Главная | Случайная
Обратная связь

ТОР 5 статей:

Методические подходы к анализу финансового состояния предприятия

Проблема периодизации русской литературы ХХ века. Краткая характеристика второй половины ХХ века

Ценовые и неценовые факторы

Характеристика шлифовальных кругов и ее маркировка

Служебные части речи. Предлог. Союз. Частицы

КАТЕГОРИИ:






РАДИОЭЛЕКТРОННАЯ БОРЬБА. Своим же светом сам себя скрывает.




 

От наших глаз

Своим же светом сам себя скрывает.

 

Данте Алигьери.

Божественная комедия. Ад (1300 г.)

 

То, что связь на электромагнитных волнах (беспроволочный телеграф) сразу же столкнулась с помехами – от соседних радиостанций или от грозовых разрядов – было отмечено сразу. Но эти помехи были непреднамеренными. Возможность создания преднамеренной помехи предусматривал А.С.Попов, когда речь шла о выборе трассы радиосвязи между Болгарией и Россией. Он писал в марте 1903 г.: “…в военное время, в случае враждебных отношений с Румынией, правильное сообщение между станциями может быть прекращено посредством посылки электромагнитных волн с промежуточных между Одессой и Варной пунктов”. И поэтому он рекомендовал отнести эту линию связи подальше от границы с Румынией.

Со временем нарушение работы радиосредств, а также обеспечение работоспособности радиосредств при наличии помех вылилось в отдельную область радиотехники под названием “радиоэлектронная борьба”. Радиоэлектронная борьба – это совокупность мер и средств, обеспечивающая получение сведений о параметрах, режимах работы и местонахождении радиоэлектронных средств противника, затруднение или нарушение их работы, а также защиту своих радиоэлектронных средств от действий противника по нарушению их работоспособности.

Начало применения радиопомех [65]

Самая ранняя информация о преднамеренном создании помех относится к 1904 году. Из рапорта временно исполняющего должность командующего Тихоокеанским флотом России контр-адмирала П.П.Ухтомского от 15 апреля 1904 года: “В 9 час. 11 мин. утра неприятельские броненосные катера “Ниссин” и “Касуга”, маневрируя на зюйд-зюйд-вест от маяка Ляотешань, начали перекидную стрельбу по фортам и внутреннему рейду. С самого начала стрельбы два неприятельских крейсера, выбрав позиции против прохода Ляотешаньского мыса, вне выстрелов крепости, начали телеграфировать, почему немедленно же броненосец “Победа” и станция Золотой горы начали перебивать большой искрой неприятельские телеграммы, полагая, что эти крейсера сообщают стреляющим броненосцам об их попадании снарядов. Неприятелем выпущено более 60 снарядов большого калибра. Попаданий в суда не было”.

Речь шла о том, что мощной помехой – “большой искрой” – была нарушена связь между японскими кораблями, и корабли, ведущие стрельбу по невидимой для них из-за гористой местности цели (перекидную стрельбу), не получив корректирующей информации, вынуждены были прекратить обстрел, не нанеся никакого ущерба.

В нашей стране в честь этого события считают 15 апреля 1904 г. датой рождения радиоэлектронной борьбы.

Была возможность применить радиопомеху еще в одном эпизоде русско-японской войны. Перед печально известным Цусимским сражением командир крейсера “Урал” хотел подавить радиопередачи с японских разведывательных крейсеров о передвижениях русских кораблей, но командующий эскадрой вице-адмирал Рожественский этого не разрешил, обосновывая позже свое решение тем, что не хотел дать возможность японцам установить местонахождение русской эскадры.

Возможно, эти факты подтолкнули русских специалистов к исследованию помех радиосвязи. Профессор А.А.Петровский, первый в России профессор по радиотехнике, изложил в 1911 г. теоретические соображения по поводу условий, при которых можно помешать противнику пользоваться радиотелеграфом, и провел опыты по радиоподавлению на Черном море.

Офицер морского флота И.И.Ренгартен провел в 1913 – 1914 гг. на Балтийском флоте обширные экспериментальные исследования влияния помех на радиосвязь, придавая особое значение заградительной помехе, то есть помехе, перекрывающей весь диапазон волн, занимаемый радиостанцией. Он первым в мире показал, что заградительная помеха может полностью нарушить радиосвязь.

Помехи радиосвязи во время первой мировой войны [66]

Во время первой мировой войны, казалось бы, должны широко использоваться помехи для нарушения радиосвязи, однако этого не произошло. Только в боевых действиях на море предпринимались отдельные попытки нарушения радиосвязи посредством создания радиопомех. Более ценные результаты давало радиоподслушивание, чем радиоподавление. Начальник разведывательного бюро австрийского Генерального штаба М.Ронге писал: “Служба радиоподслушивания оказывала хорошие услуги нашему командованию. Можно было немедленно установить намерения русского командования и настолько хорошо поставить учет неприятельских сил, что уже к концу октября (1914 г.) была установлена точная дислокация частей до дивизии включительно”.

И для осуществления радиоподслушивания, и для постановки помех нужно было знать частоты, на которых работает противник. Это обеспечивалось радиоразведкой. К 1916 г. радиоразведка была достаточно хорошо оснащена необходимой аппаратурой. Для этой цели использовались радиопеленгаторы, которые определяли параметры радиосигнала и расположение радиостанций противника. Чтобы затруднить противнику прослушивание передаваемых сообщений, воюющие стороны начали применять шифры и коды. Так, русское командование на западном фронте 14 сентября 1914 г. отдало приказ о шифровке всех радиопередач.

Перед первой мировой войной появился и первый метод борьбы с помехами – изменение несущей частоты, чтобы перейти в диапазон частот, свободный от помех.

Заградительная и прицельная помехи [35]

Продолжая работу по формированию заградительной помехи, И. И. Ренгартен в1919 г. предложил метод ее создания: для этой цели он рекомендовал использовать несколько радиостанций, чтобы каждая “настроила свой отправитель на определенные длины волн так, чтобы при одновременном действии их был накрыт весь тот диапазон, который доступен приемнику противника”. В то время не существовало специальных передатчиков помех и роль станций помех выполняли обычные связные радиостанции, излучавшие такие же сигналы, которые они использовали для радиосвязи.

Ренгартен предложил также разрабатывать специальные передатчики помех радиосвязи и в качестве заградительной помехи использовать сигнал с частотной или комбинированной частотно-амплитудной модуляцией. Он писал, что нужно излучать “в пространство волны непрерывно и быстро меняющейся длины, так, например, чтобы в течение одной – двух секунд выполнялся бы полный цикл излучения волн всего диапазона”.

