Главная | Случайная
Обратная связь

ТОР 5 статей:

Методические подходы к анализу финансового состояния предприятия

Проблема периодизации русской литературы ХХ века. Краткая характеристика второй половины ХХ века

Ценовые и неценовые факторы

Характеристика шлифовальных кругов и ее маркировка

Служебные части речи. Предлог. Союз. Частицы

КАТЕГОРИИ:






Barney Kessel with Shelly Manne and Ray Brown




THE POLL WINNERS (Contemporary C-3535)

 

Рэй Браун (1926–2002)

Родился в Питсбурге. Джазовый контрабасист, обладающий потрясающей техникой. В 1945-м был признан Диззи Гиллеспи, с тех пор выступал с Чарли Паркером и другими великими музыкантами. Начиная с 1951-го играл в трио Оскара Питерсона. В 1966-м покинул группу Питерсона. В 70-е выпускал альбомы под собственным именем. Тогда же возобновил сотрудничество с Питерсоном. С 1948-го по 1952-й был женат на Элле Фицджералд.

 

 

Мел Торме

 

За несколько лет до смерти Мела Торме я был на его юбилейном концерте, проходившем в «Карнеги-Холле» в Нью-Йорке. Мел Торме тогда продемонстрировал всю прелесть своего неувядающего вокала под аккомпанемент небольшого оркестра во главе с Фрэнком Фостером. Как бы невзначай на сцене тогда появился Джерри Маллиган, сыгравший несколько впечатляющих соло на своем баритон-саксе. Вскоре Маллигана тоже не стало.

С возрастом вокал Мела Торме не утратил свежести, а манера исполнения оставалась изысканной вплоть до самой смерти. Казалось, ни годы, ни постепенный отход от дел не отражаются на его вокальных возможностях. Ни одного лишнего движения. Ни капельки пота. С неизменной улыбкой на лице, Мел Торме непринужденно держался на сцене. Это был истинный «нью-йоркский эстет-романтик».

Изначально Мел Торме был ударником, а Бадди Рич — вокалистом. Оба могли одновременно играть на ударных и петь. Они дружили, поэтому соперничать на сцене им совесть не позволяла. Но однажды музыканты заключили что-то вроде соглашения. Мел Торме сказал тогда Ричу: «Послушай, Бадди, давай я буду петь, а ты будешь ударником». Не знаю, был ли на самом деле между ними такой уговор или нет, но в один прекрасный момент как отрезало — Мел Торме оставил ударные, а Бадди Рич перестал петь. При этом каждый преуспел на своем поприще. Не исключено, что если бы все было наоборот, результаты оказались бы со знаком минус.

Почти все альбомы Мела Торме — интересный, привлекательный джаз, поэтому выбрать из них лучший — задача не из легких. Ранние альбомы, записанные группой «Мелтоунз», проникнуты жизнелюбием молодости. В этих записях, сделанных в 50-е годы под лейблами «Бетлехем» и «Вёрв», чувствуется необузданная сила. Альбомы, выходившие в 60-х на фирме «Атлантик», можно отнести к зрелому творчеству. Поздние вещи могут показаться «слишком правильными», хотя ничего плохого я про них сказать не могу.

Если судить объективно, из всей этой массы я бы, пожалуй, выделил винил «¡Olé Tormé!», в который вошли двенадцать популярных в то время латиноамериканских мелодий. Альбом слушается на одном дыхании. Хороши, хотя и несколько легковесны, аранжировки Билли Мэя. Когда речь заходит о Меле Торме, в памяти невольно всплывает хорошо знакомый ансамбль «интеллектуалов» во главе с Марти Пэйчем. Разумеется, ребята играют потрясающе, но с течением времени тематика и атмосфера их игры почта не меняется, и это надоедает. А вот грубоватый напористый звук Билли Мэя энергично подстегивает Мела Торме сзади, придавая пластинке нетипичное, «ошеломляющее» звучание. Здесь присущие Мелу Торме тонкую откровенность, безупречный контроль и чувство вкуса ощутить уже непросто. Побольше бы ему записей в таком составе! Впрочем, возможно, самому певцу была и не по душе столь близкая к Синатре атмосфера.

Стихия Мела Торме — уютный неприметный клуб в каком-нибудь городском закоулке, шампанское и коктейли. В отличие от Синатры, ему были не нужны огромные залы в Лас-Вегасе. Быть может, поэтому Мела Торме считали эстетом-романтиком. К сожалению, надо сказать.

