Главная | Случайная
Обратная связь

ТОР 5 статей:

Методические подходы к анализу финансового состояния предприятия

Проблема периодизации русской литературы ХХ века. Краткая характеристика второй половины ХХ века

Ценовые и неценовые факторы

Характеристика шлифовальных кругов и ее маркировка

Служебные части речи. Предлог. Союз. Частицы

КАТЕГОРИИ:






Автор перевода: Ира Белинская 9 страница




Мужчина поднял голову.

— Больше, Лисси. Мне нужно попробовать тебя.

Прежде чем она смогла ответить или подумать, он упал на колени и стянул её трусики. Его большие ладони, одновременно смертоносные и талантливые, раздвинули её складки.

Её чувственной плоти коснулся прохладный воздух, а затем тёплое дыхание Хантера. Её нервные окончания зажглись. Он протиснул свои широкие, покрытые чернилами плечи между бёдер девушки и провёл языком вдоль её щели.

У неё в животе всё сжалось, и появилась жаркая нужда. Алисса вытянула руку, хватаясь за стол. Прохладное дерево разительно отличалось от его тёплого, слегка грубого языка.

— Так чертовски хорошо, — прорычал Хант и уткнулся лицом в неё, лизал и сосал, пока у неё не задрожали ноги.

Это удовольствие, охватывающее её, росло слишком быстро. Эта сила практически пугала её.

— Хант, — она вцепилась пальцами в его плечи. Не могла это контролировать. — Я упаду.

Он сел, его глаза были расширены, а губы влажными.

— Никогда. Со мной ты будешь летать, а не падать.

Он резко поднялся, открыл презерватив и надел его на свой ствол. Его грудь поднималась и опускалась из-за рваных вдохов, его член дёргался от сильного желания.

Встав позади неё, Хантер притянул её спиной к своей груди, его эрекция прижималась к его пояснице.

— Я буду тебя держать, Лисси. Ты не упадёшь.

Убрав её волосы в сторону, он поцеловал изгиб её шеи, посылая разряды к её соскам. Её клитор набух и пульсировал.

Безопасность. Сексуальность. Забота. Всё это переполнило девушку, увеличивая её нужду. Без какого-либо страха, она просто чувствовала.

Хант лизнул её ухо.

— Я никогда никого не хотел так, как хочу тебя. Нуждаюсь в тебе. Я не могу тебя отпустить.

Она повернула голову. Его великолепные глаза блестели похотью и чем-то более напряжённым.

— Не отпускай.

— Ты нужна мне такой, чтобы овладевать тобой.

Взяв её за руки, он наклонил Алиссу, положил её ладони на стол. Мужчина провёл костяшками пальцев вниз по её спине, схватил за бёдра, чтобы ввести головку своего члена, остановился, а затем толкнулся вперёд, полностью и глубоко, заполняя её и овладевая ею. Касаясь всех мест, которых больше не может касаться никто.

Он накрыл её спину, одной рукой вцепившись в стол рядом с её ладонью, а другой, обвивая талию.

— Моя Лисси.

Два слова раскрепостили их обоих. Он толкался, вколачивался, вбивался в неё, доводя её до таких вершин, которые она не могла выносить. Хант тяжело дышал ей в ухо.

— Смотри на статуэтку. Вот что я чувствую и вижу, когда я внутри тебя.

Алисса смотрела на красоту, которую Хант создал своими руками. Она смотрела, пока он не довёл её до грани, а затем дикое удовольствие ослепило её, оградив от всего, кроме Ханта.

Алисса летала в руках мужчины, в которого влюблялась.

 

***

 

В одних боксерах Хант, откинувшись, сидел на одной стороне дивана, а на его коленях лежали ноги Лисси. Каждый раз, когда он прижимался большим пальцем к её стопам, она стонала. Мужчина нашёл ещё одно место, которое возбуждало его девочку. Ему нравилось открывать новые подробности.

Она лежала на противоположной стороне, снимая на камеру статуэтку.