Заградительная помеха нарушала работу всех радиостанций в некотором диапазоне частот. Для подавления конкретной радиостанции использовалась прицельная помеха. Исследования эффективности прицельных помех были проведены А. А. Петровским в 1911 г. Изучал прицельные помехи и Н. Д. Папалекси. Он писал: “Когда речь идет о мешании приему станций, работающих на определенных волнах, то проще всего мешающий передатчик настраивать приблизительно на ту же волну, причем характер модуляции мешающих колебаний выбирается в зависимости от рода передачи, которой желательно помешать”. Другими словами, мешающий сигнал должен быть подобным подавляемому.

Дезинформация, засекречивание, помехи в радиосвязи [65, 67, 68]

За двадцать с небольшим лет, отделивших первую мировую войну от второй, радиотехника совершила гигантский скачок. Помимо радиосвязи существовало радиовещание и телевидение, широко использовались радионавигационные системы, появились радиолокационные станции. Поэтому изменилась и роль радиоразведки и радиопротиводействия. Если в первую мировую войну радиопомехи лишь позволяли достигнуть некоторых тактических результатов, то теперь они способствовали успеху ряда сражений и даже целых операций в воздухе и на море.

Так, в декабре 1941 г. в результате налета японской корабельной авиации на американскую базу Пирл-Харбор было потоплено и повреждено 18 кораблей, уничтожено 188 из 394 самолетов Тихоокеанского флота США. Этот успех японских ВМС в немалой степени был обусловлен мероприятиями по дезинформации противника. Используя радиоэлектронные средства, японцы имитировали ситуацию, что все их корабли находятся в местах своей дислокации: разместив в местах обычных якорных стоянок радиостанции, организовали ложный радиообмен, а корабли в это время двигались при абсолютном радиомолчании к Пирл-Харбору. У успокоенных американцев в это время не работала ни одна радиолокационная станция, ни береговые, ни корабельные.

Об использовании радиовещания во время Великой Отечественной войны для дезорганизации масс на немецкой территории вспоминал профессор И. С. Гоноровский, автор известного учебника для вузов “Радиотехнические цепи и сигналы”. В Москве ловили передачу немецкой радиостанции, выделяли несущую частоту и на этой частоте вели передачу на Германию. И немецкие радиослушатели, например, вместе с речью министра пропаганды Геббельса слышали и комментарии, оскорбительные как для Геббельса, так и для самого Гитлера. Немецкое командование так и не смогло определить, откуда велась эта радиодиверсия.

Во всех странах во время второй мировой войны велись работы по засекречиванию передаваемой информации и созданию помех для каналов радиосвязи. В декабре 1942 г. вышло постановление Госкомитета обороны (ГКО) “Об организации в Красной Армии специальной службы по забивке немецких радиостанций, действующих на поле боя”, подписанное Сталиным. Ставились по-военному жесткие сроки: на комплектование радиодивизионов – 10 дней, на разработку помеховой радиоаппаратуры – два месяца. Постановление было выполнено, армия получила радиостанцию помех “Пчела”. С 1943 г. до конца войны радиодивизионы подавляли радиосвязь вермахта в звене армия – корпус – дивизия. Особая эффективность проявлялась при создании помех радиосвязи окруженных группировок.

Радиоразведка во время второй мировой войны [24, 66]

Особое внимание уделялось радиоразведке – определению параметров радиосигналов противника, главным образом несущей частоты и места расположения передатчика. Интенсивную радиоразведку во время второй мировой войны вела английская радиовещательная корпорация Би-Би-Си. Она осуществляла радиоперехват практически всех радиотелеграфных передач как противника, так и нейтральных стран. В штате службы радиоперехвата состояло свыше 500 служащих. Перехват радиопередач велся на 30 языках.

В Англии радиоразведывательный приемник и передатчик радиопомех были разработаны к концу 1941 г., но массовое их применение началось несколько позднее, когда широко стала использоваться радиолокационная техника. Радиоразведывательные приемники устанавливались на кораблях и самолетах союзников для предупреждения их об облучении радиолокационными станциями. Иногда такие приемники использовались и как средство организации нападения. Так, приемники, обнаруживавшие излучение радиолокаторов защиты хвоста немецких бомбардировщиков, помогали пилотам истребителей выйти в заднюю полусферу даже в условиях ограниченной видимости и позволяли вести прицельный огонь.

В составе немецких армий были отдельные разведывательные роты, которые оснащались КВ и УКВ радиопеленгаторами и приемниками радиоперехвата. Радиоразведывательные приемники устанавливались и на немецких подводных лодках. Эти приемники перехватывали сигналы радиолокаторов задолго до того, как последние обнаруживали подводную лодку, что давало ей возможность незамеченной погрузиться в воду.

Активные помехи для РЛС [66, 68]

Во второй мировой войне главным объектом воздействия помех были радиолокационные станции. Одними из первых применили помехи для подавления РЛС немцы. В феврале 1942 г. они провели через пролив Ла-Манш три корабля в Северное море под носом у британского флота. Англичане знали о готовящемся переходе и организовали усиленное радиолокационное наблюдение. Однако немцы в течение нескольких недель перед выходом кораблей периодически включали радиопомехи, не предпринимая никаких действий. Тем самым они притупили бдительность персонала английских РЛС. И при очередном включении помех, когда на экранах РЛС ничего нельзя было разобрать, ночью корабли спокойно прошли через пролив.

Успешно применяли помехи и союзники. После того, как англичане стали терпеть большие потери своей бомбардировочной авиации из-за использования немцами РЛС орудийной наводки “Вюрцбург”, было принято решение установить на бомбардировщиках передатчики шумовых помех. Потери англичан значительно уменьшились, пока РЛС “Вюрцбург” не перевели на другую несущую частоту.

В 1942 г. для обнаружения английских бомбардировщиков немцы установили на ночных истребителях радиолокаторы перехвата и прицеливания. Передатчики помех, установленные на английских бомбардировщиках, не обеспечивали эффективного подавления этих радиолокаторов. А иногда и наоборот, летчики немецких истребителей использовали эти передатчики как радиомаяки и выходили на бомбардировщики противника. Поэтому англичане в июне 1944 г. установили на южном побережье Англии сверхмощные передатчики помех “Туба” американского производства. Эти передатчики “ослепляли” радиолокаторы прицеливания и перехвата истребителей еще над территорией Европы и не давали возможности преследовать бомбардировщики.

В Исследовательской лаборатории Гарвардского университета в 1943 г. было разработано несколько типов передатчиков помех для подавления РЛС, в том числе перестраиваемый по частоте AN/APT-2 (“Карпет-1”) для подавления РЛС “Вюрцбург”.

