Главная | Случайная
Обратная связь

ТОР 5 статей:

Методические подходы к анализу финансового состояния предприятия

Проблема периодизации русской литературы ХХ века. Краткая характеристика второй половины ХХ века

Ценовые и неценовые факторы

Характеристика шлифовальных кругов и ее маркировка

Служебные части речи. Предлог. Союз. Частицы

КАТЕГОРИИ:






Автор перевода: Ира Белинская 11 страница




— Куда? Домой к Алиссе, или ей нужен доктор? Ты довольно сильно толкнул её в ту стену.

Включился тусклый свет, заполняя машину. Хант коснулся её колена.

— Чёрт. В больницу. У неё идёт кровь, и нога опухает.

Алисса наклонилась вперёд.

— Всё не так плохо. Это всего лишь царапина. Я не поеду в больницу, — они реагировали слишком остро. Она подняла взгляд на Ханта. — Это не ты виноват. Мои глупые туфли. Я споткнулась, а ты утащил меня с пути того мотоцикла. — Боже, она не будет его обвинять. — Ты меня спас.

— Я толкнул тебя в чёртову стену.

Он потянулся под сидение, вытаскивая аптечку.

Ох, он этого не сделает, не сейчас.

— Я споткнулась и врезалась в чёртову стену. Ты меня не толкал, — она наклонилась вперёд, пока их лица не оказались совсем рядом. — Не принимай меня за Рэйчел. Я тебя не боюсь.

 

***

 

— Ты съёжилась.

«Чёрт. Заткнись». У неё был достаточно плохой вечер, ему не стоило вываливать на неё своё дерьмо. Если она не хотела, чтобы он прикасался к ней, он не будет, кроме как для защиты и для того, чтобы остановить кровотечение на её колене. Он рывком открыл стерильные салфетки и осторожно промокнул рану.

Всё было не слишком плохо, вероятно, швы не понадобятся, но колено немного опухло, покраснело и казалось немного тёплым под его прикосновением. Лисси определённо его расшибла. Они определённо поедут в больницу и проверят её рану. Адреналин был мощным наркотиком и мог на короткий срок замаскировать серьёзную боль.

На его щёки легли холодные ладони, и Алисса притянула его лицо к своему.

— Я не испугала, мне было больно, и я злилась, а теперь расстроена. Эта фотография... — в её глазах появились слёзы. — Это были мои моменты с Эли. Мои. Это всё, что я успела, прежде чем он стал чьим-то другим ребёнком, — слёзы потекли по её лицу. — А теперь они говорят, что это я его преследую. Это слишком.

Её слёзы разрывали ему грудь. Хант пылал ненавистью к Мэддену. Какого чёрта он здесь затеял? Уничтожить Лисси в СМИ? Что это ему даст?

На несколько секунд, там, на аллее, Хант подумал, что это было нападение, но нет, просто придурки-папарацци. Бросив салфетки, Хант скользнул ближе к ней и обвил её руками.

— Мне жаль, детка. Хотел бы я быть в силах это исправить.

— Это сделал не ты, а Нейт. Очевидно, он нашёл на компьютере мой файл с фотографиями Эли и украл его. Я никогда никому не показывала эти фотографии. Они были моими.

Она повернулась к нему лицом.

Хант прижал её ближе, поглаживая по спине через свой пиджак. Она плакала не по-настоящему. Слёзы были скорее из-за переизбытка эмоций, насколько он чувствовал.

— Почти на месте, — произнёс Куп. — Хвоста нет, пока никаких проблем.

Хант кивнул, затем опустил взгляд на ноги Лисси.

— Что ты сделала со своими туфлями?

— Я их сняла, когда продолжила спотыкаться. Глупые туфли.

Она звучала такой недовольной, что он улыбнулся, несмотря на их дерьмовый вечер.

— Они выглядели сексуально.

— Тогда ты их и носи. Меня они бесят.

Впереди фыркнул Куп.

— Я бы заплатил за это зрелище.