— Подержи её для меня.

Обвив рукой скульптуру, он посмотрел на девушку в лифчике и трусиках.

— Как насчёт обмена? Ты подержишь статуэтку, а я сниму тебя на видео.

Её волосы были спутаны, кожа по-прежнему была покрасневшей, а её глаза... чёрт.

— Нет. Я не снимаюсь в нижнем белье. Прости. И поверь мне, предложения были, включая «Плейбой».

Хант вертел статуэтку в руках, представляя Лисси раскрытой, обнажённой, позирующей... на которую смотрят другие мужчины.

— О нет, чёрт побери, — обвив рукой её худую ступню, он наклонился вперёд. — Я не делюсь, девочка с обложки.

Она опустила камеру.

— А какая разница? Ты слепил меня обнажённой. Ты это покажешь?

Хант перевёл взгляд на скульптуру. Часть его хотела показать. Поделиться красотой пробуждения Лисси. То, как она поднималась и потягивалась, было более чем чувственно. Это была женщина, охватывающая боль и власть. Покажет ли он это? Он вернул внимание на неё.

— Я не чувствую необходимость запирать её во тьме, как делаю с другими работами.

Подняв свой фотоаппарат, она спросила.

— Почему, Хант? Почему ты запираешь свою мастерскую, никого не впускаешь?

Он поставил статуэтку и откинулся назад.

— Берёшь у меня интервью?

— Ты слепил меня обнажённой, и ты оставляешь её себе. Я доверяю твоим словам о том, что ты не будешь показывать это, пока я не буду готова.

— Смысл?

— Ты раскрыл меня вплоть до слезы дракона, которая является моим способом носить с собой Эли. Люди видели татуировку, если я была в купальнике, но только ты знаешь настоящую значимость, и ты выразил её в этой статуэтке. Я доверяю тебе, — отодвинув камеру, девушка сосредоточила взгляд на нём. — Мне нравится эта статуэтка, нравится видеть себя твоими глазами. Позволь мне сделать это для тебя. Поговори со мной. У меня много видеосъёмок о тебе, которые я хочу превратить в историю о тебе моими глазами. Я хочу подарить тебе это. Никому другому, только тебе, — она улыбнулась и добавила, — Ну, нам, потому, что эта статуэтка принадлежит тебе, я сохраню себе копию видео. Воспоминание о нас.

У него не было сил устоять перед ней. Он не хотел. Мягкая жестокость Лисси топила слои льда в нём до тех пор, пока она не заставляла его гореть и чувствовать. Да, она доверяла ему с этой статуэткой, но это шло глубже, как в тот момент, когда он стоял на коленях, пробуя её на вкус, смакуя, не в силах получить достаточно, и она звала его. Алисса летала слишком высоко, ей не за что было держаться, и она боялась упасть.

Она звала его. Нуждалась в нём. Доверяла ему, чтобы попросить помощи.

В ту секунду он чуть не озверел. Взял её жёстко, доводя выше, пока держал её в безопасности в своих руках. Он никогда не позволит ей упасть. А это, прямо сейчас? Он хотел сделать это, подарить ей такое же доверие. Каким был мужчина, которого Лисси видела через свою камеру? Тот, кому она доверяла так безоговорочно в самые уязвимые моменты?

Она спросила, почему он запирает свою мастерскую. Он медленно собрался с мыслями.

— Я хожу в мастерскую проветриться, — он обвил руками её ноги, лежащие у него на коленях, эта связь держала его спокойным. — Как снайпер, я стрелял, чтобы выполнять работу, становился холодным и безэмоциональным. Вернувшись домой, я оставался опустошённым. Но после той перестрелки в торговом центре, когда я увидел, как Рэйчел смотрела на меня, мой напряжённый контроль над эмоциями треснул. Мне начали сниться кошмары, заставляя заново переживать миссия. Только в моих кошмарах я не был холодным и не обладал абсолютным контролем, который был у меня в реальной жизни. Вместо этого я чувствовал всё: страх, раскаяние, ненависть и тошноту, видя, как человек умирает от моей пули. Даже просыпаясь в холодном поту, я не мог остановить это, пока не вылеплю скульптуру. Как только это происходило, кошмар исчезал в глине, я ставил его на полку и закрывал в той комнате.