Практически все используемые передатчики помех генерировали непрерывный сигнал, промодулированный по амплитуде шумом. Генерируемые помехи позже в радиолокации стали называть активными, в противоположность пассивным помехам, полученным переизлучением сигнала подавляемой РЛС специально организуемыми отражателями.

Пассивные помехи для РЛС [66, 69]

Впервые пассивные помехи были применены англичанами в июне 1943 г. во время налета на Гамбург. Примерно в то же время пассивные помехи применили и немцы у берегов Нормандии. Вскоре, примерно с декабря 1943 г., пассивные помехи стали интенсивно использовать и американские ВВС.

Рис. 46

Пассивная помеха создавалась облаком металлизированных лент, которые переизлучали сигнал передатчика РЛС. Так как эффективная отражающая поверхность (ЭОП) облака была много больше ЭОП самолета, то на экране радиолокатора отметка от самолета была неразличима на фоне более яркой и занимающей большую площадь помехи. Максимальная мощность помехи получалась, когда длина ленты была равна половине длины волны, на которой работала РЛС. При отклонении длины ленты от указанного размера мощность помехи уменьшалась. Так, ленты длиной около 25 см, предназначенные для создания помех работе станций 50-сантиметрового диапазона волн, слабо воздействовали на станции метрового диапазона.

Кроме лент, выполненных в виде полуволновых отражателей (рис. 46), во время второй мировой войны применялись длинные (до 50 – 100 м) металлизированные ленты (рис. 47), сбрасываемые на небольших парашютиках для увеличения времени их опускания. Такие ленты были удобны тем, что они оказывали влияние сразу на все радиолокационные станции независимо от их диапазона.

Рис. 47

Бороться с пассивными помехами было гораздо сложней, так как перестройка несущей частоты не позволяла освободиться от помехи. Около 90 % радиоинженеров Германии в 1944 – 1945 гг. занимались разработкой приставок к РЛС орудийной наводки “Вюрцбург” для борьбы с пассивными помехами. Была создана приставка череспериодной компенсации. Однако американцы настолько быстро реагировали на контрмеры немцев, что устройства защиты от помех часто не давали ожидаемого эффекта. Например, немецкие приставки защиты от пассивных помех позволяли работать радиолокаторам, когда помеха превышала сигнал в 5 – 6 раз. Союзники увеличили это отношение до 20 – 40.

Применение пассивных помех уменьшило потери английских и американских бомбардировщиков примерно в 2 – 3 раза. За время второй мировой войны союзники сбросили над Германией свыше 20 тыс. т алюминиевой фольги.

Недостаток пассивных помех заключается в малом времени их воздействия на РЛС. Осадки могут ускорить падение лент, ветер отнести их в сторону от нужного направления. Кроме того, нужно иметь в виду, что применение в РЛС схем защиты от пассивных помех может потребовать очень большой концентрации отражателей для создания эффективной помехи.

Во время второй мировой войны пачки металлизированных лент сбрасывались членами экипажей самолетов вручную. Впоследствии процесс сбрасывания дипольных отражателей был автоматизирован. Сначала автомат сбрасывания устанавливался в хвостовой части самолета. С увеличением скорости самолеты – постановщики помех, чтобы скрыть себя, стали сбрасывать диполи главным образом вперед, а также в стороны и вверх. В США для этого использовались и специальные ракеты.

Радиопротиводействие в операции высадки войск союзников в Нормандии [66]

По масштабу применения методов и средств радиопротиводействия операция высадки англо-американских войск в Нормандии (открытие второго фронта) не имела себе равных. Радиоразведка, радиодезинформация, физическое уничтожение радиосредств, радиопомехи – все это использовалось в полной мере и до минимума свело потери войск союзников.

Считая северное побережье Франции наиболее вероятным местом высадки, немцы сконцентрировали на нем крупные военные силы, а также большое количество РЛС различных типов. Местами один радиолокатор приходился на 2 – 2,5 км береговой линии. Радиолокационные станции устанавливались также на всех немецких патрульных самолетах.

В ноябре 1943 г. союзниками был разработан специальный план радиопротиводействия. Поставлена задача: ввести немцев в заблуждение относительно точного времени и места высадки главных сил и привлечь их внимание к районам ложной высадки войск. В ночь накануне дня вторжения, американские и английские самолеты барражировали над побережьем Южной Англии, сбрасывая дипольные отражатели. Это давало на экранах немецких РЛС дальнего обнаружения отметки, создававшие впечатление полета над Ла-Маншем большого количества самолетов.

В день вторжения рано утром союзники организовали вылет из района Дувр по направлению на Кале небольшой группы бомбардировщиков, снабженных передатчиками радиопомех и дипольными отражателями, которые имитировали налет крупных сил бомбардировщиков. В районе Булони на мелких судах, направлявшихся к французскому побережью, были установлены уголковые отражатели, создававшие на экранах радиолокаторов отметки как от больших кораблей типа линкора. Кроме того, артиллерией и ракетами с кораблей выстреливались дипольные отражатели, что создавало впечатление движения большого конвоя. Поверив в реальность отвлекающих мероприятий, немцы основные силы направили к району Булонь.

К началу операции радиоразведкой было определено местонахождение большей части немецких радиолокационных станций на побережье Франции. Накануне высадки они подверглись интенсивной бомбардировке, в результате чего было уничтожено до 80 % РЛС. Во время высадки десанта на истинном направлении около 100 самолетов создавали радиопомехи, которыми удалось полностью засветить экраны оставшихся немецких РЛС. Высадка десанта была успешной. Десантные корабли приблизились к берегу, не подвергшись атаке ни самолетов, ни кораблей. Береговая артиллерия также не могла вести эффективный огонь без радиолокационной поддержки. Из 2127 кораблей, участвовавших в высадке, было потоплено береговой артиллерией только шесть. Были минимальными и человеческие потери, так как в районе высадки главных сил союзников немецкая авиация и войска появились с опозданием от 18 до 48 часов.

Начало разработки генераторов помех для РЛС в СССР [65, 70, 74]

В СССР разработкой передатчиков помех для РЛС стали заниматься фактически уже после окончания Отечественной войны. К этому времени были получены многочисленные сведения о большой роли, которую играла противорадиолокационная техника во второй мировой войне во время боевых действий Англии и США с Германией. Да и послевоенная обстановка была отнюдь не спокойной. США, взорвав атомные бомбы в Хиросиме и Нагасаки, продемонстрировали всему миру свою военную мощь и отдалялись от союзнических отношений с СССР. Это заставило с большим вниманием отнестись к необходимости ускоренного развития противорадиолокационной техники в нашей стране.

