Главная | Случайная
Обратная связь

ТОР 5 статей:

Методические подходы к анализу финансового состояния предприятия

Проблема периодизации русской литературы ХХ века. Краткая характеристика второй половины ХХ века

Ценовые и неценовые факторы

Характеристика шлифовальных кругов и ее маркировка

Служебные части речи. Предлог. Союз. Частицы

КАТЕГОРИИ:






IV. ЗАБЛУЖДЕНИЯ ОТНОСИТЕЛЬНО ПИЩИ




Молодой человек, который три года прожил в хижине на горе, од­нажды сказал: "Когда люди говорят "натуральная пища", я не знаю, что они имеют в виду".

Каждый знаком со словами "натуральная пища", но не всегда ясно понимают, что это такое на самом деле. Многие считают, что пища, которая не содержит ни химикатов, ни искусственных добавок - это и есть натуральная диета, а другие довольно смутно представляют се­бе, что натуральное питание - это потребление пищи, которую мож­но найти в природе.

Если вы спросите, входит ли в понятие натурального питания ис­пользование огня или соли для приготовления пищи, ответы будут са­мые разные. Если считать, что питание человека в примитивные времена, состоящее только из диких растений и животных, - это натуральное питание, тогда использование огня и соли не может быть названо натуральным. Но если на это возразить, что достиже­ние в древние времена знания об использовании огня и соли - это неизбежный путь естественного развития человечества, тогда пи­ща, приготовленная на огне и с солью, может считаться полностью натуральной. Хороша ли пища, приготовленная по выработанному людьми способу, или нужно считать хорошей пищу дикую, такую, какая существует в природе? Можно ли считать натуральными воз­делываемые культуры? Где вы проведете границу между натураль­ным и ненатуральным?

Можно сказать, что термин "натуральное питание" в Японии возник на основе учения Саген Ишизука в Эру Мейджи. Его теория была позд­нее усовершенствована и переработана м-ром Сакуразава (Джордж Осава) и м-ром Ни­ки. Путь Питания, известный на Западе как Макробиотический, осно­ван на теории не-двойственности и на концепции инь-ян в книге И-Цзин. Поскольку это означает питание неполированным рисом, то нату­ральное питание обычно представляют как использование в пищу цель­ного зерна и овощей. Натуральное питание, однако, не может быть све­дено просто к вегетарианству, основанному на неполированном рисе.

Так что же это такое? Причина всей этой путаницы заключается в существовании двух видов человеческого знания: различающего и не-различающего (это разделение признают многие восточные философы. Различающее значение исходит из аналитического, волевого интеллекта, пытающегося организовать жизненный опыт в логическую систему. М-р Фукуока считает, что такой способ мышления отдаляет человека от природы. Он называет это "ограниченностью человеческого знания и суждения". Не-различающее знание возникает без сознательных усилий личности, когда жизненный опыт воспринимается целиком без интерпретации его интеллектом. Различающее знание оказывает существенную помощь при анализе практических проблем, но м-р Фукуока считает, что в конце концов оно ведет к слишком узкой перспективе). Люди обычно думают, что правильное восприятие мира возможно только через различающее знание. Поэтому слово "природа" как его обычно употребляют, означает ту сущность приро­ды, которая познается различающим интеллектом.

Я отрицаю то пустое изображение природы, которое создано чело­веческим интеллектом и явно отличается от самой природы, которая познается через опыт не-различающего понимания. Если мы искоре­ним фальшивую концепцию природы, я думаю, что корни мирового разлада исчезнут.

На Западе естественные науки развиваются из различающего зна­ния, на Востоке философия инь-ян и философия И-Цзин ("Книга перемен", произведение древнекитайской философии [прим. переводчика]) развивает­ся из того же источника. Но научная правда никогда не может при­близиться к абсолютной правде, и все философии - это ничего более, как произвольные интерпретации мира. Природа, которая постигает­ся научным знанием, - это уже разрушенная природа. Это дух, обла­дающий скелетом, но не душой. Природа, которая постигается фило­софским знанием, - это теория, созданная человеческим мышлени­ем, это дух с душой, но без скелета.

Не-различающее знание может быть реализовано только путем прямой интуиции, люди пытаются втиснуть его в привычные рамки, называя его инстинктом. На самом деле, это знание, исходящее из не­называемого источника. Откажитесь от различающего сознания и пе­реступите пределы мира реальности, если вы хотите знать истинное лицо природы. Начните с признания, что нет ни запада, ни востока, ни четырех времен года, ни также инь и ян.

Я сказал, что можно признать их ценность в качестве временного средства или указателя направления, но их нельзя считать высшим достижением человеческого духа. Научная истина и философия - это концепции относительного мира, и в этом мире они являются но­сителями истины и имеют ценность. Например, для современных лю­дей, живущих в относительном мире, разрушающих порядок природы и вызывающих коллапс их собственного тела и духа, система инь-ян может служить удобным и эффективным руководством для восстанов­ления этого порядка.

Когда я дошел до этого, юноша спросил: "Значит, вы не только от­рицаете естественные науки, но также Восточную философию, осно­ванную на инь-ян и И-Цзин?"

Можно сказать, что эта философия служит полезной теорией, по­зволяющей людям овладеть правильной системой питания, пока не будет достигнуто истинно натуральное питание. Но если вы поймете, что конечная цель человечества - выйти за пределы относительного мира, чтобы купаться в океане свободы, тогда привязанность к теории станет для вас несчастьем. Если личность сможет войти в мир, в кото­ром оба аспекта инь и ян возвращаются к их первоначальному единст­ву, то миссия этих символов на этом закончится.

Юноша, который недавно прибыл, сказал: "Тогда, если вы стано­витесь натуральным человеком, вы можете есть все, что захотите?"

Если вы ожидаете встретить светлый мир на другом конце тунне­ля, темнота длится все дольше. Если вы больше не хотите есть что-то вкусное, вы сможете оценить истинный вкус всего, что вы едите. Лег­ко положить на обеденный стол простую пищу натурального питания, но тех, кто может действительно наслаждаться таким праздником, - немного.

 

МАНДАЛА НАТУРАЛЬНОЙ ПИЩИ

Мое понимание натуральной пищи такое же, как и натурального земледелия. Так же, как натуральное земледелие подчиняется зако­нам природы, той природы, которая познается не-различающим со­знанием, так и натуральное питание - это способ питания, при кото­ром пища, собранная в диком виде или выращенная методом нату­рального земледелия, и рыба, пойманная натуральными методами, добывается без преднамеренной деятельности, с помощью не-различающего сознания.

Хотя я говорю о не-намеренной деятельности и не-методе, я при­знаю мудрость, которая вырабатывается с течением времени в про­цессе повседневной жизни. Использование соли и огня можно крити­ковать как первый шаг в отдалении человека от природы, но это про­сто естественная мудрость, воспринятая первобытными людьми, и это должно быть санкционировано как мудрость, дарованная небом.

Сельскохозяйственные культуры, которые возделывались в те­чение тысяч и десятков тысяч лет и становились частью жизни лю­дей, не являются полностью продуктом, рожденным различающим сознанием, их можно считать натуральной пищей. Но новые сорта, которые создавались не под влиянием естественных условий, но с помощью агрономической науки, которая отошла очень далеко от природы, так же, как и рыба, моллюски и домашние животные, производимые в массовом порядке, выпадают из категории натураль­ной пищи.

Земледелие, рыболовство, животноводство, повседневные реально­сти пищи, одежды, жилья, духовной жизни, все это должно находить­ся в единстве с природой.

Я нарисовал следующие диаграммы, которые объясняют натураль­ное питание, выходящее за пределы науки и философии. Первая объ­единяет все виды пищи, которые наиболее доступны людям. Они раз­делены на несколько групп. На второй диаграмме пища разделена на группы в соответствии с ее доступностью в разные сезоны года. Эти диаграммы составляют мандалу натуральной пищи (в восточном искусстве круговая диаграмма, символизирующая всеобщность и целостность предмета). Из этой мандалы можно видеть, что источники пищи на нашей земле почти неогра­ниченны. Если человек познает пищу через "не-разум" (буддистский термин, описывающий состояние в котором нет различия между личностью и внешним миром), даже если он совсем ничего не знает об инь и ян, он может достичь совершенной натуральной диеты.

