я знаю, что ты имеешь в виду. Мы… мы каждый год через это проходим. Мой отец вот сказал: «Никаких подарков». И мы попытались разобраться, что…

Б: Никаких подарков значит никаких подарков или побольше подарков?

Т: Да нет… ну… он привел нам одну причину, почему «никаких подарков». А я как-то в ней засомневался. Я не думал, что в этом причина. Ну, в смысле, что это настоящая причина. Он сказал: «Ну, видите ли, как только Рождество, так сразу во всех магазинах… ну, нет… такое смертоубийство всюду устроить, смертоубийство, все Рождество пропахло коммерцией, нет уж, в это дело ввязываться я не желаю. В этом году я никаких подарков делать не буду».

Д: «Вы потратите свои деньги и купите себе, что хотите, а я потрачу свои и куплю себе то, что мне нужно».

Т: Но мы посчитали, что тут дело глубже, потому что если парень понимает, что от Рождества все больше несет коммерцией, то… что он?… должен об этом заявить и вовсе от Рождества отказаться, а закончить тем, что не делать никаких подарков? Или все дело в том, что он на самом деле… человек, которому вообще не нравится ничего дарить?

Б: Ага.

Т: Так что это липовое оправдание для того, чтобы ничего не дарить. В конце концов, я думаю, мы вычислили, что это, должно быть, какая-то хитрая комбинация, и он на самом деле вовсе не такой скряга.

[15] Слово «становится» используется здесь в смысле продолжающегося развития, а не в смысле развития в прошлом, которое к настоящему времени уже завершилось. Чтобы подчеркнуть «процессуальный» момент, это предложение можно прочесть следующим образом: «Вместо этого сам его разговор, поскольку он пребывает в становлении частью самотождественного события взаимодействия, пребывает в становлении еще одной контингенцией этого взаимодействия». Аналогичные замечания можно было бы высказать и в отношении выражения «еще одной».

7* Выражение masters of natural language можно понимать как в нейтральном смысле («владеющие естественным языком»), так и — здесь, в этом конкретном контексте — как содержащее в себе элемент иронии в отношении «конструктивных аналитиков».

8* Этот термин логического анализа естественного языка чаще всего переводится как «индексальные выражения»; однако в силу того, что в отечественной литературе об этнометодологии закрепился вариант «индексичные», мы его здесь сохраняем.

[16] Kneale W. and M. The Development of Logic. L.: Oxford University Press, 1962. P. 16.

[17] Peirce C. S. Collected Papers. Vol. 2. Cambridge: Harvard University Press, 1932. §§ 248, 265, 283, 305; Wittgenstein L. Philosophical Investigations. Oxford: Basil Blackwell, 1953 (в рус. пер.: Витгенштейн Л. Философские исследования // Философские работы. Часть I. М.: Гнозис, 1994).

[18] Окказиональные выражения обсуждаются в: Farber M. Foundation of Phenomenology. Cambridge: Harvard University Press, 1943. P. 237-238; Mohanty C. N. Edmund Husserl’s Theory of Meaning. The Hague: Martinus Nijhoff, 1964. P. 77-80.

[19] Russell B. Inquiry into Meaning and Truth. L.: Allen, 1940. Chap. 7. P. 102-109.

[20] Goodman N. The Structure of Appearance. Cambridge: Harvard University Press, 1951. P. 290 ff.

[21] Обзор индексичных выражений можно найти в: Bar-Hillel Y. Indexical Expressions // Mind. N. S. Vol. 63 (1954). P. 359-379.

[22] Dreyfus H. L. Philosophical Issues in Artificial Intelligence // Publications in the Humanities, No. 80. Department of Humanities, Massachusetts Institute of Technology. Cambridge, Mass., 1967; Dreyfus H. L. Alchemy and Artificial Intelligence, P-3244. Santa Monica: RAND Corporation, December, 1965.

9* Индексалы (indexicals) — то же, что индексичные выражения.

[23] Просим читателя толковать «все науки» как любые, т. е. какие угодно исследования, направленные на проверку и оценку эффективности практических деятельностей и на производство описаний этой эффективности членами. Помимо наук западного мира, преподаваемых в университетах, мы включаем сюда «этно»-науки, которые были описаны антропологами, такие, как этномедицина и этноботаника, а также необозримое множество эмпирических дисциплин, имеющих свою эффективность в практических деятельностях и в качестве этих деятельностей, служащих их постоянным феноменом: колдовство азанде, шаманизм яки, лозоискательство, алхимию, исследование операций и все прочее.

[24] Формулирование может быть сообщено не просто потому, что члены могут делать формулирование и наблюдать его. Оно сообщаемо в силу того, что члены делают формулирование и наблюдают его делание в данный момент; или в силу того, что члены делают формулирование и наблюдают, что оно было сделано; или в силу того, что члены, делая его, наблюдают, что оно будет сделано; или в силу того, что члены, делая его, наблюдают, что оно может быть сделано, и т. д. Решающим критерием является не наличие «изменяемых по временам» глаголов, а темпоральные структуры таких предприятий. Темпоральные структуры предприятий формулирования включают в себя, конечно, и наличие для членов временных референций в естественном языке.

Неуклюжесть структуры предложения может быть в чем-то выгодной, если она маркирует релевантность и полезность экстенсивных, развитых и глубоких временных «параметров» членов, делающих формулировки как описуемые предприятия. Особого внимания заслуживает подготавливаемая в настоящее время Дэвидом Садноу работа о временных параметрах описуемых мимолетных взглядов.

[25] Garfinkel H. Studies in Ethnomethodology. P. 29-30.

[26] Поскольку нам требуется узнать, что представляют собой эти практики, посредством консультаций с членами, мы должны требовать от методов, которыми мы пользуемся для выявления этих практик, и от практик, которые выявляются этими методами, чтобы они соответствовали тем же самым ограничениям. Аргументы, обосновывающие это утверждение и показывающие, что метод, используемый нами, адекватен в отношении этих требований, детально изложены в работе: Garfinkel H. Practices and Structures of Practical Sociological Reasoning and Methods for their Elucidation // Contributions to Ethnomethodology.

[27] Члены списка соответствуют в общепринятом понимании пунктам списка.

[28] Мы показали, как практики практического социологического мышления стремятся исправить индексичные свойства разговора: они сущностно на это нацелены.

[29] Мы почерпнули эту идею из замечаний о Витгенштейне и Мерло-Понти, сделанных Хубертом Л. Дрейфусом в ходе неформального семинара в Гарвардском университете в марте 1968 г.

[30] Личное сообщение.

vikidalka.ru - 2015-2018 год. Все права принадлежат их авторам! Нарушение авторских прав | Нарушение персональных данных