Работы по созданию активных помех радиолокационным станциям начались в 1944 г. в НИИ-108. В 1945 г. проводились эксперименты по воздействию помех на работу немецких трофейных РЛС типа “Вюрцбург”, “Фрея” и “Лихтенштейн”. Но в полную силу эта работа стала проводиться после войны.

НИИ-108 был основан в 1943 г. А. И. Бергом для координации работ по радиолокации. После Великой Отечественной войны институту были предоставлены большие валютные средства и его библиотека получила возможность выписывать практически все иностранные журналы по радиолокационной тематике. По репарациям институт получил техническую документацию, аппаратуру, радиодетали и оборудование от фирмы “Телефункен”. А. И. Бергу удалось привлечь в институт высококвалифицированные научные и инженерные кадры. В 1946 – 1947 гг. вышли постановления Совета Министров СССР и ЦК ВКП(б), в которых на ЦНИИ-108 возлагалось выполнение опытно-конструкторской работы по созданию самолетной станции помех-разведки и широкоплановой НИР в области противорадиолокации. Эти первые крупные работы по радиоэлектронному противодействию находились под неусыпным контролем начальника института А. И. Берга и главного инженера А. М. Кугушева.

Разработанная институтом станция помех-разведки ПР-1 предназначалась для установки на бомбардировщике Ту-4 (аналог американского Б-29). Она производила радиоразведку и создавала помехи в двух диапазонах: 9,5 – 10,5 см и 30 см – 2 м. Помеха представляла собой непрерывное колебание с амплитудной шумовой модуляцией с шириной спектра в несколько МГц. Летные испытания, начавшиеся в 1948 г., показали высокую эффективность подавления всех имевшихся тогда в СССР типов зарубежных РЛС. После доработки станция ПР-1 была принята на вооружение.

ЦНИИ-108 был преобразован в ЦНИРТИ и стал головным предприятием по разработке средств радиопротиводействия. В последующих работах по созданию станций помех широко использовались достижения электроники СВЧ. Кроме ряда станций прицельных шумовых помех, разработанных другими организациями и в принципе аналогичных ПР-1, были созданы мощные самолетные станции заградительных помех с использованием широкополосных магнетронов, разработана самолетная станция прицельно-заградительных шумовых помех на лампах обратной волны. Резкий скачок в состоянии и возможностях противорадиолокационной техники наступил с использованием ламп бегущей волны.

Радиовойна [66, 68, 70, 71]

Опыт проведения военных операций во время второй мировой войны и в последующих локальных войнах в Корее и Вьетнаме показал, что минимальных потерь можно добиться только при надлежащей радиотехнической подготовке и сопровождении военных действий. Радиотехнические средства становились чуть ли не главной составляющей успеха военных операций. Если раньше говорилось о радиоразведке, радиоперехвате, создании помех, то теперь речь шла о комплексном использовании этих и других средств, объединенных понятием “радиоэлектронная борьба” (РЭБ) и даже более жестким “радиовойна”. Термин радиоэлектронная война появился после Корейской войны 1951 – 1953 гг.

Радиовойна, как и любая другая война, предполагает единство трех действий: разведки, нападения и обороны. В радиовойне это радиоразведка, радиопротиводействие и контррадиопротиводействие. Радиоразведка заключается в обнаружении радиосигнала, определении его параметров и местоположения источника. Радиопротиводействие – комплекс мер, лишающий радиоэлектронные средства (РЭС) противника способности выполнять свои функции. Контррадиопротиводействие – комплекс мер, обеспечивающих работоспособность своих РЭС при использовании противником средств радиопротиводействия.

В Вооруженных Силах СССР понятие радиоэлектронной борьбы стало использоваться с 1960-х годов. Первый выпуск офицеров специалистов по РЭБ состоялся в 1969 г. в Ленинградской военно-инженерной академии им. А. Ф. Можайского.

Радиотехническая разведка в СССР [66, 68, 70]

Постановка помех и радиоразведка сначала возникли в радиосвязи. Во время Великой Отечественной войны радиодивизионы имели на своем вооружении разведывательные приемники, радиопеленгаторы и станции радиопомех. Хуже обстояло дело в области радиолокации. Как мы уже говорили, самолетная станция помех-разведки ПР-1 была разработана в ЦНИИ-108 только к 1948 г. В ней совмещались операции радиоразведки и генерирования помех. Опыт этой разработки использовался в отраслевых институтах: НИИ-17 Минавиапрома, НИИ-10 Минсудпрома.

В дальнейшем операции радиоразведки и генерирования помех стали разделяться. Системы радиоразведки имеют свою специфику для разных направлений радиотехники и родов войск. Мы ограничимся рассмотрением стратегической радиоразведки в радиолокации.

В СССР первая наземная станция радиотехнической разведки в диапазоне частот радиолокационных сигналов под названием “Пост” была разработана в конце 1940-х – начале 1950-х годов. В фокусе параболического зеркала был помещен рупор, нагруженный на полосовой фильтр с детекторной головкой. Сигнал усиливался приемником прямого усиления и прослушивался головными телефонами. В середине 50-х годов была разработана наземная станция радиотехнической разведки “Пирамида”. Она размещалась в автофургоне и по тому времени была вполне современной. Станция позволяла достаточно точно определять частоту РЛС и все основные параметры излучения. Разведка могла вестись в 3-, 10-, 20-сантиметровом и метровом диапазонах. Станция выпускалась серийно и состояла на вооружении.

Первой самолетной станцией радиоразведки была станция “Ромб”. Размещалась в подвесном контейнере, работала полностью автоматически, вся развединформация регистрировалась и записывалась магнитофонами. Информация таких станций была необходима для выявления диапазонов частот зарубежных РЛС, определения основных параметров и режимов их работы.

Спутниковая (космическая) радиоразведка началась со станции “Куст-12” на основе 12-канального приемника прямого усиления. Принятые сигналы записывались магнитофоном, кассеты с записанными данными сбрасывались на землю в спускаемом аппарате. В следующей станции “Куст-40” передача информации производилась по радиоканалу. Однако, как и “Куст-12”, она позволяла определить только параметры радиосигнала, а расположение радиолокационных станций оценивалось приближенно по координатам спутника.

В 1970-е годы на смену станциям “Куст” пришла система космической глобальной радиотехнической разведки “Целина”. Спутник системы ‘Целина-O” осуществлял анализ и запоминание принятых излучений и полученную информацию через станцию “Трал” сбрасывал на наземную станцию приема. Эта станция размещалась в глубине страны в месте, недоступном для иностранных технических разведок. Принятая информация после обработки ее специальным вычислительным комплексом кодировалась и передавалась в Московский центр управления системой. Здесь она анализировалась и приводилась к виду, удобному для практического использования. За сутки такая информация обновлялась неоднократно и практически была оперативной. Но местоположение источников излучения по-прежнему определялось приближенно по времени прохождения спутника над территорией.