Она опустила фотоаппарат и притянула ноги обратно к себе.

На секунду Хант подумал, что Лисси сбежит от него, сказав больше никогда к ней не прикасаться. В его груди появилась обширная пустота. Он рассказал ей слишком много? Наконец заставил её понять, кто он?

Лисси встала на колени и набросилась на него.

Сработал чистый рефлекс, и Хант поймал её, притягивая к своей груди. Черт, что только что произошло? Её тёплая кожа прижималась к его, аромат ванили и солнечного света наполнил его грудь, где секунду назад была пустыня страха и пустоты. Она уткнулась головой ему под подбородок, её шелковистые волосы раскинулись на его плече и шее. Он переместился, съехав ниже, чтобы прижимать её к себе, и погладил девушку по волосам.

— Что такое, детка? Ты расстроена?

Она накрыла ладонью его татуировку пули.

— Нет. Я просто хочу держать тебя.

Её дыхание касалось его кожи, вызывая у него раскол эмоций.

— Не то чтобы я жаловался, но почему?

Она подняла голову.

— Потому что я забочусь о тебе. Ты провёл большую часть своей взрослой жизни, защищая других. Даже сейчас ты защищаешь свою семью, чтобы они не увидели ту часть себя, которая, как ты думаешь, причинит им боль.

Она это видела?

— Это причинит им боль. Мои родители посвятили свои жизни продвижению мира вместо жестокости. Они протестовали против войн, собирая деньги для помощи ветеранам. Если они увидят, кем я стал, то будут смотреть на меня по-другому.

— Как Рэйчел?

— Да, но к Рэйчел у меня не было никакой привязанности. Я пытался, но этого не было.

Что было несправедливо по отношению к ней. Оглядываясь на прошлое, он понимал, что действительно был холодным ублюдком. Использовал её, чтобы попробовать и выяснить, как снова быть нормальным. По крайней мере, с Лисси он был честен.

— Хант, они любят тебя.

— Я знаю, и поэтому им будет от этого слишком больно, — он опустил руку, накрывая ладонью изгиб её спины. — И есть некоторые вещи, которые никто никогда не узнает.

 

***

 

Алисса подвинулась выше, чтобы сесть на его живот и видеть его лучше.

— Какие вещи? Совершенно секретные, что тебе пришлось бы убить меня, если расскажешь?

Голубые глаза Ханта замерли.

— Даже не шути об этом, Алисса.

То, что он произнёс её полное имя, покоробило её.

— Я... Прости.

Его грудь расширилась, и он медленно выдохнул. Она смотрела на пулю, вытатуированную над его сердцем, пытаясь понять, что она сказала не так.

Хант взял её за руку, переплетая их пальцы.

— Шутить по поводу того, что я тебя убью... — он сжал губы в тонкую линию, но его пальцы обхватывали её руку нежно. — Со мной это слишком близко к настоящему больному вопросу.

Внезапно появившаяся в его глазах агония тронула её сердце и вызвала жжение в глазах. Посмотрите на всё, что он для неё сделал: устроил ей это свидание, позволил ей снять его, поделился частичками себя, а она выдумала такой глупый комментарий.

— Я буду более осторожна.

Хант закрыл глаза, а когда открыл – боль ушла.

— Я не хочу, чтобы ты была осторожной. Это – то, что есть между нами – честность. Никто из нас не притворяется кем-то, кем не является, — он потёр большими пальцами её руки. — Мой ответ был честным.

Она могла потеряться в его глазах и прикосновениях. То, как он держал её за руки с такой интимностью и доверием, подкупило её. Мужчина по не многу дарил ей эти частички себя, доверяя их ей. У неё пересохло во рту.