Хант проигнорировал его и погладил Лисси по волосам. Пока она позволяла ему держать её, прикасаться к ней, холодное пламя в его венах слабло. Её осмотрят, и тогда он отвезёт её домой, чтобы разобраться в игре Мэддена.

— Ты меня тоже бесишь, Купер.

Хант поймал удивление Купа в зеркале заднего вида.

— Что я сделал?

— Сказал Ханту, что он толкнул меня в стену. Я споткнулась. Из-за своих дурацких туфель. С этих пор я ношу балетки. В балетках никто не спотыкается.

Наклонив голову, Хант увидел, что её слёзы высохли.

— Кто тебя не бесит?

— Ты, теперь, когда знаешь, что я не Рэйчел.

Оглядевшись, он заметил, что они поворачивают к больнице.

— Да, думаю, это изменится.

— Почему? — она осмотрелась вокруг, затем бросила на него злой взгляд. — Нет. Я не пойду.

— Ага, пойдёшь.


Глава 14

 

Этого не могло быть, только не снова. Алисса сделала глоток воды, которую принесла ей медсестра. Хант и Куп остались в коридоре, разговаривая с больничной охраной, пытаясь скрыть то, что Алисса находилась здесь.

Её колену не понадобились швы, только парочка пластырей-бабочек и лёд, чтобы минимизировать опухоль и синяки. Доктор осмотрела её плечо, с которым тоже оказалось всё в порядке. Ей просто будет больно пару дней. Лёд, жар, как обычно. Не великое дело. Но это? Да, это было важно. Поразительно. Алисса посмотрела на доктора, признавая, что она определённо выглядит компетентной. Но ей всё равно пришлось спросить.

— Беременна? Вы уверены?

— Вы сказали, что у вас задержка месячных, поэтому я сделала тест.

— Ну да, но... я потеряла счёт времени. Я даже не думала об этом, пока вы не спросили.

Они хотели для предосторожности сделать рентген её колена, что вызвало расспросы насчёт её последних месячных. Ей пришлось посмотреть календарь в телефоне, чтобы узнать, что у неё задержка.

— Подождите, я делала противозачаточную прививку.

— Почти четыре месяца назад, судя по тому, что вы сказали. Они действуют только двенадцать недель.

Чёрт. Алисса не вела себя беспечно с тех пор, как родился Эли, но думала, что они с Нейтом поженятся и планируют сразу создать семью. Она облажалась. Снова. В самый первый раз, когда она занялась сексом с Хантом, они забыли презерватив.

Невероятно. Что с ней не так? Она была женщиной с образованием и деньгами, но не могла выяснить, как перестать залетать. Даже лучше, она узнала это в тот вечер, когда всему миру раскрылся тот факт, что она родила Эли и отдала его.

Хант возненавидит её, никогда больше не будет ей доверять, но всё же, под всем этим, в её животе танцевало и скакало крошечное зерно надежды, ожидая взрыва радости. Малыш. Ребёнок.

Беременна.

Она была с Хантом несколько недель. Подняв взгляд, она сказала.

— Прошло всего две недели с тех пор, как мы начали заниматься сексом.

Слишком шокированная, чтобы смущаться, она впилась пальцами в простыню частной палаты, где её припрятали, чтобы скрыть из виду.

— Так как это ваш второй ребёнок, гормональный уровень ХГЧ поднимается быстрее, и тесты на беременность сейчас более чувствительные. Двух недель достаточно, чтобы показать положительный результат, — доктор изучала её лицо. — Если вы этого не хотите, мисс Брукс, я могу направить вас на эксклюзивный...

— Нет, — вырвалось у неё из горла. Этот малыш был её. Но Хант... О, Боже, что она ему скажет? Как он отреагирует?

Женщина коснулась её плеча.

— Вы едва беременны. Определённо, это был шок после такого вечера. Вы не обязаны спешить с решением, просто не напрягайте колено неделю и сходите к акушеру в следующем месяце.

Доброта в глазах женщины помогла ей немного успокоиться.

— Спасибо. В этом есть смысл. Я немного ошеломлена.