Появившийся на смену ему спутник “Целина-Д” помимо обычной разведывательной радиотехнической информации определял точное направление на источник излучения. Для этого использовался многобазовый фазовый пеленгатор. Ошибка определения местоположения – 1 – 2 км. Темп обновления информации – 2 часа. В конце 1980-х и начале 1990-х годов разведывательная система “Целина-Д” подверглась модернизации и под наименованием “Целина-2” была запущена в 2000 г.

Наибольших успехов в области космической разведки добились США. В 1998 г. Национальное бюро аэрофотосъемки США представило концепцию Joint Vision 2010, цель которой – выйти на такой уровень радиоперехвата, который позволит прослушивать переговоры по мобильным телефонам.

Радио- противодействие [66, 72]

В самом общем смысле радиопротиводействие призвано подавить радиосредства противника и обеспечить успешное выполнение военной операции. Рассмотрим, что требуется в современных условиях для вывода бомбардировщиков в район защищаемой цели.

 

 
Рис. 48

Внимательно рассмотрите рис. 48, на котором показано использование средств РЭБ при налетах американской авиации на объекты Вьетнама. Примерно за сутки перед налетом производилась оперативная разведка радиоэлектронных средств и систем наведения ракет зенитно-ракетных комплексов. Непосредственно перед налетом и во время налета использовались средства радиопротиводействия: подавление ЗРК и РЛС вплоть до их физического уничтожения; создание помех как отдельными самолетами – постановщиками помех, так и постановщиками помех в составе ударной и отвлекающей групп самолетов и использование ложных целей. В данном примере ложной целью являлась отвлекающая группа.

Таким образом, основными операциями радиопротиводействия являются: создание радиопомех, использование ложных целей или других способов затруднения обнаружения защищаемой цели и уничтожение радиоэлектронных средств противника.

Ответные помехи РЛС [66, 70]

Во время второй мировой войны для подавления РЛС наиболее часто использовалась активная помеха в виде непрерывного колебания, промодулированного по амплитуде шумом. В последующем большее внимание уделялось созданию помех, подобных используемому в РЛС сигналу. Такими являются ответные помехи.

Ответная помеха генерируется передатчиком помех в ответ на облучение его сигналом радиолокационной станции. Ответная помеха может быть маскирующей или дезинформирующей. Маскирующая помеха создает на индикаторе РЛС множество ложных отметок, на фоне которых трудно выделить отметку цели. Генератор таких помех в ответ на принятый импульс подавляемой РЛС формирует серию импульсов, по своим параметрам близких к параметрам импульса РЛС.

Дезинформирующие помехи содержат ложную информацию. Таковыми являются уводящие помехи. Помеха, уводящая по дальности, представляет собой переизлученный передатчиком помех импульс РЛС с медленно изменяющейся задержкой. Если в систему слежения за задержкой поступят имеющие одинаковую задержку импульс, отраженный от цели, и импульс помехи большой амплитуды, то при перемещении импульса помехи система перейдет на слежение за помехой и цель будет потеряна.

Для нарушения работы систем автоматического слежения за доплеровским сдвигом частоты используются помехи, уводящие по скорости. Были созданы также помехи, уводящие по угловым координатам. В 1970-е годы стали создавать перенацеливающие помехи на облако дипольных отражателей или на подстилающую поверхность, когда помеховый сигнал от передатчика помех посылается к подавляемой РЛС либо через облако пассивных отражателей, либо через поверхность земли, создавая тем самым помеху, уводящую по направлению.

В СССР одной из первых самолетных станций ответных помех была станция СПС-3М (“Роза-М”), разработанная в 1956 г. Станция создавала для РЛС с коническим сканированием помехи, уводящие по угловым координатам. В 1960-х годах создано семейство станций “Сирень”. В этих станциях реализованы помехи: уводящая по дальности, по скорости, по угловым координатам, мерцающая и ответно-шумовая. В 1974 г. завершена разработка унифицированных самолетных станций ответных помех “Герань”, предназначенных для защиты самолетов от поражения управляемыми ракетами. Кроме помех, создаваемых станциями “Сирень”, реализованы дополнительно следующие виды: доплеровские шумы, поляризационная помеха, помехи, перенацеливающие на облако дипольных отражателей и на подстилающую поверхность, помехи прикрытия маневра и др. Количество видов помех и их комбинаций– 108, а в станциях “Сирень” – 15.

Кроме средств радиопомех, устанавливаемых на самолетах, для преодоления ПВО применяются специальные управляемые ракеты радиопротиводействия, запускаемые с бомбардировщиков. Первой такой американской ракетой (1960 г.) была управляемая ракета класса “воздух – земля” “Грин Квейл” GAM-72. Ракета представляла собой небольшой самолет с коротким фюзеляжем и треугольным крылом, снабженный турбореактивным двигателем. В носовой части ракеты размещена аппаратура помех радиотехническим, акустическим и инфракрасным средствам. После пуска с бомбардировщика ракета летит на некотором удалении от него и создает помехи. Несмотря на небольшие размеры, ракета может создавать на экранах индикаторов РЛС такое же изображение, как большой самолет типа В-52. После выполнения задания каждая ракета уничтожается специальным устройством, срабатывающим по команде, подаваемой с бомбардировщика. Максимальная дальность полета более 360 км.

Помехи системам радиоуправления [64, 66]

Систему радиоуправления можно вывести из строя, воздействуя на нее помехой через любое радиоустройство, снабженное приемной антенной и, следовательно, открытое для помех: радиолокационный измеритель координат (координатор), приемник командной радиолинии и радиовзрыватель.

Впервые управляемые по радио ракеты (планируюшая бомба Hs-293) были применены немцами летом 1943 г. в Бискайском заливе во время высадки десанта, в результате чего был потоплен крупный корабль. Для борьбы с управляемыми ракетами группе радиоспециалистов морской лаборатории США было поручено в кратчайшее время разработать средства радиопомех. Для этого надо было знать характеристики радиосигналов, передаваемых по командной радиолинии. Был разработан разведывательный радиоприемник, с помощью которого установили, что сигнал радиоуправления передавался на частоте 40 МГц, а наведение ракет на цель производилось сигналами, модулированными по амплитуде колебаниями двух частот (см. рис. 43). Разработка передатчиков радиопомех (AN/ARK-8) была закончена в 1944 г., и они были применены американцами при высадке десанта в Нормандии и на юге Франции.