— Тебе когда-нибудь казалось, что наши отношения, может быть, становятся слишком глубокими? Слишком быстро?

— С той секунды, как ты вошла в агентство «Бывший морской пехотинец».

— Так происходит с большинством краткосрочных случайных связей?

— Нет, — он приподнялся, коснувшись её губ своими, а затем встретился с ней взглядом. — Ты – не случайная связь. Ты – моя любовница, и прямо сейчас ты заставляешь больше хотеть меня. Желать большего. Я хочу ложиться с тобой в кровать, вставать с тобой, водить тебя на свидания, готовить тебе ужин, пока ты рассказываешь мне о своём дне и о том, как работала над сайтом «Улицы Доблести». Я хочу слепить каждое твоё озорное изображение, которое смогу придумать, и, поверь мне, придумать я могу много. Ты для меня не случайная связь, малышка.

Взрыв жаркого желания поднялся из её души, чтобы подкормить глупые надежды.

— Ты хочешь большего? Например, больше видеться после того, как эта работа закончится?

Прошли долгие мгновения, когда он сжал челюсть. Хантер взглянул на статуэтку на столе за диваном.

— Это первый раз за много лет, когда я могу слепить что-то кроме своих кошмаров, — переключив внимание на неё, мужчина сжал её руки в своих. — Ты вызываешь у меня желание быть нормальным и строить настоящие отношения с тобой, но здесь этот переключатель.

То, как он говорил с ней и рассказывал о своих страданиях, обвивалось ощущением вокруг её груди. Она хотела понять.

— Твой переключатель снайпера? Ты действительно так боишься этого? На скалах я не была расстроена. Я никогда не буду злиться на тебя за попытки защитить меня.

Как она могла? Хант всегда дарил ей чувство безопасности. Он изменился, в этом сомнений не было. Типичный американский мальчишка вернулся крепким мужчиной, но он не пугал её.

В его глазах таились тревожные тени.

— Что меня действительно пугает, так это то, что в один день я могу щёлкнуть этим переключателем и не смогу его выключить.

Потребовалось несколько долгих секунд, чтобы понять значение слов. Хант боялся, что потеряет контроль над убийцей внутри себя.

— Нет. — она качала головой так сильно, что волосы раскидывались вокруг неё. — Ты не убийца. Не такой.

Этого не могло произойти.

Разве могло?


Глава 12

 

В среду утром Алисса проигнорировала очередное умоляющее сообщение от своего отчима. «Ты рушишь не только свою жизнь, но и мою, Нейта и всех в «Крыле Дракона». Как ты можешь поступать так с компанией своей мамы? Спишь с каким-то телохранителем и...»

«Удалить». Она должна была сделать это, прежде чем поддастся желанию попробовать объяснить Паркеру, что Нейт угрожал ей и её сыну, о котором она никогда ему не рассказывала. Рассказал ли Нейт ему о Эли? Она решила, что нет, пока читала свои электронные сообщения и разные статьи, ссылки на которые ей присылала Максин. Нейт копил эту информацию, чтобы использовать против неё.

Подняв голову, она взглянула на Ханта. Он сидел за кованым железным столом, разбирая и чистя два своих оружия. Его руки двигались с уверенной точностью, сосредоточенность была отточенной. На нём были шорты и очередная футболка, которая демонстрировала его мощные плечи.

Они вернулись из коттеджа в воскресенье, улица была засорена газетами, и они оба чертовски напряглись, но ничего не произошло. Они просмотрели запись с камеры, никакого Нейта. Он не звонил, не писал, не после того, как получил обратно её кольцо или увидел фотографию её и Ханта на свидании. СМИ выследили его, поймав с угрюмым выражением лица. Одному репортёру удалось спросить, как он держится.

Он посмотрел прямо в камеру.

— Алисса – моя жизнь. Я не могу поверить, что это происходит. Её мать была бы опустошена.

Затем мужчина покачал головой и вошёл в здание.