Рыбаки и фермеры в японской деревне не очень заинтересуются логикой этой диаграммы. Они следуют велениям природы, употреб­ляя сезонную пищу из окружающей их среды.

С ранней весны, когда семь трав прорастают из земли, фермер мо­жет испытать семь вкусовых ощущений. С ними хорошо сочетается тонкий вкус прудовых улиток и морских моллюсков.

Сезон зелени наступает в марте. Хвощ, папоротник-орляк, полынь, осмунда и другие горные растения и конечно молодые листья хурмы, персика и побеги горного ямса - все это съедобно. Обладая легким тонким вкусом, они представляют изысканное блюдо и могут также слу­жить приправой. На морском берегу можно собрать морские овощи - бу­рые водоросли, нори, водоросли, растущие на скалах, обладающие приятным вкусом и имеющиеся в изобилии в весенние месяцы.

Во время появления молодых побегов бамбука каменный окунь, морской лещ и полосатая рыба - свинья имеют свой самый лучший вкус. Сезон цветения ирисов отмечают ленточной рыбой и макрелью "сашими". Зеленый горошек, снежный горошек, лимская фасоль, бо­бы очень вкусны, если есть их прямо из стручков или варить целиком так же, как неочищенный рис, пшеницу и ячмень.

Ближе к концу сезона дождей (на большей части Японии сезон дождей продолжается с июня до середины июля) запасают японские сливы, а зем­лянику и малину в это время можно собирать в изобилии. В это время возникает естественная потребность в остром вкусе лука и сочных фруктах, таких как мушмула, абрикосы и персики. Плоды мушмулы - не единственная съедобная часть этого растения. Семена в размолотом виде можно использовать для приготовления "кофе"; из листьев делают чай, который является также прекрасным лекарственным средством. Из листьев персика и хурмы делают тоник, способствую­щий долгожительству.

Под ярким летним солнцем есть дыни с медом в тени большого де­рева - это прекрасное времяпрепровождение. В это время созревают многие летние овощи: морковь, шпинат, редис и огурцы. Для преодо­ления летней расслабленности тела полезно растительное масло или масло сезама. Блюда, приготовленные из зерна, хорошо удовлетворя­ют уменьшающийся летом аппетит. Летом часто готовят ячменную лапшу, различной формы и размера. Летом созревает гречиха. Это растение дает пищу, которая хорошо усваивается в этот сезон.

Ранняя осень - счастливое время, с соей и маленькими красными бобами азуки, большим количеством фруктов и овощей и различными хлебными злаками, поспевающими в это время. Пироги из проса ук­рашают праздник осенней луны. Позже осенью варят кукурузу и рис с красными бобами, грибы "матсутаке" или наслаждаются каштанами. Очень важно отметить, что рис, вбирающий в себя солнечные лучи все лето, долго зреет осенью. Это значит, что главная пища, получае­мая в большом количестве и богатая калориями, обеспечена на холод­ные зимние месяцы.

С первыми морозами люди начинают посматривать на прилавки с рыбой. Глубоководные рыбы, как желтохвост и тунец ловятся в этот сезон. Интересно, что японская редька и листовые овощи, имеющиеся в это время в изобилии, хорошо идут с этими рыбами.

Новогодние праздничные блюда готовятся главным образом из той пищи, которая замаринована и засолена специально для больших праздников. Соленый лосось, селедка, яйца, красный морской лещ, омар, ламинария и черные бобы подаются каждый год на этот празд­ник в течение многих веков.

Выкапывая редьку и репу, которые оставлены в грунте под покро­вом почвы и снега, доставляют приятное дополнение к меню в зимний сезон. Зерновые и различные бобовые, а также мисо и соевый соус - основные продукты питания, которые в это время всегда под рукой. Вместе с капустой, редькой, тыквой и бататами, запасенными осенью, в эти месяцы зимнего холода употребляются и другие разнообразные виды пищи. Лук-порей и дикий лук-шалот хорошо сочетаются с тон­ким вкусом устриц и морского огурца, которые можно собирать в это время.

В ожидании весны можно пойти поискать побеги мать-и-мачехи и съедобные листья ползучей земляничной герани, выглядывающие из-под снега. С появлением водного кресса, пастушьей сумки, звездчат­ки и других диких трав урожай натуральных весенних овощей можно собирать прямо под окном кухни. Таким образом, придерживаясь простого питания, собирая в каждый сезон ту пищу, которая доступ­на, наслаждаясь ее здоровым и полезным вкусом, местные крестьяне используют все, что дает природа.

Крестьяне знают тонкий вкус пищи, но им не понятен таинствен­ный вкус природы. Или, вернее, он им понятен, но они не могут выра­зить это словами.

Натуральное питание лежит прямо у нас под ногами.

 

КУЛЬТУРА ПИТАНИЯ

Если спросить, зачем мы едим, то мало кто сможет ответить что-нибудь, кроме того, что пища необходима для поддержания жизни и роста тела человека. Однако есть и более глубокий аспект во взаимо­отношениях между пищей и духовной жизнью человека. Для живо­тного достаточно есть, играть и спать. Для человека также очень важ­но наслаждаться здоровой пищей, простой повседневной жизнью и спокойным сном.

Будда сказал: "Форма - это пустота, и пустота - это форма". По­скольку "форма" в буддистской терминологии означает материю или "вещи", а "пустота" - это разум, то он сказал, что материя и разум - это одно и то же. Вещи имеют различные цвета, формы и вкус, и челове­ческий разум мечется из стороны в сторону, привлекаемый различными качествами вещей. Но на самом деле, материя и разум едины.

Цвет. В мире есть семь основных цветов, но если эти семь цветов смешать, получится белый цвет. Пропущенный через призму белый цвет распадается снова на семь цветов. Когда человек воспринимает окружающее, "не сознавая" его, цвет исчезает. Есть не-цвет. Только если смотреть на мир с точки зрения "семи-цветного" различающего сознания, семь цветов появляются. Вода может подвергаться бесчис­ленным изменениям, но вода всегда остается водой. Точно так же, хо­тя сознающий разум подвергается изменениям, первоначальное не­подвижное сознание не изменяется. Когда человек восхищается семью цветами, сознание легко сбить с толку. Человек воспринимает окраску листьев, цветов и фруктов, а основа цвета остается незаме­ченной.

Это верно также для пищи. В этом мире много натуральных про­дуктов, которые человек может использовать в пищу. Сознание выде­ляет эту пищу и определяет, имеет ли она хорошие или плохие каче­ства. Люди сознательно отбирают то, что, по их мнению, им нужно. Процесс отбора препятствует осознанию основы человеческого пита­ния, которое небеса прописали для каждого места и каждого сезона.

Краски природы, как соцветия гортензии, легко изменяются. Тело природы постоянно трансформируется. На одинаковых основаниях это можно рассматривать как бесконечное движение или как "непод­вижное движение". Когда при отборе пищи действует разум, понима­ние природы становится фиксированным, и трансформации природы, такие как сезонные изменения, игнорируются.

Цель натурального питания - не создание знающих людей, кото­рые могут дать обоснованное объяснение и ловко разобраться в раз­личных видах пищи, но создание незнающих людей, которые берут пищу без сознательно делаемых различий. Это не идет в разрез с за­конами природы. С осознания "без сознания", не потерявшись в тон­ких различиях форм, с восприятия окраски, бесцветной, как цвет, на­чинается правильное питание.