Примером эффективного использования помехи по командной радиолинии является фактическое лишение работоспособности ЗРК С-75 во Вьетнаме в 1967 г. Американцы сумели разработать помеху по этому каналу после того, как им в руки попала аппаратура С-75, брошенная египтянами на Синайском полуострове летом 1967 года. В результате действия помехи нарушалась работа командной линии управления, ракета летела на автопилоте, пока не срабатывала система самоликвидации. Особенно результативным стал для американцев налет на Ханой, осуществленный 15 декабря 1967 г., когда в результате использования помех этого типа было "нейтрализовано" около 90 зенитных ракет. Ни одного самолета во время этого налета сбито не было.

Когда стал понятен характер помехи, ответная мера была найдена быстро. Прямо “на месте" перестроили рабочие частоты ответчиков, установленных на ракетах, и увеличили мощность ответного сигнала. В результате зимой 1968 г. эффективность действия комплексов была восстановлена.

Отечественными специалистами была создана эффективная помеха для американского ЗРК “Хок”, воздействующая на координатор. Израиль закупил у США этот комплекс и использовал его во время военного конфликта с Объединенной Арабской Республикой в конце 1960-х годов. Авиация Египта несла большие потери, и возникла проблема создания эффективных средств помех для ЗРК “Хок”. В этом комплексе использовались пассивная головка самонаведения ракеты и РЛС подсвета цели, излучающая узкополосный непрерывный сигнал. Широкополосная шумовая помеха была неэффективной. Калужским научно-исследовательским радиотехническим институтом (КНИРТИ) была создана станция помех “Смальта”, переизлучавшая сигналы РЛС подсвета ЗРК “Хок”. Станция помех размещалась на земле или вертолете на расстоянии от пускового комплекса ЗРК, недостижимом для ракеты “Хок”. Ракета направлялась на станцию помех и самоликвидировалась, достигнув предельной дальности.

Эффективность наземной станции “Смальта-Н” была подтверждена в октябре 1973 г. при защите сирийских ВВС, бомбивших израильские войска в районе Голанских высот. Под прикрытием станции “Смальта” сирийскими самолетами было совершено более 120 налетов и потерян только один самолет.

Ложные цели [66]

Помимо ракет, снабжаемых аппаратурой создания помех, для маскировки самолетов-бомбардировщиков использовались ложные радиолокационные цели (ракеты-ловушки).В качестве ракеты-ловушки в ВВС США применялась ракета “Файрби”. Чтобы она создавала такое же по интенсивности отражение, как и бомбардировщик, в ее хвостовой части установлена линза Люнеберга.

Появились также буксируемые ловушки и уводящие от самолета пиротехнические и оптические средства помех, предназначенные для борьбы с тепловыми (ИК) и лазерными (оптическими) головками самонаведения.

Уменьшение уровня отраженного сигнала [54, 66, 68, 75]

Ложные цели затрудняют обнаружение истинной цели. Но можно затруднить обнаружение и уменьшением уровня отраженного от цели сигнала.

Для этого немцы во время второй мировой войны использовали противорадиолокационные покрытия. Существует два типа покрытий – интерференционные и поглощающие. В интерференционном покрытии волны, отраженные от наружной и внутренней границ покрытия, компенсируют друг друга в результате интерференции. В поглощающем покрытии отраженная волна намного меньше проникающей внутрь покрытия и рассеиваемой там.

Немцы применяли интерференционные покрытия для перископов подводных лодок. Благодаря такому покрытию они добились к 1944 г. уменьшения мощности отраженного сигнала почти в 400 раз, что привело к снижению дальности радиолокационного обнаружения объектов с такими покрытиями почти в четыре с половиной раза. Однако интерференционные покрытия обеспечивали хорошие результаты только в узком частотном диапазоне, что ограничивало их применение.

В более широкой полосе работают поглощающие покрытия. Немцы исследовали более десятка различных поглощающих материалов, однако все они не обеспечивали достаточно эффективной защиты от радиолокаторов, работавших в широком диапазоне волн.

Помимо уменьшающих отражение покрытий ослабить отраженный сигнал можно и изменением конфигурации отражающего объекта. В 1977 году в США был создан первый самолет-невидимка Lockheed F-117A Night Hawk по технологии “стелс”. В 1992 г. он поступил на вооружение. Конструктор этих самолетов-невидимок Бен Рич признавал, что идею конструкции своего самолета он почерпнул из работы Петра Уфимцева «Метод краевых волн в физической теории дифракции», опубликованной в 1962 году в Москве. А еще один из отцов самолетов-невидимок Алан Браун оценивал вклад теории Уфимцева в создание компьютерных программ “стелс” в 30-40 процентов от общего вклада.

Петр Яковлевич Уфимцев работал в НИИ-108, когда писал эту книгу. Научные и военные круги США были настолько заинтересованы содержанием книги и самим автором, что в 1990 г. попросили его прочитать лекции в качестве “приглашенного профессора” в Калифорнийском университете. Уфимцев в то время работал в Институте радиоэлектроники РАН, руководство не возражало, и с сентября 1990 г. он начал работать в Калифорнийском университете, а потом там и остался.

В СССР теория П. Я. Уфимцева использовалась в работах по снижению эффективной поверхности рассеивания боеголовок межконтинентальных баллистических ракет. В нашей стране самолеты-невидимки не строились, что и к лучшему. Как показал опыт, самолеты-невидимки не оправдали ожиданий, они хорошо обнаруживались в метровом диапазоне волн, и один из F-117 был сбит во время югославского конфликта.

Следует также учитывать, что меры по уменьшению эффективной отражающей поверхности ракеты или самолета еще не обеспечивают их маскировки, так как летательные аппараты можно обнаружить по их следу из ионизированных частиц, которые хорошо отражают радиоволны.

Радиопротиводействие системам ПРО [70, 73]

В 1960-х годах были созданы баллистические ракеты, оснащенные ядерными боеголовками. Проблема доставки ядерного оружия в любую точку земного шара была решена. Появилась новая проблема, ставшая головной болью для США и СССР, как защититься от межконтинентальных баллистических ракет (МБР) – проблема противоракетной обороны (ПРО). Американцы развернули поиски в рамках работы “Сентинел”, а потом приступили к созданию системы ПРО “Сейвгард”. В СССР тоже начались поисковые работы по созданию системы ПРО.