— Я поняла. Женщины постоянно удивляются беременности. В этом прелесть восьми или девяти месяцев, чтобы во всём разобраться. Просто сделайте глубокий вдох, — уронив руку, она сказала. — Вам ещё что-нибудь нужно? Как ваше колено и плечо?

— В порядке. Я скорее устала, чем что-то ещё.

— Гормональный и адреналиновый сбой. Посмотрим, сможем ли мы вывести вас отсюда и отправить домой, — убрав лёд, она снова осмотрела её колено. — Я могу выписать вам рецепт на безопасные обезболивающие, но горячая ванна, больше льда и немного «Тайленола» должны помочь.

— Это мне подойдёт.

— Хорошо, — женщина заменила лёд, а затем улыбнулась ей. — Поздравляю.

Доктор ушла, оставляя её в тихой комнате наедине с её дыханием. Малыш. Ребёнок.

Ребёнок Ханта.

Он будет расстроен? Или счастлив? Она узнает, когда расскажет ему, но к этому она ещё не была готова. Пока нет.

Единственное, что она знала наверняка, что этого ребёнка она не отдаст.

 

***

 

Алисса проснулась в пустой кровати. Взгляд на часы у кровати дал ей понять, что времени около четырёх утра. Она проверила своё правое плечо. Едва болит. Её колено пульсировало чуть больше, но большей проблемой был переполненный мочевой пузырь. Она медленно встала, сходила в уборную, вернулась, чтобы принять пару таблеток «Тайленола», а затем устроилась в кровати. Движение расслабило её колено.

Та сторона кровати, на которой спал Хант, была ледяной. Должно быть, он внизу в мастерской. Кошмар? Часть её хотела пойти проверить его.

«Нет. Ты дала ему комнату для мастерской, чтобы у него было своё собственное пространство. Ты обещала ему».

Она ненавидела так оставлять его одного, но в то же время уважала его необходимость в пространстве. Как ей самой нравилось бегать одной.

Зазвучали тихие шаги. В лунном свете она увидела, как Хантер обошёл кровать с её стороны.

— Ты в порядке?

— Ты знал, что я проснулась?

В её груди прокатилась волна эмоций, потопив годы одиночества. Сразу после смерти её матери, пока она была беременна, Алисса была так одинока, плакала по ночам и в тайне надеялась, что Паркер услышит её и позаботится достаточно, чтобы заметить. Не заметил. Но Хант заботился. Она понимала, что он может быть не способен любить её и остаться с ней, но заботился достаточно, чтобы подняться наверх и проверить её.

— Услышал туалет.

Матрас прогнулся, когда он сел.

Серебристый лунный свет показывал его взъерошенные волосы, широкие плечи и руки, обвитые чернилами, вплоть до его рельефного пресса. Он надел спортивные шорты, когда встал. Алисса положила руку на его тёплое, очень мускулистое бедро. Она любила прикасаться к нему, отчасти это было вызвано желанием, а отчасти явной необходимостью.

— Я в порядке. А ты как? Кошмар приснился?

Комнату наполнили звуки волн за французскими дверьми и их смешанного дыхания. Наконец он ответил.

— Да.

— Лепка помогла?

Он уронил руку на матрас и прильнул ближе, блокируя остальной мир.

— Ты переживаешь за меня?

— Я забочусь о тебе. Не важно, что происходит, я всегда буду заботиться, — ей нужно было, чтобы он это знал. — Так лепка помогла? Хочешь вернуться обратно туда? Я в порядке.

— Помогла, — он убрал её волосы назад. — Но прямо сейчас мне нужна ты.

Это удивило её, заставив втянуть воздух. Мужчина был так осторожен с тех пор, как они вернулись домой из больницы, хоть ей даже не было так уж больно.

— Ты хочешь секса?

Хант поймал её пальцы своими.

— Я всегда хочу тебя. Когда мы приехали домой, было адски тяжело помогать тебе снимать платье, чтобы ты приняла ванну, и не прикасаться к тебе так, как я хотел, но сейчас этого не будет. Я хочу, чёрт, нет, мне нужно позаботиться о тебе, — он провёл большим пальцем по её губам. — Ты не испугалась меня. На секунду я подумал, что ты вжалась в стену из-за меня.