Его рисовали жертвой, в то время как ей СМИ придумывали клички, а Ханту говорили бежать, пока может. Бросать изменщицу. Их план ничего не сделал, а заставил мир ещё больше ненавидеть Алиссу Брукс. Она вздохнула. Не важно. Её и раньше ненавидели, когда погибла её мама.

Хант закончил чистку и оперативно собрал пистолет, после чего поднял голову и поймал взгляд Алиссы через стеклянную раздвижную дверь, разделяющую их.

От импульса у неё внутри всё перевернулось. «Ты – моя любовница, и прямо сейчас ты заставляешь меня хотеть большего. Желать большего». Боже, она тоже хотела, но было ли это возможно? Глядя ему в глаза, девушка отчаянно хотела будущего с ним.

Его губы изогнулись, и её раннее напряжение смягчилось. В этот момент она видела одновременно артистичного мальчика, которого помнила, и закалённого мужчину, в которого влюблялась. Алисса улыбнулась в ответ. Её телефон зазвенел, разрушив момент. Взглянув на сообщение с очередного неизвестного номера, она ахнула. Уменьшенное изображение показывало лицо, которое она узнала.

Максин. Её помощница. Дерьмо. Нажав на картинку, она открыла её на весь экран.

— О, Боже.

Большой коп прижал Максин лицом к капоту её жёлтого «Мустанга», руки за спиной девушки сковывали наручники. А её лицо? Шок и страх.

Максин никогда не боялась. Никогда. Её охватила ярость. Фотографию сопровождал текст: «Видимо, твоя секретарша, которую я неоднократно говорил тебе уволить – воровка».

Нейт, этот кретин. Максин не была воровкой. Ослепляющая ярость взорвалась с такой силой, которая могла её испепелить. Тыкая пальцем на экран телефона, она зашла в свои контакты и позвонила этому подонку.

— Теперь я завладел твоим вниманием.

Его голос поднял её ярость до атомного уровня.

— Что ты сделал? Максин не воровка!

На её руку легла ладонь. Алисса резко подняла голову и увидела Ханта, который смотрел на неё с ожесточённым лицом.

— Мэдден? — одними губами проговорил он.

Она кивнула, в её груди всё сжалось при мысли о Максин в наручниках. В тюрьме.

Хант наклонил голову ближе, чтобы слышать.

— Она украла у меня, — сказал ей в ухо Нейт. — Мои «Ролекс» и ноутбук нашли у неё в машине.

Ей потребовалось несколько ударов сердца, чтобы полностью это понять.

— Ты подставил её.

— Мне надоело с тобой возиться, Алисса. Возвращай свою задницу обратно сюда и сделай всё, что я тебе, чёрт побери, сказал, и я сниму с неё обвинения.

— А если я этого не сделаю?

— Я сделаю так, чтобы Максин оказалась в тюрьме, получила свою личную сцену в душе и истекла кровью.

В её разуме изображение отразилось жестоко, и ей пришлось закрыть рот рукой, когда к горлу подступила тошнота.

Хант схватил телефон, повесил трубку и опустился на корточки.

— Смотри на меня и дыши. Я слышал кое-что из этого, но мне нужно знать всё.

«Главное не стошнить. Думай». Алисса взяла свой телефон обратно и нашла сообщение, после чего показала его Ханту.

— Этот урод.

— Он подставил её. Максин не воровка.

Алисса схватила его за руку, впиваясь пальцами в твёрдые мышцы.

Хантер кивнул.

— Она в Малибу?

— Да.

Хант схватил свой телефон, нажал на экран.

— Подожди.

— Хант, что тебе нужно? — раздался в динамике голос Сиенны.

— У нас ситуация. Мэдден сделал свой шаг. Максин Лорд арестовали. Похоже, рядом с...

Он посмотрел на неё.

Алисса рассмотрела фотографию, заставляя себя смотреть мимо Максин на капоте и с наручниками.

— С банком в Малибу, — назвала она ему.

Хант кивнул и повторил информацию.