Вкус. Люди говорят: "Вы не узнаете вкус пищи, пока не попробуе­те ее". Но даже если вы попробуете ее, вкус пищи может оказаться различным в зависимости от времени, условий и состояния человека, который пробует,

Если вы спросите ученого, какие вещества определяют вкус, он бу­дет пытаться определить это, выделяя различные компоненты и опре­деляя пропорции сладкого, кислого, соленого, горького и острого. Но вкус не может быть определен путем анализа и даже с помощью язы­ка. Даже если язык воспринимает пять вкусовых ощущений, впечат­ления от них собирает и интерпретирует сознание.

Натуральный человек может достигнуть правильного питания бла­годаря тому, что его инстинкт находится в правильно работающем со­стоянии. Он удовлетворяется простой пищей, она питательна, вкусна и полезна как повседневное лекарство. Пища и духовная жизнь чело­века едины.

Современные люди потеряли свой ясный инстинкт и соответствен­но этому стали неспособны собирать и наслаждаться семью весенними травами. Они ищут различные вкусовые ощущения. Их питание ста­новится беспорядочным, расширяется пропасть между любимой и не­любимой пищей, и их инстинкт становится все более и более сбит с толку. Тогда люди начинают применять сильные приправы к своей пище и придумывать утонченные способы ее приготовления, все более углубляя расхождение между пищей и духовной жизнью.

Большинство людей сегодня не знают вкуса риса. Целые зерна очищают и подвергают обработке, оставляя лишь безвкусный крах­мал. Полированный рис теряет уникальный аромат и вкус целого ри­са. Соответственно он требует приправ или соуса и подается вместе с другими блюдами. Люди ошибочно считают, что низкая питательная ценность риса не имеет значения, поскольку витаминные добавки и другая пища - мясо или рыба - восполняют недостающие питательные элементы. Вкусная пища вкусна не сама по себе. Пища не будет казаться невкусной, пока человек не думает, что она не вкусна. Хотя большинство людей думают, что говядина и курятина восхитительны, для тех, кто по физическим или духовным причинам решил не есть эту пищу, они отвратительны.

Играя или ничего не делая, дети счастливы. Взрослые с различаю­щим сознанием сами определяют, что им нужно для счастья, и если дети получают это, они чувствуют себя удовлетворенными. Пища, об­ладающая хорошим вкусом, необходима им не потому, что она имеет тонкий натуральный аромат и полезна для тела, а потому, что ее вкус был обусловлен представлением, что эта пища вкусна.

Пшеничная лапша восхитительна, но чашка лапши быстрого при­готовления из торгового автомата отвратительна. Но реклама этой лапши отрицает представление о ее плохом вкусе, и для многих лю­дей эта малопривлекательная лапша кажется почему-то вкусной.

Существует сказка о том, как обманутые лисой люди съели лоша­диный навоз. В этом нет ничего смешного. Люди в наше время едят своим сознанием, а не своим телом. Многие люди не заботятся о том, есть ли глутамат натрия в их пище, но они ощущают вкус только кон­чиком языка и поэтому их легко одурачить.

Вначале люди ели просто потому, что они были живы и потому что пища была вкусной. Современные люди пришли к мысли, что если они не будут готовить пищу с приправами, она будет безвкусной. Ес­ли вы не будете пытаться сделать еду вкусной, вы обнаружите, что природа уже сама сделала это.

Прежде всего, следует жить таким образом, чтобы пища сама по себе имела хороший вкус, но сегодня все усилия направлены на то, чтобы сделать ее вкусной.

Люди стараются придать хороший вкус хлебу - и хороший хлеб исчезает. В попытках создать богатую, роскошную еду они делают бесполезную пищу и все же никак не могут удовлетворить свой аппе­тит. Лучшие методы приготовления пищи служат тому, чтобы сохра­нить ее естественный тонкий аромат. Жизненная мудрость с давних времен научила людей делать разные виды овощных заготовок: высу­шенных на солнце, засоленных, отрубей, мисо, в которых сохраняется естественный вкус овощей.

Искусство приготовления пищи начинается с соли и огня. Если пища приготовлена тем, кто понимает основы поварского дела, она сохраняет свой натуральный вкус. Если приготовленная пища кажется странной и экзотической, если цель такого приготовления - просто доставить на­слаждение небу, то это фальшивое поварское мастерство.

Обычно думают, что культура - это что-то созданное, поддержи­ваемое и развиваемое только человеческими усилиями. Но культура обычно возникает из содружества человека и природы. Там, где осу­ществилось единство человеческого общества и природы, культура принимает свойственную ей форму. Культура всегда была тесно свя­зана с повседневной жизнью и таким образом передавалась будущим поколениям и была сохранена до настоящего времени.

То, что рождено человеческой гордостью и потребностью в на­слаждении не может считаться истинной культурой. Истинная куль­тура рождена внутри природы, она проста, скромна и чиста, лишив­шись истинной культуры, человечество исчезнет.

Когда люди отказываются от натуральной пищи и вместо этого на­чинают потреблять очищенную пищу, тогда общество становится на путь к своему собственному разрушению. Происходит это потому, что такая пища не является продуктом истинной культуры. Пища - это жизнь, а жизнь не должна ни шагу отступать от природы.

 

ЖИЗНЬ НА ОДНОМ ХЛЕБЕ

Нет ничего лучше, чем есть вкусную пищу, но для большинства людей еда - это только средство укрепления здоровья, источник энергии для работы и путь к долгой жизни. Матери часто заставляют своих детей есть, даже если им не нравится еда, только потому, что это "полезно" для них.

Но питание не может быть отделено от ощущения вкуса. Питатель­ная пища, полезная для человеческого тела, возбуждает аппетит и вкус­на сама по себе. Правильное питание неотделимо от хорошего вкуса.

Не так давно дневная пища фермера в этом районе состояла из ри­са и ячменя с мисо и маринованными овощами. Эта диета способство­вала долгой жизни, крепкому телосложению и хорошему здоровью. Вареные овощи и вареный рис с красными бобами подавали раз в ме­сяц как на праздник. Здоровое крепкое тело фермера было способно достаточно хорошо поддерживать себя на этой диете.

Традиционное восточное питание из неполированного риса и овощей сильно отличается от питания большинства западных обществ. Западная наука о питании считает, что если определенное количество крахмала, жиров, белков, солей и витаминов не съедается каждый день, это значит, что не постигнуто сбалансированное питание, без которого невозможно сохранить хорошее здоровье. Это представление порождает мать, кото­рая набивает "питательной" пищей рты своего юного потомства.

Кто-то может подумать, что западная диететика с ее разработан­ной теорией и расчетами не оставляет сомнений относительно пра­вильного питания. На самом деле она создает гораздо больше про­блем, чем разрешает. Одна из проблем состоит в том, что в западной науке о питании не сделано никаких попыток скоординировать питание с природными циклами. В результате создается диета для как бы изолированного от природы человеческого существа. Это часто слу­жит причиной появления страха перед природой и чувства опасности.

Другая проблема заключается в том, что полностью забываются духовные и эмоциональные ценности, хотя пища непосредственно связана с духовной и эмоциональной жизнью человека. Если челове­ческое существо рассматривать просто как физиологический субъект, невозможно выработать правильное понимание диеты. Когда части и обрывки информации собирают и кое-как соединяют вместе, возника­ет несовершенная диета, которая уводит нас от природы.

"Внутри одной вещи лежат все вещи, но если все вещи собрать вместе, может возникнуть не одна вещь". Западная наука неспособна понять это правило восточной философии. Человек может анализировать и иссле­довать бабочку, сколько ему хочется, но он не может создать бабочку.

Если бы западная научная диета применялась практически в ши­роком масштабе, как вы думаете, какие проблемы при этом возникли бы? Высококачественная говядина, яйца, молоко, овощи, хлеб и дру­гая пища должны были бы быть доступны круглый год. Стали бы не­обходимыми производство этих продуктов в широких масштабах и ор­ганизация их длительного хранения. В Японии введение этой диеты уже заставило фермеров производить зимой такие летние овощи как лук, огурцы, баклажаны, томаты. Не придется долго ждать, когда фермеров попросят собирать хурму весной, а персики - осенью.