— Нет.

Он скользнул подушечкой пальца по кончику её языка.

— Теперь я это знаю. Ты доверяешь мне, и мне это нужно. Позволь мне позаботиться о тебе, — когда она кивнула, он продолжил. — Я включу свет, закрой глаза.

Алисса расслабилась на подушках и зажмурилась.

Свет щёлкнул, и Хант стянул с неё одеяло.

— Опухоль спала.

Его пальцы нежно двигались по её колену, вокруг раны.

— Всё было не так плохо. Бывало и хуже, когда я получила вывих колена во время бега. Просто случился приступ боли, когда я им ударилась. Как когда ты ударяешься локтевой костью.

Он поднял её ногу и подложил на подушку, после чего накрыл её, и свет выключился, давая ей свободно открыть глаза. Кровать прогнулась на другой стороне, и Хант прижался к ней сбоку и обвил её руками.

— Когда мы встанем позже сегодня утром, нужно будет заказать тебе в интернете какую-нибудь большую уродливую пижаму, если я собираюсь держать руки подальше от тебя. Эта маленькая футболка и трусики просто жестоки.

Толстый заманчивый ствол его эрекции прижимался к её бедру.

— Мы можем их снять.

Девушка знала, что он будет с ней нежен, когда она в этом нуждалась.

Он поцеловал её.

— Сегодня я просто хочу обнимать тебя, — подвинувшись, он прижал её голову к своей груди. — Поговори со мной. Расскажи, почему ты проснулась. Думала об Эли?

— Немного.

— Мы докажем, что всё это сделал Мэдден, а не ты.

Она кивнула, вынужденная поверить в это.

— Просто я чувствую себя такой раскрытой. Терпеть это не могу. Та фотография нас с Эли, это был мой единственный момент с ним. Медсестра сделала для меня снимок. Он был моим. Я не хотела им делиться.

Хант положил ладонь на её щеку.

— Я понимаю. Есть вещи, а в частности одна вещь, о которой я никогда не хочу никому рассказывать.

— Например, что находится в твоей запертой мастерской в Сономе?

— Хуже. Я даже не могу отразить это в глине. То, что доказывает, что я действительно убийца.

В её голове зазвучали его измученные слова, которые он сказал в коттедже: «Что меня действительно пугает, так это то, что в один день я могу щёлкнуть этим переключателем и не смогу его выключить».

— Мужчина, который прошлым вечером защитил меня на аллее, заставил меня поехать в больницу, а затем позаботился обо мне, когда мы приехали домой, не холодный убийца.

Она видела в его глазах сомнение. Что случилось, чтобы заставить его в это верить?

Сможет ли он когда-нибудь забыть об этом достаточно, чтобы быть отцом их ребёнка?

 

***

 

Хант был в шоке, что долго проспал. Приняв душ, он нашёл Лисси внизу, где она сидела за своим белым антикварным столом в маленькой кабинете, глядя в экран компьютера.

Боже, она была прекрасна. Никакого макияжа, её волосы были заколоты наверх, а на лице спокойное выражение, пока она смотрела на компьютер. Не в силах устоять перед очарованием Лисси, он подошёл к ней.

Она подскочила.

— Ох, я тебя не слышала.

Он приподнял её подбородок и поцеловал, почувствовав вкус зубной пасты и кофе.

— Ты вообще ложилась снова спать?

— Не совсем. Я спустилась сюда поработать и избавиться от мыслей обо всём. Я закончила видео-трибьют для твоих родителей.

Повернувшись, чтобы посмотреть, он ожидал увидеть видео. Вместо этого был открыт сайт новостей с фотографией Лисси и новорожденного Эли.