Параллельно стали разрабатываться средства радиопротиводействия системе ПРО. В СССР эта работа была сосредоточена в ЦНИРТИ (бывшем НИИ-108). Использовались практически все известные средства РЭБ. В результате проведенных работ в сотни раз (до 0,1 м2) была уменьшена отражающая поверхность головной части (ГЧ) ракеты. Бόльшая часть траектории полета МБР проходит в верхних слоях атмосферы, в безвоздушном пространстве. На этом участке траектории используются легкие ложные цели с отражающей поверхностью, близкой к отражающей поверхности ГЧ, а также дипольные отражатели, которые из-за разреженности атмосферы движутся с той же скоростью, что и ГЧ. При входе в атмосферу используются плазменные ложные цели, которые не только не отстают от ГЧ, но и содержат пиротехнические составы, полностью повторяющие состав плазмы, которая образуется за ГЧ при вхождении ее в атмосферу. Эти ложные цели работоспособны до высот 50 км. В добавление к этим источникам пассивных помех используются и станции активных помех, генерирующие мощные частотно-модулированные шумовые помехи и следующие в составе боевого порядка по траектории полета защищаемой ГЧ ракеты.

Отечественные ракеты СС-20 (“Сатана”) имели до 10 головных частей и весь перечисленный комплекс средств преодоления ПРО. При существовавшем в 1970 годы уровне радиолокационных средств и вычислительной техники создать эффективную систему ПРО для ракет с такой защитой было невозможно. Специалисты обеих стран, и СССР и США, пришли к выводу о бесперспективности усилий по созданию эффективной системы ПРО. США и СССР заключили договор о неразвертывании систем ПРО, который действовал в течение 30 лет. В 2002 году США в одностороннем порядке вышли из этого договора и приступили к созданию системы ПРО. По имеющейся информации принципиально новых технических решений по системе ПРО пока не появилось.

Уничтожение радиоэлектронных средств [66, 68, 70]

Весьма эффективным средством радиовойны является уничтожение радиоэлектронных средств противника. К концу второй мировой войны на Западном фронте стали применяться специальные средства, обеспечивающие вывод самолетов на радиоэлектронные устройства. Для этого на самолете устанавливалось приводное устройство – радиоприемник с антенной, имеющей узкую диаграмму направленности и позволяющей определить направление на источник радиоизлучения, как правило радиолокационную станцию.

Так, на немецких истребителях устанавливалась приводная аппаратура “Наксос” и “Корфу” сантиметрового диапазона волн, позволявшая выводить их на бортовые радиолокационные станции английских бомбардировщиков, а также аппаратура “Фленсбург” для вывода истребителей на бомбардировщики по работающим на них передатчикам помех.

Американцы применяли приводное устройство AN/APA-4 для вывода истребителей с авианосцев на японские самолеты, оборудованные радиолокационными станциями.

Разрабатывались также реактивные снаряды с пассивными головками самонаведения. В Германии была разработана головка самонаведения “Макс-Р”, предназначенная для наведения зенитных ракет на бортовые радиолокационные станции.

Во время Корейской войны (1951 – 1953 гг.) американцы для защиты своей авиации от зенитного огня применяли средства активных помех, размещенные на специальных самолетах. В ЦНИРТИ был разработан специальный широкополосный пеленгатор, дающий возможность летчику по результатам пеленгации выходить на самолет-помехоноситель на дистанцию ведения обстрела. Станция называлась “Встреча”.

Массовое использование самонаводящихся ракет для уничтожения наземных РЛС началось во время Вьетнамской войны (1965 – 1973 гг.). В марте 1966 г. на американских самолетах появились первые противорадиолокационные ракеты AGM-45 Shrike, предназначенные для уничтожения радиолокаторов ЗРК, а летом во Вьетнам поступили специализированные носители этих ракет – самолеты F-4E Wild Weasel. Эти самолеты были насыщены аппаратурой радиоразведки и радиопротиводействия. Сама ракета Shrike имела очень малую эффективную поверхность и на экранах РЛС часто не наблюдалась, поэтому бороться с ней было очень трудно.

Во время Вьетнамской войны позиции ЗРК подверглись 685 ракетно-бомбовым ударам. Чуть меньше половины из них производилось ракетами Shrike, остальные – бомбами. Из них 241 были успешными. Чтобы в такой ситуации избежать уничтожения, приходилось часто менять позиции. После развертывания ЗРК на новом месте в течение нескольких дней изучалась воздушная обстановка, районы полетов авиации, готовились данные и лишь после этого производилась стрельба. Дальше все решали минуты. Если после пуска ракет в течение сорока минут дивизион не покидал район базирования, то шансов уцелеть практически не оставалось.

Противорадиолокационные ракеты постоянно совершенствуются. Уже в 1968 г., по данным иностранной печати, американской авиацией использовались ракеты “Стандарт АРМ”, имеющие большую скорость полета. В вооруженных силах НАТО для дезорганизации систем управления используются ракеты и бомбы с оптико-электронными системами наведения, что позволяет наносить выборочные точные удары по важнейшим объектам противника. В частности, в локальных войнах применялись ракета с телевизионной системой наведения “Мейверик”, бомбы с лазерной системой наведения “Уоллай” и другое оружие.

В СССР в 1960-е годы тоже были созданы противорадиолокационные ракеты класса “воздух – поверхность”. Крылатая ракета “Х-22П” была снабжена пассивной системой самонаведения “Курс”, обеспечивающей обнаружение и захват цели (РЛС) на удалении до 500 км. Еще одна противорадиолокационная крылатая ракета “КСР-5П” имела дальность полета до 300 км. Для сравнения американские противорадиолокационные ракеты “Шрайк” и “Харм” имели дальность действия 50 – 80 км. Разработка противорадиолокационных ракет не прекращалась и в последующие годы.

Контррадиопротиводействие [66]

К мерам контррадиопротиводействия относятся: уничтожение средств радиопротиводействия противника; радиомаскировка, проводимая с целью затруднить противнику вести радиоразведку, а также защита радиоэлектронных средств от радиопомех. Не останавливаясь на первой мере, поясним подробнее последние.

Радиомаскировка достигается, прежде всего, затруднением обнаружения радиолокационной станции и уменьшением времени приема сигнала (радиолокационного контакта РЛС и разведывательного приемника). Затруднению обнаружения способствовали сужение ширины диаграммы направленности антенны РЛС и уменьшение уровня боковых лепестков. А для уменьшения времени радиолокационного контакта требовалось перевести РЛС в режим быстрого обзора пространства, и сопровождение целей осуществлять по данным обзорного радиолокатора. Такие РЛС стали разрабатываться с 50-х годов прошлого столетия. В них предусматривалась также быстрая перестройка частоты.

Универсальным средством защиты от помех является использование селекции сигналов: пространственной, поляризационной, временной, частотной, амплитудной. Так, частотная селекция используется в радиолокационных системах защиты от пассивных помех. Так как скорость ленточных отражателей много меньше скорости самолета, то для разделения их можно использовать различие в доплеровской частоте, что и делается в системах селекции движущихся целей (СДЦ).