 

 

¡OLÉ TORMÉ!

MEL TORMÉ GOES SOUTH OF THE BORDER WITH BILLY MAY

(Verve MGV-2117)

 

Мел Торме (1925–1999)

Родился в Чикаго. Один из ведущих джазовых вокалистов. В четыре года впервые вышел на сцену. В девять выступил в прямом эфире по радио. В 1943-м основал бэнд под названием «Meltones». В современном джазе одним из первых использовал хор. После окончания войны полностью посвятил себя джазовому вокалу. В 50-е и 60-е активно записывался, часто появлялся на телеэкранах, снимался в кино. Композитор, автор многих известных композиций, в том числе «Born To Be Blue».

 

 

Шелли Мэнн

 

Что ни говори, а Шелли Мэнн был красноречивым барабанщиком, но никак не «пустомелей». Острый на язык, он никогда не говорил глупостей, и как музыкант всегда четко представлял ту невидимую грань, переход через которую был чреват для него потерей лица.

Шелли Мэнна можно сравнить с кабаком, в котором кормят вкусно и наливают от души. Приготовленные с удовольствием и фантазией блюда выглядят аппетитно. Хозяин кабака вежлив и приветлив. При этом он не занимается саморекламой, по лицам угадывая настроение посетителей. Цены не низкие, но, с точки зрения качества кухни, вполне приемлемые. Владелец пивной «Макс Роуч», что напротив, неприветлив и угрюм. В помещении царит полумрак. Не нравится — не ешь. Поел, попил — иди домой и нечего тут ля-ля разводить. На этом фоне, естественно, «Шелли Мэнн» пользовался популярностью.

Начав слушать джаз, я был без ума от композиции Шелли Мэнна «My Fair Lady». Гоняя ее днями напролет, я знал все импровизации наизусть. Очевидно, поэтому сейчас Шелли Мэнн вызывает у меня исключительно позитивные эмоции. Осмелюсь предположить, что если вы любите джаз, вы не пожалеете, купив зажигательные альбомы Шелли Мэнна, выпущенные под лейблом «Контемпорари». Особенно хороши его концертные записи.

Вполне возможно, что со мной не согласится большинство японских джазовых фэнов, традиционно отдающих предпочтение черным барабанщикам. И все же, если бы в мире все пивные были такие, как «Макс Роуч», было бы просто скучно жить, не правда ли? Да, мне нравятся Роуч и Блэйки, но не будем всех мешать в одну кучу. Меня возбуждает приятный, в меру красноречивый, мелодичный звук ударных Шелли Мэнна. Мне нравится наблюдать (или слушать), как под его аккомпанемент «правильные» музыканты Западного побережья «зажигают» на сцене. Чувствовать кожей образующуюся при этом разницу температур — особое наслаждение.

В подтверждение своих слов приведу высказывание Росса Макдоналда: «Есть люди, считающие жизнь в Калифорнии скучной из-за того, что там нет четко выраженной смены времен года. Так вот, смена времен года в Калифорнии есть. Просто некоторые ее не замечают». Золотые слова!

Среди альбомов Шелли Мэнна я больше всего люблю «Shelly Manne & His Men at the Black Hawk». (Набор из четырех пластинок. Недавно вышло новое, пятое издание на компакт-дисках, куда вошли неопубликованные ранее композиции.) Это горячий «концертник», который слушаешь на одном дыхании. Стоящие в авангарде тромбонист Джо Гордон и тенор Ричи Камука поочередно выдают едкие, пронизывающие соло. Пианист Виктор Фелдман придает игре неповторимый шарм (за исключением некоторых моментов). Аккомпанируя на ударных, лидер Шелли Мэнн то и дело подливает масла в огонь, подбадривая тем самым остальных. Возможно, кому-то игра Шелли Мэнна покажется «постной» по сравнению с массивным саундом черных бэндов Восточного побережья. Здесь не следует путать разные вещи. Скажем так: если вас не трогает такая музыка, лучше тогда вообще не слушать джаз.

 

 

SHELLY MANNE & HIS MEN

vikidalka.ru - 2015-2018 год. Все права принадлежат их авторам! Нарушение авторских прав | Нарушение персональных данных