— Во что Нейт играет? Что ему с того, что всё это раскроется? В смысле, да, он сделал так, чтобы я выглядела плохо... — она вздохнула, махнув на экран. Напряжение прогнало с её лица спокойствие. — Комментарии отвратительные, и пресса нападает как стервятники. Это не то же самое, что нанимать головорезов, чтобы навредить собаке и выманить меня и чуть не сбить в качестве предупреждения, или подставлять Максин и говорить, что он снимет обвинения, если я сделаю так, как он говорит. Это должно было меня ужаснуть, чтобы я согласилась. Это... нечто другое.

Да, они все пытались выяснить мотив Мэддена.

— Он набрасывается единственным способом, каким может, или это его план Б. — в любом случае, этот парень был как заряженное ружьё. — Во что бы он ни играл, это могло возыметь обратный эффект. Поэтому я тебя искал.

— Зачем?

— Я только что говорил по телефону с Адамом. Ему звонила Тэми Нэш, она видела все новости, — Хант коснулся экрана с фотографией Лисси и Эли. — Эта фотография на неё подействовала. Она сказала, что больше так не может, что не будет продолжать прикрывать Мэддена. В ту ночь, когда погибла его мама, он ушёл из её дома и не появлялся почти два часа. Она попросила Адама помочь ей убедиться, что её сестра в безопасности, тогда она сегодня пойдёт в полицию. Это необходимый нам перелом. Для Мэддена всё начнёт распутываться.

Глядя на фотографию, Лисси моргнула.

— Это сделала эта фотография? Почему?

— Она знает, каково это, когда тебя терроризируют угрозами против кого-то, кого ты любишь. Для тебя это твой сын, а для Тэми – её сестра. На этой фотографии ты такая чертовски юная и уязвимая, в глазах видно, как у тебя разбивается сердце, пока ты держишь ребёнка, которого вот-вот отдашь, — он переместил взгляд на экран, и фотография причинила ему боль. Она сделала что-то такое любящее и сильное, но очень болезненное, и всё это было выражено в изображении. — Это... — он снова коснулся экрана. — Это твоя история, и Тэми она тронула. Лисси, это сделало тебя настоящей в её глазах.

Она сглотнула, встретившись с ним взглядом.

— Правда? Только из-за фотографии?

В груди Ханта что-то сжалось от эмоций на её лице, надежда прорвалась сквозь её боль.

— Разве не это ты собираешься делать со своим сайтом? Показывать настоящих людей в их моменты доблести? Тот момент, когда ты выбрала то, что лучше для Эли, вместо того, что лучше для тебя, был твоим моментом доблести, и люди это увидят, Лисси. Даже если большинство не увидят, вижу я и такие люди, как Тэми. Ты помогаешь ей обрести свой момент доблести.

Прильнув ближе, она поцеловала его, а затем прижилась своим лбом к его.

— Спасибо, Хант. За всё. Я была так напугана, когда Нейт начал угрожать Эли. Я не знала, куда ещё пойти, и побежала к тебе. Я ненавидела показывать тебе, какая я слабая и глупая, но...

Он поймал её волосы, оттягивая её голову назад.

— Ты думаешь, я вижу это?

Разве она не понимала? Лисси была прекрасной сильной принцессой.

— Если твоё колено не против, я хочу тебе кое-что показать.

Он встал и протянул ей руку, давая выбор.

Она без раздумий вложила свою нежную руку в его ладонь. Осторожно потянув её на ноги, мужчина повёл её по коридору к двери в свою мастерскую. Каждый раз, когда он подходил к этой двери, его охватывала волна эмоций. Ещё одна вещь, которую подарила ему Лисси – его искусство и свободу справляться с кошмарами по-своему, без осуждения. Сделав вдох, он толкнул дверь, чтобы показать ей, над чем работал ночью.

— Оу, — девушка подошла к вращающемуся столу и обошла скульптуру. — Кто это? Почему она такая яростная?

— Она ещё сырая, но это ты.

Хант обвил девушку руками.

— Я? Яростная? — она повернула голову, чтобы увидеть его. — Такой ты меня видишь?

— Лисси, большинство людей боятся Купа.

— Из-за шрама? Это глупо. Всё не так уж плохо.