— Пошли в участок Малибу адвоката, и добейся её освобождения. Проверка её данных ничего не показала, так что у неё нет судимости. Используй имя Алиссы, привлеки поддержку, всё, что потребуется. Просто вытащи её.

Закончив звонок, он сразу притянул Алиссу в свои объятия.

— С ней всё будет в порядке, Лисси. Мы уезжаем утром, как планировали, и ты скоро её увидишь, — он погладил её по спине, затем опустил взгляд на лицо. — Ты знаешь её семью?

— У неё есть мама и брат. Джефф ходил с нами в колледж.

— Позвони им, чтобы они могли быть с ней в участке, когда её освободят. Она сегодня не будет одна.

Её глаза жгло благодарными слезами. Хант не был знаком с Максин, но знал, что Алисса заботится о ней, поэтому думал о том, чтобы Максин не осталась одна, когда выйдет из тюрьмы.

 

***

 

В четверг вечером Хант поставил их сумки и осмотрелся в доме Лисси в Малибу. После отъезда из виноградника они поехали прямиком к брату Максин и поужинали там. День был долгий, и он был рад, что Лисси находилась там, где, как он знал, она в безопасности. Купер убедился, что дом под охраной.

Раньше он уже был здесь один раз, пока она собиралась ехать в Соному. В тот раз он проверил первый этаж, затем остался в гостиной и сделал несколько звонков, пока она собирала вещи. Теперь он осмотрелся поближе. Дом был построен на скалах с видом на Тихий океан. Белые стены и мраморные полы вели прямо через элегантно оформленную гостиную, в столовую со столом из спила дерева, к основному акценту всей жилой площади – к стене раздвигающихся стеклянных панелей. За ними был балкон, построенный на сваях, и захватывающий вид на океан. Ему нравился вид, но в доме было холодно. Даже изысканная кухня была показной и малодушной.

— Похоже на журнал.

Единственным настоящим личным штрихом была картина над камином, нарисованная его мамой.

— Дом обставлен профессионально, и Джесси – моя домработница, содержит его в идеальном порядке, — она махнула рукой. — Давай отнесём наши вещи в спальню, а затем я тебе кое-что покажу.

Хант пошёл за ней вниз по коридору справа. Они прошли ванную и гостевую спальню, затем зашли в главную. Массивная кровать стояла лицом к французской двери с видом на скалы и океан. Ему это очень нравилось, пока он не думал о том, что в её кровати лежал другой мужчина, прикасался к ней.

Мужчина сомкнул челюсть при воспоминании о том, как она рассказывала, что её бывшему она нравилась подготовленной к камере, с макияжем и причёской, в безвкусном белье. Для него ей требовалось носить только желание его прикосновения.

— Моё новое постельное бельё привезли, — она провела рукой по белоснежному пледу, затем коснулась горы бледно-голубых подушек. — Оно идеально, лучше, чем на фотографии. Мне очень нравится.

Ему потребовалась секунда, чтобы мысленно всё осознать.

— Ты заказала новую кровать? Тебя здесь даже не было.

— Моя домработница разобралась с доставкой, постирала новое постельное бельё и застелила кровать.

Пока он смотрел, как она проводит пальцами по мягкому плюшевому пледу, у него закипала кровь. Он подошёл ближе и обвил Алиссу руками. Прижимая Лисси к своему телу, он чувствовал себя чертовски хорошо, её запах ванили и солнечного света заполнял его лёгкие.

— Хочешь поваляться на своём новом белье? — он хотел её, чёрт возьми, он всегда хотел её, но день был долгий. — Если ты слишком устала для секса, мы можем посмотреть фильм, пока ты не заснёшь.

Она всегда скручивалась на нём как котёнок и засыпала.

Алисса развернулась в его руках и поцеловала его, крадя дыхание и делая член твёрже.

— Я хочу тебе кое-что показать, — она схватила его за руку, затем сделала паузу, в её карих глазах появился блеск. — Мы можем взять с собой презерватив.