Бессмысленно ожидать, что здоровая сбалансированная диета мо­жет быть достигнута просто путем создания большого запаса разнооб­разной пищи независимо от сезона. По сравнению с растениями, со­зревшими в естественных условиях, овощи и фрукты, выращенные вне сезона в искусственно созданных условиях, содержат мало вита­минов и солей. Не удивительно, что летние овощи, выращенные ле­том или зимой, не имеют того вкуса и аромата, которыми обладают плоды, созревшие под солнцем и выращенные органическим или на­туральным методом.

Химические анализы, соблюдение соотношения питательных эле­ментов и другие соображения того же порядка являются основной причиной ошибки. Пища, рекомендуемая современной наукой, дале­ка от традиционной восточной диеты, и она подрывает здоровье япон­ского народа.

 

ОБЩИЕ ПРИНЦИПЫ ПИТАНИЯ

В этом мире существует четыре основных класса диет.

1. Неопределенная диета, приспособленная к обычным желаниям и вкусовым предпочтениям. Люди, следующие этой диете, неопределенно колеблются туда и сюда в ответ на свои причуды и фантазии. Эта диета может быть названа самоудовлетворяющейся и легкой.

2. Стандартное питание большинства людей, вытекающее из био­логических требований. Питательную пищу едят с целью поддержа­ния жизни тела. Эту диету можно назвать материалистической и на­учной.

3. Диета, основанная на духовных принципах и идеалистической философии. Большинство "натуральных" диет попадает в эту катего­рию. Их можно назвать диетами первичными.

4. Натуральная диета, следующая воле неба. Отрицая все челове­ческие знания, эта диета может быть названа не-различающей.

Сначала люди отказываются от пустой диеты, которая служит ис­точником бесчисленных болезней. Затем, разочаровавшись в научной диете, которая является простой попыткой поддержать жизнь, многие склоняются к первичной диете. Наконец, пройдя эти первоначальные этапы, человек приходит к не-различающей диете.

Диета не-различающая. Жизнь человека поддерживается не его собственной силой. Природа дает рождение человеческим существам и помогает им сохранить жизнь. В этом состоят взаимоотношения че­ловека и природы. Пища - это дар неба. Люди не создали пищу из природы, ее дарует небо.

Когда пища, тело, сердце и сознание вступают в совершенное единство с природой, то становится возможным соблюдение натураль­ной диеты. Тело, следуя своему собственному инстинкту, свободно в выборе той еды, которая имеет хороший вкус, и отказывается от того, что невкусно.

Невозможно предписать правила и пропорции для натуральной диеты (нельзя создать код или систему, с помощью которой можно сознательно ответить на эти вопросы. Природа, или само тело, служит хорошим гидом. Но это чуткое руководство остается неуслышанным большинством людей из-за шума, создаваемого желаниями, и активности различающего сознания). Эта диета определяется местными условиями, различными потребностями и телесной конституцией каждого человека.

Первичная диета. Каждый должен знать, что природа всегда за­вершена и сбалансирована в совершенной гармонии в себе самой. На­туральная пища - это нечто целое и это целое имеет полезный и тон­кий вкус.

Люди думаю, что с помощью системы инь и ян они могут объяс­нить происхождение Вселенной и трансформации природы. Им ка­жется, что гармония человеческого тела может быть создана и созна­тельно поддерживаться. Но если они пытаются проникнуть глубоко в суть вещей (а это необходимо при изучении восточной медицины), они вступают во владения науки» где очень трудно избежать соблазна различающего восприятия.

Увлеченный проницательностью человеческого знания, не осоз­навая его ограниченности, практикующий первичную диету, в кон­це концов приходит к тому, что целостность этого принципа в его сознании разбивается на отдельные объекты. Но если он пытается схватить смысл природы с помощью всеобъемлющего и далеко про­никающего видения, то окружающие его мелочи оказываются вне его восприятия.

Типичная диета больного человека. Болезни начинаются, когда человек отдаляется от природы. Серьезность заболевания прямо про­порциональна степени отдаления. Если больной человек возвращает­ся в здоровую среду, то болезнь часто исчезает. Если разрыв с приро­дой становится экстремальным, число больных людей увеличивается. Тогда усиливается желание возвращения к природе. Но в поисках возвращения к природе нет ясного понимания, что такое природа и поэтому все попытки остаются напрасными.

Даже если человек ведет примитивную жизнь в горах, он может все же не понимать истинной реальности. Если вы пытаетесь что-то делать, ваши попытки никогда не достигнут желаемого результата.

Люди, живущие в городах, оказываются перед лицом непреодо­лимых трудностей при попытках соблюдать натуральную диету. Натуральная пища просто недоступна, поскольку фермеры прекра­тили выращивать ее. Даже если горожане могли бы купить нату­ральную пищу, их тело должно быть в состоянии усвоить такую пи­тательную еду.

В такой ситуации, если вы попытаетесь есть здоровую пищу или достигнуть сбалансированной инь-ян диеты, вам необходимо иметь практически сверхъестественный разум и силу суждения. В результа­те возникает далекий от природы сложный и странный вид "натураль­ной" диеты и человек только еще больше отдаляется от природы.

Если вы заглянете в магазины "Здоровая пища", вы найдете пора­зительно широкий ассортимент свежих продуктов, упакованных про­дуктов, витаминов и диетических добавок. В литературе многие типы диет представлены как натуральные, питательные и самые лучшие для здоровья. Если кто-то скажет, что полезно варить разные продук­ты вместе, найдется кто-то другой, кто скажет, что продукты, сварен­ные вместе, делают людей больными. Кто-то подчеркивает важное значение соли, другой говорит, что слишком много соли вредно. Если кто-то избегает есть фрукты, считая, что это пища для обезьян, кто-то другой говорит, что фрукты и овощи - самая лучшая пища, обес­печивающая долголетие и счастье. Вес эти мнения можно было бы на­звать правильными, каждое для своего времени и каждое - для своих условий. Но это только вызвало бы недоумение, а сомневающихся все этих теории привели бы в еще большее замешательство.

Природа находится в постоянном движении, ежесекундно изменя­ясь. Люди не в состоянии уловить ее истинный облик. Лицо природы непознаваемо. Попытки поймать эту непознаваемость различными теориями, формализованными учениями похожи на попытки поймать сачком ветер.

Человечество подобно слепому человеку, который не знает, куда он направляется. Он нащупывает путь с помощью трости научного знания, в зависимости от инь и ян, определяя направление.

Вот что я хочу сказать: не ешьте пищу головой, то есть откажитесь от различающего сознания. Я надеюсь, что мандала питания, ко­торую я нарисовал раньше, может служить руководством, показыва­ющим взаимоотношения разных продуктов питания между собой и между питанием и человеческим существом. Но вы можете также вы­бросить эту мандалу, взглянув на нее один раз.

Прежде всего следует уделить внимание развитию тонкой чувстви­тельности, которая даст возможность телу самому выбирать пищу. Ду­мать только о самой пище и забывать о духовной жизни - то же самое, что посетить храм, читать сутры и забыть о Будде. Вместо того, чтобы изучать философские теории о том, как достигнуть понимания правиль­ного питания, лучше придти к теории изнутри повседневной диеты.

Врачи заботятся о больных людях, о здоровых людях заботится природа. Вместо того, чтобы заболеть, а потом заняться натуральным питанием, чтобы выздороветь, улучшить жить в естественной среде, где человек не болеет.

Молодые люди, которые пришли, чтобы жить в хижинах на горе и живут примитивной жизнью, едят натуральную пищу и занимаются натуральным земледелием, знают о главной цели человека, и они жи­вут в согласии с ней, достигая этого наиболее прямым путем.

 

ПИЩА И ЗЕМЛЕДЕЛИЕ

Эта книга о натуральном земледелии неизбежно включает некоторые соображения о натуральной пище. Это объясняется тем, что пища и зем­леделие - это две стороны одного тела. Совершенно очевидно, что если не практиковать натуральное земледелие, то потребители не получат натуральные продукты. Но если натуральное питание не войдет прочно в жизнь, то фермер не будет знать, что ему следует выращивать.