— Из-за того, что он страшный сукин сын с проблемами гнева, и ему плевать, жив он или мёртв.

— Тебе не плевать, — тихо сказала она. — Он твой друг.

Именно это было одной из вещей, которые били его под дых.

— Ты милая и яростная, и ты относилась к нему как к способному мужчине, а не с жалостью или высмеиванием. Ты видишь его настоящим человеком.

— Потому что он такой и есть. Он больше, чем его шрамы, Хант.

— Яростная, малышка. Прямо сейчас твои глаза светятся этим, — обнимая её сзади, он сказал. — После того, как мы легли спать, я всё продолжал просыпаться, слыша твой крик или видя, как ты содрогнулась, когда я потянулся к тебе.

— Я сказала тебе...

— Тише, — произнёс он ей на ухо. — Это сон. В любом случае, я знал, что не засну, и спустился сюда, чтобы полепить. Я думал, что сделаю что-нибудь мрачное, но вместо этой необходимости отдушины я увидел, как ты наклоняешься к моему лицу и говоришь: «Я не Рэйчел». Я был вынужден запечатлеть это изображение.

Он пробыл здесь несколько часов, просто позволяя ощущению глины и стимулу вылепить красоту Лисси успокоить и сосредоточить его. Это была не отдушина. Это было создание.

Она схватила его за руку и посмотрела на него.

— Что это значит?

— Что ты помогаешь мне видеть себя больше, чем убийцей, — он протянул руки впереди неё. — Мои руки снова могут создавать красоту.

Лисси переплела с его пальцами свои.

— Не знаю, достаточно ли этого. Прошлым вечером, когда те мотоциклы подобрались к тебе близко, я толкнул тебя за себя, и моим первым инстинктом было потянуться к своему пистолету. Я был зол, в ярости, не холоден, как обычно, когда переключаюсь в режим снайпера, а горяч.

С ней в объятиях говорить об этом было легче.

Она сжала его руки.

— Когда это закончится, и всё успокоится...

Она вытянула шею.

— Хант, это моя жизнь. Та ерунда прошлым вечером? Обычно всё не так драматично, но это я. Ты продолжаешь переживать, что я не могу справиться с твоим секретом. С тем, что мучает тебя своего рода чувством вины, — расцепив их руки, она повернулась к нему лицом. Её глаза полыхали такой смесью силы и уязвимости, от которой замирало сердце. — Я переживаю о том, что ты не можешь с этим справиться. С моей настоящей жизнью.

Чёрт. Он открыл рот, когда в дверь позвонили.

— Говоря о моей настоящей жизни, это Максин. Я обещала, что расскажу ей об Эли.

 

***

 

Утром в воскресенье в офисе продюсерской компании «Крыло Дракона» было тихо и пусто. Алиссе казалось странным находиться здесь после того, как она вышла отсюда почти месяц назад. Так много изменилось, а теперь она вернулась, направляясь через парковку к частному лифту, со своим не сильно гибким коленом, в компании Ханта, детектива Райана Зана и пары молодых полицейских, у одного из которых была видеокамера. Невероятно. Войдя в лифт, она выпалила.

— Журналисты следили за нами. Нейт узнает, что мы здесь.

Детектив пожал плечами.

— Вы владеете половиной компании, вы дали нам разрешение на обыск. Если появится мистер Мэдден, то, пожалуйста, пусть сотрудничает и отвечает на вопросы.

Алисса подумала бы, что этот мужчина чёрствый и скучающий, если бы не блеск решимости в его светло-карих глазах. Тот же детектив, который расследовал падение матери Нейта, всегда верил, что Нейт имеет к этому какое-то отношение. Тэми Нэш пошла к нему, официально отказываясь от своего алиби для Нейта. Она подключила все фотографии и доказательства, которые у неё были, чтобы показать, что Нейт использовал её младшую сестру, чтобы шантажом заставить её молчать. Детектив Зан был настроен завести дело. Алисса тоже рассказала ему всё, что произошло с ней и Нейтом. Им просто нужно было какое-нибудь доказательство, связанное с Нейтом.

Хант взял её за руку.