Это подстегнуло его интерес. Напряжение, которое таилось в выражении её лица весь вечер, исчезло, как только они приехали к Максин и увидели, что она, кажется, в порядке, не считая пламенной ярости на Мэддена. Теперь глаза Лисси стали ярче от искр сексуального озорства и небольшой застенчивости или нервозности. Засунув в карман презерватив, он спросил.

— Ты меня соблазняешь?

Она схватила его за руку.

— Пойдём, и узнаешь.

Они прошли через гостиную и кухню в другой коридор, в конце которого находился ведущий вниз лестничный пролёт. Извилистый и холодный. Лестница вела в залитую солнцем комнату отдыха. Это крыло дома было за гаражом и на нижнем конце склона скалы, создавая нижний этаж. Здесь не было никакого признака профессионального декоратора. Она покрасила стены светло-оранжевым, который напоминал ему о последнем луче света, когда солнце садилось за океан. Там стоял коричневый кожаный диван, лицом к огромному плазменному телевизору. Позади стоял стол для пинг-понга. На другом конце комнаты была раздвижная дверь на крошечный, но достаточно большой балкон, чтобы вместить пару стульев, с надёжными железными перилами и обрывом, ведущим к пляжу и океану. Прекрасным и, вероятно, коварным. Лисси действительно не боялась высоты.

Впритык к лестничной стенке стоял небольшой извилистый бар с раковиной и стульями. Стена за этим баром привлекла всё его внимание. На ней были искусно расположены дюжины фотографий. На многих из них были изображены дети, а на некоторых взрослые с физическими проблемами, но все улыбались. С некоторыми были собаки-поводыри.

Эта комната отображала настоящую Лисси. Пока он изучал фотографии, одна из них поймала его интерес.

— Это твои родители, — он не помнил, чтобы когда-либо встречал её отца до его смерти, но видел фотографии. Эта была сделана на фоне ярко-голубого неба, в окружении... — Руины замка?

— Там мой папа попросил маму выйти за него замуж, в Шотландии, вдали от мании Голливуда, которая окружала маму в то время. Они там выглядели такими счастливыми.

Ох, теперь он понял причину её желания поехать в Шотландию. У неё было больше фотографий, много снимков его и его семьи.

— Здесь два пустых места.

— Нейт. Я сняла их в тот вечер, когда отдала ему кольцо. Если я занимаюсь работой, это происходит наверху, но эта комната моя, и я не хочу видеть его здесь. Кроме того, он считал эту комнату аляповатой и хотел, чтобы я её переделала в театральный зал.

Хант был бы идеально счастлив на диване с пивом, смотря экшены или свой любимый чемпионат по борьбе без правил.

— Тебе не нравятся верхние этажи?

Её лицо исказила гримаса.

— Мне нравится балкон и моя спальня, остальное скучное и ничем не выдающееся.

— Милая, я не уверен, что ты ведёшь себя правильно как наследница. У тебя есть деньги, чтобы сделать свой дом таким, как ты захочешь.

— Я сделала. У меня есть эта комната и встроенный лифт.

— Где лифт?

— Скрытая панель в коридоре к лестнице.

Зачем она...? Он перевёл взгляд на фотографии.

— Для твоих друзей?

Несколько из них были в инвалидных креслах.

— Иногда мы тут собираемся. Играем в пинг-понг или смотрим телевизор, — она потянула его за руку. — У меня есть ещё, что тебе показать.

Она провела его мимо маленького кабинета и ванной в последнюю комнату.

Первым, что он увидел, был вращающийся стол, используемый для лепки. Также там был прочный рабочий стол, нагруженный сумками, стул, шкафчик и мягкое кресло с невысокой спинкой, которое выглядело удобным.

— Я подумала, что ты можешь использовать это как свою мастерскую, пока мы здесь. У этой двери есть замки. Когда Купер ставил новые замки, я попросила его сделать отдельный для этой комнаты. Я дам тебе ключ. Сюда никто не войдёт. Ты можешь распоряжаться комнатой как хочешь. Если тебе нужно больше вещей, мы их достанем.