Пока люди не станут натуральными людьми, не может быть ни на­турального земледелия, ни натуральной пищи. В одной хижине на го­ре я оставил слова, написанные на сосновой дощечке над очагом: "Правильная пища, правильные действия, правильное сознание" (эти слова взяты из Буддистского восьмиступенчатого Пути духовной реализации).

Люди послушно видят мир, как место, где "прогресс" вырастает из суматохи и беспорядка. Но бесцельное и деструктивное развитие влечет за собой беспорядок в мыслях и приводит не меньше, чем к вырождению и кризису человечества. Если не дать себе ясного отчета в том, что неподвижный источник всей этой активности есть природа, то восстановление нашего здоровья окажется невозможным.

 

V. ГЛУПОСТЬ РЯДИТСЯ ПОД НАХОДЧИВОСТЬ

Осенние ночи длинные и прохладные. Можно было бы хорошо про­вести время, глядя на мерцающие угли, обхватив руками теплую чашку с чаем. Сидя у огня, я говорил, что самое важное остается без внимания, что человечество невежественно, что нет ничего, за что стоило бы бороться, и что бы ни было сделано - все это пустые уси­лия. Меня спросили, как могу я говорить все это и в то же время про­должать такие беседы? Точно также, как если бы я собрался написать что-нибудь, то единственное, что я мог бы написать - это, что писать бесполезно. Мои собеседники зашли в тупик.

Я не придаю такого значения моему прошлому, чтобы писать о нем, и я не так мудр, чтобы предсказывать будущее. Поддерживая огонь и ведя сердечную беседу о дневных делах, разве могу я ожидать, что кто-то примет всерьез глупое мнение старого фермера?

В верхней части сада, глядя на залив Матсуяма и широкую долину Дого, стоят несколько маленьких глиняных хижин. Там собралась горстка людей и вместе они ведут простую жизнь. Там нет современ­ных удобств. Проводя мирные вечера при свете свечи или лампы, они живут простыми потребностями: неполированный рис, овощи, про­стая одежда, чашка для еды. Они пришли из разных мест, некоторое время живут здесь и потом уходят.

Среди гостей есть научные работники, студенты, ученые, ферме­ры, хиппи, поэты и путешественники, молодые и старые, мужчины и женщины различных типов и национальностей. Большинство из тех, кто остается долгое время, это молодые люди, нуждающиеся в перио­де самоанализа.

Моя функция состоит в том, чтобы заботиться об этом приюте на краю дороги, подавать чай путешественникам, которые приходят и уходят. И когда они остаются, чтобы помогать в полевых работах, я рад слушать их рассказы о событиях, происходящих в мире.

Это звучит хорошо, но на самом деле это не такая легкая жизнь. Я пропагандирую земледелие "ничего-не-делания", и поэтому многие люди приходят, думая, что они найдут утопию, где можно жить без необходимости вставать с постели. Эти люди бывают очень удивлены. Им приходится в раннем утреннем тумане носить воду из источника, колоть дрова, пока их руки не станут красными и не покроются мозо­лями, работать по колено в жидкой глине. Многие скоро не выдержи­вают это и бросают.

Сегодня, когда я наблюдал за работой молодых людей в маленькой хижине, пришла наверх молодая женщина из Фунабаши. Когда я спросил, почему она пришла, она сказала: "Я просто пришла, вот и все. Больше я ничего не знаю". Беспечная молодая леди имеет свои соображения о себе. Я потом спросил: "Если вы знаете о своей неосве­домленности, то сказать нечего. Верно? Приходя к пониманию мира через силу различения, люди теряют представление о его смысле. Не потому ли мир в таком кризисе?"

Она ответила тихо: "Да, если вы говорите так". "Может быть вы не имеете ясного представления о том, что такое просвещение? Какие книги вы читали до того, как пришли сюда?" Она отрицательно пока­чала головой.

Люди учатся, так как они думают, что они не понимают чего-то, но учение совсем не ставит своей целью помочь человеку понять. Они усердно учатся только для того, чтобы в конце понять, что люди не могут знать ничего, что понимание недостижимо для них.

Обычно люди думают, что слово "непонимание" применяют в та­ком, например, смысле, когда говорят, что девять вещей вы понимае­те, но есть одна вещь, которую вы не понимаете. Но, намереваясь по­нять десять вещей, вы на самом деле не понимаете даже одной. Если вы знаете сто растений, вы на самом деле не "знаете" ни одного. Люди изо всех сил стараются понять, считают, что они понимают, и умира­ют не зная ничего.

Молодые люди прервали свои плотничные работы, сели на траву под большим мандариновым деревом и смотрели на белые облака в южной части неба. Люди думают, что когда они обращают свои глаза к небу, они видят небеса. Они отделяют оранжевые плоды от зеленых листьев и говорят, что они знают зеленый цвет листьев и оранжевый - плодов. Но с того момента, когда человек делает различие между зе­леным и оранжевым, истинный цвет исчезает.

Люди думают, что они понимают вещи, если они близко узнают их. Но это только поверхностное знание. Это знание астронома, который знает названия звезд, ботаника, который знает классификацию листьев и цветов, художника, который знает эстетику зеленого и красного. Это не значит знать природу - землю и небо, зеленое и красное. Астроном, ботаник и художник не более, чем восприняли впечатление и интерпре­тировали его, каждый в рамках своего собственного сознания. Чем ак­тивнее их интеллект, тем более они отдаляются от природы и тем труд­нее им становится вести натуральную жизнь.

Трагедия состоит в том, что в своем невежестве люди пытаются подчинить природу свой воле. Человеческие существа могут разру­шить природные формы, но они не могут создать их. Разделение, фрагментарное и неполное понимание всегда образуют исходную позицию человеческого знания. Неспособные воспринять природу в ее целостности, люди не могут сделать ничего лучше, чем сконструиро­вать ее неполную модель, и тем самым обманывают себя, думая, что они создали что-то натуральное.

Все, что человек должен сделать, чтобы познать природу, - это осознать, что он на самом деле ничего не знает, что он не способен что-нибудь познать. Тогда можно ожидать, что он потеряет интерес к различающему знанию. Когда он отвергнет различающее знание, не­-различающее знание само возникнет внутри него. Если он не пытает­ся думать о знании, если он не заботится о понимании, то придет вре­мя, когда он поймет. Нет другого пути, кроме как через разрушение "эго", отбросив мысль, что человечество существует помимо неба и земли.

"Это значит быть глупым, вместо того, чтобы быть умным". Я рас­сердился на молодого парня, у которого на лице было написано муд­рое самодовольство. "О чем говорит твой взгляд? Глупость проявляет­ся как ум. Можешь ли ты знать наверняка, глуп ты или умен, или ты пытаешься стать умным парнем на глупый лад? Ты не можешь стать умным, не можешь стать глупым, оставаясь в покое. Разве это не то состояние, в которым ты теперь?"

Я был сердит сам на себя за повторение снова и снова одних и тех же слов, слов, которые никогда не могли заменить мудрость молча­ния, слов, которые я сам не мог понять.

Осеннее солнце висело низко над горизонтом. Сумерки наступили у подножия старого дерева. Молча возвращались юноши в свои хижи­ны для вечерней трапезы. Я тихо следовал за ними, оставаясь в тени.

 

КТО ГЛУПЕЦ?

Говорят, что нет создания более мудрого, чем человек. Обладая этой мудростью, люди стали единственным, животными, способными вести ядерную войну.