Во время второй мировой войны для защиты от помех радиоэлектронная аппаратура снабжалась специальными устройствами или приставками, которые обеспечивали защиту без дополнительной переделки аппаратуры. Сейчас аппаратура защиты от помех объединяется в единую конструктивную систему с радиоэлектронными средствами, что делает их более надежными и мобильными.

В конце 1980-х годов почти все РЛС ПВО стали отвечать концепции малозаметных РЛС, что выражается в использовании ими широкополосных сигналов, уменьшении на один – два порядка импульсной излучаемой мощности, в адаптации излучаемой мощности к текущим условиям, уменьшении на один – два порядка уровня боковых лепестков. Наряду с этим РЛС стали оснащаться средствами обнаружения атакующих ракет, обеспечивающих выключение излучения при достижении противорадиолокационной ракеты критического рубежа. Также получила развитие техника отвлекающих устройств маскирующего типа.

Антагонистический конфликт РЭС [76, 77]

В 80-е годы прошлого столетия наметился качественно новый подход к взаимодействию средств РЭБ и подавляемых радиоэлектронных средств. К этому времени были созданы средства РЭБ, позволяющие быстро производить оперативную радиоразведку и эффективно подавлять активными и пассивными помехами системы радиолокации, радиосвязи и управления. Были разработаны и средства защиты от помех. В такой ситуации стало необходимым рассматривать подавляемое РЭС и средства РЭБ как единую систему, включающую в себя две противоборствующие стороны.

Взаимодействие подавляемого РЭС и средств РЭБ становится динамическим, реагирующим на поведение друг друга. Например, чтобы подавить РЛС, средства РЭБ должны провести радиоразведку – определить параметры зондирующего сигнала РЛС, выбрать наиболее эффективную помеху или комплекс помех и излучить их. В подавляемой РЛС, в свою очередь, должны быть средства радиоразведки, позволяющие определить тип и параметры помехи, выбора способа защиты от помех и изменения параметров зондирующего сигнала. Так как параметры сигнала РЛС изменились, то помеха стала неэффективной и средства РЭБ должны обеспечить излучение другой, более эффективной помехи. И т.д. Возникает протекающая во времени игровая ситуация. Анализом поведения сторон в этой ситуации занимается конфликтная радиолокация.

На рубеже ХХ – ХХI веков радиоэлектронную борьбу стали рассматривать как одну из составляющих информационной борьбы. Целью информационной борьбы является достижение информационного превосходства. Информационное превосходство – это необходимое условие эффективного и устойчивого управления всеми своими силами и средствами, а также рефлексивного управления противостоящей стороной в выгодных для себя направлениях.

Электромагнитная совместимость [78, 79]

Конфликт РЭС может быть и неантагонистическим, когда радиоэлектронные средства непреднамеренно создают помехи друг другу. Неантагонистический конфликт разрешается путем взаимной договоренности. Одновременно работающие в ограниченном объеме пространства РЭС должны обладать электромагнитной совместимостью, чтобы не создавать друг другу помехи.

Электромагнитная совместимость радиоэлектронного средства – это его способность функционировать совместно и одновременно с другими РЭС при возможном действии непреднамеренных электромагнитных помех, не создавая при этом недопустимых помех другим РЭС. Видим, что для электромагнитной совместимости РЭС требуется, во-первых, чтобы они не создавали помех друг другу, то есть работали в различных диапазонах волн, и, во-вторых, были защищены от непреднамеренных электромагнитных помех, создаваемых любыми источниками.

Распределением всего диапазона радиоволн по отдельным направлениям его использования специалисты промышленно развитых стран озаботились почти сразу же после появления связных радиостанций. Первая международная конференция по распределению радиоканалов в диапазонах длинных и средних волн состоялась в Берлине в 1906 г. На этой конференции был выделен радиоканал для сигнала бедствия SOS. Далее подобные конференции проводились по мере освоения новых диапазонов частот. В 1927 г. был распределен диапазон частот 10 кГц …60 МГц (λ = 5 м), в 1947 г. верхняя граница диапазона достигла 40 ГГц (7,5 мм), а в 1971 г. –275 ГГц (1,1 мм). Условной верхней границей радиочастот принята частота 3000 ГГц (0,1 мм).

Согласованные международные решения по использованию радиочастотного спектра (РЧС) вырабатываются Международным союзом электросвязи (МСЭ) и оформляются в виде сборника документов “Регламент радиосвязи”. Первый регламент радиосвязи был разработан в 1959 г. и дополнялся последующими соглашениями. В 1979 г. состоялась Всемирная административная радиоконференция (ВАРК-79) с участием 142 стран, которая уточнила содержание этого важного сборника международных документов.

Каждая страна на основании международных документов разрабатывает свои национальные документы по распределению РЧС. Первый в мире национальный закон об использовании РЧС был принят в США в 1912 г. В России такого закона нет до сих пор. В СССР необходимость его не ощущалась, так как практически весь РЧС использовался государственными структурами (только 4 % РЧС предназначалось для использования гражданскими радиосредствами). В настоящее время распределение РЧС находится в ведении Государственной комиссии по радиочастотам (ГКРЧ). Одна из главных проблем, стоящих в настоящее время перед ГКРЧ, –максимально сблизить распределение и условия использования РЧС в России и в Европе. В противном случае возникнут большие трудности при переходе на цифровое телевизионное и радиовещание.

Помехи для РЭС могут создавать другие радиоэлектронные средства, разнообразные электротехнические устройства (электрические сети, коммутационные устройства, двигатели и пр.) и окружающая среда (атмосферные помехи, космический шум). Соответственно помехи называют станционными, индустриальными и естественными.

Существуют многочисленные нормативы на станционные помехи. Например, требования к стабильности частоты передатчика, внеполосному излучению и т. п. За выполнением норм использования РЭС следит служба радиоконтроля.

Исследование индустриальных помех и методов борьбы с ними началось в 1920-е годы. В 1933 г. в Париже состоялась международная конференция по проблемам разработки норм и методов измерения индустриальных помех. На этой конференции был образован Международный специальный комитет по радиопомехам (СИСПР), входящий в состав Международной электротехнической комиссии (МЭК). СССР стал членом СИСПР в 1947 г. Сегодня 35 стран являются его членами.

Особенно остро стоит проблема электромагнитной совместимости, когда в небольшом объеме сосредоточено большое количество разнообразных РЭС. Это характерно для кораблей и самолетов.




Не нашли, что искали? Воспользуйтесь поиском:

vikidalka.ru - 2015-2018 год. Все права принадлежат их авторам! Нарушение авторских прав | Нарушение персональных данных