— Купер тоже наблюдает за Мэдденом.

Точно. Хорошо. Они никак не могли узнать, знал ли Нейт о том, что Тэми ходила в полицию, так что босс Ханта, Адам, защищал её и её сестру. Если сегодня они найдут какие-нибудь доказательства, то скоро это закончится.

Двери открылись, с тихим свистом рассекая воздух, открывая проход в круглую приёмную зону с логотипом «Крыла Дракона» на светлых серо-лавандовых стенах, с изящными диванами и стульями вокруг гладкого кофейного столика на ковре.

Детектив остановился у другой стены, на которой в рамке располагался скриншот из фильма её мамы, «Плач по Мелиссе», в натуральную величину.

— Она была красивой и талантливой.

Алисса остановилась, когда на неё нахлынула знакомая волна скорби и ностальгии.

— И замечательной мамой, — тихо добавила она. Такой же, какой собиралась быть Алисса. Она ещё не рассказала Ханту. Мысль об этом заставляла её желудок сжиматься от беспокойства, но она расскажет ему, как только подтвердит информацию у своего доктора на этой неделе, и всё успокоится. Глядя в глаза своей мамы, она поняла, что готова и достаточно сильна в этот раз, чтобы быть мамой этого ребёнка.

Хант сжал её руку.

Детектив повернулся к ней лицом.

— Она погибла слишком молодой в трагической аварии, но то, что случилось с матерью Мэддена, не было случайностью. Это дело преследовало меня четыре года. Я знал, что этот нахальный сукин сын пришёл домой за вечер до этого, — сгримасничал он. — Сосед рассказал нам, что Лорелей всегда покупала для него эту вычурную воду, которая продаётся в упаковках по четыре бутылки. Она как раз пошла по магазинам в тот день. Мы нашли чек супермаркета и, конечно же, она в тот день купила воду, но в упаковке в её холодильнике не хватало одной бутылки. В мусорке или где-то в доме пустой не было. Это сводило меня с ума. Я знал, что Мэдден был там, что он столкнул свою мать с лестницы, взял воду и оставил её умирать. У меня не было достаточно улик, и его девушка в то время, мисс Нэш, не отказывалась от алиби, — челюсть мужчины сжалась. — Затем Мэдден забрал деньги за страховку жизни и зажил светской жизнью. Следующее, что я узнал – он встречается с вами. Подумал, что он умён и неприкасаем.

— Тэми не знала, что Нейт собирался делать, прежде чем ушёл, верно?

Он покачал головой.

— Мэдден сказал ей, что идёт взять еды на завтрак. Вернувшись, он сказал ей, что если полиция когда-нибудь спросит, он был у неё всю ночь, они смотрели фильм до половины двенадцатого и легли спать. На следующее утро, когда пришла полиция, она начала всё сопоставлять. Позже она спросила его, где он был на самом деле.

Ей практически не хотелось спрашивать. Хант молча стоял рядом с ней, держа её за руку, другие два офицера стояли в нескольких шагах позади.

— Что он сказал?

— Что позаботился о проблеме. Затем предупредил мисс Нэш не становиться проблемой.

Её плечи сотрясла дрожь.

— Так он сказал мне, прямо там, в том лифте. «Я устраняю проблемы. Не будь проблемой, Алисса».

Хант обнял её за плечи, его надёжное тепло успокаивало её. Она подумала о той скульптуре, над которой работал Хант, которую называл её яростной версией. Пора быть яростной.

— Давайте посмотрим, что мы можем сделать, чтобы лишить Нейта свободы. Сюда.

Она повела мужчин вперёд по коридору, проходя мимо кабинета своего отчима и подходя к кабинету Нейта. Она использовала свою главную карточку-ключ, чтобы провести их внутрь.

Один из офицеров начал снимать на камеру, когда детектив заговорил.

— Мисс Брукс, вы даёте нам разрешение на обыск кабинета мистера Нейта Мэддена, вице-президента по коммерческим и правовым вопросам продюсерской компании «Крыло Дракона»?

— Да.