Однажды директор магазина натуральных продуктов, который на­ходится перед станцией Осака, поднялся на гору и привел с собой семь спутников, как семь богов счастливой судьбы. В полдень, когда мы угощались импровизированным блюдом из овощей с рисом, один из них сказал следующее: "Среди детей всегда есть беззаботный ребенок, который радостно смеется, когда он писает; есть и другой, который всегда остается "лошадью", когда играют в "лошадь и всадник"; есть и третий, который легко выманивает у других детей их полдник. Преж­де, чем выбрать старосту класса, учитель серьезно говорит о качест­вах, желательных для хорошего лидера, и о необходимости прини­мать мудрое решение. Когда выборы проведены, самые молодые весело смеются над тем, кого избрали."

Всех это позабавило, но я не мог понять, чему они смеются. Я ду­мал, что это совершенно естественно. Если рассматривать вещи с точ­ки зрения выигрыша и проигрыша, то ребенок, который в игре всегда оказывается в роли лошади, может считаться проигравшим, но поня­тия величия и посредственности нельзя применять к детям. Учитель думал, что вот этот ребенок самый умный и выдающийся, но другие дети видели ложное направление его ума, которое выражалось в при­теснении других. Признавать ценности взрослых - это значит ду­мать, что тот, кто умен и умеет позаботиться о себе, тот исключите­лен и что лучше быть исключительным. Тот, кто занимается своими собственными делами, кто хорошо ест и хорошо спит, кто ни о чем не беспокоится - кажется мне, ведет наиболее удовлетворительный об­раз жизни. Нет никого более великого, чем тот, кто не пытается до­стигнуть чего бы то ни было.

В басне Эзопа, когда лягушки просят Бога дать им царя. Бог дарит им бревно. Лягушки насмехаются над немым бревном, а когда они просят Бога дать им более великого царя, он посылает им журавля. В конце басни журавль заклевал всех лягушек до смерти.

Если тот, кто стоит впереди - сильная личность, тот, кто следует за ним, должен бороться и напрягать все свои силы. Если вы пошлете вперед обыкновенного парня, тем, кто идет за ним, будет легко. Люди думают, что тот, кто силен и умен, - выдающийся человек, и на этом основании они выбирают премьер-министра, который толкает страну вперед, как локомотив.

"Какой тип человека должен быть выбран на пост премьер-минист­ра?" "Немое бревно, - отвечаю я. - Нет ничего лучше, чем дарума-сан (популярная в Японии детская игрушка. Это большой баллон с утяжеленным дном, сделанный в форме монаха, сидящего в медитации). Он сидит, расслабившись в медитации, и может сидеть так много лет, не говоря ни слова. Если вы толкнете его, он перевернется вверх дном, но с постоянством не-сопротивления он всегда возвращается в прежнее положение. Дарума-сан не сидит просто так скучая, сложив руки и ноги. Он знает, что вы также должны держать свои руки сло­женными, и поэтому хмуро и молча глядит на людей, которые вытя­гивают их, чтобы что-то делать".

Если бы вы совсем ничего не делали, мир не мог бы продолжать свой бег вперед. Что представлял бы собой мир без развития?

Почему вы должны что-то развивать? Если рост экономики увели­чится с 5% до 10%, разве от этого ваше счастье увеличится? Что пло­хого, если скорость роста будет составлять 0%? Разве это не означает стабильного состояния экономики? Разве может быть что-нибудь луч­ше, чем жить просто и воспринимать это легко?

Люди что-то выискивают. Изучают природу и ставят ее себе на службу, думая, что это идет на благо человечества. Результатом всего этого в настоящее время является то, что планета загрязнена, люди находятся в смятении и мы вступаем в эпоху хаоса.

На этой ферме мы практикуем систему "ничего-не-делания" в зем­леделии и едим полезные и вкусные зерновые, овощи и цитрусовые. Жить близко к источнику всех вещей - в этом есть смысл и удовлет­ворение. Жизнь - это песня и поэзия.

Нагрузка на фермера слишком сильно увеличилась, когда люди начали исследовать мир и решали, что было бы "благо", если бы мы сделали то или сделали это. Все мои исследования идут в направле­нии, как не делать то или это.

Эти тридцать лет научили меня, что фермерам было бы намного лучше, если бы они почти ничего не делали.

Чем больше люди делают, тем больше развивается общество и тем больше проблем возникает. Возрастающее запустение природы, исто­щение ресурсов, приниженность и разложение человеческого духа, - все это вызвано тем, что человечество пытается чего-то достигнуть. Вначале не было никакой причины для прогресса и ничего, что долж­но было быть сделано. Мы дошли до такой точки, от которой нет дру­гого пути, как создать "движение" за то, чтобы ничего не создавать.

 

"Я БЫЛ РОЖДЕН ДЛЯ ТОГО, ЧТОБЫ ХОДИТЬ В ДЕТСКИЙ САД"

Молодой человек с небольшой сумкой через плечо не торопясь под­ошел к полю, где мы работали.

"Откуда вы?" - спросил я.

"Вон оттуда".

"Как вы сюда попали?"

"Пришел пешком".

"Зачем вы пришли сюда?"

"Я не знаю".

Большинство из тех, кто приходит сюда не спешат назвать свое имя и рассказать о своем прошлом. Они также не очень ясно говорят о цели своего прихода. Поскольку многие их них не знают, зачем они пришли, просто пришли, и это только естественно.

Прежде всего, человек не знает, откуда он пришел и куда он идет, Сказать, что вы рождены из чрева вашей матери и возвратитесь в землю - это чисто биологическое объяснение, но никто, в сущности, не знает, что существует до рождения и какой мир ждет нас после смерти. Рожденный не зная для чего, только для того, чтобы закрыть глаза и удалиться в бесконечное незнаемое - человек представляет собой действительно трагическое создание.

В один из дней я нашел циновку, оставленную группой пилигри­мов, которые посещали храмы Шикоку. На ней были написаны слова:

"Изначально нет востока и запада. Десять бесконечных направле­ний".

И теперь, держа шляпу в руках, я снова спросил юношу, откуда он пришел, и он сказал, что он сын храмового священника из Каназаве. И поскольку это было глупо - весь день читать для мертвых священные тексты, он захотел стать фермером.

Нет ни запада, ни востока. Солнце встает на востоке, садится на западе, но это просто астрономические наблюдения. Знать, что вы не понимаете ни востока, ни запада - будет ближе к правде. Факт в том, что никто не знает, откуда приходит солнце.

Среди десятков тысяч священных текстов есть один самый люби­мый, в котором расставлены все важнейшие точки, - это Главная сутра. Согласно этой сутре: "Господь Будда провозгласил: форма - это пустота, пустота - это форма. Материя и дух – одно, но все пус­тота. Человек ни жив, ни мертв, не рожден и не бессмертен, без старо­сти и болезни, без прибавления и без убавления".

В один из дней, когда мы убирали рис, я сказал юноше, который отдыхал около большой копны соломы: "Я думал о том, что посажен­ные весной семена риса оживают, давая молодые побеги, а теперь, когда ми его жнем, рис умирает. И тот факт, что этот ритуал повторяется год за годом, означает, что жизнь на этом поле продолжается, и ежегодная смерть - это ежегодное рождение. Вы могли бы сказать, что рис, который мы сейчас убираем, живет бесконечно".

Человеческие существа обычно видят жизнь и смерть в довольно короткой перспективе. Какое значение для этой травы может иметь рождение весной и смерть осенью? Люди думают, что жизнь - это ве­селье, а смерть - это печаль, но семена риса, высеянные в землю и ожившие весной в виде молодых побегов, погибающих осенью, в са­мой своей сердцевине несут полную радость жизни. Радость жизни не исчезает со смертью. Смерть - это не больше, чем преходящее мгно­вение. Разве не можете вы сказать, что этот рис. обладающий полной радостью жизни, не знает печали смерти?

Те же самые вещи, которые происходят с рисом и ячменем, непре­станно творятся в человеческом теле. День за днем растут волосы и ногти, десятки тысяч клеток умирают, десятки тысяч клеток рожда­ются, кровь в теле месяц тому назад -" не та же самая кровь, что се­годня. Если вы думаете, что ваши собственные черты повторяются в телах ваших детей и внуков, вы могли бы сказать, что вы умираете и возрождаетесь каждый день и будете жить в течение многих поколе­ний после смерти.