Несколько секунд он просто стоял на месте, её слова проникали в него, пока он пытался обдумать смысл комнаты. Мастерская. Чтобы лепить. Наконец, её тишина привлекла его внимание. Положив руки ей на плечи, он выпалил.

— Это ты сделала? Когда?

— После того, как в коттедже ты рассказал мне, как важна твоя студия. Я посоветовалась с Эрин и заказала всё, и всё доставили. Джесси, моя домработница, поставила всё сюда, — она прикусила губу, нервно колеблясь. — Как бы долго мы здесь ни пробыли, я хотела, чтобы у тебя было это, на случай, если тебе будут сниться кошмары, и тебе нужно будет полепить или если просто захочешь. У тебя есть своё собственное пространство.

Лисси слышала его и заботилась достаточно, чтобы сделать это. Его разум это поражало.

— Тебе не обязательно это использовать. Это была просто мысль. Ничего особенного.

Это было чертовски особенно, так особенно, что у него сжималось горло. Она понимала его необходимость лепить. Он притянул её в свои объятия.

— Мне нравится, спасибо, Лисси. Это идеально.

От её улыбки у него внутри всё зажглось.

— Хорошо. Можешь позже здесь всё подготовить. Я помогу, если хочешь, — она вытянула его из комнаты, закрыла дверь, заперла её и протянула ему ключ. — Он твой.

Не сказав больше ни слова, она направилась обратно в комнату отдыха.

Этот маленький серебряный ключик в его ладони казался более значимым, чем просто ключ от двери. Подарок от женщины, которая дала ему пространство, в котором он нуждался. Засунув ключ в карман, он вцепился в её руку.

Хант посмотрел на стол для пинг-понга.

— Я забыл о твоей одержимости пинг-понгом.

Её усмешка стала озорной.

— Поэтому я попросила тебя принести сюда презерватив. Хочешь сыграть? Если ты выиграешь, то получишь то, чего хочешь, а если выиграю я, то я получу то, чего хочу.

О, он был очень заинтересован, даже больше, когда понял, что это та часть дома Лисси, которую она любит, и Лисси особенным способом делилась этим с ним. Он обвил рукой её талию.

— Чего ты хочешь, принцесса? Будь конкретнее. Если мы спорим, я хочу знать, чем здесь рискую. Если я выиграю, то сниму с тебя всю одежду и нагну над столом для пинг-понга.

У неё перехватило дыхание, но девушка подняла подбородок.

— Если я выиграю, тебе придётся раздеться для меня и позволить целовать тебя везде, где я захочу, и так долго, как захочу.

Он втянул воздух, его тело гудело от нужды, которая направилась молнией прямо в его член. Изображение её на коленях, пока шёлковые волосы скользят по его бёдрам...

— Неси ракетки, — едва выговорил он.

После четырёх раундов у них была ничья. Лисси бросила на него злой взгляд.

— Как ты можешь быть так хорош?

Он рассмеялся над её недовольством.

— Навыки снайпера, детка. Быстрые рефлексы, превосходная зрительно-моторная координация и способность определять дистанцию и ветровые условия, чтобы попасть в цель, — он кинул ей мячик. — Твоя подача. Пятая партия решающая. Давай.

Она поймала мяч, а затем положила его и ракетку.

— Я требую несправедливого преимущества. Мне нужно сравнять шансы.

— Так, да? Что ты будешь делать, свяжешь одну мою руку за спиной? Я всё равно выиграю.

Слова затихли, когда Лисси стянула свою майку. С подсветкой в виде солнечных лучей, проникающих через окно, её каштановые волосы блестели, спадая на её обнажённые плечи. Хант медленно провёл взглядом вниз по её длинному горлу к её грудям с тёмными сосками, которые твердели у него на глазах.

vikidalka.ru - 2015-2018 год. Все права принадлежат их авторам! Нарушение авторских прав | Нарушение персональных данных