Быстро показав им всё вокруг, Хант взял её за руку.

—Лисси, иди присядь.

Он проводил её до кожаного кресла в приёмной зоне кабинета Нейта.

— Я в порядке.

Потянув её, чтобы она села рядом с ним, он сказал.

— Доктор сказала тебе не напрягать колено неделю или около того.

Ладно, она должна была признать, что чувствовать его заботу не отстойно.

— Всё не так плохо, просто немного тянет, болит только, когда я стукаюсь или кручу им. Странно снова быть здесь. Так много изменилось.

Он переплёл их пальцы вместе.

— Да?

— В тот день я ушла такой злой, преданной и потерянной.

Продлятся ли их с Хантом отношения? Они были вместе меньше месяца, и её беременность станет неожиданным обстоятельством в их строящихся отношениях. Часть её хотела рассказать ему сейчас, просто выпалить.

Ага, хороший план. Шокировать его до чёртиков прямо здесь, где детектив и офицер обыскивали кабинет её бывшего жениха, в то время как всё это снимал ещё один коп. Не время. Вместо этого она продолжала вести себя просто.

— Я больше не чувствую себя потерянной. Я больше уверена в том, кто я и чего хочу. — она хотела Ханта и их ребёнка, но если Хант решил, что не хочет этого, Алисса и их ребёнок будут в порядке. Ох, часть её сердца разобьётся, та часть, которой всегда владел Хант, но она выживет, будет лучшей мамой, какой сможет, и никогда не будет запрещать Ханту видеться с его ребёнком. — Надеюсь, они сегодня что-нибудь найдут и...

— Алисса. Какого чёрта происходит?

Резко повернув голову, она увидела в дверном проходе своего отчима, глаза которого сканировали комнату. Рубашка-поло и слаксы Паркера говорили о том, что он был в клубе по гольфу.

Хант поднялся, опустив Алиссу на ноги.

Глаза Паркера сузились при взгляде на Ханта, затем переключились обратно на неё.

— Что ты натворила на этот раз? Я тебя даже больше не знаю. Ты ушла, сбежала, вцепилась в какого-то случайного мужчину из прошлого, и в СМИ я узнал о ребёнке, которого ты родила, о котором я ничего не знал. Ребёнок? — он быстро моргал, будто это было уму непостижимо. — Теперь засняли, как ты входишь в офис с копами.

— Я рассказала тебе, что происходит, когда звонила несколько недель назад, подслушав, что ты платил Нейту, чтобы он заставил меня выйти за него замуж. Я рассказала тебе, что Нейт угрожал мне, а ты настаивал на том, что я слишком остро реагирую. Что я тебе в тот день не сказала, потому что больше не доверяла тебе, так это то, что Нейт также угрожал моему сыну. Это он выложил фотографии в СМИ, а не я. Последние три недели Нейт пытался терроризировать меня, подослав кого-то пригрозить моему сыну, послав кого-то головореза практически переехать меня машиной, и чуть не засадил в тюрьму мою помощницу лживыми обвинениями.

В глазах Паркера читалось напряжение, меняя его за секунды. Между ними повисла тишина, затем Паркер прижал ладонь ко лбу.

— Нейт был так уверен, что вернёт тебя, пока не появились последние фотографии тебя и его, — он махнул рукой в сторону Ханта. — После этого он пришёл в ярость. Он знал о твоём ребёнке? В смысле, я не знал, как я мог не знать?

— Потому что ты даже не смотрел на меня после того, как мама погибла.

— Мисс Брукс.

Вышел детектив Зан.

Паркер прошагал мимо него.

— Я Паркер Дин, я владею...

— Я знаю, кто вы, мистер Дин. Мой офицер у двери звонил, чтобы получить одобрение и пропустить вас сюда. Судя по тому, что я вижу, кажется, вы, по самой меньше мере, способствовали тому, что мистер Мэдден преследовал и шантажировал вашу падчерицу.

vikidalka.ru - 2015-2018 год. Все права принадлежат их авторам! Нарушение авторских прав | Нарушение персональных данных