Если участие в этом цикле может быть пережито и прочувствовано вами каждый день, больше ничего не требуется. Но большинство лю­дей неспособны наслаждаться непрестанным течением и каждоднев­ными изменениями жизни. Они привязаны к жизни и эта привычная привязанность приносит страх смерти. Сосредоточив свое внимание только на прошлом, которое уже ушло, или на будущем, которое еще не пришло, они забывают, что они живут на земле здесь и сейчас. В полном смятении они наблюдают, как их жизнь проходит, словно сон.

"Если жизнь и смерть - реальность, неизбежны ли человеческие страдания?"

"Нет ни жизни, ни смерти".

"Как вы можете говорить это?"

Мир - это единство материи в потоке бытия, но человеческое со­знание разделяет этот феномен, создав такую двойственность как жизнь и смерть, инь и ян, бытие и пустота. Сознание приходит к вере в абсолютную достоверность того, что воспринимают чувства, и тогда материя превращается в объекты, которые существуют постольку, по­скольку люди воспринимают их.

Форма материального мира, концепция жизни и смерти, здоровья и болезни, радости и печали - все это берет начало в человеческом сознании. В сутре, где Будда сказал, что все пустота, он не только от­вергал внутреннюю реальность того, что создано человеческим интел­лектом, но он провозглашал также, что и человеческие эмоции - это тоже иллюзии.

"Вы все считаете иллюзией? Ничего не остается?"

"Ничего не остается? Концепция "пустоты", очевидно, все еще ос­тается в вашем сознании", - сказал я юноше. - Если вы не знаете, откуда вы пришли или куда идете, как же вы можете быть уверены, что вы здесь стоите передо мной? Существование бессмысленно?"

".......?"

Однажды утром я услышал, как четырехлетняя девочка спросила свою мать: "Зачем я рождена в этот мир? Чтобы ходить в детский сад?" Конечно, ее мать не могла честно сказать: "Да, ты права, поэто­му иди". И все же вы могли бы сказать, что люди в наши дни рожда­ются для того, чтобы ходить в детский сад.

Во время своего обучения в колледже люди настойчиво учатся, чтобы узнать, зачем они рождены. Ученые и философы говорят, что они будут довольны, если поймут только одну эту вещь, даже если они всю жизнь пожертвуют этим поискам.

Изначально люди не имели цели. Теперь выдумывая себе ту или другую цель, они ведут борьбу в поисках смысла жизни. Это похоже на спортивные соревнования одного человека с самим собой. Не суще­ствует цели, о которой человек должен думать или идти на ее поиски. Вы бы хорошо сделали, если бы спросили детей, бессмысленна ли жизнь без цели.

С того времени, как они начинают ходить в детский сад, начина­ются их страдания. Человек был счастливым созданием, но он создал суровый мир и теперь борется, пытаясь вырваться из него. В природе есть жизнь и смерть, и природа полна радости. В человеческом обществе есть жизнь, и смерть, и люди живут в пе­чали.

 

ПЛЫВУЩИЕ ОБЛАКА И ИЛЛЮЗИЯ НАУКИ

В это утро я мыл на реке ящики для хранения мандаринов. Когда я присел на плоский камень, мои руки почувствовали прохладу осенней реки. Красные листья сумаха по берегам реки красиво выделялись на фоне ясного голубого осеннего неба. Я был потрясен чудом неожидан­ного великолепия ветвей на фоне неба.

В этой случайной сцене присутствовал весь мир жизненного опыта. В текущей воде - поток времени, левый берег и правый берег, сол­нечный свет и тень, красные листья и голубое небо - все было вписа­но в священную молчаливую книгу природы. А человек - тонкий мыслящий тростник.

Однажды он задает вопрос, что такое природа, затем он должен уз­нать, что такое это "что" и что такое человек, который хочет узнать что такое "что". Он погружается с головой в мир бесконечных вопро­сов. Пытаясь составить себе ясное представление о том, что вызывает его интерес и наполняет изумлением, он имеет два возможных пути. Первый - заглянуть в глубь самого себя, того, кто вопрошает "Что такое природа?" Второй - изучать природу отдельно от человека.

Первый путь ведет в мир философии и религии. Сидя на берегу ре­ки и созерцая ее, вы можете сказать, что вода бежит под мостом, но не будет ничего нелепого, если вы скажете, что вода стоит, а по ней плы­вет мост.

Если следовать по второму пути, то природа разделяется на разно­образные феномены: вода, скорость течения, волны, ветер и белые об­лака - все они по отдельности становятся объектами наблюдения, ве­дущего к возникновению дальнейших вопросов, количество которых распространяется бесконечно во всех направлениях. Это путь науки.

Мир обычно прост. Вы просто замечаете мимоходом, что вы про­мокли, собрав на себе капли росы, когда проходили по лугу. Но с того времени, как люди взялись объяснять каждую каплю росы научно, они попались в ловушку нескончаемого ада интеллекта.

Молекулы воды состоят из атомов водорода и кислорода. Люди ду­мали, что самые маленькие частички в мире - это атомы, но затем они обнаружили, что внутри атома есть ядро. Теперь они открыли, что внутри ядра есть еще более мелкие частицы. Среди этих ядерных частиц есть сотни различных видов, и никто не знает, где закончится исследование этого микромира.

Говорят, что бег электронов по орбите внутри атома с ультравысо­кой скоростью в точности похож на полет комет в галактике. Для фи­зика-атомщика мир элементарных частиц так же огромен как сама Вселенная. Но было доказано, что кроме той галактики, в которой мы живем, существует бесчисленное множество других галактик. В гла­зах ученого-космолога вся наша галактика становится бесконечно ма­лой.

Факт заключается в том, что люди, которые думают, что капля во­ды проста, а камень неподвижен и инертен - это счастливые невеже­ственные глупцы, а ученые, которые знают, что капля воды - это це­лая Вселенная и что камень - это активный мир элементарных час­тиц, несущихся как ракеты - это умные глупцы. Простой взгляд го­ворит, что мир реален и рядом. Если рассматривать мир во всей его сложности, он становится пугающе абстрактным и отдаленным.

Ученые, которые радовались, когда с Луны были доставлены лун­ные камни, знают о ней меньше, чем дети, поющие "Сколько тебе лет, мистер Луна?" Башо (знаменитый японский поэт хайку, 1644-1694) мог ощутить чудо природы, наблюдая отра­жение полной Луны в спокойной воде пруда. Все, что ученые сделали, когда они выходили в космос и топали по Луне в своих космических ботинках, это то, что они затмили частичку лунного блеска для мил­лионов влюбленных и детей земли.

Как это получилось, что люди думают, будто наука - благодеяние для человечества?

Вначале в этой деревне зерно перемалывали в муку на каменной мельнице, которую медленно крутили вручную. Затем была построе­на водяная мельница несравнимо более мощная, чем старая камен­ная. Она использовала силу речного потока. Несколько лет назад бы­ла возведена плотина для получения гидроэлектроэнергии и построе­на мельница, использующая эту энергию.

Как вы думаете, эта механизация работает на благо людей? Чтобы размолоть рис в муку, его сначала полируют, то есть делают рис бе­лым. Это означает очищение зерен, удаление зародыша и отрубей, которые являются основой здорового питания человека, а в пищу идет то, что остается после этой обработки (в Японии название остатка после обработки риса, произносится "касу", составлено из корней слов, означающих "белый" и "рис", название отрубей, "нука" , составлено из корней слов "рис" и "здоровье"). И таким образом, результатом этой технологии является разрушение целого зерна и превраще­ние его в неполный субпродукт. Если слишком легко перевариваемый белый рис становится ежедневным продуктом питания, то в такой ди­ете не хватает питательных веществ, и их необходимо добавлять в пи­щу. Водяное колесо и мукомольный завод выполняют работу желудка и кишечника, и последствия такой замены должны сделать эти органы малоактивными.

То же самое с горючим. Нефть образовалась, когда тела древних растений, погребенные глубоко в земле, были трансформированы гро­мадным давлением и жаром. Это вещество выкапывают из-под земли, транспортируют по трубопроводу в порт и затем на кораблях достав­ляют в Японию и получают из него керосин и масло.

Как вы думаете, что быстрее, теплее и удобнее - жечь этот керо­син или ветви кедра или сосны, растущих перед вашим домом? (в настоящее время в мире наблюдается недостаток древесного топлива. В аргументах м-ра Фукуока предполагается необходимость сажать деревья. В более широком смысле м-р Фукуока предлагает скромные, прямые пути удовлетворения повседневных нужд) Топ­ливо - тот же растительный материал. Нефть и керосин проделали долгий путь, чтобы попасть сюда.

Теперь они говорят, что ископаемого топлива недостаточно и мы должны развивать атомную энергетику. Найти редкую урановую ру­ду, получить из нес радиоактивное топливо и сжечь его в громадных ядерных печах гораздо труднее, чем поджечь сухие листья спичкой. Кроме того, огонь в очаге оставляет только золу, а после сжигания ядерного топлива остаются радиоактивные отходы, которые представ­ляют опасность в течение тысяч лет.

Того же самого принципа придерживаются в сельском хозяйстве. Выращивайте нежные большие растения на затопленных полях и вы получите растения, которые легко повреждаются насекомыми и бо­лезнями. Если используются "улучшенные" сорта, то приходится на­деяться на помощь химических удобрений и инсектицидов.

Но если вы выращиваете маленькие крепкие растения в здоровой среде, эти химикаты становятся ненужными.

Взрыхлите затопленные рисовые поля плугом, и в почве образует­ся недостаток кислорода, почвенная структура разрушится, дождевые черви и другие мелкие животные погибнут, и земля станет твердой и безжизненной. Когда это случается, поле приходится перепахивать каждый год.

Но если освоить метод, при котором земля сама себя рыхлит естест­венным путем, то нет необходимости ее пахать или рыхлить машинами. После того, как в живой почве уничтожены органическое вещество и микроорганизмы, становится необходимым использование быстро­действующих удобрений. Если используются химические удобрения, рис растет быстро и сильно, но так же быстро растут сорняки. Тогда применяются гербициды и считают, что это благотворно для посевов.

Но если вместе с зерновыми посеять клевер, и всю солому и орга­нические остатки вернуть в почву в качестве мульчи, то культуру можно выращивать без гербицидов, химических удобрений в приготовленных компостов.

В земледелии совсем немного того, без чего нельзя обойтись. Хи­мические удобрения, гербициды, инсектициды, машины - все это не нужно. Но если создаются условия, при которых они становятся необ­ходимыми, тогда требуется сила науки.

Я продемонстрировал на своих полях, что натуральное земледелие дает урожай не меньший, чем современное научное земледелие. Если результаты неактивного земледелия сравнимы с результатами нау­ки, при гораздо меньших затратах труда и ресурсов, я чем же заклю­чается польза научной технологии?

 

ТЕОРИЯ ОТНОСИТЕЛЬНОСТИ

Глядя на светлое сияние осеннего неба, осматривая окружающие поля, я был удивлен. На всех полях, кроме моего, работали машины по уборке риса и комбайны. В последние три года моя деревня изме­нилась до неузнаваемости.

Как и можно было ожидать, юноши, живущие на горе, не завиду­ют повороту к механизации. Их радует спокойная мирная уборка уро­жая с помощью старого ручного серпа.

В тот вечер, когда мы заканчивали вечернюю трапезу, я рассказал за чаем, как много лет назад в этой деревне в те дни, когда фермеры обрабатывали поля вручную, один человек начал использовать для этого корову. Он был очень горд тем, как легко и быстро он мог закон­чить тяжелый труд вспашки почвы. Двадцать лет назад, когда поя­вился первый механический культиватор, все жители деревни собра­лись и серьезно обсуждали, что лучше - корова или машина. В тече­ние двух-трех лет стало ясно, что машина работает быстрее, и, не за­ботясь ни о чем, кроме выигрыша во времени и удобства, фермеры от­казались от своих тягловых животных. Главным побуждением было просто желание закончить работу быстрее, чем соседний фермер.

Фермер не понимает, что он стал просто фактором увеличения скорости и эффективности в уравнении современного земледелия. Он позволил продавцам сельскохозяйственного оборудования сделать за него все расчеты.

Когда-то люди смотрели в звездное ночное небо и ощущали огром­ность Вселенной. Теперь вопросы времени и космоса оставлены всеце­ло в ведении ученых.

Говорят, что Эйнштейну дали Нобелевскую премию по физике из уважения к непостижимости его теории относительности. Если бы его теория понятно объяснила феномены относительности в мире и тем самым освободила бы человечество от ограничений времени и про­странства, вызвав к жизни более приятный и спокойный мир, это бы­ло бы достойно похвалы. Однако его объяснение сбивает людей с тол­ку и заставляет их думать, что мир сложен сверх всякого понимания. Ему стоило бы присудить премию за "разрушение покоя человеческо­го духа".

В действительности мир относительности не существует. Идея о феномене относительности - это структура, созданная человеческим интеллектом. Другие животные живут в мире неразделенной реаль­ности. В той степени, в какой человек живет в относительном мире интеллекта, он теряет представление о времени, которое вне времени, и о пространстве, которое вне пространства.

"Вы можете быть удивлены моей привычкой все время поддевать ученых", - сказал я и сделал паузу, чтобы отхлебнуть глоток чая. Юноши смотрели, улыбаясь, их лица блестели в свете костра. "Это потому, что роль ученого в обществе аналогична роли различающего понимания в вашем собственном сознании".

 

ДЕРЕВНЯ БЕЗ ВОЙНЫ И МИРА

Змея схватила лягушку и ускользнула в траву. Девушка закрича­ла. Молодой парень, не скрывая отвращения, швырнул в змею ка­мень. Другой засмеялся. Я повернулся к тому, который бросил ка­мень: "Как ты думаешь, чего ты этим добьешься?"

Ястреб охотится за змеей. Волк нападает на ястреба. Человек уби­вает волка, а человека сводит в могилу вирус туберкулеза. Бактерии размножаются в останках человека, и другие животные, травы и де­ревья поглощают питательные вещества, образовавшиеся в результа­те активности бактерий. Насекомые атакуют деревья, лягушки едят насекомых.

Животные, растения, микроорганизмы - все они части круговоро­та жизни. Поддерживая постоянное равновесие, все они ведут естест­венно регулируемое существование. Люди могут выбрать точку зре­ния на этот мир или как на модель мира, где сильный поедает слабого, или как на мир, где процветает сосуществование и обоюдная польза. И та, и другая точка зрения - это произвольная интерпретация, кото­рая вызывает ветер и волны, вносит беспорядок и смятение.

Взрослые думают, что лягушка заслуживает жалости и, сочувст­вуя ее смерти, презирают змею. Эти чувства могут показаться естест­венными, само собой разумеющимися, но разве они соответствуют то­му, что происходит на самом деле?

Один юноша сказал: "Если видеть жизнь, как борьбу, в которой сильный пожирает слабого, то лицо земли предстает как ад смертоу­бийства и насилия". Но это неизбежно, что слабый должен быть при­несен в жертву, чтобы сильный мог жить. То, что сильный побеждает и выживает, а слабый умирает - это закон природы. После прошед­ших миллионов лет творения, живущие теперь на земле, победили в борьбе за жизнь. Вы могли бы сказать, что выживание наиболее при­способленных - это бережливость природы.

Второй юноша сказал: "Так это выглядит для победителя. Я смот­рю на мир с точки зрения сосуществования и взаимной пользы. В этом п

vikidalka.ru - 2015-2018 год. Все права принадлежат их авторам! Нарушение авторских прав | Нарушение персональных данных